ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ РАЗДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

Проблема государственной власти возникла еще в период зарождения первых государственных объединений. С развитием общества и государства она не утратила свою актуальность, на сегодняшний день возникают новые условия и вопросы, требующие ее детального исследования.

Современный период развития Республики Казахстан характеризуется обретением независимости, утверждением и расширением демократии. До этого продолжалось семидесятилетнее правление Коммунистической партии, когда государственная власть принадлежала одной партии, решения которой проводились централизованно. В этих условиях законодательная и исполнительная власть действовали совместно, а это было благоприятным условием для установления тоталитарного режима правления.

Процесс отказа от тоталитаризма привел к поиску новых форм правления, которые должны были значительно отличаться от старой командно-административной системы. Прежде всего это было связано с тем, что для государства права и свободы человека стали высшей ценностью, и они гарантированы Основным Законом, а власть выступает гарантом законности. Это предполагало решение сложных и трудных проблем, так как провозглашение принципов демократии, признание человека, его прав высшей ценностью еще не обеспечивают того, что права человека будут гарантироваться и в одночасье будет создано правовое государство.

Следует признать, что в настоящее время в Республике Казахстан происходят процессы глубоких экономических, социальных преобразований, связанных с установлением и развитием рыночных отношений. Наряду с этими процессами происходит также политическое реформирование общества, которое привело к развитию демократии, установлению президентской формы правления, к большим успехам в создании правового государства.

В ст. 3 Конституции Республики Казахстан 1995 г. говорится, что народ, являясь источником государственной власти, осуществляет ее непосредственно через республиканский референдум и свободные выборы, а также делегирует осуществление власти государственным органам. Содержание этой статьи свидетельствует о том, что в данном случае речь идет о механизме осуществления власти. По этому поводу В.Г.Вишняков пишет, что механизм публичной власти материализуется не только в государственной власти. При этом публичная власть, с его точки зрения, шире понятия «государственная власть». «Государственные органы, — пишет он, — осуществляют публичную власть «осо

бого рода», и она не совпадает непосредственно с обществом, с населением. В систему публичной власти в широком смысле входят разного рода общественные организации и объединения (партии, союзы, движения, организации общественного самоуправления и самодеятельности и др.), выступающие как организации непосредственно самого общества»1. В русле рассматриваемого признака правового государства, на наш взгляд, заслуживает внимания мнение Ю.А.Дмитриева, который отмечает, что «отличительной чертой государственной власти в демократическом правовом государстве являются правовые рамки его функционирования. Государственная власть может осуществиться только в форме, установленной законом... Введение правовых ограничений на действия государственной власти освобождает поле для проявлений других видов власти, в частности политической»2. При этом среди названных различий между государственной и политической властью, на наш взгляд, следует выделить второе. В частности, речь идет о том, что политическая и государственная власть имеют разные поля для реализации своих полномочий. При этом полем действия государственной власти является собственно государство и его органы. Власть государства распространяется на гражданское общество лишь в части установления правовых норм, обеспечивающих его нормальное функционирование. А полем реализации политической власти, наоборот, выступает преимущественно гражданское общество. Политическая власть выходит за рамки гражданского общества только тогда, когда необходимо воздействие на процесс формирования государственных органов или давление на них.

Учитывая, что в настоящее время Казахстан обладает суверенитетом, а также конституционно созданными условиями для реализации принципов современного демократического государства, то можно сказать, что в республике идет активный процесс по формированию правового государства. Если же говорить о суверенитете правового государства, то заметим, что он предполагает верховенство государственной власти и господство права. Дело в том, что суверенитет предполагает правовую организацию верховенства государственной власти, определение правового статуса и процедуры работы всех государственных органов, установление правового положения личности, общественных объединений, всех составляющих гражданское общество. Господство права, в свою очередь, может быть осуществлено лишь системой суверенной государственной власти, которая сама организована на правовых началах и обеспечивает признание и реализацию требований права как в различных направлениях своей деятельности (законодательной, исполнительной, судебной), так и во всех сферах политической и общественной жизни.

Господство права предполагает, по мнению В.С.Нерсесянца, сочетание двух аспектов: 1) инсти-туциально-правового — в форме правовой организации системы государственных властей; 2) нормативно-правового — в виде верховенства правового закона. Такое господство права, по сути, идентично правовой государственности и достижимо лишь в его пределах3.

Следует отметить, что проблема формирования правового государства в любой стране имеет свои особенности. Прежде всего, это разработка самой идеи правового государства, а также учет хотя непродолжительной, но уже имеющейся политической практики по осуществлению этой идеи.

На сегодняшний день одним из аспектов политического реформирования государственной власти и управления на пути построения правового государства является утверждение принципа разделения государственной власти — одно из важнейших условий для создания демократического и правового государства. Становление и развитие данного конституционного принципа имеет пока еще небольшую историю.

Конституционное развитие Казахстана показывает, что идея создания правового государства впервые была провозглашена в Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР от 25 октября 1990 г. Причем здесь же среди главных принципов был провозглашен и принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Что касается времени пребывания Казахстана в составе СССР, то можно сказать, что поскольку все конституционные положения союзных республик совпадали и определялись конституционными изменениями и дополнениями на уровне Союза ССР с учетом содержания Конституции СССР, то в силу известных обстоятельств никакой речи о разделении властей не шло и не могло идти. Объективности ради заметим, что с изменениями, внесенными в Основной Закон СССР в 1988 г., была предпринята попытка закрепить принцип разделения властей. Однако конституционное развитие Советского государства шло по пути формального, а не фактического разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную ветви.

Конституция 1995 г., закрепляя принцип разделения властей, регулирует деятельность независимых, с функциональными особенностями, законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. При этом каждая из ветвей обладает самостоятельностью и равными возможностями в осу

ществлении государственной власти. Этому способствует закрепленный в Конституции 1995 г. механизм «сдержек и противовесов», который является неразрывной частью принципа разделения властей, гарантирующего осуществление компетенции органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Таким образом, Конституция 1995 г. закрепляет идею, в соответствии с которой предпочтение отдается не какой-либо из ветвей власти, а, наоборот, предполагается их постоянное взаимодействие и гармоничное развитие.

В силу конституционных положений Президент, являясь главой государства, олицетворяет и обеспечивает государственную целостность и единство, эффективность функционирования законодательной, исполнительной и судебной власти. Он, в соответствии со ст. 40 Конституции, играет важнейшую роль в обеспечении взаимодействия и согласованного функционирования трех ветвей власти. Как справедливо отмечал Н.Шаекенов: «Между ветвями власти должен быть диалог, ограниченный правовыми рамками Конституции, законов и регламента. Есть единственный способ вести дискуссии в цивилизованном русле — правовая процедура. А арбитром в дискуссиях между Парламентом и Правительством является Президент»4.

В республике впервые создан двухпалатный Парламент, олицетворяющий законодательную власть. Он является постоянно действующим, работающим на профессиональной основе органом государства. Учреждение двухпалатной структуры Парламента способствовало повышению уровня подготовки и качества законопроектов.

В Конституции 1995 г. обновлен статус Правительства. Теперь это орган, олицетворяющий исполнительную власть, возглавляет систему исполнительных органов и осуществляет руководство их деятельностью. В связи с изменением статуса Президента расширены полномочия Премьер-Министра, который формирует Правительство, ему доверено самому набирать команду единомышленников.

Путем объединения общих и арбитражных судов установлена единая система судов, основанная на общих принципах деятельности, созданы условия для утверждения единых подходов к формированию юридической практики, правовой политики в республике. Если же говорить об эффективности осуществления судами судебной власти, то этому должны способствовать истинная их независимость от других ветвей власти и подчинение только закону.

Разделение полномочий (разделение властей) между государственными органами предполагает разделение функций по осуществлению власти, а не самой государственной власти, которая едина и принадлежит народу (ст. 3.1 Конституции). Целью принципа разделения власти должно быть четкое определение правового статуса органов государственной власти, рациональное распределение между ними функций и полномочий. Иначе говоря, не допускается сосредоточения всей власти в одной из ветвей и, таким образом, установления ее единовластия. В данном случае достижение цели происходит в конституционном закреплении правовых гарантий и механизмов, в системе «сдержек и противовесов».

Власть, таким образом, не становится принадлежностью конкретного лица, конкретного органа. Статья 3.3 Конституции закрепляет: «Никто не может присваивать власть в Казахстане. Присвоение власти преследуется по закону». В настоящее время деятельность органов соответствующих ветвей власти регулируется в первую очередь Конституцией Республики Казахстан 1995 г., а также Конституционными законами Республики Казахстан «О Парламенте Республики Казахстан и статусе его депутатов» от 16 октября 1995 г., «О Правительстве Республики Казахстан» от 18 декабря 1995 г., «О судебной системе и статусе судей в Республике Казахстан» от 25 декабря 2000 г., «О Президенте Республики Казахстан» от 26 декабря 1995 г. Данные нормативные акты подробно регулируют компетенцию, порядок деятельности законодательной, исполнительной и судебной власти, позволяют им наиболее эффективно выполнять вмененные им функции, а также определяют пределы компромиссных отношений во имя достижения взаимопомощи и согласия всех ветвей власти.

Резюмируя вышеизложенное, необходимо отметить, что правовым государством можно считать то, которое в своей деятельности осуществляет принцип разделения власти. Четкое разделение государственных органов в соответствии с назначением и функциями на органы законодательной, исполнительной и судебной власти подчиняет государственную власть в целом как интересам гражданского общества, так и потребностям отдельной личности в обществе. Поэтому разделение властей справедливо оценивают как показатель развитости права и государства, организованное выражение правового характера государства, необходимую предпосылку для режима безусловного господства права и правовой защищенности.

Не подлежит сомнению тот факт, что так понимаемый принцип «разделения властей», лежащий в основе функционирования правового государства, оказывает существенное влияние на характеристику конституционного строя и политической системы общества. Данный конституционный принцип обладает статусом общесоциальной ценности, так как способствует созданию подлинно демократического и свободного общества в Казахстане. Реализация принципа разделения властей представляет собой определенный этап в движении к правовому государству. Выполнение в полном объеме функций по осуществлению государственной власти, каждой из её ветвей, всецело способствует формированию правового государства в Казахстане.

Фамилия автора: Р.М.Шаекин Р М
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика