ВЛИЯНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ФАКТОРОВ НА ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ В КАЗАХСТАНЕ

С первых моментов своей истории христианство распространяется на Восток и Северо-восток. Древние корни христианства в Казахстане и Средней Азии восходят ко II-III вв. [1]. Его распространение на этой территории связано с притоком гонимого христианского населения Сирии, Палестины и Ирана [2. С. 137-138]. Миграционные потоки христианского населения в этот регион были самым тесным образом связаны с важнейшими трансконтинентальными трассами торгово-дипломатических путей, среди которых особое место занимал Великий Шелковый Путь [1. С. 19-26]. Этим путем шѐл обмен не только достижениями в области экономики, техники, науки, но и контакт духовных культур и идеологий. “Сухопутные трассы этого пути проходили через Индию и Иран, страны Средней Азии, постепенно смещаясь с юга из Бактрии, в центральные районы – Фергану, Согд, а затем и в более северные регионы через Чач (Ташкентский оазис) в степные кочевые районы южного Казахстана, Семиречья и Сибири” [1. С. 20].
Исследователи выделяют два обстоятельства, сыгравших важнейшую роль в проникновении христианства в регион – это “направления торговых путей и преследования, которым подвергались в своих коренных землях верующие” [1. С. 22].
Северное направление Великого Шелкового Пути к VI-VII вв. переместилось на территорию Южного Казахстана и Семиречья, где находились центры Западно-тюркской империи [1. С. 96]. В этот период исследователи отмечают бурное развитие городов Отрар, Испиджеб, Тараз, Навакет, Суяб. К VII-VIII вв. во многих городах Южного Казахстана существовали христианские церкви. Археологические раскопки
свидетельствуют о мощном следе, оставленном здесь христианской культурой [1. С. 96-100]. Причем эта культура не оставалась замкнутой, ее влиянию оказалось подверженным и местное тюркское население, и чем свидетельствуют факты обращения в христианство не только отдельных представителей местной знати, но и целых племен.
Миграционные потоки верующего христианского населения в Южный Казахстан и Семиречье стали основой формирования христианства в этом регионе начиная с VI-VII вв. и основным фактором его распространения вплоть до XIII-XIV вв.
В XIII-XIV вв. особую роль в распространении христианства на этой территории сыграли католические миссии, прежде всего миссионеров-францисканцев. Следует назвать имена путешественников Иоанна де План Карпино, Гистома де Рубрука, многочисленных миссионеров-дипломатов, в том числе Иоанна де Монтекорвино и др. Многие миссионеры стали первыми христианскими мучениками на Востоке. В этот период данный регион стал объектом особого внимания римских Пап [3. С. 10-19]. При Папе Иоанне XХII средневековые миссии достигают своего апогея [2. С. 145-178]. Следует отметить, что миссии носили как временный (краткосрочные визиты миссионеров), так и постоянный (длительное присутствие миссионеров) характер. В последующий период происходит спад активности миссионерской деятельности, наблюдается вытеснение христианства (как и других религий) исламом.
Таким образом, миграционный фактор стал основополагающим на данном этапе истории христианства на территории Казахстана. Христианство было привнесено миграционным потоком верующих и нашло дальнейшее распространение и развитие в ходе миссионерской деятельности Церкви.
В XVIII-первой половине XIX вв. отмечается прибытие в регион отдельных представителей католического вероисповедания (военные, горные мастера, инженеры, исследователи, политические ссыльные и др.), большей частью немецкого и польского происхождения. Но их численность была незначительной и, если имеются сведения о том, что лютеране, проживавшие в этот период в Казахстане, обслуживались разъездными пасторами Сибири (Барнаул, Омск, Оренбург), то о католиках таких сведений нет [4. С. 52-64].
Совершенно новый этап в истории Католической Церкви в Казахстане связан со второй половиной XIX - началом XX вв., когда в условиях переселенческого движения наблюдается постепенный рост миграционного потока населения в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. В этом миграционном потоке были представлены и католики – немцы, поляки, литовцы.
Конфессиональная структура немецкого населения России конца XIX в. имела прямую проекцию на структуру немецкого переселенческого населения, прибывающего в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Немцы-переселенцы из центральных регионов России принадлежали преимущественно к лютеранскому вероисповеданию (около 2/3). Численность немцев-католиков была гораздо ниже [4. С. 56-57].
Особенности расселения прибывающего населения определили возникновение однородных в конфессиональном отношении польских, немецких, литовских посѐлков. Особенно чѐтко конфессиональная обособленность прослеживалась у немецких переселенцев. Как и в «материнских» колониях лютеране традиционно селились с лютеранами, католики с католиками, менониты с менонитами. Причѐм исследователи отмечают, что, к примеру, «в противоположность лютеранам, немцы-католики повсеместно являлись жителями крестьянских селений и почти полностью отсутствовали в конфессионально-демографической структуре населения казахстанских городов» [4. С. 57].
Католические селения поляков и немцев располагались преимущественно на территории Кокчетавского уезда Акмолинской области, Кустанайского уезда Тургайской области, где наблюдалась относительная компактность их размещения («гнездовой принцип» расселения) [5. С. 25]. В то же время отмечались факты возникновения разрозненных поселений католиков, например, на территории современной Восточно-Казахстанской области наряду с «гнездовыми» поселениями лютеран имелись единичнве католические посѐлки Екатериновка [6. С. 17], Переменовское (Мариенбург) [7. С. 537].
Исследователи отмечают, что, в сравнении с лютеранами, «успехи католической конфессии в Казахстане и Средней Азии были в дореволюционном прошлом гораздо менее
значительными, что объясняется не только относительной малочисленностью местных католических общин, но и тесной увязкой проблемы обеспечения религиозных нужд пришлых католиков (подавляющее большинство их были поляками по национальности) на уровне еѐ административно-практического разрешения, с болезненным для русских чиновников вопросом «польского сепаратизма» во внутренней жизни империи» [4. С. 59]. Определѐнную роль сыграла и политика по «ограничению немецкого землевладения» [5. С.20]. Тем не менее, к началу ХХ в. во многих католических посѐлках, основанных польскими и немецкими переселенцами, имелись собственные храмы, часовни, молитвенные дома.
«В конце XIX в. в Кустанае существовал католический храм, филиал Омского прихода. В начале ХХ в. священники из прихода в Кустанае служили также в Акмолинском и Семипалатинском районах, с колониями польских и немецких переселенцев-католиков. К 1917 г. Кустанайский приход насчитывал 6 тысяч католиков, 8 молитвенных домов. В Петропавловском и Кокчетавском уездах проживало около 5 тысяч католиков польского, немецкого и литовского происхождения. В Петропавловском уезде существовала церковь Пресвятейшего Сердца Иисуса, часовни находились в пос. Стеселовка и Келлеровка. Все эти церковные структуры входили в состав Омского деканата. В 1905 – 1923 гг. в г. Верном (Алма-Ата) действовала католическая часовня, приписанная к Ташкентскому деканату» [8. С. 667-668]. Немецкие католические селения Тургайской области находились в ведении Оренбургского римско-католического прихода. Для католиков Туркестана в 1905 г. был построен костѐл в Ташкенте.
Исследователи отмечают, что «локальные и дисперсные группы немцев–католиков не получили в дореволюционный период строгой религиозной организации» [4]. Решающим во многих отношениях стал миграционный фактор: он определил собственно численность католического населения в регионе, удельный вес (уже изначально доля католиков в составе прибывших групп переселенцев была значительно ниже); особенности расселения прибывших мигрантов, определили основные регионы распространения Католической Церкви в Казахстане.
С прибытием переселенцев-католиков связаны первые страницы качественно нового этапа истории Католической Церкви в Казахстане. Католическая вера вновь появляется здесь вместе со своими носителями – переселенцами польского и немецкого происхождения, отличавшимися довольно высокой степенью религиозности. В дальнейшем зародившиеся структуры Католической Церкви охватывали преимущественно именно эти группы населения. Факты распространения католической веры среди окружающего населения (за редким исключением) практически не имели места.
Таким образом, зарождение и становление Католической Церкви в Казахстане было связано именно с миграционными процессами, имевшими место в конце XIX – начале XX вв..
Эмиграционные процессы 1920-х гг., (прежде всего, среди немецкого населения), вызванные экономическим и политическим натиском советских властей на деревню, стали причиной некоторого сокращения численности католиков. Но последствия этих процессов не были столь значительны, т. к. эмиграционным движением, большей частью, были охвачены менониты [9. С. 30-72]. В то же время наблюдался некоторый приток католического населения в составе прибывающего ссыльного и высланного населения (раскулаченные, политические ссыльные и др.).
Следующий этап истории католичества в Казахстане связан с 30 – 40 гг. ХХ в.. Значительный приток населения католического вероисповедания в Казахстан наблюдался в 1936 г., в ходе насильственного переселения поляков и немцев из пограничных районов Украинской ССР согласно Постановления» О переселении лиц польской национальности из Украинской ССР (политически неблагонадежный элемент)» от 27 апреля 1936 г. [10. С. 85]. Всего было депортировано 14048 хозяйств, 63976 человек [9. С. 85]. Подавляющее большенство переселенцев принадлежали к католическому вероисповеданию. Практически поголовно католиками были поляки, составившие 75,7 % выселенных (48430 человек). Немцы составили 23,8% (14970 человек), украинцы – 0,8% (512 человек) [9. С. 85]. Основными районами размещения депортированного населения стали Северо-Казахстанская(12008 хозяйств) и Карагандинская (2040 хозяйств) области [10. С 224]. Эти области стали основными регионами относительно компактного проживания католического населения. Учитывая при этом особенности расселения переселенцев, а именно размещение их большей частью в новых поселках (более 11 тысяч хозяйств) [10. С. 224], можно говорить об увеличении числа моноконфессиональных поселков. В старых колхозах было размещено немногим более 3 тысяч хозяйств[10. С. 224].
Новая миграционная волна притока католического населения в Казахстан связана с массовой депортацией немецкого населения в 1941 г., когда на территорию региона прибыло около 400 тысяч немцев-спецпереселенцев [11]. Установить точное число католиков среди них не представляется возможным, но, исходя из традиционной конфессиональной структуры немецкого населения, можно предположить, что доля католиков составляла порядка 1/3. Это был самый мощный миграционный приток католиков в Казахстан, в ходе которого значительно возросла общая численность лиц католического вероисповедания и существенно расширилась территория расселения [11]. Особенности размещения прибывшего депортированного населения [11] обусловили нарушение традиционного моноконфессионального принципа проживания католического населения в целом, и в Казахстане - в частности. Часто немцы-католики оказывались в сѐлах не только с русским и казахским населением, но и с немцами-лютеранами и менонитами [13].
Таким образом, миграционный фактор (насильственное выселение) стал основной причиной увеличения численности католического населения в Казахстане. Однако количественные изменения не позволяют говорить о качественном росте и развитии Католической Церкви в регионе. На протяжении почти целого полувека католики Казахстана не будут иметь возможности для свободного вероисповедания. Их уделом будет так называемая «катакомбная церковь» [14. С. 110] – тайная вера и молитвенные собрания в группах на дому [15]. Люди старшего поколения пытались сохранить свою веру и передать детям [15]. Известны многочисленные факты крещения в домашних условиях, когда в отсутствии священника обряд совершался бабушками.
Лишь в 80-е гг. стали возможными первые попыткивозрождения Католической Церкви, прежде всего, в Караганде [14. С. 112-113]. Реально о возрождении Католической Церкви в Казахстане можно говорить лишь применительно к 90-м гг., когда стали регистрироваться католические общины, строиться новые церкви и часовни и оформилась церковная структура. 13 апреля 1991 г. Ватиканом была учреждена Апостольская Администратура Казахстана [16]. 90-е гг. стали временем возрождения веры, активного пробуждения религиозного сознания людей, их возвращения к Богу [17]. Огромную роль в этом процессе сыграли католические миссионеры, прибывшие в Казахстан из стран Западной и Восточной Европы (Германия, Италия, Польша, Словакия и др.). Их самоотверженное миссионерское служение (миссионеры живут и работают здесь по 5-10 и более лет) помогло и помогает вернуть веру сотням тысяч людей. В условиях отсутствия местных «духовных кадров» деятельность миссионеров является одним из важных факторов возрождения и развития Католической Церкви в Казахстане [18]. Этот период по праву ознаменовал собой качественно новый этап в истории Католической Церкви на этой земле. В 1994 г. в Казахстане было 40 католических приходов и 26 священников. К 1998 г. число зарегистрированных католических общин составило 77 [8. С. 671-672]. И на этом этапе миграционному фактору в очередной раз суждено было сыграть значительную роль. Речь идѐт о процессе массовой эмиграции, прежде всего немецкого, а также польского населения в Германию, Россию и Польшу. Этот процесс самым непосредственным образом затронул все католические приходы Казахстана. Массовая лавинообразная эмиграция немецкого населения нанесла ощутимый удар по возродившейся Католической Церкви, лишив еѐ значительной части прихожан. К 1999 г. численность немецкого населения Казахстана в сравнении с 1989 г. сократилась почти на 600 тысяч. Отрицательное сальдо прироста составило 62,7 %[19]. Последствия процессов такого масштаба были весьма значительными. О том насколько серьѐзными были эти последствия для Католической Церкви России, Казахстана и Средней Азии свидетельствует обращение Архиепископа Тадеуша Кондрусевича, Епископов Иосифа Верта и Яна Павла Ленги: « Мы, епископы Католической Церкви на территории России, Казахстана и Средней Азии разделяем с Вами радость о тех грандиозных позитивных изменениях, которые произошли на закате второго тысячелетия в наших странах и во всѐм мире. Это, прежде всего, крах тоталитарных режимов и обретение народами религиозных свобод. Мы разделяем с Вами также тревогу и заботу в связи с теми трудностями, которые сопровождают этот переходный период и молим Бога, чтобы «сократил те дни… ради избранных своих» (Мф. 24,22). Для той части нашей паствы, которая относится к немецкой национальности это, прежде всего, болезненный процесс переезда в Германию. Мы искренне сожалеем о Вашем выезде. Потеря такого большого числа наших ревностных прихожан болезненно сказывается на жизни наших католических приходов. Мы одновременно осознаѐм те глубинные причины, заставляющие Вас сделать этот тяжѐлый выбор, и полностью признаѐм за Вами свободу такого выбора. Вместе с тем, мы приветствуем каждое смелое решение остаться здесь, и внести свою лепту в дело всестороннего возрождения наших стран и народов. Исход народов из поверженных в глубокий кризис стран, не является решением самих проблем. Нужны люди, готовые молиться и работать для лучшего будущего» [20. С. 5]. Печальные последствия имела не только сама эмиграция, но и предшествовавшие ей эмиграционные настроения. В своѐм обращении епископы отмечают: «Мы знаем о таких печальных явлениях, когда семья, ожидающая выезда, уже задолго до этого как бы сама исключает себя из общества, дети месяцами не ходят в школу. И даже взрослые не могут заставить себя заниматься обычными делами, а последние недели часто проходят в расточительных проводах с обильным употреблением спиртного. Это может привести к деградации всей нации, так как процесс выезда немцев затягивается на долгие годы…» [20. С. 5]. В обращении епископов звучит призыв к прихожанам-немцам «не праздно ожидать дня и часа выезда, а усердно готовить себя для будущей жизни в Германии. Следует как можно интенсивнее использовать это время для своего всестороннего самосовершенствования, что является основной задачей человека в земной жизни вообще… Мы как пастыри Церкви призываем к работе над своим духовным совершенствованием. После восстановления в 1990-е гг. церковных структур в бывшем СССР, во многих городах восстановлены и действуют католические приходы, которые обслуживают католические священники. Более тесно приобщайтесь к религиозной жизни вашего прихода: участвуйте в воскресной Мессе, часто приступайте к Таинствам Исповеди и Святому Причастию. По прибытию в Германию, Вас тоже ожидают там католические священнослужители, специально назначенные для Вашего духовного оформления в первый трудный период адаптации… Мы верим, что, пройдя все испытания и преследования атеистического режима, Вы и там явитесь тихим, скромным примером верности Богу и Церкви» [20. С. 5].
Миграционный фактор в течение целого ряда лет был определяющим в истории практически всех католических приходов Казахстана. Причѐм процесс эмиграции, как мы видели, имел своим следствием не только мощное сокращение численности католиков во всех областях Казахстана, но и изменение морального облика части прихожан. Проблема эмиграции стала центральной проблемой в жизни большинства приходов и позиция Церкви по отношению к ней, прежде всего, в морально-нравственном аспекте заслуживает особого внимания. Потери, понесѐнные Католической Церковью в результате эмиграции, остаются невосполнимыми и по сей день.
В настоящее время католические общины Казахстана многонациональны. Большинство казахстанских католиков – поляки, немцы, украинцы, существует корейская община и небольшое число принявших католичество казахов [8. С. 671]. Согласно статистике Католической Церкви, по состоянию на 2005 г. в Казахстане существует 1 Архиепархия, 2 Епархии, 1 Апостольская Администратура, 60 приходов, 3 епископа, 26 епархиальных священников, 17 монахов-священников, 19 монахов, 40 монахинь. Число католиков латинского обряда – 300 тысяч человек [8. С. 672].
Таким образом, мы видим, что миграционные факторы играли значительную роль в истории Католической Церкви в Казахстане, на отдельных этапах еѐ развития они даже становились решающими. Роль миграционных факторов на современном этапе развития Католической Церкви Казахстана уже не так значительна.

Статья опубликована в сборнике: Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях. Сб. науч. трудов VII международной научной конференции. Усть-Каменогорск, 2006. С. 54-61. ISBN 9965-704-85-6

Примечания
1. Из истории древних культов Средней Азии. Христианство. Ташкент, 1994.
2. Приходько Грегор. История христианства в Казахстане и Средней Азии в Средние века //Шченсный Анджей. Отцы Церкви. Отцы наших отцов. Мы дети нашего Отца. Караганда, 2000. С. 135-181.
3. Приходько Грегор. Римские первосвященники и Казахстан //Визит Святейшего Отца Иоанна Павла II в Казахстан. Караганда, 2001. С. 10-19.
4. Ерофеева И. В. Конфессиональные процессы среди немецкого населения во второй половине XVIII – начале ХХ вв. //История немцев Центральной Азии. Материалы международной научной конференции. Алматы, 9-10 октября 1997. Алматы, 1998. С. 52-64.
5. Вибе П.П. Переселение немцев-колонистов в Степной край в конце XIX – начале ХХ вв. (на примере Акмолинской и Семипалатинской областей) //История немцев Центральной Азии. Материалы международной научной конференции ... С. 19-30.
6. Бургарт Л. Из истории немецких поселений в Восточном Казахстане (начало ХХ в. – 1941 г.) Усть-Каменогорск, 1999.
7. Бургарт Л. Материалы Земельных Управлений по землеустройству в 1920-е годы как источник по истории немецких поселений в Казахстане //Немцы России: Социально-экономическое и духовное развитие. 1871-1941 гг. Материалы 8-й международной научной конференции, Москва, 13-16 октября 2001. М., 2002. С. 528-545.
8. Католическая энциклопедия. Т. II. Издательство Францисканцев. М., 2005.
9. Из истории немцев Казахстана. 1921-1975. Сборник документов. От. ред. Карпыкова Г. А. Алматы. Москва: Готика, 1997.
10. Грибанова Е. М., Зулкашева А. С. Из истории депортации немцев в Казахстан. 1936 год: переселение и обустройство (по документальным источникам)//История немцев Центральной Азии. Материалы международной научной конференции. Алматы, 9-10 октября 1997. Алматы, 1998. С. 222-228.
11. Депортация народов СССР. 1930-1950 годы. Ч. 2. Депортация немцев (сентябрь 1941 – февраль 1942 гг.) Сост. О. Л. Милова. М., 1995; Deportation, Sondersiedlung, Arbeitsarmee/ Die Deutschen in der Sowjetunion 1941 bis 1956. (Hrsg. Eisfeld A, Herdt V.). Köln, 1996 и др.
12. Бургарт Л. А. Немецкое население в Восточном Казахстане в 1941-1956 гг. Усть-Каменогорск, 2001.
13. Бургарт Л. А. Демографический аспект темы «Немецкое население Казахстана в инонациональном окружении»: к постановке вопроса //Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях. Материалы VI международной научно-практической конференции, Усть-Каменогорск, 27-28 ноября 2004. С. 79-87.
14. Schnurr Josef. Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlanddeutschen. Katholischer Teil. Stuttgart, 1980.
15. Бургарт Л.А. Религиозные группы немцев-спецпоселенцев по материалам агентурно-осведомительной сети НКВД (40-50 гг) //Культура немцев Казахстана. Материалы международной научно-практической конференции, Алматы, 9-11 октября 1998. Алматы, 1999. С. 112-121.
16. Официальный документ Ватикана об установлении Апостольской Администратуры Казахстана и Средней Азии //ЗОВ, №1, 1992. С. 6.
17. Роль религиозных конфессий в жизни немцев Центральной Азии. Сборник материалов международной научно-практической конференции, 30-31 октября 2002. Алматы, 2002; Die Rolle der religiösen Konfessionen im Leben der Deutschen von Zentralasien. Übersetzung einer Auswahl von Texten in die deutsche Sprache/ Almaty, 2004.
18. см. Кредо. Газета Римско-католической Церкви Казахстана. 1995-2005 гг.
19. Национальный состав населения Республики Казахстан. Т. I. Итоги переписи населения 1999 г. в РК. Алматы, 2000; см. также Немецкое население Казахстана в конце XIX – ХХ вв.. По материалам всеобщих переписей населения 1897-1999 гг. Сост. Л.А. Бургарт. Усть-Каменогорск, 2002.
20. Обращение Епископов по поводу переселения немцев //Кредо, №19-20, февраль-март 1997. С. 5-6.

Фамилия автора: Л.А. Бургарт Л А
Год: 2012
Категория: Религия
Яндекс.Метрика