Немцы-католики в Казахстане в конце XIX - начале XXI вв.особенности расселения немцев-католиков в казахстане и их взаимосвязь с практикой религиозной жизни (конец XIX – начало XXI вв.)

Появление на территории Казахстана немецкого населения католического исповедания относится к концу XIX – началу ХХ вв. [1]. В этот период происходит процесс массовой миграции немецкого населения из материнских колоний в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию [2]. Общая численность немецких переселенцев, прибывших на территорию Казахстана в период с конца XIX в. до начала I мировой войны, определяется исследователями в 63,5 – 64 тыс. человек [3. с. 56].

В массовом миграционном потоке были представлены и немцы-католики – выходцы из материнских католических колоний Поволжья и юга России (Причерноморья). Перепись 1897 г. зафиксировала в Казахстане 5564 жителя римско-католического вероисповедания, к которому кроме немцев принадлежали также поляки, литовцы (3182 человека - на юге(Сырдарьинская и Семиреченская обл.), 1867 человек – на севере(Акмолинская и Тургайская обл.), 277 – на западе (Уральская обл.), 244 – на востоке (Семипалатинская обл.)) [4. с. 222]. Но основная масса немцев-католиков в составе миграционного потока переселилась сюда в начале ХХ в.

В ходе миграции немцев-католиков в Казахстан отмечался целый ряд характерных особенностей их расселения. Миграцию немцев-католиков на территорию Казахстана следует рассматривать в контексте миграции различных групп немецкого населения в основные регионы немецкой крестьянкой колонизации в Сибири и Степном крае. Анализ карты немецких поселений на территории Казахстана показывает, что основными регионами немецкой крестьянской колонизации стали север, северо-запад, северо-восток и частично юг, тогда как центральная часть оказалась практически не затронутой. Зоны расселения немцев-колонистов по территории Казахстана преимущественно тяготеют к основным ареалам немецкой крестьянской колонизации в окрестностях Омска, Кулундинской степи, Алтая, Оренбурга и приграничных территорий Средней Азии [5].

Одна из основных характерных особенностей размещения немецких колоний – их компактность. Мы видим крупные зоны сосредоточения немецких поселений вцелом, что, очевидно, является следствием определения властями Сибири и Степного края конкретных территорий для размещения прибывающих переселенцев. В тоже время чѐтко просматривается ещѐ одна характерная особенность размещения немцев колонистов в новых регионах - моноконфессиональность поселений – католических, лютеранских, менонитских.

В основе расселения немцев-колонистов в России и образования материнский колоний изначально лежал религиозный принцип [6]. Прибывавшие в XVIII – XIX вв. из различных немецких земель колонисты не оставляли единой этнической общности [7].

Это были различные группы немецкого населения, с ярко выраженным преобладанием конфессиональной идентичности над этнической. Прежде всего, большая группа немцев-протестантов, внутри которой также имелись различные течения, несколько меньшая по численности группа немцев-католиков, а также особая этноконфессиональная группа меннонитов. Манифест императрицы Екатерины II от 22 июля 1763 г. позволял переселяющимся в Россию колонистам «иметь свободное отправление веры», а желающим поселиться не в городах, а на свободных землях «особыми колониями и местечками, строить церкви и колокольни, имея потребное число при том пасторов и прочих церковнослужителей...» [8].

Колонии в местах поселения в Поволжье «создавались преимущественно по религиозному принципу» [9. с. 130]. Немцы-католики составляли в колониях Поволжья 32, 25% [9. с. 207]. На юге России также основным принципом образования колоний был конфессиональный. Доля католиков на юге России была выше, чем в колониях Поволжья, так по данным на 1914 г. доля католиков в Причерноморье составляла 35,8% (195640 человек) [10. с. 45]. Здесь сформировались довольно крупные области размещения немецких католических колоний [11.]. В процессе размещения прибывавших колонистов иногда были и исключения. В частности, когда не удавалось заселить колонии только людьми одной веры, и в Поволжье и на юге России, создавались смешанные поселения [9. с. 130-131]. Но всѐ же основным преобладающим принципом расселения колонистов в России оставался религиозный.

Этот принцип стал основопологающим и при расселении немцев-колонистов в ходе миграционных движений в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию в конце XIX - начале ХХ вв. Переселенцы, прибывавшие из Поволжья и южной России, размещались на казѐнных и частновладельческих землях [2] и создавали, как уже говорилось выше, практически исключительно моноконфессиональные «дочерние» поселения – лютеранские, католические менонитские. Нередко за счѐт большого числа переселенцев одного вероисповедания им удавалось образовать своеобразный «гнѐзда» посѐлков единоверцев.

Это наглядно представлено на карте немецкий поселений в Сибири, Казахстане и Средней Азии, составленной доктором К. Штумпом [5]. Всего, согласно «Перечня» К. Штумпа, по состоянию на 1928 г. на территории Казахстана размещалось порядка 150 немецких населѐнных пунктов [5]. Основная масса посѐлков была образована немцами-лютеранами и меннонитами. Несмотря на то, что доля католиков в составе прибывающих немецких переселенцев была несколько меньше, число католических посѐлков на территории Казахстана также насчитывало несколько десятков. Исследователь К. Штумп отмечает, что католические посѐлки были в большей степени рассеяны по территории [12. с.14].

Католикам не всегда удавалось образовать такие крупные «гнездовые» поселения как лютеранам или меннонитам, но отдельные зоны компактного сосредоточения немецких католических посѐлков всѐ же имелись. Наиболее крупный район расселения немцев-католиков – Кокчетавский уезд Акмолинской области, где были образованы посѐлки Келлеровка (1898), Линеевка (1900), Любимовка(1901), Розовка (1900) [5. карта I]. Несколько католических немецких посѐлков расположились к востоку от Петропавловска: Тонконогово (1902), Грайлих, Херсоновка, № 66, Фольц-хутор(?). В Кустанайском уезде расположились католические посѐлки Воскресенский и Озѐрное, к северо-западу от Актюбинска – посѐлок Варжинский(1911). Лишь один католический посѐлок размещался в Бель-Агачском уезде под Семипалатинском – это колония Мариенбург (Переменовское, Переменовка) [5. карта I]. Пос. Мариенбург был образован как переселенческий участок в 1909 г. [13]. Следует, однако, отметить, что это был довольно крупный посѐлок, численность его населения к 1928 г. составляла 1744 человека[13]. Размещавшиеся в регионе лютеранские и меннонитские посѐлки были гораздо меньше по численности и земельной площади[14]. Основавшие католические посѐлки немцы-переселенцы были в основном выходцами из южной России (Причерноморья)[12. с.13-14]. Обособленно в Усть-Каменогорском уезде расположился ещѐ один католический посѐлок – Екатериновка, образованный в начале ХХ века [15].

Более подробных сведений об этом поселении нет. В списке Штумпа, посѐлок вообще не упоминается. Следует также отметить наличие в перечне Штумпа значительного числа немецких посѐлков, конфессиональная принадлежность которых не установлена [5].

Ещѐ одной особенностью расселения немцев-католиков в Казахстане был исключительно аграрный характер их поселений. Как отмечают исследователи, «в противоположность лютеранам, немцы-католики повсеместно являлись жителями крестьянских селений и почти полностью отсутствовали в конфессионально-демографической структуре населения казахстанских городов» [3. с. 57].

Таким образом, основными характерными чертами размещения немцев-католиков, прибывших в Казахстан в результате миграционных процессов конца ХIX – начала ХХ вв. были:

1. Сохранение традиционного религиозного принципа расселения и образование исключительно моноконфессиональных посѐлков.
2. Наличие как компактных мест размещения католических посѐлков, так и рассеянных католических поселков.
3. Образование крупных по численности жителей посѐлков.
4. Исключительно аграрный характер расселения

Сложившуюся картину размещения католиков, конечно же, нельзя назвать благоприятной для формирования церковных структур и осуществления душепастырской опеки верующих, но в то же время наличие отдельных регионов компактного размещения католических посѐлков в Сибири и Степном крае вцелом, а также наличие других этнических групп католического вероисповедания позволило открыть и здесь католические приходы и их филиалы и отчасти организовать «разъездную деятельность» священников. «Немецкие католические селения Тургайской области, занимавшие земельную площадь размером в 11 тыс. км2, относились к Оренбургскому римско-католическому приходу, а их единоверцы в Акмолинской области – к Омскому приходу, состоявших в ведении Могилевского архиепископства (Тираспольский Епископат). В Омске был создан также деканат Тираспольской епархии с филиалами в Кустанае и Петропавловске. Немцы-католики Семиреченской и Сырдарьинской областей обслуживались Ташкентским приходом»[3. с. 59].

Существенную роль в сохранении конфессиональной идентичности и традиционного религиозного уклада играл именно моноконфессиональный характер католических посѐлков.

В Переписи 1926 г. данные о конфессиональной принадлежности населения отсутствуют. Общая численность немецкого населения в Казахстане составила на этот момент 51102 человек [16. с. 15-46, 126-153]. Можем лишь предположить, что католики составляли среди них порядка 15-17 тысяч.

Сложившаяся картина расселения немцев-католиков в Казахстане оставалась практически неизменной вплоть до 40-х гг. ХХ в. Несмотря на религиозные гонения и отсутствие Церкви, католические посѐлки в Казахстане продолжали существовать. По данным исследователей, до 1941 г. на территории Казахстана всего насчитывалось порядка 180 населѐнных пунктов, населѐнных исключительно или преимущественно немцами[17. с. 294-302]. К сожалению нет полных данных о их конфессиональной принадлежности.

Очередной миграционный приток населения католического исповедания, в том числе и немцев, связан с процессом депортации польского населения из приграничных районов Украинской ССР на основании Постановления СНК СССР № 776-120 сс от 28 апреля 1936 г. «О переселении лиц польской национальности из Украинской ССР». Общая численность депортированных оставила 63976 человек [18. с. 85]. Немцы(преимущественно католики) составили 23,8% (14970 человек) от общего числа депортированных.

Несмотря на то, что их размещение осуществлялось в административном порядке, мы всѐ же можем говорить о наличие определѐнной компактности размещения католиков (поляков и немцев). Во-первых, они были расселены в одной области - Карагандинской, из которой в последующем была выделена Северо-Казахстанская область, ставшая основным регионом размещения депортированных. Основным принципом их расселния стало создание новых посѐлков и частично доприселение в существующие. Из 12008 хозяйств переселенцев, прибывших в северо-Казахстанскую область, 9150 хозяйств (76,2%) были расселены во вновь созданных посѐлках и 2858 – доприселены в существующие. Аналогично в Карагандинской обл. – из 2040 прибывших хозяйств 1789 было расселено в новых посѐлках и 271 доприселено [18. с. 85]. В итоге 78% переселенческих хозяйств образовали новые самостоятельные посѐлки и лищь немногим более 20% оказались доприселѐнными в местные посѐлки. Таким образом, несмотря на принудительный характер переселения католикам, в том числе и немцам, всѐ же удалось в основной своей массе сохранить моноконфессиональный характер своих поселений.

Следующая волна притока немцев-католиков на территорию Казахстана приходится на 40-е гг. ХХ века и связана с процессом массовой депортации немецкого населения СССР. В ходе этого процесса на территорию Казахстана прибыло около 400 тысяч немцев, так называемых “спецпереселенцев” [19]. Нет возможности назвать точную численность среди них католиков, но мы можем ориентироваться на долю порядка 30%. По данным исследователей в 1940 г. из 3500 немецких селений в СССР (без Прибалтики) – 27% составляли католики [10. с 45].

Эта цифра отражает соотношение числа самих колоний, но не их жителей, часто колонии существенно отличались по количеству населения. Согласно переписи 1939 г. численность немцев в Казахстане составила 92571 человек [20], тогда как данные НКВД Каз ССР, указывают, что до переселения в Казахстане проживало 61338 немцев [18. с. 135-136]. Не имея сведений о их конфессиональной принадлежности, можем условно ориентироваться на ту же долю католиков - порядка 30%.

Основным принципом расселения прибывших немцев-спецпереселенцев стало доприселение в существующие местные населѐнные пункты(сѐла, посѐлки, города), а также организация новых колхозов [18. с. 101]. Таким образом, немцы, в том числе и католики, были расселены в 12 из 14 бластей Казахстана (кроме Гурьевской и Западно-Казахстанской) [18. с. 135-136]. Размещение прибывших спецпереселенцев по областям выглядело неравномерно - от 5 до 75 тысяч человек. Основными регионами размещения депортированных немцев стали – Акмолинская (75418), Северо-Казахстанская (62473), Кустанайская(53317), Павлодарская (51317), значительная масса депортированных немцев была расселена также в Семипалатинской, Восточно-Казахстанской, Южно-Казахстанской, Карагандинской областях [18. с. 135-136]. В других регионах численность депортированных немцев составила от 5 до 10 тыс человек [18. с. 135-136].

Внутри областей размещение по районам также было неравномерным. Немцы, проживавшие до депортации в одном селе могли быть размещены в разных населѐнных пунктах. Таким образом, католики часто оказывались в одном населѐнном пункте не только с русским, казахским, украинским населением, но и с немцами других исповеданий. Часто властями не учитывалось, где до депортации проживали немцы – в городе или в селе, вследствии чего сельское население оказывалось в городах, а горожане в сѐлах. Эти факты имели негативные последствия для верующих католиков из немецких сѐл, так как оказавшись в городе они чаще всего не имели возможности для тесного контакта с единоверцами, тогда как католики, оказавшиеся в сѐлах по несколько семей, всѐ же имели возможность тайно объединяться в группы. В результате депортации принцип моноконфессиональности поселения немцев-католиков, как и немцев вцелом был нарушен. Эта ситуация была характерна для всех регионов размещения депортированного немецкого населения [21. с. 314].

Наряду с довольно высокой степнью дисперсности размещения немцев-католиков в результате депортации, в тоже время образовалось несколько зон с довольно высокой степенью концентрации верующего католического населения – немцев и поляков. Это, в первую очередь, регион Акмолинской, Северо-Казахстанской и Карагандинской обл. Что касается последней области, то в период войны наблюдался дополнительный приток немецкого населения на еѐ территорию в связи с мобилизацией для работы в промышеленность. В результате отмечалась довольно значительная концентрация немцев, в том числе и католиков, в самой Караганде и еѐ окрестностях [22].

Одновременно Караганда стала и местом заключения и ссылки многих католических священников. Значительная концентрация верующих католиков и наличие духовных кадров в последующем стали основными факторами формирования Караганды как своеобразного центра католической веры в СССР [23].

В условиях режима спецпоселения и антирелигиозной политики немцы-католики, рассеянные по огромным просторам Казахстана, в основной своей массе были лишены душепастырской опеки священника, их уделом стала так называемая катакомбная Церковь, тайные молитвеные группы и сокрытая молитва в семье.

В период депортации и режима спецпоселения 1941-1956 гг. размещение немцев-католиков в Казахстане характеризовали следующие основные черты:

1. Нарушение принципа моноконфессиональности.
2. Высокая степень дисперсности.
3. Возрастание доли немцев-католиков в казахстанских городах, в результате нарушения принципа первоначального размещения.
4. Формирование отдельных регионов с высокой степенью концентрации населения католического вероисповедания.

В условиях режима спецпоселений, жѐстко контролировавшего любые перемещения немцев, как и ряда других спецпоселенцев [24], почти на целое десятилетие произошла консервация сложившейся картины размещения немцев-католиков. Лишь после их снятия с учѐта спецпоселения появилась некоторая свобода в выборе места жительства. При этом немцы не имели право возвращаться в места из которых были выселены, о чѐм давали соотвествующие расписки [25]. В этот период наблюдалась активная миграция немецкого населения как внутри Казахстана, так и приток немцев из северных регионов Союза. Ссыльный священник о. Владислав Буковинский в своих “Воспоминаниях о Казахстане”среди характерных для немецкого населения черт, выделяет стремление немцев «жить скученно» [24]. После снятия режима спецпоселения наблюдался довольно значительный миграционный приток немцев в Караганду. В этой связи он отмечает: «В течение последних 15 лет немцы заселили всю Караганду. Конечно же, они приезжали сюда по той причине, что здесь легко найти работу, но, прежде всего, их сюда привлекало то, что в Караганде было много католиков, а особенно то, что в нашем городе есть католические ксендзы» [25, с. 227]. Это отличало немцев от поляков, так как поляк, по замечанию Буковинского, «редко тянется туда, где хоть немного больше поляков» [25 с. 227].

Религиозный фактор нередко становился для немцев-католиков определяющим в выборе места жительства. Так сестра Клара Риттер вспоминает: «Мы жили 15 лет на севере под комендатурой. Когда еѐ сняли, отец поехал по родственникам, чтобы посмотреть, куда было бы лучше переехать. Вернувшись, он сказал: «Везде можно жить, но в Караганде – там вера». И мы решили поехать туда, где вера... Нам писали письма: «Караганда – это второй Рим». Здесь были священники, которые тайно служили людям»[26, с. 16]. Именно в середине 50-х – 60-е гг. за счѐт значительной концентрации верующих католиков немцев и поляков, всѐ более возрастающей вследствии миграционного притока из других регионов, а также активного подпольного служения ссыльных священников Караганда становится своеобразным центром католической веры в масштабах всего СССР, «Вторым Римом» или «Ватиканом Советского Союза», как еѐ нередко называли в народе. В тоже время, далеко не каждая семья, в силу хозяйственно-экономических проблем в новых регионах размещения, могла осуществить такой переезд.
Несмотря на то, что антирелигиозная политика проводилась повсеместно, особенности расселения немцев-католиков имели определѐнное влияние на их религиозную жизнь в период 50-х 70-х гг.

Мы можем говорить о существовании 3-х групп немцев католиков:

1. Немцы-католики, имевшие относительно регулярную тайную душепастырскую опеку священника и возможность часто приступать к церковным таинствам. Эта группа была немногочисленна, еѐ составляли в основном католики, проживавшие в местах, где наблюдалась значительная концентрация населения католического исповедания и и отмечалось наличие духовных кадров в лице ссыльных католических священников.

2. Немцы-католики проживавшие в местах, где не было ссыльных священников, но имевшие душепастырскую опеку периодически, благодаря тайным миссионерским поездкам священников в районы компактного проживания католиков или, ввиду небольшой отдалѐнности, имевшие возможность тайного выезда к священникам. Эта группа активно жила религиозной жизнью за счѐт совместной молитвы и духовного руководства со стороны уполномоченных священником (чаще всего пожилых женщин), которые руководили молитвенными группами, осуществляли обряды крещения, венчания, погребения, следуя указаниям священника, давали Святое Причастие. Данная группа была несколько больше по численности, так как за счѐт миссионерских поездок священникам удалось охватить душепастырской работой довольно обширную территорию.

3. Немцы-католики, рассеянные по обширной территории Казахстана, (в основном по несколько семей в одном населѐнном пункте), не имевшие душепастырской опеки священника и возможности непосредственно преступить к церковным Таинствам, но жившие верой в небольших молитвенных группах, в их среде также пожилыми женщинами осуществлялись основные обряды. Это была наиболее многочисленная группа.

Нарушение принципа моноконфессиональности в условиях длившегося десятилетиями курса антирелигиозной политики, сопровождавшегося гонениями и преследованиями, ещѐ более осложнило подпольную религиозную жизнь верующих католиков и способствовало нарастанию негативных тенденций, связанных со снижением уровня религиозного сознания значительной массы католиков. Следует также отметить, что моноконфессиональный принцип поселения, который был чрезвычайно благоприятным для сохранения веры и религиозного уклада жизни и позволял человеку даже в условиях иноконфессионального окружения жить в своѐм католическом мире, вместе с тем, не требовал подготовленности к жизни в экстремальных условиях дисперсности – в условиях разрушения традиционных связей, традиционного внутреннего религиозного уклада жизни и отсутствия Церкви. Эти экстремальные условия требовали глубокой личной веры и соответствующих навыков организации подпольной религиозной жизни и религиозного воспитания подрастающих поколений. Т.е. серьѐзным испытаниям подвергалась, прежде всего, так называемая «домашня церковь» как школа веры и молитвы. В прежние более благоприятные годы, несмотря на набожность немецких католических семей, многие функции «домашней церкви» в католических колониях выполняла собственно Церковь и еѐ религиозные воспитательные учреждения.

Это одна из причин того, что наряду с сохранением веры у значительной части католиков-немцев, самоотверженно исповедовавших свою веру в условиях гонений и преследований, с годами всѐ более наблюдалось снижение уровня религиозного самосознания со всей явностью проявившееся в условиях смены поколений.

На протяжении 60-х – 80-х гг. сложившаяся картина расселения немцев в Казахстане, в том числе и католиков, не претерпела больших изменений, и к началу 90-х гг., когда началось возрождение католической веры и Церкви, в том числе и и еѐ структур в лице Апостольской Администратуры Казахстана и Средней Азии, для неѐ были характерны следующие моменты:

1. Размещение немцев-католиков по всем регионам Казахстана. По данным переписи 1989 г. немецкое население Казахстана, составлявшее 957518 человек, проживало во всех 19 областях [27. с. 28-145 ].Долю католиков определяем по-прежнему ориентировочно в 30 % (около 300 тысяч). Говоря католики, мы имеем в виду не только “практикующих” католиков, но и всех имеющих католические корни.

2. Неравномерность расселения: наличие отдельных регионов с высокой степенью концентрации немцев-католиков и одновременно высокая степень дисперсности в размещении. Не имея точных сведений о конфессиональной
принадлежности, мы можем судить, исходя лишь из данных о немецком населении в целом.

Несмотря на преимущественно дисперсный характер расселения немецкого населения в Казахстане, определѐнная компактность его проживания на этот момент продолжала иметь место, причѐм не только на уровне областей, но и в границах отдельных районов и сѐл[28. с. 28, 32-34]. Довольно высокой была численность немецкого населения в Карагандинской (143525 чел.), Целиноградской (112288), Кустанайской (107408), Павлодарской (95342), Кокчетавской (81985) областях [27. с. 28-145]. В этих регионах размещалось более 50% всего немецкого населения Казахстана. Для этих областей была характерна и относительно высокая компактность размещения немецкого населения. В этот период на территории Казахстана существовало ещѐ порядка 650-700 сѐл со значительной долей немецкого населения [28. с. 32-34].

К 1989 г. в этих сѐлах проживало около 210-215 тысяч немцев, что составляло порядка 44% от всего сельского немецкого населения Казахстана. Более чем в 80 сѐлах немцы составляли от 50 до 80%% жителей [28. с. 32-34]. Сложился довольно крупный регион с относительно высокой степенью компактности размещения католиков (немцев и поляков), включавший в себя Карагандинскую, Целиноградскую, Кокчетавскую, Кустанайскую, Северо-Казахстанскую области и г. Караганду, как своеобразный центр.

К регионам дисперсного расселения католиков относились в первую очередь, Гурьевская, Мангистауская, Кзыл-Ординская, Уральская, Тургайская области, где их общая численность была невелика. Значительная степень дисперсности проживания католиков отмечалась и в Восточно-Казахстанской, Актюбинской, Талды-Курганской, Семипалатинской, Чимкентской областях [27. с. 28-145].

Ярко выраженный дисперсный характер проживания отмечался у не менее чем 1/5 немецкого населения. По всему Казахстану насчитывались тысячи сѐл, посѐлков, в которых проживало по несколько католических немецких семей.

3. Увеличение немцев-католиков в казахстанских городах, в первую очередь, в областных центрах. Католики уже не были преимущественно аграрной группой. По данным переписи 1989 г. доли городского и сельского немецкого населения стали почти равными - 49,1% и 50,9% , соответственно [27. с. 19-27].

Особенности размещения католического населения определили и распространение деятельности возрождающейся Католической Церкви по всей территории Казахстана. Несмотря на далеко непростую ситуацию, наличие на территории Казахстана в начале 90-х гг. ХХ в. значительной массы католического населения и определѐнная компактность в его размещении создавали относительно благоприятные условия для возрождения веры и восстановления Католической Церкви [29]. Католические приходы создавались в первую очередь в местах компактного проживания польского и немецкого населенияв в сельской местности и в крупных городах.

Но уже через несколько лет ситуация изменилась кардинально. Причиной тому стала массовая лавинообразная эмиграция немецкого населения из Казахстана в Германию, а также в Россию. К 1999 г. численность немецкого населения Казахстана в сравнении с 1989 г. сократилась почти на 600 тысяч. Отрицательное сальдо прироста составило 62,7 % [30].

В результате эмиграции все католические приходы в Казахстане потеряли большую долю своих прихожан. Степень дисперсности размещения немцев-католиков в Казахстане возросла неимоверно. Особенно ярко это проявилось у сельского населения. Небольшие общины состоящие из верующих католиков-немцев становились всѐ меньше, а в некоторых населѐнных пунктах исчезали полностью [31].

Что касается немцев-католиков в городах, то здесь ситуацию отчасти сглаживал приток населения из села. Областные центры оставались своеобразными местами компактного проживания немецкого населения.

Небезинтересен также следующий факт: многие говорили, что переехав в Германию смогут сохранить свою культуру, будут жить верой, но практика показывет, что многие из бывших прихожан оставили веру. Не окрепнув в вере после десятилетий господства атеистической идеологии, они вскоре окунулись в суету жизни западного мира и вспоминают о Боге и Церкви только по великим праздникам. После того как был разрушен принцип веры как основы жизненного уклада и прервана приемственность поколений вновь жить верой далеко не так просто.

Что-же касается современной ситуации, то католические приходы в Казахстане приобретают всѐ более полиэтничный характер. По состоянию на 2003 г. в Казахстане было зарегистрировано 81 религиозное объединение Католической Церкви [32]. По регионам: больше всего в Северо-Казахстанской(30), Карагандинской(12) и Алма-Атинской(8) – т.е. областях со значительной долей немецкого и польского населения обл. За исключением областных центров и крупных городов, по Казахстану сегодня очень мало населѐнных пунктов, в которых бы отмечалось наличие значительной доли католиков немецкого происхождения. Дисперсность осложняет поиск людей с католическими корнями и осложняет душепастырское служение в их среде. Требуется действительно миссионерское рвение и святое радение о душах, чтобы проделывать сотни км дорог ради 2-3 семей или нескольких верующих католиков в какой-то отдалѐнной деревне или посѐлке.

На протяжении рассматриваемого периода мы видим насколько под воздействием причин объективного и субъективного порядка изменилась роль религиозного принципа в ряду факторов расселения немцев-католиков в Казахстане. Интересна также и постановка вопроса о роли религиозного фактора в современных условиях. Ранее религиозный фактор был определяющим принципом расселения, т.к. Бог, вера были в основе всего жизненного уклада немцев-католиков. Сегодня же даже у верующего человека порой бывает так, что Бог и вера воспринимаются всего лишь как одна из составных частей жизни, может быть важная, для некоторых очень важная, но лишь часть, в ряду многих - семья, работа, карьера, учѐба, друзья и т.д.

При этом религиозная жизнь подчас носит поверхностный, прикладной характер. Тогда как истинная, глубокая вера в Бога и жизнь его заповедями подразумевает, что Бог и вера не в одном ряду, а в основании всех остальных составляющих жизни человека. Сегодня только глубоко верующий человек, имеющий веру в основании всего своего жизненного уклада, при свободном выборе места жительства будет руководствоваться возможностями для осуществления религиозной практики, отдавая им предпочтение перед возможностями материально-бытового порядка.

В течении многих десятилетий в отечественной историографии роли религиозного фактора в истории уделялось лишь незначительное внимание Порой, в угоду господствующей методологии, она сознательно замалчивалась или принижалась на фоне факторов социально-экономического порядка. В то время как мы могли видеть, что там, где имеет место глубокая религиозность населения, с ярко выраженным преобладанием религиозного сознания, именно религиозный фактор выступает в качестве основополагающего и определяющего для различных процессов, в том числе и демографических. В частности, он может быть основным принципом расселения населения, кроме того, может влиять на миграцию и репродуктивное поведение населения и т.д. и, в этой связи, заслуживает и особого внимания демографической науки.

 

*Cтатья впервые опубликована в сборнике: Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях. Сборник науч. трудов Х Международной науч.-практ. конф., г. Усть-каменогорск, 15-16 мая 2009 г., - Усть-Каменогорск: «Либрус», 2009. С. 82-93. ISBN 9780601-7117-10-8


Примечания
1. Бургарт Л.А. Влияние миграционных факторов на формирование и развитие Католической Церкви в Казахстане //Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях. Сб. науч. трудов VII международной научной конференции. Усть-Каменогорск, 2006. С. 54-61.
2. Вибе П.П. Переселение немцев-колонистов в Степной край в конце XIX – начале ХХ вв. (на примере Акмолинской и Семипалатинской областей) //История немцев Центральной Азии. Материалы международной научной конференции. Алматы, 9-10 октября 1997. Алматы, 1998. С. 19-30.
3. Ерофеева И. В. Конфессиональные процессы среди немецкого населения Казахстана во второй половине XVIII – начале ХХ вв. //История немцев Центральной Азии. Материалы международной научной конференции. Алматы, 9-10 октября 1997. Алматы, 1998. С. 52-64;
4. Краснобаева Н. Л. Конфессиональный состав мигрантов в Казахстане в конце XIX века (по материалам переписи населения 1897 года) //Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: сборник научных трудов IХ Международной научно-практической конференции, Усть-Каменогорск, 16-17 мая 2008 г. - Усть-Каменогорск: Печатный двор, 2008. С. 219-231.
5. Stumpp Karl . Verzeichnis der deutschen Siedlungen in Nor-(Sibirien) und Mittelasien. Stand 1928 //Heimatbuch der Deutschen aus Russland. 1964. S. 87 – 99, Karte I, II.
6. Stumpp Karl . Die Auswanderung aus Deutschland nach Russland in den Jahren 1763 bis 1862. Stuttgart, 1995. 1118 S. (mit Karten als Beilage).
7. Плеве И. Р. К вопросу о классификации групп немецкого населения России (исторический аспект) //Немцы Росии в контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности. Материалы международной научной конференции, Москва 17-20 сентября, 1998 г. М., 1999. С. 203-208.
8. Дитц. Я. История поволжских немцев-колонистов(под ред. Плеве И.Р.). М., 1997. С. 36.
9. Плеве И. Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 1998.
10. о. Бронислав Чаплицкий. История Церкви в России. Спб., 2000. 150 c.
11. Keller Konrad. Die Deutschen Kolonien in Südrussland. B. I, II. Neuauflage. HFDR, Nürnberg, 2000.
12. Stumpp Karl. Das Russlanddeutschtum in Nord- (Sibirien) und Mittelasien// Heimatbuch der Deutschen aus Russland. 1964. S. 5-14.
13. ЦДНИ ВКО Ф. 153. Оп. 1. Д. 439 Л.211-212.
14. ЦДНИ ВКО. Ф. 152. Оп. 1. дд. 458, 711, 737, 931, 1309.
15. Бургарт Л.А. Из истории немецких поселений в Восточном Казахстане (нач. ХХ века - 1941 г.). Усть-Каменогорск, 1999.
16. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Казахская АССР. М., 1928. Т. 8.
17. Немецкие населѐнные пункты в СССР до 1941 г.: география и население. Справочник. Составитель В.Ф. Дизендорф. М., 2002.
18. Из истории немцев Казахстана. 1921-1975. Сборник документов. От. ред. Карпыкова Г. А. Алматы. Москва: Готика, 1997.
19. Депортации народов СССР (1930-е – 1950-е годы). Ч. 2. Депортация немцев (сентябрь 1941 – февраль 1942 гг.). Материалы к серии «Народы и культуры». Сост. О.Л. Милова. М., 1995.
20. ЦГАРК. Ф. 1562, Оп. 336, Д. 264.
21. Савранина Т.В. Религиозные организации немцев в Западной Сибири в 1941-1955 гг. //Немцы СССР в годы Великой Отечественной войны и первое послевоенное десятилетие. 1941-1955. Материалы 7 международной научной конференции, Москва, 19-22 октября 2000. М., 2001. С. 313-320.
22. Бургарт Л.А. Влияние массовых депортаций и трудовых мобилизаций на формирование Караганды как центра католической веры в СССР //Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: сборник научных трудов VIII Международной научно-практической конференции, Усть-Каменогорск, 2-3 февраля 2007 г. - Усть-Каменогорск: «Медиа-Альянс», 2007. С. 59-69.
23. Бургарт Л.А. Немецкое население в Восточном Казахстане в 1941-1956 гг.. Усть-Каменогорск, 2001
24. Бургарт Л.А. Религиозная жизнь католиков и положение Католической Церкви в Казахстане в середине 50-х – начале 70-х гг. по «Воспоминаниям о Казахстане» священника Владислава Буковинского //Мировоззрение народов Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе (Вып. 1). Барнаул, 2007. С. 231-251.
25. Буковинский Владислав. Воспоминания о Казахстане//Шченсный Анджей. Отцы Церкви. Отцы наших отцов. Мы дети нашего Отца. Караганда, 2000.
26. Караганда – второй Рим // Кредо, март 2005.
27. Итоги Всесоюзной Переписи населения 1989 г. Т. II.
28. Национальный состав населения Казахской ССР. Алма-Ата, 1990.
29. Бургарт Л.А. Католики Казахстана к моменту установления Апостольской Администратуры Казахстана и Средней Азии: некоторые демографические характеристики //Международная научно-методическая конференция «Научное сообщество этнических немцев в Средней Азии и России: современное состояние и перспективы». Материалы конференции, Караганда, 23-24 октября 2008. Караганда, 2008. С. 156-163.
30. Национальный состав населения Республики Казахстан. Т. I. Итоги переписи населения 1999 г. в РК. Алматы, 2000; см. также Немецкое население Казахстана в конце XIX – ХХ вв.. по материалам всеобщих переписей населения 1897-1999 гг. Сост. Л.А. Бургарт. Усть-Каменогорск, 2002.
31. Becker Guido. Und Krebsen pfeifen doch! Bei der Russlanddeutschen in Kasachstan. Meckenheim, 2000.
32. Информационный материал по религии. Департамент Внутренней политики ВКО. Усть-Каменогорск, 2003.

Фамилия автора: Л.А. Бургарт
Год: 2012
Категория: Религия
Яндекс.Метрика