Актуальность изучения этнической группы казахов Степного Алтая

Казахи – один из многочисленных этносов Российской Федерации. Согласно данным Всероссийской переписи населения 2002 года осознают себя казахами 653 962 человека. Основной территорией расселения казахов России являются сопредельные с Казахстаном регионы.

Один из таких регионов – Алтайский край, известный также в литературе как Степной Алтай. Здесь, проживают 9825 этнических казахов, из них в городах 2540 человек. В абсолютном значении казахи занимают четвертое место в регионе после русских, немцев и украинцев [14]. 

Государственная политика Российской Федерации в отношении этнических меньшинств, проживающих на её территории, основывается на принципах Конституции страны и общепризнанных норм международного права. Россия имеет многовековый опыт мирного и взаимовыгодного сосуществования разных этносов в одном государстве, который в современное время особенно важен. Не секрет, что в полиэтничной России грандиозные политические катаклизмы всегда сопровождались территориальным распадом и этническими конфликтами на окраинах, и поэтому вопросы мирного сосуществования различных этнических групп населения, проблемы межэтнических контактов всегда являлись значимыми и требовали незамедлительного реагирования общества и государства. На ценность опыта межэтнического взаимодействия в Сибири обращают внимание в своих трудах томские ученые Л.И.Шерстова, Е.В.Карих, видный омский ученый-этнограф Н.А.Томилов [31; 10; 29].

Успешное строительство гражданского общества и демократического строя в полиэтничном государстве возможно лишь в ходе диалога культур, этносов и самих носителей этнического сознания. Только невежество может быть источником шовинизма, расовой и национальной нетерпимости. Взаимоуважение этносов в стране, толерантное отношение к инаковости культуры и мышления может быть достижимо путем просвещения через изучение культуры, исторических традиций, места и роли этнических групп в развитии страны, общества и государства.

Казахи России и Степного Алтая, в частности, будучи полноправными гражданами Российской Федерации, внесли и вносят весомый вклад в развитие страны. Трудясь в различных отраслях экономики, культуры, образования и науки казахи, наряду с русскими, немцами, украинцами, алтайцами и другими этносами участвуют в современных процессах модернизации страны и общества, ведут Россию в мировое сообщество нации. Здесь, важно осознание казахами принадлежности к российской нации (быть россиянином), тем не менее, имея право и возможность на сохранение и развитие этнической самоидентификации, т.е. культуры и языка.

В научной литературе достаточно подробно описана история формирования казахского населения юга Западной Сибири. Со всей очевидностью казахов можно причислить к коренным народам региона, наряду с русскими. Известно, что казахи уже в XVI веке кочевали на равнинах Обь-Иртышского междуречья [23; 24].

К сожаленью в советской историографии, а затем и в российской закрепилась неправильная оценка заселения казахами данных территорий. Например, В.А.Моисеев, в своих поздних работах утверждает тезис, что казахи не были коренными жителями этих земель, а колонизация началась с приходом русских на освободившиеся от джунгар земли [17; 21]. Несостоятельность этих притязаний доказывается работами казахстанских историков, таких как Ж.К.Касымбаева, З.Е.Кабульдинова, С.З.Раздыкова [11; 7; 8; 26].

Исследователь С.З.Раздыков пишет следующее: «Территория Западной Сибири издавна входила в единую систему хозяйственных отношений казахов, была местом постоянного кочевания казахских родов, что подтверждается отдельными образцами устного народного творчества казахов Западной Сибири, письменными источниками и исследованиями авторов нового и новейшего времени» [26, С.16].

Другая проблема состоит в том, что до сих пор в российской исторической науке не принимается термин «ирредента» касательно к казахам проживающих в приграничных с Республикой Казахстан регионах, а используется термин «диаспора». Напротив, казахстанская наука благодаря масштабному исследованию Г.М.Мендикуловой обогатила свой багаж новым понятием, и смело признала группы этнических казахов проживающих в сопредельных с Республикой Казахстан регионах Китая, России и Узбекистана ирредентой [16].

Официальные власти Казахстана принимают данный факт, но без употребления термина «ирредента». Приведем выдержки из подготовленного Посольством РК в РФ Информационного бюллетеня: «Понятие «диаспора» в отношении казахов, живущих в России, несколько отлично от привычного понимания. В большинстве своем это потомки казахов, традиционно живших на этих землях. В начале ХХ века вследствие размежевания границ они оказались на территории РСФСР, а в 90-е годы стали гражданами РФ» [27, С.2].

Следуя из указанного выше, обосновывается актуальность изучения этнической группы казахов Степного Алтая: её истории, культуры и быта, т.к. комплексное научное исследование казахов Степного Алтая обогатит наши знания об одном из важнейших этносов края, тем более можно будет оценить реальный вклад казахов в развитие региона, в сокровищницу культуры Степного Алтая.

Нам приходится сожалевать о том, что нет крупных работ по историко-этнографическому изучению казахов Степного Алтая. Несмотря, на некоторые разработки по социо-экономической системе казахов Обь-Иртышского междуречья и историко-демографическому изучению казахов региона касательно XVIII – начала XX в. [26; 8], все ещё нет целостной, систематизированной картины хозяйственного освоения казахами районов Степного Алтая, особенностей материальной и духовной культуры, традиционных и современных занятий коренных обитателей данного региона Сибири.

В этой связи справедливо заявление видного российского ученого-этнографа Н.А.Томилова о том, что «изучение исторического и культурного наследия народов России в последние годы приводит историческую науку к решению многих принципиально новых проблем» [30].

Кроме того, при изучении современной культуры казахов Степного Алтая важно поднимать и практические вопросы создания профессионального слоя культуры в широком смысле этого понятия, включающего также и образование. Современная этноязыковая ситуация в Степном Алтае тоже требует внимания, например фактическая ущемленность казахского языка, проблема преподавания родного языка и обучения на казахском языке в местах компактного проживания казахского населения. В данное время национальные школы функционируют лишь в ауле Байгамыт Благовещенского района и ауле Керей Кулундинского района [15]. Совершенно не изучаются особенности этнополитического воззрения казахов Степного Алтая в прошлом и настоящем, этнические потребности в целом, их связь с социальными проблемами, духовным развитием этнической группы.

Особняком стоит изучение межэтнических контактов казахов с другими этносами края: в первую очередь с русскими, а также с немцами, украинцами, татарами. Мы, сознательно не касаемся отношений между казахами и алтайцами, т.к. по этой проблеме давно ведутся специальные исследования, и их результаты представлены в ценных научных трудах А.Н.Самойловича, С.И.Вайнштейна, А.В.Коновалова, В.П.Зиновьева, И.В.Октябрьской и др. [1; 3; 4; 5; 6; 9; 12; 25; 28].

Вообще, казахи Горного Алтая составляют особую этнографическую группу казахов России, отличную от казахов Степного Алтая этническим составом, особенностями формирования, некоторыми отличиями в материальной культуре, хозяйственном укладе.

Мы же в данном докладе поднимаем проблему изучения этнической группы казахов Степного Алтая, как менее исследованного по сравнению с казахами Горного Алтая. Неотложным является проведение этнологического мониторинга в местах совместного расселения казахов и других этносов края, в связи с необходимостью изучения межэтнических отношений на современном этапе.

Данная работа, как нам известно, ведется в Алтайском университете. В частности, барнаульским ученым О.В.Борониным проведена работа по этносоциологическому исследованию восприятия различных этнических групп края. В результате, которых выявлено, что восприятие казахов русскими жителями края вполне «комплиментарно и нейтрально», несмотря на некоторые имеющиеся факты негативного отношения к казахам в связи с предубеждениями на бытовом уровне. Исследование показало, что «казахи для русских, проживающих в Алтайском крае, являются наиболее близкой, предпочтительной мусульманской нацией» [см.: Боронин О.В. «Рейтинг» этнических восприятий населения Алтайского края // Востоковедные исследования на Алтае. Барнаул, 2003, С. 34].

Исследователь приходит к правильному выводу, что «относительно высокий уровень симпатий русских к казахам, и казахов к русским, косвенно подтверждает идею о том, что Казахстан для России в XXI в. является наиболее перспективным военно-политическим союзником и торгово-экономическим партнером в Центральной Азии» [Там же, С. 35].

Следует отметить, что положительное восприятие русским населением Степного Алтая казахов, толерантность по отношению к ним имеет давние традиции. Казахский народ никогда не забудет помощь, оказанную русскими в годы «голодомора» 30-х гг. ХХ века, когда тысячи и тысячи голодных, ободранных и истощенных казахов заполонили Степной Алтай.

Известно письмо подростка из с. Михайловка Волчихинского района, которое подобно крику души и полно сострадания к несчастным казахам-беженцам в Западно-Сибирский Край. Исследователи М.П.Малышева и В.С.Познанский в своем монографическом исследовании пишут: «Не менее важным было сердобольное отношение значительной части сибиряков к голодающим, в том числе и казахам. Подкормить, даже путем подаяния, ставшим на путь попрошайничества, подобрать на дороге обессилившего от голода или ребенка, отогреть замерзающегося, оказать помощь больному и тому подобные гуманные акты совершались каждодневно и многократно превосходили числом проявления жестокости тех, кто видел в голодных пришельцах из казахстанских степей личных врагов, вредных нахлебников, презираемых «азиатов», «казак-нацменов» [13, С. 14-18].

Здесь, следует заметить, что хотя большая часть казахов-беженцев в 1935-1939 годах вернулась обратно в Казахстан, некоторые группы их остались в Степном Алтае, смешавшись с местными казахами, издавна населявшими Кулундинскую равнину.

Российская, а затем и советская модернизации на юге Западной Сибири, проводимые в русле всеобщей модернизации общества и государства, привели к глобальной ломке традиционного общественного устройства казахов региона, основанного на пастбищно-кочевом способе хозяйствования, затронули все стороны культуры, общественных отношений, и самое главное привели к катаклизмам в общественном сознании этноса. Об этом пишет в своем монографическом исследовании крупнейший казахский историк Ж.О.Артыкбаев: «Изменения производственных отношений не могли не влиять на все происходящие в обществе процессы, включая этнические. Потому, что существование этнических общностей как особых, исторически возникающих и исторически изменяющихся социальных групп людей во многом определяется спецификой их внутренней социальной структуры» [2, С.3].

Актуальность изучения устойчивости и изменчивости традиционного мира казахов Степного Алтая в процессе неизбежной модернизации, обосновывается не изученностью по сравнению с казахами, проживающими на территории современной Республики Казахстан. Ценность будущих исследований заключается в обогащении знаний об этнической группе казахов Степного Алтая, в использовании их практических результатов в дальнейшем научном познании истории и культуры этнической группы казахов России.

Исследования эти возможно на стыке нескольких научных дисциплин, а именно этнологии, полевой и исторической этнографии, этноархеологии, социально-экономической истории. Необходимо привлечение комплексных методов познания исторической действительности, использование тонкого методологического инструментария. Важный аспект, который хотелось бы отметить: сотрудничество российских, так в частности барнаульского, и казахстанских научных обществ, что, несомненно, даст плодотворные результаты не только в изучении представленной проблемы, но и в других спорных моментах и «белых пятнах», где есть повод для совместных научных изысканий. Пока же мы должны констатировать факт отсутствия контактов между учеными Павлодара и Барнаула. Хотя, с учеными Восточного Казахстана, как нам известно, барнаульские коллеги наладили сотрудничество.

Не налаженность научных связей между учеными приводит к тенденциозным исследованиям по проблемам казахско-русских отношений, а иногда к неправильным, субъективным выводам. Многие из современных историков как в Казахстане, так и в Сибири в вопросах земельной политики Российской империи, экономики подходят однобоко, видя в присоединении Казахстана к России только негативную сторону, не замечая давние экономические связи, которые сложились между казахским и русским народами, болезненно воспринимают возрождение независмости казахского государства, и проведение ею собственной, самостоятельной политики, не всегда соприкасающейся с интересами России.

К примеру, в 90-х годах ХХ века на историческом факультете Алтайского университета сформировалось отдельное научное направление под руководством В.А.Моисеева – востоковедные исследования, в т.ч. исследования по Казахстану. К сожаленью, во многих своих работах В.А.Моисеев использует субъективные, конъюктурные концепции, подверженные сильному влиянию великодержавного шовинизма, которое проявляется в обвинений современной казахстанской исторической науки в национализме [17-22]. Данное обстоятельство абсолютно не понятно, учитывая, что В.А.Моисеев сам стоял у истоков формирования казахстанской исторической науки, работая в системе АН КазССР.

Под руководством В.А.Моисеева в Алтайском университете ведутся научные изыскания по казахской тематике, которые были бы более объективны, если соискатели и аспиранты получали консультации специалистов-профессионалов по истории казахов и Казахстана, а именно ученых Алматы, Астаны, Павлодара и др., выезжали с научными целями, для работы в архивах в РК. Тем более учитывая, что есть прецеденты совместных научных исследований сибирских и казахских историков.

Например, М.П.Малышева и В.С.Познанский при написании большого монографического труда о казахах-беженцах в годы «голодомора» 30-х гг. ХХ века в Западной Сибири, сочли за нужным сотрудничество с казахскими историками, и это отразилось в результатах их работы, которая стала большим событием в изучении истории казахов, мало того получило самую высокую оценку, как в российских, так и в казахстанских научных кругах [13].

 Пока же, работы Востоковедного центра продолжают вносить напряженность между научными сообществами Казахстана и Алтайского края, не способствуют формированию полноценной толерантности между казахами и русскими Степного Алтая и г. Барнаула, в частности.

Сложным остается межэтническая ситуация в Горном Алтае, отношения между казахами автономной республики и алтайцами [3; 4; 9; 25]. Барнаульские ученые – историки, этнографы и этнологи пока не используют в полной мере свои профессиональные возможности для мониторинга ситуации с межэтническими отношениями, как в Горном Алтае, так и в Степном Алтае.

Здесь, хотелось бы замолвить добрым словом наших омских и томских коллег, ведущих большую работу в области этносоциологии, неотложной этнологии, этноконфликтологии и этнологического мониторинга, которая уже дает важные ощутимые практические результаты. Кроме того, есть немаловажный опыт взаимовыгодного сотрудничества омских и томских историков с учеными Астаны и Павлодара.

Так, например, павлодарскими историками при сотрудничестве с томскими учеными В.П.Зиновьевым, С.Ф.Фоминых, А.Т.Топчим были подготовлены и выпущены избранные труды Г.Н.Потанина, касающиеся истории и культуры Центральной Азии в 3-х томах. Существенную помощь томские коллеги оказали при подготовке и издании 50-ти томной «Библиотеки казахской этнографии». В данное время налажены контакты с этнографами Л.И.Шерстовой и В.М.Кулемзиным, которые, мы надеемся, станут основой для плодотворных совместных исследований. Профессор В.П.Зиновьев успешно сотрудничает с казахскими учеными из Астаны и Кокшетау.

Омское историко-этнологическое научное сообщество во главе с профессором Н.А.Томиловым оказывает всестороннюю методологическую и научно-методическую помощь по развертыванию в Казахстане этноархеологических, этнографических и этнокультурологических исследований. Организованная омичами и павлодарцами в 2005 году совместная российско-казахстанская этнографическая экспедиция по изучению казахов Степного Алтая, явилась примером плодотворного сотрудничества двух научных обществ [15].

Т.о., все эти факты ещё раз доказывают, что для науки, совместных работ и сотрудничества, при обоюдном желании не существует преград. Границы, разделившие Россию и Казахстан в 1990-е годы, являются чисто административными, и поэтому для глобального научного пространства не должны быть помехой, тем более учитывая все более нарастающую тенденцию в интеграции между двумя дружественными, братственными странами.

Понятно, что для полного комплексного научного изучения этнической группы казахов Степного Алтая, с привлечением архивных, статистических, полевых этнографических, фольклорных материалов, необходимо организовать совместные российско-казахстанские исследования, в частности, с активным участием ученых из Барнаула – крупного научного центра юга Западной Сибири.

 

 Литература 

  1. Анисимова И.В. К вопросу о регламентации миграции казахов на земли Алтайского горного округа в 40-е гг. XIX в. // Третьи востоковедческие чтения Памяти С.Г. Лившица. Барнаул, 2000
  2. Артыкбаев Ж.О. Казахское общество: традиции и инновации. Астана: Парасат Әлемі, 2003
  3. Боронин О.В. Алтайцы и казахи юга Горного Алтая: проблемы полиэтничного субрегиона Центральной Азии – история и современность. / Востоковедные исследования на Алтае. Барнаул, 2001
  4. Боронин О.В., Быков А.Ю. Исторические предпосылки современного восприятия казахов юга Горного Алтая алтайцами в XIX - XX вв. / Электронный ресурс. www.guestbook.ru
  5. Вайнштейн С.И. Этнографические исследования в Горном Алтае и Туве // Полевые исследования Института этнографии 1978. М., 1980
  6. Зиновьев В.П. Казахи Чуйской долины (конец XIX - начало XX в.) // Россия, Сибирь и государства Центральной Азии (взаимодействие народов и культур). Барнаул, 1997
  7. Кабульдинов З.Е. Казахи внутренних губерний России во второй половине XVIII - начале XX веков. Павлодар, 2002
  8. Кабульдинов З.Е. Казахи Тобольской и Томской губерний во второй половине XVIII – начале XX в. (историко-демографический аспект). Павлодар: Изд-во ПГУ им. С.Торайгырова, 2001
  9. Карих Е.В. Межэтнические в Алтайском округе в хозяйственной сфере в XIX – начале XX в. // Актуальные вопросы истории Сибири. Барнаул, 2000
  10. Карих Е.В. Межэтнические отношения в Западной Сибири в процессе её хозяйственного освоения XIX – начало XX в. Томск: Издательство Томского университета, 2004
  11. Касымбаев Ж.К. Под надежную защиту России. Алма-Ата, 1986
  12. Коновалов А.В. Казахи Южного Алтая (Проблемы формирования этнической группы). Алма-Ата, 1986
  13. Малышева М.П., Познанский В.С. Казахи-беженцы от голода в Западной Сибири (1931-1934 гг.). Алматы: Ғылым, 1999
  14. Материалы Всероссийской переписи населения 2002 года. / Электронный ресурс. perepis2002.ru
  15. Материалы совместной российско-казахстанской этнографической экспедиции 2005 года. Павлодар, 2005
  16. Мендикулова Г.М. Исторические судьбы казахской диаспоры: происхождение и развитие. Алматы: Наука, 1997
  17. Моисеев В.А. Алтайская губерния-Казахстан. 1917-1925. История административно-территориального разграничения (сборник документов и материалов). Барнаул, 2001. (В соавторстве с Н.И. Разгон)
  18. Моисеев В.А. Вопросы обеспечения безопасности Сибири в казахской политике России (кон. XVII – 40-е гг. XVIII в.) // Сибирь на пороге Третьего тысячелетия: прошлое, настоящее, будущее. Новосибирск: Издво Новосибирского гуманитарного института, 1998
  19. Моисеев В.А. К вопросу о государственности у казахов накануне и в начальный период присоединения Казахстана к России // Восток, 1995, № 4
  20. Моисеев В.А. Политика России в Казахстане и Центральной Азии в освещении новейшей казахской историографии и публицистики // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. М.: Наука, Ч.1, 1993
  21. Моисеев В.А. Россия-Казахстан: современные мифы и историческая реальность. Барнаул, 2001
  22. Моисеев В.А. Этнодемографические аспекты миграционного движения из Казахстана с середины XIX до начала XX вв. // Этнодемографические процессы в Казахстане и сопредельных территориях: Материалы международной конференции (14-15 декабря 1999 г.). Усть-Каменогорск, 1999
  23. Муканов М.С. Этническая территория казахов в XVIII-начале XX веков. – Алма-Ата, 1991
  24. Муканов М.С. Этнический состав и расселение казахов Среднего жуза. Алма-Ата: Наука, 1974
  25. Октябрьская И.В. Казахи Алтая. История и современность // Этнографическое обозрение. 1997, № 6.
  26. Раздыков С.З. Казахи правобережья Иртыша в XVIII – первой половине XIX в. (социоэкономическая система): Автореф. дис… канд. ист. наук. Томск, 2006
  27. Ресей қазақтары=Казахи России. ІІІ Всемирный курултай казахов. Подготовлено Посольством Республики Казахстан в Российской Федерации. М., 2006
  28. Самойлович А.Н. Казаки Кош-Агачского аймака Ойротской автономной области // Казаки. Материалы комиссии экспедиционных исследований. Л., 1930, вып.15
  29. Томилов Н.А. Этническая история тюркоязычного населения Западно-Сибирской равнины в конце XVI – начале XX в. Новосибирск: Издательство НГУ, 1992
  30. Томилов Н.А. Некоторые проблемы изучения культуры народов и национальных групп России // Материальная культура народов России. / Гл. ред. В.Т. Пуляев, Н.А. Томилов. Новосибирск: Наука, 1995
  31. Шерстова Л.И. Тюрки и русские в Южной Сибири. Новосибирск: Издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 2005 
Фамилия автора: Е.К.Рахимов
Год: 2005
Город: Караганда
Категория: Этнология
Яндекс.Метрика