Концепция сбалансированного управления экономикой Казахстана

Несмотря на заявленный Президентом в начале рыночных реформ переход на метод налогового управления экономикой страны, столпами казахстанского государственного менеджмента стали налоговый пресс, финансовая олигархия, сырьевой экспорт и масштабное потребление национальных природных ресурсов, а выраженными функциями - наращивание финансовой долговой ямы для будущих поколений, угнетение воспроизводственной потенции, изъятие оборотных средств и вложенных инвестиций, необходимых для обеспечения предпринимательской деятельности. Уже много лет фискальные сверхизъятия, формируя сверхрыночные цены и себестоимость, обеспечивают непрерывную агрессию иностранных товаров на таможенную территорию Республики Казахстан.

Дефекты налоговой политики обеспечивают стабильное финансирование Казахстаном зарубежных товаропроизводителей, в основном за счет налогового изъятия рентабельности отечественных производителей. Все казахстанские налоги уплачиваются независимо от отрицательной рентабельности или полученного балансового убытка. Объектом обложения стал не результат, а процесс предпринимательской деятельности. Индекс прироста налоговых сборов в 1997 году относительно 1996 года в два раза превысил соответствующий индекс прироста валового внутреннего продукта (ВВП) страны. В течение 1997 года убытки предприятий Казахстана увеличились на 61,6 млрд тенге. Таким образом, в течение прошедшего года неправомерно изъяв эту сумму из казахстанской экономики, Минфин в следующем году инициирует 60-миллиардный секвестр государственного бюджета. 

Сложился метод налогового наполнения доходной части бюджета за счет прироста балансовых убытков хозяйствующих субъектов. За девять месяцев 1998 года предприятиями и организациями республики получено 19,7 млрд тенге балансовых убытков. На вышеизложенной основе осуществляются непрерывное разрушение механизмов налогопроизводства и угнетение платежеспособности хозяйствующих субъектов страны. Не совершенствование технологии налогопроизводства, а воспроизводство финансовых (платежных) проблем и решение их за счет фискальных сверхизъятий и наращивания штрафных и прочих резервов стали генеральной функцией деятельности Министерства финансов.

До сего времени Министерством финансов не создана национальная система управления на основе учетной интеграции статистических, налоговых, нацбанковских и прочих государственных органов, в результате, не объединенные единой учетной технологией, эти органы наполняют государственный менеджмент противоречивой и дезориентирующей информацией.

Не озвучен понятийный аппарат - стандарты налоговой политики, или правила игры в сфере казахстанского налогопроизводства и предпринимательства, поэтому с 1991 года, находясь в свободном полете, налоговая методология непрерывно воспроизводит чиновничий толковательный бизнес и антиэкономический прессинг предпринимательской деятельности. Отсутствие стандартов обеспечило в 1991-1998 годы разрушительную дезинтеграцию налогового, таможенного, инвестиционного, учетного и антимонопольного методологического инструментария. 

С начала реформ, декларируя либерализацию учетной сферы, Минфин полностью сконцентрировался на советской методе регламентации внутренней учетной политики предприятий, оставив на произвол судьбы общегосударственную учетную политику. Потому через все нынешние экономические проблемы красной нитью проходит проблема кризиса учетной функции государства.

Отсутствие системной учетной функции в налоговой системе привело к масштабному экспорту учетной работы в хозяйствующие субъекты и невостребованности в 1991-1998 годы территориальных (общегосударственных) фискальных учетных технологий и методологий. Дефицит учетного интеллекта в государственной нало­­говой методологии привел к невиданному расширению подзаконной антиэкономической деятельности по экспорту ответственности и полному перекладыванию на хозяйствующие субъекты и банки информационных, регистрационных, учетных, отчетных и прочих рабочих функций фискальных органов. Негативный эффект от этого трудно переоценить, поскольку в предпринимательстве зачастую часы работы решают эффективность годовой трудовой деятельности.

Согласно действующему законодательству, лица, работающие по патентам, являются плательщиками налога на добавленную стоимость и должны выписывать налоговые счета-фактуры, предварительно пронумерованные и заверенные печатью налоговой службы. Потому, вопреки воле государственной власти, уже много лет растет лавина вмешательства, надзора и непрерывного контроля предпринимательской деятельности.

Многообразие налогов (отчислений, сборов, пошлин), сконцентрированных на предпринимательской (созидательной) деятельности, привело к тому, что с 1989-1991 годов головной болью хозяйствующих субъектов стала проблема зачета переплат и недоплат между налогами, сборами, пошлинами, соцотчислениями, республиканским и местным бюджетами.

Осуществляя масштабное финансирование и контроль ряда печатных изданий, Минфин с 1989- 1991 годов нейтрализует здравый управленческий смысл в учетной и налоговой политике Республики Казахстан.

Экономический интеллект неуклонно выводится из информационного поля страны, а деньги налогоплательщиков, попадающие в бюджет, зачастую работают против самих налогоплательщиков.

Фискальная политика легализует нетрудовые, нерыночные потребительские и антиуправленческие характеристики. Если в советский период существовала поговорка: государство не обманешь, то в рыночный период она реформировалась в выражение: государство не обманывает только ленивый.

На основе действующей налоговой методологии сформировалась эпоха (1991-1998 гг.) выгодности и эффективности обогащения при убыточной деятельности, потому даже полностью государственные предприятия успешно скрывают свою прибыль и за счет налогов создают фонды теневого, антиобщественного обогащения. 

Внедренный стандарт обложения промежуточного (неконечного) дохода превратил в объекты налогообложения вложенные инвестиции и оборотные средства предприятий. Наглядным примером этой деятельности являются освобождение осенью 1998 года печатной продукции от НДС и последовавшее обложение рекламы, или неразрывной составляющей этой готовой продукции. В результате полученная льгота запустила механизм увеличения фискальных изъятий. Но фискальная эффективность этой деятельности просто несопоставима с экономическими потерями от угнетения информационного бизнеса на территории Республики Казахстан.

Промышленность и сельское хозяйство по сравнению с торговлей с 1992 года несут в структуре прибавочной стоимости неоднократно увеличенный налоговый гнет, определяя директивный приоритет коммерческой деятельности. Действующая с 1991 года налоговая методология оставила для отечественных предприятий, выпускающих конечную продукцию, единственный выход - это максимальный вывод производственных переделов из налогообложения путем формирования производственных участков (не юридических лиц) по технологической цепи от сырья до конечной продукции.

Система налогообложения с 1991 года приобрела функции стимулирования монополистической деятельности: повышенный уровень обложения — торпедирования мелкого и среднего бизнеса и пониженный уровень обложения бизнеса, захватившего значительную долю казахстанского рынка. С 1993 года стремительно сокращается сфера продажи наемного труда и получения заработной платы, она преобразуется в сферу аренды и продажи услуг юридическим лицам предпринимателями без образования юридического лица. Аренда и продажа услуг привлекают своими нормативными оффшорными возможностями, воспроизводя огромное теневое учетно-налоговое поле деятельности, в котором, вопреки всем усилиям контролирующей армии, доходы (зарплата) физических лиц скрывается в затратах и убытках юридических лиц. Появляются все новые формы арендной деятельности, скажем такие, как аренда рабочей силы (специалистов). “ТОО представляет в распоряжение бюджетной организации водителя для вождения транспорта" (Бюллетень бухгалтера № 38, сентябрь 1998 г.).

В арендной сфере рыночных отношений, в зависимости от условно долгосрочного или текущего характера, с 1991 года методологически разграничиваются и не принимаются к учетной легализации (в вычеты) громадные взаимные услуги, затраты и расходы, которые естественно формируют теневые доходы хозяйствующих субъектов.

Таким образом, действующая с 1991 года методология подоходного налога и вычетов обеспечивает то, что в арендной сфере нормативно вуалируются, взаимно закрываются, уводятся от обложения объемы встречной реализации услуг. Эффект ограничиваемых вычетов, или налоговая методология недокументирования, тотальной нелегализации покупных расходов в затратах хозяйствующих субъектов, с 1991 года превращает огромную базарную торговлю в теневую сферу деятельности Республики Казахстан.

В итоге много лет действуют мощнейшие системы миграции фискальной ответственности, не исполненные миллионами физических лиц налоговые обязательства, методологически истребуются и целенаправленно угнетаются  хозяйствующие субъекты, являющиеся юридическими лицами. 

Динамика развития налоговой методологии, успешно формировавшая нерыночные приоритеты и мощную теневую экономику, уже с 1995 года оставила единственный эффективный выход из этой ситуации: переход на единый совокупный налог, формирующийся на объемах реализации продукции, товаров (прочих ценностей), работ и услуг, то есть на конечных признанных экономикой результатах рыночной деятельности.

Сами налоговые органы в целях нейтрализации нарастающего негативного потенциала начали постепенный переход на метод единого (патентного) налога, постепенно отказываясь от необъятного продукта многолетнего минфиновского реформирования учетно-налоговой системы.

Единый налог, уплачиваемый юридическими и физическими лицами, имеет две составляющие: это уже сложившийся внеучетный (патентный) и подлежащий введению учетный, базирующийся на бухгалтерских данных о реализации ценностей, продукции, работ и услуг.

В свою очередь сложившаяся внеучетная составляющая единого налога имеет следующие разновидности:

- сбор (налог) за право реализации или право торговли;

- патент.

Задача единого налога - нейтрализовать прессинг производительной части экономики, дальнейшую криминализацию экономики, сложившуюся реформаторскую методу налогового изъятия оборотных средств предприятий и остановить непрерывный рост дефицита инвестиций, поскольку инвестиционные производные подвергаются неодно­кратному обложению.

Внедрение этого налога должно осуществляться на добровольной альтернативной основе, то есть каждый хозяйствующий субъект имеет право сохранить действующую с 1 июля 1995 года систему налоговых отношений, которая, естественно, подлежит совершенствованию на основе профессиональной экономической и юридической экспертизы.

Таким образом, многолетний негативный потенциал, сформированный налоговой методологией, и сложившийся низкий уровень фискального интеллекта диктуют незамедлительный переход на метод альтернативного налогообложения в интересах повышения эффективности налогопроизводства, нейтрализации негативных и внедрения рыночных параметров деятельности хозяйствующих субъектов.

Концепция единого (совокупного) налога, автоматически исключая обложение вплоть до дивидендов, полученных от вложенных инвестиций (капиталовложений), повысит привлекательность инвестиционной деятельности, нейтрализует эффект дискриминационного обложения, обеспечивающий криминализацию экономики, осуществит масштабное замещение функции таможенной защиты внутреннего рынка. Исчезнет навязанная кабальная необходимость приобретения 2-3 патентов у хозяйствующих субъектов, занимающихся различными видами хозяйственной деятельности.

Налог на добавленную стоимость (налоговые счета-фактуры), подоходный налог с юридических и физических лиц с начала реформ запустили громадную, крайне неэффективную, дорогостоящую и опасную для предпринимательской деятельности систему миграции налоговых отношений и ответственности. Методология единого налога позволяет списать в фискальный архив эту систему передачи налоговых отношений и солидарной налоговой ответственности.

Кроме того, нейтрализуется и следующий фискальный механизм угнетения социального обеспечения и трудовой занятости - дискриминационное обложение сферы продажи физическими лицами услуг юридическим лицам (скажем, продажа труда облагается практически с валового дохода по прогрессивной шкале, а прочие услуги - по единой ставке и с чистого дохода после вычета понесенных расходов).

Единый налог, реализуя принцип “высокие объемы реализации - большие объемы налоговых потерь", нивелирует жизнеспособность мелких и крупных  монополистических хозяйствующих субъектов.

Механизм распределения этого налога нейтрализует фискальные источники сепаратистских устремлений, социальных напряжений, запуская механизмы встречного контроля, партнерства, взаимной объективности и добросовестности. Одновременно резко сократится экспорт в предпринимательство опасной учетной ответственности, а также огромной бессмысленной антиэкономической налоговой работы. Сфера налогового учета и фискального контроля замкнется в границах внешнего учета или бухгалтерской регистрации валовых доходов.

На этой основе многократно сократятся затраты - потери предприятий на ведение налогового учета, снизятся госуправленческий диктат и вмешательство фискальной методологии в технологию (организацию) бухгалтерского учета и во внутреннюю учетную политику хозяйствующих субъектов.

Полем деятельности и фискальным балансом станет: 

Выход предприятия (субъекта) = Вход предприятий-контрагентов 

Таким образом, фискальный контроль из неэффективного архивариусного преобразуется в действенный оперативный, а субъектом учета и контроля станет поле внешних расчетов предприятий страны, где сокрыта львиная доля злоупотреблений и нарушений.

Декларируемая уже много лет реформаторская либерализация внутренней учетной политики хозяйствующих субъектов и повышения ее управленческой ценности получит долгожданное разрешение. Начнется реализация формулы встречного контроля: 

Доходы хозсубъектов =

Расходы физических лиц

 Расходы хозсубъектов =

 

Доходы физических лиц

 Одновременно будут разрешаться фискальные проблемы государства, поскольку уже много лет рост объемов реализации производственными, торговыми и прочими предприятиями, в том числе находящимися в иностранном ведении, сопровождается сокращением в объеме реализации удельного веса платежей в казахстанский бюджет. Если в 1992 году удельный вес налогов в структуре ВВП составлял 19,3%, то к 1996 году он снизился чуть ли не до половины, стабилизировавшись на 12 процентах.

 

Нейтрализуется совершенствуемая с 1991 года система амортизационного наполнения и наращивания многомиллиардных (100 млрд тенге на 01.01.98 г.) балансовых убытков в интересах получения налоговых льгот по подоходному налогу с юридических лиц.

Единый совокупный налог с валового дохода, привязывая все налогообложение к моменту реализации готовой продукции, автоматически разрешает проблемы внедренческой, инвестиционной деятельности и сезонности сельскохозяйственной и прочей продукции.

Ко всему прочему обезвреживаются фискальные системы обложения убытков и авансовых изъятий и платежей, поскольку даже индивидуальные предприниматели обязаны ежемесячно уплачивать в бюджет суммы авансовых платежей не позднее 20-го числа каждого месяца, исходя из 1/12 части суммы предполагаемого подоходного налога за налоговый год.

Можно будет выбросить на свалку истории огромную (советскую) методологическую машину ограничения и регулирования вычетов, на ос­­но­ве которой базировались в 1989-1998 годах феномен обложения затрат (издержек) хозяйствующих субъектов и теневой характер (нелегальность) казахстанских доходов.

На основе внедренной методологии миграции облагаемого дохода (эффект филиала и т. д.) подоходный налог с юридических лиц уже много лет воспроизводит сепаратизм и фискальный конфликт территорий, который заблокируется лишь через методологию единого налога с предпринимательской деятельности.

Не нужна будет государственная машина контроля, регулирования и ограничения благотворительной (инвестиционной) деятельности, поскольку эта деятельность уже не будет пересекаться с фискальными интересами государства.

Основа фискального прессинга и толковательного чиновничьего бизнеса - многообразие налоговых методологий должно уйти из инвестиционной, производительной сферы и сконцентрироваться в потребительской и расточительной сфере экономических  отношений. (Даже на малом предпринимательстве и крестьянских хозяйствах с 1995 года базируются 11 фискально-отчетных методологий.)

С января 1992 года НДС концентрирует дискриминационное изъятие на объемах доходов и фондов заработной платы хозяйствующих субъектов. У казахстанских юридических лиц с высоким содержанием заработной платы в структуре реализации (технического, консультационного, интеллектуального характера) в объемах реализованных услуг удельный вес налогов и обязательных платежей с 1991-1992 годов достигает 50-60 процентов, в то же время удельный вес изымаемых государством налогов в два и более раз ниже у коммерческих предприятий с низким присутствием (рабочих мест) оплаты труда в структуре реализации.

До 4 сентября 1998 года юридические лица (покупатели), осуществляющие покупки на рынках, помимо общеизвестных, уплачивали еще не правовой дополнительный подоходный налог у источника выплаты, тогда как этот налог выплачивается в бюджет самими продавцами в форме сбора за право реализации товаров (работ, услуг) на рынках Республики Казахстан. Подобными путями уже много лет осуществляются дискриминационное не правовое изъятие доходов юридических лиц, проводящих максимализацию рабочих мест, а также фискальное увеличение доходности и стимулирование противоположной  деятельности.

Экономические законы неумолимы, и под их диктовку с 1991-1992 годов, вопреки реформаторским ухищрениям, происходит неуклонное преобразование в налог с валового дохода налогообложения у источника выплаты, налога на добавленную стоимость, отчислений пользователей автомобильных дорог, акцизов, экспортных пошлин, налога на (фонды) имущество, подоходных налогов с юридических и физических лиц.

Согласно статье 33 Указа “О налогах и других обязательных платежах в бюджет" от 24 апреля 1995 г. с 1 июля 1995 года доход нерезидента из казахстанского источника, не связанный с постоянным учреждением, подлежит налогообложению у источника выплаты по совокупному (валовому) доходу без осуществления вычетов. Ставка же единого налога с валового дохода в зависимости от состояния бюджета и экономики будет находиться в рамках от 5 до 30 процентов. Базой исчисления по ставке единого налога в предпринимательской деятельности будут начисленные фонды оплаты труда и объемы реализации продукции, ценностей, работ и услуг.

Осуществляемая с 1991 года концентрация дискриминационного (не единого) обложения на фонде оплаты труда обеспечила максимальную неконкурентоспособность трудоемких отраслей экономики (промышленность, сельское хозяйство) и запрограммировала с этого времени динамику казахстанской безработицы и социальной необеспеченности.

Реформаторское внедрение дискриминационных режимов обложения доходов, скажем - единого обложения доходов юридических лиц, и отсутствие единого прогрессивного налогообложения доходов физических лиц обеспечили многолетнее наращивание теневого, антиинвестиционного, нелегализованного доходополучения (оплаты труда) и непрерывной криминализации миллионов доходополучателей.

Дефицит социальных фондов и фискальные извращения осуществляются и в соответствии со статьей 48 Указа “О налогах и других обязательных платежах в бюджет": “С июля 1995 года затраты работодателя на работников, относимые за счет чистого дохода, являющиеся прямым или косвенным доходом работников, облагаются по ставке 15 процентов от понесенных затрат” - без осуществления социальных отчислений.

С этого времени нарастают социальные проблемы, поскольку значительная часть доходов физических лиц оказалась выведенной из сферы формирования фондов социального страхования и обеспечения.

 На основе единого налога произойдет разрушение негативных стимулов действующего прогрессивного налогообложения доходов физических лиц. Прекратится концентрация оплаты на минимальной 5-процентной ставке, всеобщая теневизация доходополучения и бегство от социального обеспечения или облагаемых объемов фондов оплаты труда. Нейтрализуется дискриминационное обложение фондов оплаты труда, начисляемых хозяйствующими субъектами - юридическими лицами, по сравнению с хозяйствующими субъектами - не юридическими лицами. По Закону Республики Казахстан “О республиканском бюджете на 1998 год” базой исчисления отчислений в фонды социального страхования для юридических лиц является (валовой) доход в виде фонда оплаты труда, а для не юридических лиц - облагаемый (чистый) доход.

 

Практически методологии всех действующих налогов разрушают рыночный принцип равных возможностей для хозяйствующих субъектов, на этой основе налоговая система стала генератором угнетения полноценной конкуренции и основным барьером на пути совершенствования рыночных отношений.

Через фискальную методологию реализуется функция целевого угнетения организованного, высокопроизводительного бизнеса, работающего в конкурентной рыночной среде, потому результатом многолетних реформ стало не процветание магазинов и супермаркетов, а расцвет челночной, базарной, уличной и подорожной торговли.

Методологическая неравноценность изъятия наделила налоговую систему функцией фискального угнетения организованного и стимулирования дезорганизованного, малопроизводительного, крайне затратного бизнеса.

Отход реформаторской фискальной идеологии от объемов валового дохода создал мощнейшие оффшорные потоки, объясняющие контрабанду и импортную агрессию во внутренний рынок Республики Казахстан.

Единый совокупный налог, базирующийся лишь на (валовом доходе) объемах реализации отечественной и импортной продукции, ликвидирует оффшорную реализацию последней и нейтрализует внедренную действующей налоговой методологией ущербность реализации отечественной продукции.

Единый налог, по аналогии с патентным налогообложением (патентным формированием бюджетных и прочих фондов), будет разрешать бюджетные и социальные (пенсионные) потребности государства и общества.

Парламент Республики Казахстан при ежегодном принятии закона о бюджете осуществляет двух-уровневое процентное распределение совокупных налогов. На 1-м уровне - между бюджетом и социальными фондами, на 2-м - между республиканским и местными бюджетами и социальными фондами.

Вышеизложенное, положит конец скрытому бюджетному сепаратизму и особым возможностям чиновников, благодаря которым расходы на душу населения в двух соседних регионах отличаются до двух раз, а донорские области живут хуже, чем дотационные.

Все виды изъятия у физических лиц и хозяйствующих субъектов, осуществляемые  территориальной властью, приобретут учетный статус налогов и будут формировать в строгом процентном отношении социальные (местные, республиканские) фонды, республиканские, а также местные бюджетные ресурсы.

Появится взаимоконтролирующий треугольник: социальные фонды, местный и республиканский бюджет, то есть поступления в местный бюджет будут в прямо пропорциональной зависимости определять объем поступлений в социальные фонды и республиканский бюджет. Не прессинг, а стимулирование рыночной деятельности и усилия на организации налогового учета будут источником и гарантом социального и бюджетного благосо­стояния территории.

В сложившейся реформаторской среде единый (совокупный) налог с валового дохода по своим стимулирующим и нейтрализующим прессинг и негативные приоритеты функциям равноценен объявлению свободной экономической зоной всей территории нашей страны.

Резко снизятся непроизводительные затраты и уязвимость предпринимательской деятельности, поскольку фискальный учет и ответственность хозяйствующих субъектов ограничатся лишь начислением и перечислением по ставке единого налога с объемов фонда оплаты труда + объемов реализации продукции, ценностей, работ и услуг.

Востребованные государством (извне, внешние) учетные затраты времени и средств сократятся, как минимум, в два раза, учетная (бухгалтерская) армия сможет полностью переключить свое время на совершенствование финансового менеджмента и общего управления хозяйствующими субъектами. Распределение совокупного налога между социальными фондами, местными и республиканскими бюджетами уйдет из предпринимательской деятельности и станет прерогативой соответствующих государственных органов. Нейтрализуется предпринимательская отчетно-платежная зависимость от всевозможных фондов и инстанций.

Право строить налоговые отношения по принципу единого (совокупного) налога может предоставляться с установлением определенного экологического, инвестиционного, трудовой занятости, ценового, антимонопольного, учетного и прочего позитивного режима деятельности хозяйствующих субъектов.

Сложившаяся негативная фискальная ситуация и теневизация экономики диктует налоговым службам сесть с налоговыми квитанциями (патентами) на линии (потоки) транспортировки и реализации, освободиться от учетно-балансовых тонкостей, поскольку реализация последних требует серьезного учетного интеллекта и больших временных и материальных затрат.

Данная концепция переводит разрешение проблем государства и общества в плоскость интеграции интересов, вплоть до сближения рабочих мест налоговиков и налогоплательщиков.

Естественно, в этих условиях налоговый агент не станет требовать от мелких торговцев приобретения дорогих кассовых аппаратов. Налоговая отчетность будет формироваться с участием налоговиков и сместится на налогооблагаемые территории, сократится востребованность отчетного обивания предпринимателями порогов налоговых органов ради технологически  непроизводительных архивариусных проверок.

На вышеизложенной основе, произойдет нейтрализация разрушительного фискального диктата во внутренних учетных и управленческих системах хозяйствующих субъектов, исчезнет фундамент, на котором стоит пирамида антиэкономического прессинга предпринимательской деятельности и разрушения учетно-аналитической основы менеджмента хозяйствующих субъектов.

Одновременно востребуется аннулирование по налоговой и внедрение участковой (территориальной) организации фискальной деятельности. Налоговым инспекторам придется расстаться c методами ожидания в засаде ошибок и нарушений, сменить диктаторские методы на профилактические и терапевтические - прослушивающие пульс экономики подведомственных предприятий. Деятельность предпринимателя и налоговика войдет в единое русло доходопроизводства и налогопроизводства. Только таким путем осваивается сложнейшая технология налогового управления экономикой страны.

Вместо действующей методы целенаправленного фискального доведения до банкротства, необходимо внедрить инвестиционный налоговый кредит в пределах просроченных налоговых, штрафных обязательств предприятий. Ведь действующий с 1993-1995 годов механизм государственного списания и банкротства представляет собой форму амнистии долгов или выгодную для менеджеров методу списания обязательств перед кредиторами и государственным бюджетом. В свою очередь налоговый кредит необходим для того, чтобы предприятия для погашения обязательств перед бюджетом не брали кредиты у банка или займы у коммерческих организаций и не наращивали далее закабаление производственной сферы деятельности.

Легализованный правительством в мае 1998 года бартер проявил себя в предыдущие годы действенным инструментом защиты производственной деятельности от экспроприационной потенции финансовой системы, следующим должен стать инвестиционный налоговый кредит. Инвестиционный налоговый кредит выдается по ставкам Мирового банка (Нацбанка) под залог имущества, то есть повышая гарантированность и обеспечивая поступление в бюджет доходов от кредитования. Подобным путем многомиллиардная просроченная налоговая задолженность в бюджет преобразуется в залоговое имущество, воспроизводя неограниченное поле для реструктуризации собственности и налогового управления экономикой страны.

Залоговое право, появляющееся на основе налогового кредита, дает колоссальные возможности налоговой службе для осуществления фискального менеджмента, преобразования (собственников) структуры уставных капиталов и эффективной реструктуризации казахстанской экономики. Это наиболее производительный путь разрешения сложившейся экономической ситуации, поскольку в среде отрицательных платежных балансов предприятий громоздкий и затратный инструментарий банкротства, долговых площадок, векселей и т. д. влечет неподъемные и крайне неэффективные экономические затраты и потери.

В начале лета 1996 года были открыты две торговые площадки (Казкоммерцбанк, Туранбанк) по покупке и продаже долговых обязательств предприятий, однако из-за отсутствия спроса все они в настоящее время прекратили свое существование (Экономическое обозрение Нацбанка за сентябрь - декабрь 1997 года).

Осуществленная реформа отторжения миллионов от средств производства вывела в 1997-1998 годы противоречия между трудом и капиталом, обществом и государством на исключительно опасный уровень. В совокупности это привело к деградации стимулов, обеспечивающих развитие и процветание национальной экономики, потому не решенные инвестиционно-приватизационными фондами задачи подлежат решению путем преобразования на определенных позитивных условиях части просроченных бюджетных обязательств в акции, то есть в единую, неделимую собственность трудовых коллективов. Необходимо вложить в руки трудовых коллективов и общества правовые возможности защиты своих экономических интересов и действенного контроля над менеджерским корпусом.

На основе единой, неделимой акционерной собственности трудовых коллективов появятся возможности для нейтрализации всемогущества и хищнических аппетитов менеджерского корпуса, повышения качества управления (менеджмента), защиты прав и взаимопроникновения интересов труда и управляющей элиты.

Основной причиной многолетней анемичности корпоративного рынка ценных бумаг, или глобальной ненужности дополнительных инвестиций, является дисбаланс управления и реформаторское ограничение контроля качества управления. В связи с этим исключительную значимость приобрела реализация заявленного еще в 1991 году перехода на метод налогового управления с реорганизацией системы управления экономикой страны с учетно-методологическим подчинением всех органов государственной власти и управления, юридических и физических лиц, резидентов и нерезидентов налоговому органу Республики Казахстан. В деятельности всех государственных органов должны появиться учетно-регистрационные функции, обеспечивающие потребности информационных фискальных систем.

В соответствии с технологией налогового управления экономикой страны налоговые органы должны регулярно (ежемесячно) формировать налогово-бухгалтерские территориальные (районные, городские, областные, республиканские) финансовые и фискальные балансы, а также обеспечивать их профессиональную балансовую увязку, поскольку не может быть в природе качественного менеджмента (управления) без овладения природой учета и учетными тонкостями.

Реформаторская без баланса учетная среда с 1991 года привела к размножению негативных методик в сфере исполнения доходной части государственного бюджета. Нарастают местнические интересы и расчетные негативы во взаимоотношениях  республиканского и местных бюджетов. Широкое распространение получили фиктивные документы о платежах в пользу бюджета, методы принуждения хозяйствующих субъектов к налоговым платежам в истекающем году в счет не возникших обязательств будущих лет.

Нейтрализация финансовых механизмов паразитического обогащения расцветающих на дефиците учетного и управленческого интеллекта ознаменует начало декриминализации экономики.

Проблема легализации и обложения многолетних неправовых (взятки) и прочих теневых (нелегализованных) доходов разрешается через внедрение налога на потребление физических и прочих лиц.

Налог на потребление нейтрализует результаты многолетней деятельности учетно-реформаторских каналов нелегализованного обогащения и амнистирует теневые плоды многолетних дефектов управленческой деятельности.

Мгновенно легализуются инфляционные доходы граждан Казахстана, хранящиеся в заграничных банках, поскольку в объект обложения и фискальных интересов они преобразуются лишь с момента начала потребления.

Многолетний контроль отчисления и поступления (доходов) на счета благотворительных и прочих неправительственных организаций привел к масштабному воспроизводству теневой (внеучетной) деятельности.

Данная концепция исключает необходимость контроля благотворительных поступлений (доходов) в этой сфере и концентрируется лишь на контроле и обложении расходов, имеющих неуставную направленность.

Таким образом, государство, как минимум, наполовину сокращает свои затраты, осуществляет лишь контролирование неуставных расходов, приветствуя обогащение и накопление финансовых ресурсов этими организациями.

Многолетнее учетно-методологическое извращение природы подоходного налога с юридических и физических лиц предопределило то, что историческим призванием налога на потребление стали реализация экономической сути и техническое замещение вышеназванных налогов.

Налог на потребление, интересующийся лишь фактами платежа, нейтрализует разорительные особенности действующего подоходного налога, востребующего огромные фискальные затраты по выявлению цепочки источников, распределению и осуществлению всевозможных вычетов.

В совокупности с единым налогом, не ограничивающим расходы - затраты юридических лиц, в том числе и на оплату чиновничьих услуг, налог на потребление обеспечит выявление истинных объемов потребительских доходов физических лиц, то есть заработает учетно- фискальная вилка декриминализации и детеневизации казахстанской экономики.

Налог на потребление (на расходы) = Амнистия накопленных доходов физических лиц

 

Налог с валового дохода предпринимательской деятельности = Амнистия (признание) всех расходов хозяйствующих субъектов

 

Расходы физических лиц по своей экономической природе представляют собой обратную сторону доходов предпринимательской деятельности, то есть обложение доходов лишь приобретает новое учетно-технологическое разрешение.

 

Ставка налога на потребление физических лиц, равная ставке единого (совокупного) налога с предпринимательской деятельности, исключает дискриминационное обложение и искусственное воспроизводство налоговых беженцев. Ведь налог на потребление, также как и налог с предпринимательской деятельности, осуществляет процентное наполнение социальных фондов налогоплательщика.

На балансовой основе исчезнут учетные стимулы и возможности теневой экономики по методам увеличения расходов и сокрытия доходов. Заработает фискальный стандарт:

Расход одного субъекта, естественно, равный доходу другого, облагается единой ставкой.

 

Объектами обложения в предпринимательской деятельности станут валовые доходы, а в непредпринимательской - валовые затраты (расходы), знаменуя внедрение в фискальную сферу и работу закона бухгалтерской корреспонденции.

 

Государственная политическая воля в сфере оплаты труда и доходов физических лиц с 1993 года стремительно наполнялась противоположным экономическим содержанием, программируя обнищание общества и социальные конфликты последующих лет.

Внедренная в 1993 году и продекларированная новая система более справедлива в социальном отношении, чем прежняя: в нее включены такие ключевые позиции, как уровень совокупного годового дохода за календарный год и прогрессия шкалы ставок подоходного налога.

Однако дефицит интеллектуального обеспечения этих преобразований привел к совершенно противоположным социальным последствиям.

“За чертой бедности живет 60 процентов населения страны” (Куликеев Ж., председатель Комитета по статистике и анализу. - Деловая неделя, 20 февраля 1998 г.).

Кучка подпольных миллионеров на фоне обедневшего общества - результат функционирования негативной налоговой методологии.

Подлежащий внедрению налог на потребление физических лиц совместно с единым налогом предпринимательской деятельности призван переломить сложившуюся негативную ситуацию и обеспечить реализацию заявленной в начале реформ государственной политической воли.

Отсутствие потребительского налогообложения привело к тому, что значительная часть населения, удовлетворяющая нужды и потребности платежеспособных граждан, уже много лет остается за бортом социальных отчислений, тогда как учетная система потребительского налогообложения, выявляя использование наемного труда в потребительских (непредпринимательских) целях, контролирует отчисления в индивидуальные социальные фонды. Обеспеченная же часть населения через этот налог финансирует улучшение социального режима нуждающейся части населения страны.

Таким образом, учетно-налоговая методология наконец-то реализует государственную политическую волю и переместит акценты из предпринимательской деятельности в непредпринимательскую, потребительскую, расточительную сферы деятельности.

Затраты на дорогие свадьбы, путешествия, на приобретение особняков, квартир, машин, содержание охраны, прислуги и прочие атрибуты роскошной жизни, то есть непроизводительное приобретение - потребление, будут объектом налогового учета и потребительского налогообложения.

Невостребование в 1991-1998 годах профессионального потребительского учета и налогообложения привело к тому, что потребительские расходы чиновников страны в  4-10 раз превышают их легальные доходы. Налог же на потребление представляет собой лакмусовую бумажку всевозможных теневых доходов.

Дефекты учетно-налоговой политики обеспечили в 1991-1998 годы непрерывную учетную легализацию злоупотреблений и, как логическое следствие, диктуют необходимость легализации через методологию налога на потребление всех приобретенных за этот период доходов и богатств.

Любые доходы, в том числе и не-легализованные, не использованные на потребление, а направленные в накопление или в инвестиции в предпринимательскую деятельность, не облагаются налогом на потребление.

То есть вне обложения этим налогом находятся все доходы физических лиц, направленные в инвестиционную деятельность на территории Республики Казахстан.

На этой основе произойдет излечение казахстанских нуворишей, поскольку фискальная идеология станет требовать не декларации доходов и их источников, а декларации произведенных расходов.

Потребительское налогообложение совместно с единым налогом предпринимательской деятельности нейтрализует огромную затратную, крайне неэффективную фискальную машину контроля за нереализованными доходами физических лиц, одновременно стимулируя накопления и инвестиции в предпринимательскую деятельность. Резко сократится экспорт фискальной работы и штрафной ответственности в финансовые структуры и вмешательство в охраняемые законом тайны вкладов и в прочие банковские сферы, обеспечивающие эффективность деятельности этой системы. Банковская система сбросит мундир фискального подручного и сконцентрируется на своих финансовых перспективах. Внедрение потребительского налогообложения востребует налога на вывоз капитала, поскольку с 1989 года осуществляется масштабный вывоз капитала, сопровождаемый соответствующим сокращением уставных капиталов хозяйствующих субъектов нашей страны.

Расцвет экспорта сырья за границу и угнетение выпуска конечной продукции обеспечены тем, что доходы этих предприятий формировались за счет недоизъятий в бюджет общенациональных потерь (природная рента, экологические потери). Поскольку прибыль наполняется за счет национальных потерь, естественно, этим предприятиям не нужны раздел прибыли и интеграция с отечественными предприятиями, выпускающими конечную продукцию. В этой связи особую значимость приобретают соответствующие разделы потребительского и природопользовательного налогообложения.

Система налогообложения Республики Казахстан будет включать следующие разделы.

Налогообложение предпринимательской деятельности

 

Единый совокупный налог с предпринимательской деятельности (с объемов использования наемного труда, реализации продукции, ценностей, работ и услуг. Уплата - по окончании отчетного месяца).

Потребительское и природопользовательное налогообложение

 

Налог на потребление (приобретения) физических лиц.

 

Экологический налог (сбор).

Земельный налог.

Акцизы на продукцию монополистов.

Налог на вывоз капитала.

Отчисления пользователей автомобильных дорог.

Бонусы от внутренних недропользователей.

Роялти от внутренних недропользователей.

Фиксированные рентные платежи.

Акцизы на алкоголь и табак.

Плата за воду.

Лесной доход.

Плата за въезд автотранспортных средств в Республику Казахстан.

Сбор за парковку автотранспорта.

Сбор с аукционных продаж.

Сбор за участие в бегах на ипподромах.

Сбор за выигрыш на бегах.

Сбор с лиц, участвующих в игре тотализатором на ипподромах.

Сбор за право проведения кинотелесъемок.

Сбор за выдачу ордера на квартиру.

Сбор с владельцев собак.

На основе этой системы налогообложения заработает фискальная вилка: с одной стороны, нанизывающая доходы предпринимательской деятельности, а с другой - расходы потребительской деятельности.

 

Бюджетные и налоговые потенции (реалии) неизбежно заставят законодателя осуществить профессиональную привязку идеологии пенсионного обеспечения к объемам исполнения налоговых и прочих государственных обязательств гражданами Республики Казахстан.

Уравнение социального обеспечения примет вид:

Размеры исполненных налоговых и прочих обязательных платежей = Уровень пенсионного обеспечения в старости

 

Гарантированная государством пенсия должна обеспечивать минимальный, базовый уровень проживания, добавки к которому будут реализовываться за счет собственных налогопроизводственных усилий граждан.

 

Деятельность капитала, в том числе и иностранного, на территории Республики Казахстан уже много лет характеризуется формированием доходов за счет социальных недовложений и ущемления объемов воспроизводства здоровья, интеллектуальной и рабочей силы на территории страны.

На этой основе ежегодно программно нарастают социальные проблемы казахстанского общества. Разрешение этой ситуации лежит в целевых отчислениях от фондов зарплаты каждого наемного работника по единой ставке обложения предпринимательской  деятельности. При этом обязательна будет лишь минимальная 5-процентная ставка, по которой хозсубъектом производятся отчисления в индивидуальные фонды медицинского и пенсионного обеспечения на социальные сбер­книжки своих работников. Хозяйствующий субъект сможет увеличивать по своему усмотрению эти отчисления в рамках действующей градации: от 5 до 30 процентов.

Таким образом, капитал напрямую, без посредничества государства и его чиновников, будет нейтрализовывать противоречия между трудом и капиталом, государством и обществом, гарантируя и обеспечивая социальные перспективы каждого работника и всех трудовых коллективов.

Навязываемая банковской системой дешевизна вкладов населения и финансовых ресурсов хозяйствующих субъектов, хранящихся на счетах и депозитах, - это инструмент присвоения доходов от инвестиционных ресурсов общества и финансовых средств реальной экономики.

 

Экспроприационная сверхрентабельность фискальной и банковской систем создает тунеядствующую, устремленную к спекулятивной, подрывной деятельности денежную массу, являющуюся с 1993 года стимулятором подрыва нацвалюты и агрессии банков на валютно-финансовом рынке.

Наглядный пример агрессии этой денежной массы, карательных инициатив и жертвоприношений Нацбанка мы наблюдаем с осени 1998 года.

По закореневшей привычке Нацбанк опять утоляет аппетиты финансовых драконов за счет реального сектора казахстанской экономики. 5 сентября 1998 года Нацбанк повысил ставку рефинансирования с 18,5% до 20,5%, а в первой половине ноября поднял ее до 25%.

Стремление нацбанковской системы формировать антирыночные (экспроприационные) ставки рефинансирования погаснет, если по вкладам (депозитам) физических и юридических лиц в банках и других кредитных институтах будет установлена минимальная доходность, равная ставке рефинансирования Национального банка.

Принцип формирования доходов по ставкам рефинансирования принудит Нацбанк и банковскую систему отказаться от многолетней политики грабительских ставок кредитования и перейти на рыночный раздел прибылей, создаваемых реальной экономикой. А общество возвратит себе аннулированное банковской системой неотъемлемое право кредитования (инвестирования) своей производительной части по стимулирующим рыночным ставкам.

Только на этой основе резко сократятся проблемы курса национальной валюты, спекулятивности финансового рынка, дезинтеграции казахстанской экономики, уклонения банков от кредитования производительной деятельности, экспроприационных кредитных ставок, жирования банковской системы на инвестиционных ресурсах общества и на рентабельности реальной экономики.

Одновременно следует нейтрализовать разнообразный нацбанковский инструментарий отлучения населения и небанковских хозяйствующих субъектов от свободного кредитования казахстанской экономики.

Согласно статье 30 Указа “О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан" от 31 августа 1995 года ссудные операции (предоставление кредитов в денежной форме) и ломбардные операции (предоставление краткосрочных кредитов под залог депонируемых) легко реализуемых ценных бумаг и движимого имущества являются банковскими кредитными операциями. А кредитные операции, проведенные без лицензии Нацбанка, считаются  недействительными и, естественно, караются законом.

Период 1991-1998 годов был демонстрацией одностороннего ущемления банками экономических интересов вкладчиков, для исправления этой ситуации и обеспечения рыночного принципа равных возможностей следует ввести в закон "О банках" равноценную альтернативную норму: “Срок исковой давности на претензии клиентов и вкладчиков к банкам и их менеджерам (владельцам) по долгам, займам и процентам не ограничен".

Сложившийся режим дискриминационной ответственности клиентов, хозсубъектов и общества перед владельцами и менеджерами банков с 1991 года является большим препятствием на пути формирования цивилизованного кредитного и финансового рынка.

Разрушение рыночного принципа равных возможностей и равной ответственности привело к тому, что в 1991-1998 годах казахстанский финансовый рынок имеет выраженный экспроприационный, негативный и спекулятивный характер.

Для разрешения сложившихся социальных проблем общества все отчисления граждан в пенсионное и медицинское обеспечение должны приобрести статус денежного вклада в Народный банк с начислением доходов по ставкам рефинансирования Нацбанка и с функцией расчетной (социальной) сберкнижки за полученные медицинские и социальные услуги. Система пенсионных вкладов обеспечит то, что каждый гражданин при наступлении пенсионного возраста получит пенсию с начисленными банковскими процентами не у государства и у различных фондов, а в Народном банке со своей социальной сбер­книжки. Аналогично, текущие расходы на лечение будут оплачиваться по этой книжке по мере надобности, расходными чеками из индивидуальных накопительных фондов медицинского страхования.

Таким путем разрешатся многолетние чаяния наших реформаторов: огромные социальные ресурсы приобретут своих конкретных хозяев и рачительных пользователей, а у государства неизмеримо сократятся пенсионные и прочие социальные головные боли.

Концентрация социальных финансовых ресурсов в Народном банке обеспечит наполнение его соответствующим содержанием и положит конец доминированию в нем кучки свежеиспеченных нуворишей. Ведь пенсионные долгосрочные вклады граждан имеют естественный (природный) инвестиционный характер. То есть финансовый механизм отлучения миллионов от собственности повернет в противоположное, антиэкспроприационное, созидательное и рыночное русло. Соответственно, отпадет необходимость навязывания гражданам акций Народного банка.

Нормативный расчетно-денежный механизм, запущенный Национальным банком в 1993 году, извратив природу расчетного эталона, осуществляет передачу и экспорт финансовых ресурсов Республики Казахстан. Только в 1998 году резервы Национального банка уменьшились на 0,5 млрд долларов.

Закрытые пути для рыночных механизмов фиксации расчетного эталона обеспечивают ущербность и экспроприационность расчетной сферы, потому до сего времени невозможно достичь конвертируемости тенге с валютами самых ближайших соседей.

В совокупности это результат многолетнего нераспознавания Нацбанком природы вездесущей потребительской расчетной единицы, которую досконально знает челночная армия, не имеющая специального образования. То есть Нацбанк экспортирует рентабельность казахстанской экономики за рубеж, а челноки возвращают ее назад в Казахстан.

С 1993 года монетарная деятельность Нацбанка являет собой извращение расчетного эталона:

Стоимость в тенге =1 потребительская единица = Стоимость в инвалюте

 

До 1994 года это приводило к искусственному обесценению внутреннего рынка и вымыванию (выво­зу) ресурсов, а в 1995 - 1998 годы - к искусственному удешевлению внешнего рынка, развитию товарной агрессии и челночного бизнеса. С конца лета 1998 года появился казахстанский феномен стремительной инфляции на валютном рынке при дефляции на потребительском.

 

Директивно внедряя дисэквивалент (диспаритет) в обменную и учетную сферу, Нацбанк превратил ее в кормушку для банков, обменных пунктов.

Монетарная политика с 1993 года внедряет и обеспечивает ущербность внутриказахстанского расчетного поля, услужливо принося хозяйствующие субъекты и население в жертву отечественным и иностранным финансовым спекулянтам.

Через директивное искажение расчетного эталона банковская система осуществляет многолетний подрыв работоспособности национальной валюты и накачивает мускулы американскому доллару.

На основе дезориентации экономики и общества стимулируется бегство капитала в доллар (за рубеж), одновременно подрывается гарантия долларового сохранения объемов накоплений казахстанского населения, поскольку процесс накопления долларом негативных и нетрудовых характеристик неизбежно повлечет потерю эквивалента долларовых накоплений.

В многоликой среде безвозвратных изъятий экспансия фискальной деятельности по налоговым позициям влечет адекватное сокращение пенсионных, медицинских и прочих социальных поступлений.

С 1995 года идут непрерывная переориентация и концентрация налоговых изъятий на валовых доходах, объемах реализации продукции работ и услуг, в то же время отчисления в фонды социального обеспечения неизменно оставляются на полутеневом фундаменте фондов заработной платы, программируя обездоленное настоящее и будущее казахстанского общества.

Дискриминационный фискальный прессинг привел к тому, что функционирующая и получающая доходы огромная масса самозанятого населения страны с 1995 года устранилась и практически не участвует в формировании фондов социального обеспечения и страхования.

Для преодоления этой негативной тенденции следует отчисления в фонды гарантируемого государством минимального уровня социального страхования производить от объемов совокупных налоговых изъятий с территории. Минимум общенациональных пенсионных отчислений из совокупных налоговых изъятий с территории устанавливается Парламентом с учетом минимальной потребительской корзины.

Формула базовой социальной ответственности государства примет вид:

Пенсионные отчисления государства = Количество пенсионеров, умноженное на стоимость минимальной потребительской корзины

 

Оцениваемая по объемам производства потребительских единиц (корзин) деятельность государственных органов управления вынужденно сконцентрируется на обеспечении благоприятного социального режима.

 

Формула социальной справедливости примет следующий вид:

Натуральный объем совокупной потребительской единицы = Минимальная пенсия в денежном выражении

 

Баланс экономических интересов, объединяя и гармонизируя экономические интересы чиновничества и предпринимательства, сформируется следующим образом:

 

Уровень прироста производства потребительских единиц = Прирост чиновничьей зарплаты на каждой территории

 

На этой основе произойдет устранение методологической основы получившего расцвет в 1989-1998 годах чиновничьего, межправительственного и межпоколенческого финансового паразитизма.

 

Не соответствует истинным интересам государства наполнение тюрем чиновниками за мелкие взятки, заполняющие необходимые для семей потребительские единицы.

Налоговая система, уже много лет осуществляя методологическую делегализацию доходов физических лиц, держит общество под колпаком и с 1997 года разворачивает борьбу по мотиву недекларированности доходов чиновничества и прочих граждан нашей страны. По закореневшей привычке дефицит экономического и методологического интеллекта замещается уголовной дубинкой, потому удельный вес заключенных в Казахстане чуть ли не в десяток раз выше, чем в цивилизованных странах.

¶ Данная концепция обеспечивает нейтрализацию сложившихся негативных госуправленческих тенденций.

 

¶ Потребительская единица превратится в экономический эталон, в значительной степени заменив в отчетной сфере извращенный денежный эталон, приобретший выраженные экспроприационные потенции.

¶ Динамика макроэкономических показателей, в том числе и ВВП, будет представлять создание, рост или уменьшение потребительских учетных единиц, нейтрализуя искажения государственной отчетности в деятельности властных территориальных структур.

¶ Социальные накопления поколений приобретут сопоставимое и эквивалентное выражение в потребительских учетных единицах, исключив процветающие денежные (инфляционные) изъятия эквивалента, а банковская и финансовые системы лишатся одного из основных инструментов неправового обогащения.

Обеспечение качественного фискального менеджмента, планирования и гарантирования благоприятных социальных и бюджетных перспектив возможно лишь по пути ликвидации внедренной реформаторской бесхозности налоговых, социальных и прочих обязательных платежей, осуществляемых гражданами республики, поскольку лишь на этой основе появляются общественные финансовые ресурсы, доступные для чиновничьего и прочего обогащения.

Реформы 1989-1998 годов ознаменовались нейтрализацией балансовой связи между динамикой (объемами) финансирования (содержания) государственных структур и объемами экономических доходов (района, города, области, республики). Потому в эти годы размножение и процветание чиновничьего люда сопровождалось угнетением и разрушением экономики. Уже много лет благосостояние всех государственных структур не зависит от результатов и достижений экономики, определяя неизменное наращивание чиновничьего теневого потребления через прессинг предпринимательской деятельности.

Сложившаяся ситуация требует незамедлительной привязки динамики изменения финансирования всех государственных структур к приросту - снижению объемов полученных условных потребительских единиц и доходов с территорий, определяемых на основе финансовых балансов районов, городов, областей и республики.

Необходимо востребовать на государственную службу экономистов высшей квалификации и обеспечить то, что интеллектуальное чиновничество будет обогащаться за счет заработанных доходов.

Без внедрения вышеизложенной концепции нельзя осуществить выборность акимов различных уровней, поскольку это повлечет крайне опасный уровень паразитизма территорий и противоречий между местной и республиканской властью.

Следует внедрить паспорт налогоплательщика (для юридических и физических лиц) с единым кодом, отражающий с начала его деятельности стартовый уровень и динамику его собственности (капитала, доходов), взаимоотношения, а также налоговые заслуги перед бюджетом, пенсионными и прочими социальными фондами. Паспорт налогоплательщика должен иметь или совмещать идентификационные характеристики, приданные Министерством внутренних дел гражданскому паспорту, и регистрационно-накопительные функции, свойственные действующим трудовым книжкам.

Накопление информации о трудовой деятельности без регистрации налоговых отчислений налогоплательщиков, то есть создание внеучетной, теневой сферы, влечет программную криминализацию налоговой учетной сферы.

¶ Паспорт налогоплательщика станет основным документом, определяющим пенсионное обеспечение гражданина при наступлении старости и отражающим, сколько потребительских единиц вложено налогоплательщиком в государственный бюджет за каждый год своей трудовой деятельности. Ведь уплаченные налоги в предпринимательской и потребительской деятельности, наполняя единый совокупный налог с территорий в процентной пропорции, формируют фонды социального обеспечения.

 

¶ Востребованность учета платежей со стороны налогоплательщиков обеспечит реализацию эффекта метода двойной записи и бухгалтерской корреспонденции. На этой основе будут востребованы к жизни учетные системы (налоговые балансы) и экономические интересы, которые выдадут на-гора бюджетные сборы и нейтрализуют многолетний реформаторский феномен, не попадающих по назначению платежей в бюджет.

Таким образом, возникнет единая учетно-распределительная система, имеющая жесткие операционные контрольные функции и исчезнет огромное поле супервозможностей чиновников.

Весь же действующий государственный налоговый учет, по присутствию учетного инструментария, равноценен максимально примитивизированному бухгалтерскому учету предпринимателя без образования юридического лица.

На базе паспорта налогоплательщика следует осуществить организацию налогового учета, исчисление ВВП, перспективное налоговое, пенсионное и прочее прогнозирование, а также решать оперативные кредитные и прочие потребности (запросы) хозяйствующих субъектов и определять перспективные пенсионные и социальные гарантии для физических лиц и всего казахстанского общества. Электронные формы паспортов налогоплательщиков составят документальную основу финансового и налогового баланса страны. Жесткие операционно-контрольные функции баланса перекроют пути чиновничьего растаскивания имеющих долгосрочный характер национальных и общественных ресурсов.

Единые коды (счета налогоплательщиков) должны исключить многообразие РНН, социальных кодов и прочих действующих идентификационных кодов, а также же выполнять функцию бухгалтерских счетов, обеспечивая реализацию метода двойной записи в налогово-финансовом учете государства.

Невнедрение основы баланса - метода корреспондентского (встречного) контроля стимулирует с 1989-1991 годов различные учетно-регистрационные корректировки, махинации и присвоения по бюджетным и социальным платежам и накоплениям. С 1991 года размножаются фальшивые квитанции (документы) об осуществлении обязательных платежей, в результате объемы платежей налогоплательщиков не соответствуют поступлениям в бюджетные и пенсионные фонды страны.

Игнорирование метода бухгалтерской корреспонденции между налогоплательщиками и бюджетом государства (налогового баланса) - генератор-стимулятор коррумпированности казахстанской чиновни­чьей армии. Отсутствие прямой корреспондентской зависимости размеров пенсионного обеспечения от объемов выполненных совокупных налоговых обязательств перед государством являет собой многолетнюю кормушку для околопенсионных чиновников на базе неправомерных завышений размеров пенсий для одних и автоматического ущемления остального пенсионного населения.

Идеология и интеллектуальное содержание налогового паспорта пенсионного и фискального учета положит конец эпохе предприятий и фирм-эфемеров, массового бегства капиталов и эпидемии социальных и налоговых беженцев.

¶ Также следует нейтрализовать внедренные в начале реформ дискриминацию и обезличивание экономической ответственности юридических лиц (предприятий), в итоге чего с 1989 года разрушение экономики предприятий сопровождается обогащением менеджерского корпуса.

Уже много лет взыскивая с мелких предпринимателей всю имеющуюся собственность, налоговые органы амнистируют и обогащают за счет госбюджета, кредиторов, трудовых коллективов и общества менеджеров юридических лиц и крупных предприятий. В результате судьба и заработанная многомиллиардная зарплата многотысячных коллективов отдаются с 1991 года на откуп наемно-менеджерскому корпусу.

Менеджерский корпус, реализуя все возможности и полномочия управления, в то же время в соответствии с реформаторской идеологией не несет и сотой доли экономической ответственности менеджера-собственника.

Кроме того, нормативно неуязвимый статус менеджеров сплошь и рядом уводит учредителей и прочих собственников от экономической ответственности перед кредиторами, бюджетом и трудовыми коллективами. На этой основе противоречия между трудом и капиталом непрерывно выводятся на угрожающий безопасности государства уровень.

Ситуация диктует незамедлительную нейтрализацию нормативного нарушения рыночного принципа равной ответственности в системе “менеджер-собственник" и “менеджер - не собственник" на основе солидарной, паритетной экономической ответственности.

Сложившаяся ситуация, наряду с государственными мерами, диктует привлечение частного капитала в проблемы организации учетно-налоговой функции с получением доходов от выявленных объемов налоговой утечки и бюджетных потерь.

Следует осуществить интеллектуальное вооружение налогового учета, в том числе и методом двойной записи, где корреспондирующими счетами будут бюджетные счета и индивидуальные коды налогоплательщиков.

На этой основе полноценную реализацию получит не реализованный с 1991 года в фискальной идеологии стандарт: затраты одних налогоплательщиков равны доходам других налогоплательщиков. Обеспечение исполнения принципа изъятия налогов от объемов валовых доходов, то есть от объемов реализации продукции, работ и услуг, в совокупности с интеллектуальным перевооружением налогового учета исключит возможности антиэкономического прессинга хозяйствующих субъектов.

В совокупности данная концепция обеспечит максимальную реализацию эффекта баланса, встречного контроля, корреспонденции и двойной записи.

На основе этих механизмов, гарантирующих учетно-организационным путем экономические и социальные перспективы, возникнет заинтересованность общества в осуществлении налоговых и социальных платежей.

Только на интеллектуальной системной основе сократятся фискальные проблемы, исчезнут противоречия между бухгалтерским и налоговым учетом, являющиеся неизлечимой головной болью Минфина, а также бухгалтерской и налоговой армии страны.

Профессиональное внедрение данной концепции позволит: в два-три раза сократить вмешательство в предпринимательскую деятельность и через 2,5 года, как минимум, в полтора раза увеличить налоговые поступления в доходную часть государственного бюджета Республики Казахстан с соответствующим увеличением легальных доходов фискальных и прочих государственных чиновников.

Многолетнее нарастание налоговых, бюджетных, социальных проблем государства и общества определено нераспознаванием инструментария и природы действующих экономических механизмов.

Мировой опыт свидетельствует, что только те страны, руководство которых обеспечило цивилизованный, интеллектуально насыщенный режим финансовой и фискальной деятельности, смогли занять соответствующее место среди государств, обеспечивших достойную жизнь для своих народов, а дефицит интеллекта в этой сфере неизменно оборачивается для общества вечными экономическими страданиями и унижением человеческого достоинства.

Фамилия автора: Е. Темирханов, М. Иванов, Н. Васильева, М. Ишаев
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика