Преступления против половой свободы женщины к истории вопроса

В системе социальных ценностей жизнь и здоровье человека, его свобода, честь и достоинство имеют наибольшую значимость. Любое цивилизованное общество строго охраняет права и законные интересы своих граждан, их жизнь, достоинство и неприкосновенность личности, сурово карая за наиболее опасные посягательства на них. Особо оберегаются честь и достоинство женщины, причем уровень ее защиты выступает показателем культуры общества.

В любом обществе существует исторически сложившийся определенный уклад половых отношений, определяемый в числе прочего характером экономической формации. Но уже в древности человечество считало не только изнасилование, но и разврат проявлением безнравственности, отвратительным пороком поведения людей. Однако у разных групп людей, различных классов в разное время представления об этих понятиях, мягко говоря, не совсем не совпадают.

Так, во всяком классовом обществе правовое положение женщины в области общественно-политической жизни предопределяло и ее правовое положение в семье. При патриархально-феодальном строе женщина находилась в обществе и в семейном быту практически на положении рабыни. В родительском доме она была собственностью отца, а после замужества - собственностью мужа. Такие обычаи, как калым, вступление в брак с несовершеннолетней девушкой, принуждение женщины вопреки ее воле к вступлению в брак и т. п., являющиеся прямым посягательством на честь и достоинство женщины, ставящие женщину в неравное положение с мужчиной, не считались преступлением. Даже посягательства на половую неприкосновенность женщины рассматривались лишь как общественно-опасные действия против семейно-имущественных прав мужчины, ибо в феодальном обществе женщина находилась, наряду с другой собственностью, в полном распоряжении мужчины, коим мог быть отец, муж или брат.

Преступлениями в области семейно-брачных отношений признавались прежде всего те действия, которые прямо нарушали семейные права феодалов, подтачивали основы патриархально-феодальных семейных отношений, а именно изнасилование, прелюбодеяние и похищение женщины.

Признавая эти действия наказуемыми в своих уголовно-правовых нормах, господствующий класс, конечно, не ставил задачи охраны прав, интересов и личной неприкосновенности потерпевшей женщины.

Уголовно-правовые нормы обычного права защищали устои семейного права главы семьи - мужчины и в конечном итоге - интересы феодалов.

Изнасилование женщины рассматривалось как вторжение в чужое семейство и грубейшее нарушение прав главы патриархальной семьи - отца или мужа. В нем усматривалось действие, позорящее честь прежде всего ее родителей, мужа и родственников. Обычное право разных народов различало изнасилование не просватанной и просватанной девушки или замужней женщины. За изнасилование замужней предусматривалось всегда более строгое наказание.

По казахскому обычному праву более строгая наказуемость изнасилования просватанной или замужней женщины, вероятно, была связана с тем, что эти действия рассматривались как посягательство на неприкосновенность собственности мужа, уже заплатившего калым.

Так, А. Левшин описывает киргиз-казачьи, или киргиз-кайсацкие, меры наказания: «Изнасилование равняется убийству, и потому подвергает виновного смертной казни, или заплате куна мужу за жену и родственникам за девицу, но женитьба на изнасилованной девице и уплата за нее калыма избавляет преступника от смертной казни и от куна» (СПБ, 1832, ч. 3, гл. 14, с. 20).

Согласно ст. 116 «Собрания киргизских законов и положения на оные Омского временного комитета» (раздел 6 «О содомском грехе, насилии и блуде»), «кто насилие учинит девке просватанной, с того следует взыскать жениху, девку же и сверх того одного слугу и одного верблюда, один панцирь и 24 штуки разного скота, буде же виновный не в состоянии сего платить, то подвергается смерти». Согласно ст. 119 того же собрания, «кто замужней жене учинит насильство, тот наказывается смертию или по согласию мужа платит ему штраф в полкуна» (т. е. 50 лошадей, одного слугу, один панцирь, одного верблюда).

Обычно изнасилование влекло за собой расстройство существующих семейных отношений: муж должен был развестись с изнасилованной женой, так как оставаться с ней в супружестве для него считалось позором. Для изнасилованной женщины создавались такие условия, что она не могла оставаться ни в семье, ни в среде сородичей мужа. Таким образом, изнасилование жены для мужа означало потерю одного из членов его семьи, а потому оно по своим последствиям приравнивалось к убийству.

С середины XIX века в связи с разложением патриархальных отношений и лишением царским правительством суда биев права назначения смертной казни наказание за изнасилование было значительно смягчено. С этого времени основным видом наказания за изнасилование был аип (штраф) различных размеров.

Обычное право киргизов (см. кн. Козлов И. Обычное право киргизов. - 1882. - П. 7 - «Преступления против брака», ст. 61) предусматривает следующее наказание за изнасилование: виновный в изнасиловании замужней женщины платит мужу от 1 до 3 каска тогусов. Виновный в изнасиловании или обольщении чужой жены никогда не призывается прямо в суд биев. Чаще всего оскорбленный муж ограничивается тем, что с женой расправляется в домашнем порядке, посредством нанесения побоев. Если, однако, виновный не соглашается платить добровольно, то муж обращается к биям и заявляет, что виновный украл у него ночью какую-нибудь вещь. Бии, понимая, что под вымышленным обвинением кроется обвинение в нарушении виновным супружеской чести потерпевшего, приговаривают обвиняемого к наказанию розгами и уплате штрафа за кражу (материалы по казахскому обычному праву, опубликованные Семипалатинским областным статистическим комитетом в 1886 году).

Для определения размеров аипа главное значение имело имущественно-правовое положение мужа или отца потерпевшей. О размерах аипа Н. Изразцов писал: «За изнасилование замужней женщины виновный по приговору биев платит мужу: или одну девятку от верблюда, или одну девятку от лошади, или 2 лошади и 2 халата, или одну лошадь и халат. Такой разнообразный размер аипа зависит от состояния и почета, которыми пользуется муж потерпевшей».

Размер наказания за изнасилование И. Козлов представляет так: «Виновный в изнасиловании не просватанной девицы обязан, по согласию родителей ее, жениться на ней, уплатив им условленный калым и за бесчестье 1 тогус» (ст. 59 и 61 раздела «Преступления против брака»).

Со второй половины XIX века в ответственности за изнасилование появляются следующие различия: изнасилование девушки, имеющей менее 12 лет, сосватанной девицы и замужней женщины. Г. Загряжский следующим образом описывает юридические обычаи киргизов и кочевого населения Туркестанского края. Согласно п. 71 за растление имеющей более 12-летнего возраста, но не сосватанной еще девицы, сопровожденное насилием, виновный обязан на ней жениться, заплатив по условию с родственниками калым, а за бесчестье штраф 3 тугуза. По п. 72 в случае несогласия ордынца жениться на растленной им девице или если девица не захочет быть женою того киргиза, то отказ на женитьбу с чьей-либо стороны не избавляет преступника от уплаты должного калыма и аипа (штрафа). Ну а если растление произошло с согласия девицы (не достигшей 12 лет), виновный подлежит взысканию штрафа в три тугуза, если родители или родственники растленной будут жаловаться на бесчестье (п. 73) (под растлением девицы подразумевалось ее изнасилование. - С. Б.)

 

По современному уголовному законодательству Республики Казахстан за изнасилование несовершеннолетней от 14 до 18 лет и несовершеннолетней в возрасте до 14 лет существует разная ответственность. Так, за изнасилование несовершеннолетней от 14 до 18 лет, в зависимости от обстоятельств, суд может приговорить виновного к лишению свободы на срок от 4 до 10 лет, но за изнасилование не достигшей 14-летнего возраста предусмотрено более строгое наказание - от 7 до 15 лет. При определении наказания за изнасилование не достигшей 14-летнего возраста не принимается во внимание тот факт, что потерпевшая сама согласилась на подобные с ней действия.

 

Если более внимательно рассмотреть п. 73, то можно заметить, что ответственность наступает только в случае, если родители или родственники девушки, не достигшей 12 лет, будут жаловаться на бесчестье. Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что данный закон не был направлен на охрану нормального физического и полового развития девочек.

За изнасилование сосватанной за другого девицы виновный подвергается взысканию сверх уплаты полного калыма, какой условились отдать родственники жениха за невесту, еще уплате от 3 до 7 тугузов. Если жених обесчещенной откажется взять ее в жены, то виновный в бесчестье обязан жениться на этой девушке, выплатив за нее родным ее вторичный калым (п. 74).

За изнасилование незамужней женщины виновный подвергается такому же наказанию, какое положено за изнасилование девицы (ст. 75).

Ст. 76 было предусмотрено наказание за изнасилование, повлекшее тяжкие последствия: «Если последствием изнасилования будет смерть изнасилованной, виновный подвергается взысканию в пользу родных умершей полкуна и сверх того за бесчестье трех тугузов». То есть наказание назначалось как за два преступления - изнасилование и убийство.

Грузинское право по традиции особо защищало честь и достоинство женщины, нравственную сторону супружеских отношений. Наглядным подтверждением является созданный в XVIII веке свод законов - Уложение царя Вахтанга VI, где говорится, если брат обесчестит мхлебели (служительница, служанка) брата или сахлискаци (родственники до четвертой степени родства), хорошо если тот по-братски извинит его, а если нет и мхлебели не станет больше ему угодна, пусть обесчестивший даст сисхли одного мсахура (даст кровь одного человека дома), а если она и впредь будет угодна ему (своему господину), пусть все же даст сисхли одного глехи (даст кровь одного неимущего, иноязычного).

Уложение Вахтанга VI снимает ответственность с крепостного за лишение жизни барина-насильника, т. е. посягающего на честь и достоинство жены крепостного. Г. Надареишвили писал: «В феодальных сводах законов такая защита семейно-нравственной чести крепостного представляет собой явление чрезвычайно редкое. Найти аналогичную правовую норму в правовой литературе феодального общества трудно. Оно относится к числу редких исключений».

В Армении в XII веке был утвержден судебник Мхитара Гоша, по которому, согласно ст. 19-20 Церковных канонов, за изнасилование обрученной девицы, также как и за прелюбодеяние с замужней женщиной, совершенное насильственно, виновный подвергается половинному взысканию, установленному за блуд с обрученной девицей (т. е. заплатить сребра, сколько полагается на вено девицам). Если же кто встретится с девицей необрученной и насильно переспит с ней, то он обязан заплатить отцу отроковицы пятьдесят двойных серебряных драхм, и она пусть будет его женою. Во всю жизнь он не может развестись с нею. Жениться виновный должен без приданого, если же он этого не пожелает, то он должен заплатить по закону, предусматривающему взыскание за изнасилование обрученной. Ну а если кто обольстит и изнасилует обрученную девицу, он подвергается наказанию смертью независимо от того, согласятся ли или нет родители обрученной выдать свою дочь за него (ст. 36 «Об обольстителях обрученных девиц»).

Судебник армянского государственного деятеля, историка и полководца XIII века Смбата Спарапети является юридическим памятником эпохи феодализма средневековой Армении. Он содержит те же виды наказания, что и судебник Мхитара Гоша, но вместо смерти за отказ жениться на изнасилованной девице и уплатить 50 драхм виновному отрезали член (ст. 95). Разбирать подобные дела предоставлялось парону, и для такого случая требовалось основательное обследование, а изнасилование должно было рассматриваться как с точки зрения юноши, так и девушки: в случае насильственного овладения применяют увечье, а при добровольном акте - снисхождение.

Иначе данный судебник рассматривал дела о соблазнении и изнасиловании женщины. Согласно ст. 94 судебника, если мужчина обманул замужнюю женщину и привел в чужой дом, а затем соблазнил, то за это закон повелевает тяжелое наказание, по крайней мере - отрубить ему член, особенно если человек применял насилие. Но если женщина была незамужней и он пообещал ей: «Я на тебе женюсь» и тем обманул женщину, то его спасение в том, что он должен жениться, а после женитьбы он не подлежит больше наказанию.

 

По Уголовному кодексу Республики Казахстан данные действия не считаются изнасилованием, а подпадают под статью 123 «Понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера», так как при изнасиловании выступает грубое принуждение женщины к вступлению в половую связь, а при данном преступлении виновное лицо игнорирует волю женщины в меньшей степени, но оказывает на нее давление, обещая ей те или иные блага (например: жениться, продвинуть по службе, улучшить материальное положение и т. д.). В данном случае женщина, хотя и под давлением, но все же в половое сношение вступает добровольно. Соответственно, за преступление по ст. 123 предусмотрено менее строгое наказание - от штрафа в размере от 200 до 500 месячных расчетных показателей до исправительных работ сроком до 2 лет либо лишения свободы на срок до одного года.

 

Как видно из приведенных статей, наказание за изнасилование замужней женщины все-таки тяжелее, чем за то же преступление, но совершенное в отношении девицы или незамужней женщины, когда виновному предоставлялся выбор: или заплатить за преступление, или жениться на потерпевшей.

Как в законах Вахтанга VI, в армянском судебнике Мхитара Гоша, так и в судебнике Смбата Спарапети ответственность за изнасилование несовершеннолетней отдельно не предусмотрена, различается только ответственность за изнасилование не просватанной и просватанной девушки и женщины (вдовы или замужней).

До середины XIX века российское законодательство не было систематизированно, и поэтому статьи об уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности содержались в разных нормативных актах. Так, церковное законодательство, судя по Уставу князя Ярослава о церковных судах, охраняло честь замужней женщины и дочери и наказывало за изнасилование. Памятники древнерусского права, соединявшие светские и церковные нормы, также как международные договоры Новгорода с Готским берегом конца XII века, Смоленска с Ригой 1229 года и середины XIII века, охраняют честь женщины.

Русская Правда, памятник феодального права, - это светский судебник. В ней не предусматривалась защита жизни свободной женщины, а уделялось внимание только материальному ущербу, который наносило феодалу убийство принадлежащих вотчинному хозяйству ремесленницы, кормилицы или просто рабы. Значит ли это, что жизнь женщины не была защищена? Конечно нет. В Уставе князя Ярослава за умыкание, изнасилование и избиение жены или дочери боярина установлены гривны золота, что позволяет предположить, что здесь могло иметься в виду бесчестье, нанесенное главе семьи в результате оскорбления его жены или дочери.

В книге Второзакония (гл. 22, ст. 28-29) изнасилование влекло за собой следующие последствия: «Если кто-нибудь встретится с девицею необрученною, и схватит ее, и ляжет с нею, и застанут их, то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы 50 сиклей серебра, а она пусть будет его женою, потому что он опорочил ее, во всю жизнь свою он не может развестись с нею». Очевидно, наряду со штрафом, в качестве наказания расценивалось и навязывание жены. Изнасилование же обрученной девицы каралось смертной казнью.

Согласно книге Второзакония (гл. 22, ст. 22), если найден будет кто лежащим с женою замужнею, то должно предать смерти обоих. По Уставу князя Ярослава изнасилование женщины мало чем отличалось от насильственного умыкания. Размер взысканий был гривна золота, которая равнялась по ценности слитку золота весом в 160 граммов.

Изнасилование боярской дочери или жены наказывалось более строго, чем изнасилование простых «чад». «Аще кто пошибать боярскую дочерь или боярскую жену, за сором ей 5 гривен золота, а митрополиту 5 гривен золота, а меньших бояр гривна золота, а митрополиту - гривна золота, нарочитых люден - два рубля, а митрополиту два рубля; простых чади - 12 гривен кун, а митрополиту 12 гривен кун, а князь казнитель» (ст. 3 Устава Ярослава).

В Уставе князя Ярослава (ст. 7) впервые в источниках феодального права предусматривается наказание за групповое изнасилование, а именно случай, когда кто-либо из мужчин пригласит к себе девушку и вместе со своими друзьями совершит групповое изнасилование. Пригласивший подвергается трехгривенному взысканию в пользу епископа и такому же взысканию в пользу девки, а его друзья облагаются рублевым штрафом.

По Воинскому уставу от 30 марта 1716 года (гл. 20 «О содомском грехе, о насилии и блуде», арт. 167) предусматривалось наказывать за изнасилование следующим образом: «Ежели кто женский пол, старую или молодую, замужнюю или холостую в неприятельской или дружеской земле изнасильствует и освидетельствуется, оному голову отсечь или вечно на галеру послать, по силе дела. Скверныя женщины обыкновенно, когда в своих скверностях иногда многие скверности учинят, предлагают, что насильством чести своей лишены и насильствованы: тогда судье их такому предложению вскоре не надлежит верить, но подлиннее о правде выведать, и через сие насилие можно освидетельствовать, егда изнасильствованная свидетелей имеет, что оная с великим криком других на помочь призывала, а ежели сие дело в лесу или в ином каком единаком месте учинилось, то онои женщине, хотя б она и в доброй славе была, невозможно вскоре верить, однако ж судья может при том случившиеся обстоятельства разсмотреть, и егда обрящет ее честну, то может онаго пытать или к присяге привесть. А такия обстоятельства меж другим могут сии быть: 1) ежели у женщины или у насильника или у них обоих найдется, что платье от обороны разодрано; 2) или у единаго или другаго или синевы или кровавые знаки найдутся; 3) ежели изнасилованная по скором деле к судье придет и о насильствии жалобу принесет, при котором случае ее притвор и поступки гораздо примечать потребно. А ежели несколько времени о том умолчит и того часу жалобы не принесет, но умолчит единый день или более потом, то весьма по видимому видно будет, что и она к тому охоту имела».

Также в Воинском уставе (арт. 167) впервые принята санкция за изнасилование проститутки (блудницы), которая подлежит защите наравне с «честною» женщиной: «Хотя правда, некоторые права насилие над явною блудницею не жестоко наказать повелевают, однако ж сие все едино, ибо насилие есть насилие, хотя над блудницею или честною женою, и надлежит судье не на особу, но на дело и самое обстоятельство смотреть, в чем саксонская права зело согласуются».

 

Между прочим даже в XX веке бытовало мнение, что нельзя изнасиловать проститутку, так как она не имеет «половой чести». А. Фейербах писал: «Изнасилование в качестве предмета посягательства предполагает неопороченную женщину, в отношении проститутки не может быть совершено изнасилование... Насильственное половое сношение с проституткой должно рассматриваться по общим правилам о насильственных действиях в отношении личности».

Законодательство Республики Казахстан одинаково охраняет права всех женщин, независимо от их рода деятельности, нравственных устоев, социального положения и т. д.

 

В уставе «начатое изнасильствие женщины, но не­оконченное» наказывается индивидуально по рассмотрению дела, т. е. за покушение на изнасилование суд по своему усмотрению мог смягчить меру наказания, а за оконченное устанавливалась смертная казнь.

За тайный увод и впоследствии изнасилование честной жены, вдовы или девицы, даже если «оная вскоре или потом хотя в том позволила», виновного приговаривали к смертной казни путем отсечения головы. Но существовала оговорка, по которой данное наказание не имело силы: «Ежели уведенная уводчикова была невеста зарученная, а отеческой ниже душеприказчиковой воле подвержена не была». Словом, совершение насильственного полового акта со своей невестой изнасилованием не признавалось. Однако похищение женщины и последующее ее изнасилование выступало в качестве отягчающего вину обстоятельства.

Исследователи уголовного законодательства России и западноевропейских государств указывают на относительную мягкость за половые преступления по воинскому артикулу в сравнении с западноевропейским законодательством, которое предусматривало, как правило, за них смертную казнь, осуществляемую наиболее мучительным способом.

Почти то же наказание за изнасилование было предусмотрено в Воинском морском уставе сухопутном, утвержденном в Санкт-Петербурге 13 января 1720 года (глава 5 «О штрафах», глава 16 «О телесном блуде и о насилии во сном», п. 120). Однако п. 120, с некоторыми сокращениями и существенным улучшением редакции, воспроизводит уже рассмотренный нами артикул 167, карающий за изнасилования. В частности, исключено указание на то, что изнасилование будет караться независимо от того, изнасиловал ли виновный старую или молодую, замужнюю или холостую, в неприятельской или дружеской земле. Исключена ссылка на саксонское право в обоснование наказуемости изнасилования блудниц, но наказуемость такого деяния сохранена.

Впервые в качестве обстоятельства, свидетельствующего о факте изнасилования, добавлено: «если насилуемая персона малолетна или весьма несравненна с силой насильника».

Также растление признавалось квалифицированным, если оно было совершено с применением насилия или лицом, от которого потерпевшая находилась в зависимости (родителями, опекунами или родственниками). При вменении изнасилования требовалось принять во внимание не только признаки, характеризующие виновного и его взаимоотношения с потерпевшей (наличие родственных, опекунских и др. отношений), но и факт замужества потерпевшей, сопряженность изнасилования с похищением, нанесением побоев или истязанием, с состоянием беспамятства или неестественного сна, опасностью для жизни потерпевшей. Особо выделялись составы изнасилования, повлекшие за собой смерть или растление потерпевшей.

Интересно в рассматриваемом аспекте законодательство малых народов Севера. Одна из особенностей суда и обычного права народов Севера - небольшое количество дел по нарушению прав и интересов личности, по преступлениям, направленным против личности, что связано с неразвитостью как собственно понятия личности, так и личностных отношений в целом. Преступления против нравственности, собственно говоря, сводились к изнасилованию женщин и половой связи мужчин с чужими женами. При известной свободе половых отношений, сохранивших пережитки группового брака, обычное право, запрещая подобные деяния, относилось к ним в целом снисходительно. Акты насилия над женщинами отнюдь не считались тяжкими преступлениями. Виновники обычно отделывались небольшой компенсацией оленями или деньгами в пользу мужа. Так Обдорская инородная управа, рассматривая в январе 1889 года дело об изнасиловании замужней женщины ненки Ланзь Леко тремя ненцами, приговорила последних к уплате трех оленей-быков (Обдор­ской управы книга для записей приговоров по тяжбам, спорам и поступкам инородцев (1881-1901 гг.), с. 48-49). У народов Приамурья компенсация за такое преступление выплачивалась в гораздо большем размере. У ульчей в нее входили кольчуга, котел, три шкуры соболя, медвежья шкура. Но под влиянием государственного права взгляд на это преступление менялся, и оно стало рассматриваться как преступление, подлежащее более строгому наказанию. У хантов Березовского уезда виновного, помимо компенсации, приговаривали к порке розгами (до 15 ударов). Если же насилью подвергалась девица, то виновный был обязан жениться на ней с уплатой калыма, а в случае отказа отдавал от 3 до 15 оленей или 10-15 рублей.

У народов Келебских селений Дагестана также было предусмотрено наказание за изнасилование, но существовала некоторая особенность. Так, если какая-нибудь женщина заявит, что ее кто-то изнасиловал, и на это имеются два свидетеля, все равно мужчины или женщины, которые были очевидцами, услышали споры и тяжбу их, то с насильника взыскивается 12 голов овец, а с нее ничего не взыскивать. Если же она не имеет свидетелей, то ее вместе с мужем и с 6 соприсягателями из ее тухума приводят к присяге. Если она не даст присягу или не примет предложенную форму присяги, то бык стоимостью 12 овец взыскивается с нее в пользу общества и селения, а если только одна она присягой подтвердит свое заявление, то с нее взыскиваются и овцы, а с обвиняемого - 8 овец в пользу общества. То есть изнасилованная женщина также несла ответственность за совершенное над ней преступление - тем что при недостаточности доказательств платила штраф.

По своду решений и обычаев Цекубского сельского общества Дагестана устанавливается ответственность за изнасилование чужой жены, где предусмотрено наказание, равное преступлению за убийство: виновный объявляется кровным врагом и изгоняется из селения, как убийца.

У Цекубских жителей устанавливается ответственность в 2 быка с того, кто совершил насильно половой акт с ушедшей от него без оформления развода женой, а также за ее избиение или снятие с нее одежды или что-нибудь другое. Все это должно было быть сделано по истечении трех дней со дня происшествия. Ответственность за изнасилование жены в рассмотренных нами законодательных актах других народов не предусматривалась.

 

В былые годы многие наши юристы считали, что к уголовной ответственности за изнасилование нельзя привлекать мужа, вступающего в насильственное половое сношение с женой. Они ссылались на то, что одной из целей брака является удовлетворение половых чувств супругов, а потому, мол, женщина, выходя замуж, теряет перед мужем право половой свободы. В настоящее время наличие состава преступления не зависит от отношений женщины с виновным (муж, сожитель и т. д.). При этом исходят из того, что женщина имеет равные права с мужчиной во всех областях жизни. Поэтому никто не может посягать на ее половую свободу, даже муж. Однако в такой высокоразвитой стране, как Соединенные Штаты Америки, права женщины-жены от насильственных посягательств со стороны мужа на ее половую неприкосновенность ничем не защищены. Так, в примерном уголовном кодексе США говорится: «Предметом изнасилования не может быть собственная жена виновного и даже женщина, с которою он состоит в продолжающейся половой связи, если совокупление с такой женщиной достигнуто путем насилия, то возможна ответственность лишь за насилие».

 

По Адатам Технуцальского наибства (глава 5, параграф 2) дело об изнасиловании женщины разбирается как по убийству: виновный изгоняется в кайлы на 1 год и взыскивается с него в пользу обиженной 50 рублей, а в пользу общества - 1 бык. Девушка или вдова о своем оскорблении также должна объявить старшине или первому встречному, тогда заявление принимается: с виновного взыскивается 30 рублей в пользу обиженной и в пользу общества - 1 бык (параграф 3). Но виновный может избежать наказания, если родственники обиженной вдовы согласятся выдать ее за него замуж, однако за оскорбление девушки, даже при намерении взять ее в жены, все же взыскивается штраф в пользу общества.

Адаты Ункратль-Чамальского наибства (глава 7) устанавливают, что если женщина убьет насильника на месте оскорбления, то она не несет ответственности за это убийство (параграф 2). Можно к сказанному добавить, что свидетельские показания женщин относительно совершенного насилия в расчет не принимаются (параграф 3).

В древнем хорвато-далматинском законодательстве XV-XVII веков, памятнике славянского права - Полице, в ст. 110 «О нападении на женщин» говорится: «Если бы кто напал на женщину и изнасиловал ее, закон требует, чтобы насильник во всяком случае отвечал головой. Но нужно разобрать, как, и каким образом, и по какой причине, и что за человек, какого общественного положения. Также и о женщине - какого она состояния, какого поведения (репутации), чем занималась. Все это надо разобрать и взвесить, как и что есть, потому что нельзя все вещи предусмотреть». То есть делается акцент на то, какого общественного положения насильник (богатый или бедный, женат или холост), и исходя из этого предусматривается наказание. Что касается женщины, обращали внимание на то, замужем она или нет, порядочная или с дурной славой. Так, если потерпевшей была замужняя женщина или помолвленная девушка, то насильник, как убийца, наказывался «мертвой кровью» (т. е. штрафом в 240 либр), а мужу второй штраф такой же. Если же девушка свободная, а насильник неженат и между ними брак возможен, он должен взять ее в качестве жены по церковному закону или снабдить ее приданым и выдать замуж согласно своему состоянию, так, чтобы ей никакой срамоты и никакого упрека учинено не было.

Одним из памятников права позднего феодализма, который в течение трехсот с лишним лет был единственным общеимперским законом Германии, является «Каролина» - уголовно-судебное уложение Карла V. Наказание за изнасилование в нем предусматривалось следующее: «Если кто-либо путем насилия и вопреки ее воле злодейски обесчестит неопороченную замужнюю женщину, вдову или лишит невинности девушку, то такой злодей подлежит лишению жизни. По жалобе потерпевшей и доказательстве преступления он должен быть, подобно разбойнику, подвергнут смертной казни мечом. Если же кто-либо злодейски и насильственным образом будет покушаться на вышеупомянутое преступление против неопороченной женщины или девушки, но она вследствие своего сопротивления или иным путем будет спасена от такого посягательства, то по жалобе потерпевшей и доказательстве преступления такой злодей должен быть подверг­нут наказанию соответственно обстоятельствам учиненного преступления и положению лица» (ст. СХIХ). Начиная с XVII века в Германии лицо, совершившее изнасилование, освобождалось от уголовной ответственности, если потерпевшая согласится выйти за него замуж.

Английское право, согласно Акту о преступлениях против личности от 1861 года, считало изнасилование тяжким преступлением и наказывало пожизненными каторжными работами. Одно лишь покушение на совершение такого преступления или нападение с намерением его совершить каралось 10 годами каторжных работ. Данное преступление считалось направленным против физической неприкосновенности. Поэтому согласие жертвы служило основанием для полного прекращения преследования. В случае же когда такие преступления направлены против детей, слишком малолетних для того, чтобы они могли понять сущность причиняемого вреда, английское право давно уже отказалось от признания доводом защиты согласие пострадавшего ребенка, в частности на основании Актов об исправлении уголовного права всякое половое сношение, как при осуществлении их, так и при покушении на их осуществление, между мужчиной и девочкой моложе 16 лет считают преступлением и карают 2 годами тюремного заключения и тяжелой работой. В случае же когда девочка моложе 13 лет, то совершение такого преступного деяния квалифицировали как насилие и карали пожизненными каторжными работами. Во всех случаях согласие девочки не имело значения, но если девочка старше 13 лет, но моложе 16, а обвиняемый сам не старше 23 лет, то аргумент защиты, что он с достаточным основанием верил, что девушка старше 16 лет, может в случае, если ему будет оказано доверие, служить основанием для оправдания при первичном обвинении такого рода, если только девушка согласилась на этот акт.

По законам Лангобардов (ранний этногенез итальянцев), согласно эдикту короля Ротари (XII век), если мужчина совершит над женщиной насилие и против ее воли возьмет в жены, пусть уплатит за эту вину девятьсот солидов, из них половину королю и половину родичам женщины. Если же она не имеет родичей, эти девятьсот солидов поступают ко двору короля (ст. 186). Опять же женщина не получала никакой компенсации за совершенное над ней преступление. Честь свободной женщины ценилась намного выше, чем честь вольноотпущенницы или полусвободной. Так, если кто изнасиловал чужую альдию, т. е. ту, которая была уже рождена от свободной матери, уплатит за эту вину 40 солидов (ст. 205). Если же кто изнасилует чужую вольноотпущенницу (лицо, которое отпущено на свободу), уплатит за эту вину 20 солидов (ст. 206). Если кто изнасилует чужую рабыню, уплатит за эту вину 20 солидов (ст. 207). У итальянцев в данный период изнасилование не считалось тяжким преступлением. Для сравнения хочу взять в пример прелюбодеяние жены, которое по тяжести считалось куда более серьезным преступлением, чем изнасилование. Так, согласно ст. 212, если кто найдет другого, свободного или раба, в прелюбодеянии со своей женой, власть имеет убить обоих, и если убьет их, пусть не требует их оплаты.

По законам итальянского короля Лиутпранда (713-735 гг.) ставилось под охрану здоровье и нормальное половое развитие малолетней девочки. Так, согласно ст. 12, если кто сосватает или возьмет в жены девушку прежде исполнившихся 12 лет, уплатит тогда тот, как содержит эдикт о похищенном добре, а именно 900 солидов, из них половина королю, а половину тому же ребенку, сама же девушка пусть возвращается в дом.

В этом же законе существует довольно необычная статья 130, в которой говорится, что человек, который обесчестит чужую жену по наущению ее мужа, отдается в руки родичей самой женщины, но не в руки ее мужа, который совершил такое дурное. Муж же должен уплатить родичам самой своей жены, как если бы она была убита при раздоре.

Уголовный кодекс Индии, применяемый до 1862 года, имел в своей основе мусульманское уголовное право и предусматривал за изнасилование побитие камнями или бичевание. Данные нормы распространялись как на мусульман, так и на индусов и действовали на большей части Британской Индии. В Бомбее, где мусульманское право действовало только в отношении мусульман, начиная с 1799 года христиане и парсы подчинялись предписаниям английского права (см. выше), а на индусов распространялось действие индусского права - закона Ману. По закону Ману за изнасилование замужней женщины предусматривалась смертная казнь. После введения индийского уголовного кодекса 1 января 1862 года, согласно ст. 376, изнасилование карают пожизненной депортацией или лишением свободы любого вида на срок до 10 лет, а если потерпевшая является женой виновного и достигла 12-летнего возраста, то лишением свободы любого вида на срок до 2 лет или штрафом или тем и другим одновременно. Согласно ст. 375 половое сношение с женой не является изнасилованием, если только жена достигла 15-летнего возраста. С учетом того, что изнасилование относится к числу преступлений, которые при различных обстоятельствах могут представлять различную опасность, составители кодекса с критерием опасности изнасилования соотнесли кастовую принадлежность жертвы и виновного. Так, сопоставляя два случая: целомудренная женщина «высшей» касты, готовая пожертвовать жизнью ради спасения своей чести, осквернена насилием мужчины, принадлежащего к «низшей» касте, и изнасилована женщина, не пользующаяся хорошей репутацией, не претендующая на чистоту, легко доступная, - составители приходили к выводу, что во втором случае посягательство «бесконечно менее опасно», чем в первом. Однако, как показало время, практика далеко не всегда применяла этот критерий, почти с самого начала встав на путь учета в первую очередь степени жестокости, проявленной преступником, и беззащитности и беспомощности жертвы. Стремясь вести борьбу с выдачей замуж девочек в раннем возрасте, УК в ст. 375 предусматривал, что половое сношение с женой, не достигшей 10-летнего возраста, является изнасилованием. В 1925 году этот возраст был повышен до 13 лет, а в 1949 году - до 15 лет.

Логично в завершение этого достаточно обширного исторического обзора отметить, как же обстоят дела в настоящее время, в частности в Республике Казахстан.

Современное законодательство нашей республики направлено на охрану половой свободы и половой неприкосновенности женщины, на свободу самоопределения в половом общении, на недопущение какого-либо принуждения в этой сфере. В соответствии с Конституцией от 30 августа 1995 года, каждый гражданин имеет право на судебную защиту своих прав и свобод (ст. 13), а также право на личную свободу и неприкосновенность человеческого достоинства (ст. 16 и 17).

Обеспечение этой конституционной нормы возлагается на уголовное законодательство Республики Казахстан. Так, согласно статье 2 Уголовного кодекса Республики Казахстан, защита прав, свобод и законных интересов человека и гражданина от преступных посягательств составляет одну из основных задач уголовного права.

Одним из наиболее важных элементов свободы личности является половая свобода женщины. Преступное посягательство на половую свободу рассматривается как тяжкое преступление, и, соответственно, в отношении совершивших его лиц устанавливается строгое наказание.

Среди половых преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Республики Казахстан, наиболее опасным и распространенным является изнасилование. По статистическим данным, среди осужденных за половые преступления лица, совершившие изнасилование, составляют около 80%. Статья 120 Уголовного кодекса Республики Казахстан определяет изнасилование как половое сношение с применением насилия или угрозой его применения к потерпевшей или другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Это глубоко аморальное преступление. В большей мере, чем при совершении других половых преступлений, при изнасиловании в грубой форме игнорируется воля женщины, наносятся непоправимая моральная травма, физический вред здоровью. Особо пагубно изнасилование сказывается на несовершеннолетних.

Однако в последние годы наблюдается рост изнасилований по всей территории нашей республики.

Литература

 

1. Уголовный кодекс РК. - Алматы, 1997.

2. Конституция Республики Казахстан. - Алматы, 1996.

3. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.

4. Левшин А. Описание киргиз-казачьих, или киргиз кайсацких, орд и степей. - СПБ, 1832.

5. Козлов И. Обычное право киргизов. -1882.

6. Культелеев Т.М. Уголовное обычное право казахов. - Алма-Ата, 1955.

7. Загряжский Г. Юридические обычаи киргиз о народном суде и кочевого населения Туркестанского края. - СПБ, 1876.

8. Михайлов В.И. Обычаи и обычное право киргизов. - 1891, т. 17.

9. Обозрение российских владений за Кавказом, в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. - СПБ, 1836.

10. Российское законодательство X-XX вв. - М., 1984, 1985. - Т. 1, 3, 4.

11. Пурцеладзе Д.Л. Законы Вахтанга VI. - Тбилиси, 1980.

12. Паповян А.А. Армянский судебник Мхитара Гоша (XII в.).

13. Саркисов Г.С., Красиков Ю.А. Ответственность за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. - Ереван, 1990.

14. Хашаев Х.М. Кодекс законов Уммухана Аварского (Справедливого). - М., 1948.

15. Ермолаев И.П., Кашафутдинов Р.Г. Свод законов Киевской Руси. - Казань, 1985.

16. Зиманов С.З. «Каролина» (Уголовно-судебное уложение Карла V). - Алма-Ата, 1967.

17. Смбат Спарапет. Судебник. Под. ред. Галстяна А.Г. - Ереван, 1958.

18. Памятники русского права. Под. ред. Сафроненко К.А. - М., 1961. Вып. 8 «Устав воинский от 1716 г.».

19. Никифоров Б.С. Уголовное законодательство Республики Индии. - М., 1958.

20. Синицина И.Е. Человек и семья в Африке. - М., 1989.

21. Зибарев В.А. Юстиция у малых народов Севера (XVII-XIX вв.). - Томск, 1990.

22. Обдорской управы книга для записей приговоров по тяжбам, спорам и поступкам инородцев (1881-1901 гг.). - Томск, 1970.

23. Шервуд Е.А. Законы Лангобардов (к раннему этногенезу итальянцев). - М., 1991.

24. Памятники обычного права Дагестана XVII-XIX вв. Состав. Хашаев Х.М. - М., 1965.

25. Дженкс Эдуард. Английское право. Пер. Лунц Л.А. - М., 1947.

26. Греков Б.Д. Полица. - М., 1951.

 

27.

Примерный Уголовный кодекс США. Пер. Никифорова А.С. - М., 1969.

Фамилия автора: С. Богданович
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика