ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НЕЗАКОННОМ ОБОРОТЕ НАРКОТИКОВ

Общеизвестно, что среди многочисленных транснациональных форм преступной деятельности незаконное производство и оборот наркотических средств и психотропных веществ одни из самых массовых и организованных. Колоссальные прибыли, получаемые в результате незаконного оборота наркотиков, с одной стороны, бесперспективность существования значительных групп населения, уровень доходов которых находится за отметкой прожиточного уровня, - с другой, привлекают к нелегальному производству и сбыту наркотиков миллионы людей. Нельзя уже больше сказать, что злоупотребление наркотиками имеет место в основном в индустриально развитом западном мире. «Ежегодный оборот от незаконной торговли наркотическими средствами, по данным Интерпола, составляет $400 миллиардов. А десятая часть денег, имеющих хождение в мире, связана с наркобизнесом».1 В этот преступный гигантский механизм вовлечены люди, различные по своему социальному положению, средствам, связям и возможностям, цель его - производство денег, а средство - отравление миллионов людей.

По данным Программы Организации Объединенных Наций по международному контролю над наркотиками (ЮНДКП), общее число злоупотребляющих наркотиками в 90-х годах составило около 445,6 миллиона людей. В частности, 8 миллионов человек в мире злоупотребляют героином, это составляет 0,14% всего мирового населения; 13 миллионов людей (0,23%) злоупотребляют кокаином; 141,2 миллиона людей (2,45%) - канабисом; 30 миллионов людей (0,5%) - стимуляторами амфетаминового ряда (АТС) и т. д.2

В начале 90-х годов Республика Казахстан была включена Международным комитетом ООН по контролю над наркотиками в список государств - мировых производителей марихуаны. Территория республики «стала превращаться в своеобразный «коридор», через который незаконно перевозится огромное количество наркотиков из Азии в Европу и Америку».3

По статистическим данным, в 1998 году на территории Казахстана по сравнению с прошлым годом произошел повсеместный рост (на 27,1%) преступлений, связанных с наркотическими средствами или психотропными веществами. Всего было зарегис­трировано 18 845 преступлений данной категории, это 15,39% от общего числа зарегистрированных преступлений. В ходе предварительного расследования было выявлено 15 914 лиц, совершивших указанные преступления, в том числе 444 несовершеннолетних и 2003 женщины, что составило соответственно 2,78% и 12,58% от общего числа привлеченных к уголовной ответственности по данной категории дел. Осуждено - 10 185 человек, что на 6,7% меньше, чем в прошлом году. Одной из причин уменьшения количества осужденных послужило принятие нового УК РК, в частности декриминализация деяний, предусмотренных ст. 214 УК КССР. Ныне нельзя привлечь к уголовной ответственности за единичные факты обнаружения наркотиков в небольших размерах. Поэтому из числа уголовно наказуемых деяний было исключено 2 876 преступлений.

Опасность деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ - производство, перевозка, потребление, диктует необходимость принятия как согласованных международных действий, так и национальных мер контроля в стране.

Международный контроль над наркотиками регулируется рядом договоров, принятых под эгидой Организации Объединенных Наций:

- Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года, которая учредила Международный совет по контролю над наркотиками (МСКН), с поправками, вне­сенными в нее протоколом 1972 года;

- Конвенция о психотропных веществах 1971 года;

- Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года.

Этими конвенциями определяется перечень наркотических средств и видов действий (оборота) с ними, а также мер борьбы с этими преступлениями.

Республика Казахстан присоединилась к названным международным актам в июле 1998 года4 и активизировала свою уголовную политику в этом направлении. Основу нормативной базы РК, позволяющей вести уголовно-правовую борьбу с незаконным оборотом наркотических средств, составляют: Уголовный кодекс РК, Закон РК «О наркотических средствах, психотропных веществах, прекурсорах и мерах противодействия их незаконному обороту и злоупотреблению ими» от 10 июля 1998 года; постановление правительства РК от 9 марта 1998 года № 186 «О наркотических средствах, психотропных веществах и прекурсорах, подлежащих контролю», которым утверждены списки наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, ядовитых веществ, подлежащих контролю в РК, и сводная таблица об отнесении наркотических средств, психотропных веществ, обнаруженных в незаконном хранении и обороте, к небольшим, крупным и особо крупным размерам.

Применение указанного законодательства вызывает серьезные проблемы при квалификации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ.

Названные обстоятельства и определили наш интерес к исследованию вопросов, связанных с совершенствованием законодательства об уголовной ответственности за преступления, связанные с наркотиками.

В связи с быстрым введением в действие нового Уголовного кодекса РК и отсутствием у практических работников достаточного времени и возможностей для его изучения и осмысления, а также утверждением правительством РК новых списков Государственной комиссии РК по контролю над наркотиками, новых перечней о количестве наркотиков, за незаконный оборот которых наступает уголовная ответственность, в правоприменительной практике возник ряд проблем.

1. Одна из проблем применения действующего законодательства по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, с которой столкнулись практики, - это нетождественные, различающиеся по смыслу тексты диспозиции ст. 259 УК РК, изданные на казахском и русском языках. В ст. 259 УК РК, изданного на русском языке, предусмотрена ответственность за «незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ». В той же статье УК РК, изданного на казахском языке, законодатель предусмотрел ответственность за «??i???i ???????? ?????? ??????? ???? ????i? ???????? ??»??? ????????, ????? ???, ??????, ??????????, ??????? ?????? ????», что в переводе на русский язык обозначает «незаконные изготовление, покупку, хранение, перевозку либо продажу наркотических средств или психотропных веществ». То есть вместо общих понятий «приобретение» и «сбыт» применены слова «сатып алу» и «сату», обозначающие «покупку» и «продажу» наркотических средств.

Судебная практика свидетельствует о том, что покупка наркотических средств является не единственным способом приобретения. Могут иметь место и другие разнообразные способы приобретения этих веществ: получение в обмен на другие товары и вещи, взаймы, в дар, в уплату долга, присвоение найденного, сбор дикорастущей конопли, мака и их частей.

Часть вторая ст. 259 УК РК, изданного на русском языке, предусматривает ответственность за «незаконное приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработку, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ». УК РК, изданный на казахском языке, сужает круг преступных действий, предусматривая ответственность лишь за покупку наркотических средств с целью продажи. Очевидно, нет необходимости повторять, что наркотические средства приобретаются не только путем покупки и сбываются не только путем продажи. Безусловно, купля-продажа - это самый распространенный способ приобретения и сбыта, однако не единственный.

Аналогичная ситуация с неправильным переводом на казахский язык сложилась и со ст. 260 УК РК, предусматривающей ответственность за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ. В УК РК, изданном на казахском языке, эта статья предусматривает ответственность только за кражу и вымогательство этих средств и веществ. Не предусмотрена ответственность за хищение наркотических средств, совершенное путем грабежа, разбоя, мошенничества. Вследствие этого возникает противоречие между первой, второй и третьей частями ст. 260. В части третьей предусмотрена ответственность за те же действия, но с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Если при вымогательстве угроза применения насилия и применение насилия допустимы, то кража не может сопровождаться ни угрозой применения насилия, ни насилием. Применение насилия и угроза применения насилия - это квалифицирующие признаки других составов хищений.

Известно, что кража - это лишь одна из форм хищения. Очевидно, что вместо слова «?????» в диспозиции статьи следовало употребить слово «???????». И тогда все стало бы на свои места.

 

Подобное различное смысловое содержание текста законодательства на государственном (казахском) и русском языках недопустимо. Налицо нарушение общих правил использования терминов: единство терминологии, тождественность употребления терминов в разных правовых актах, на различных языках. Ст. 18 Закона Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» требует изложения текста нормативного правового акта с соблюдением норм литературного языка и юридической терминологии, что и не сделано. Кроме того, в Концепции языковой политики РК, одобренной Президентом РК 4.11.1996 г., сказано, что законодательные акты, как правило, должны готовиться на государственном языке. У нас же происходит все наоборот - нормативный правовой акт принимается на русском языке, только после этого переводится на казахский язык, и зачастую с существенными искажениями.

 

В связи со сложившейся ситуацией возникает вопрос о том, какому варианту Уголовного кодекса РК (на казахском или на русском языках) отдать предпочтение при квалификации действий обвиняемых, осужденных. Ведь в ст. 7 Конституции РК и ст. 4 Закона РК «О языках в Республике Казахстан» закреплена норма, согласно которой в республике государственным языком является казахский. Государственный язык - язык законодательства, действующий во всех сферах общественных отношений на всей территории государства.

2. Еще одна проблема - это неудачно сформулированная диспозиция ст. 259 УК РК. Анализ практики рассмотрения судами уголовных дел, связанных с наркотиками, показал, что законы о борьбе с наркома­нией, как правило, практически оказываются направленными против мелких распространителей и потребителей наркотиков, а их главные производители, организаторы и сбытчики обычно уходят от ответственности. Главной причиной этого, по-нашему, является нарушение норм теории права, регламентирующих определенные условия, от которых в значительной мере зависит эффективность уголовных норм. Несоблюдение общих требований юридической техники, а именно грамотности, правильной формы, полноты отражения в законе наиболее существенных черт соответствующего общественно опасного явления, приводит к тому, что либо начинают применять аналогию закона, либо вне уголовной ответственности остаются субъекты, совершающие по существу серьезные общественно опасные деяния. Из теории права известно, что при издании правовых норм важно так их сформулировать, чтобы воля законодателя стала ясной и доступной, чтобы истинный смысл ее не расходился с текстуальными формулировками, чтобы не было двусмысленности, темноты и пробельности актов, иначе действие норм уголовного права будет неэффективно.5

В части второй ст. 259 УК РК предусмотрена ответственность за незаконное приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработку, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ независимо от их размера. Признавая правильность установления более строгой ответственности за незаконное приобретение и хранение этих средств и веществ с целью сбыта, а также за сам сбыт, считаю несправедливым установление такой же ответственности за их изготовление, переработку, перевозку без цели сбыта. Судебная практика свидетельствует о том, что эти действия могут быть совершены не только для сбыта, но и для личного употребления.

Немало случаев, когда в настоящее время привлекаются к уголовной ответственности по ст. 259 УК РК лица, которые приобрели наркотические средства для себя и перевозили их на машине к своему месту жительства. Конструкция ст. 259 УК РК заставляет квалифицировать действия этих лиц по двум частям этой статьи - по части первой ст. 259 УК РК за незаконное приобретение, по части второй этой же статьи - за незаконную перевозку со всеми вытекающим отсюда последствиями. Одно преступное действие искусственно разделяется на два преступления и квалифицируется по двум частям одной статьи, наказание в связи с этим назначается по совокупности преступлений на основании ст. 58 УК РК путем полного или частичного сложения наказаний.

В то же время законодатель не выделил и вообще не предусмотрел ответственность за изготовление, пересылку, перевозку, переработку наркотических средств и психотропных веществ с целью сбыта, хотя общественная опасность этих действий возрастает, увеличивается с момента возникновения цели сбыта. Перевозка, пересылка сами по себе без цели сбыта, на наш взгляд, не требуют установления более строгой ответственности, чем за хранение.

По смыслу частей 3 и 4 ст. 259 УК РК уголовная ответственность предусмотрена за незаконную перевозку, изготовление, пересылку этих средств и веществ при отягчающих обстоятельствах, когда они совершены группой лиц по предварительному сговору, неодно­кратно, организованной группой, преступным сообществом, в отношении средств и веществ в крупном и особо крупном размере. При этом, согласно диспозиции статьи, не требуется, чтобы они были совершены с целью сбыта. Возникает вопрос, зачем создавать преступные организации, организованные группы, преступные сообщества с распределением ролей, изготавливать, перевозить, перерабатывать, пересылать наркотические средства и психотропные вещества в крупном и особо крупном размере, если при этом не преследуется цель сбыта?

Сопоставление уголовного законодательств РК с законодательством других республик СНГ показало, что в главе 25 проекта Уголовного кодекса Кыргызской Республики в ст. 244, 245 предусмотрена ответственность за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку наркотических средств либо психотропных веществ как без цели сбыта, так и с целью сбыта. Такая формулировка закона представляется наиболее правильной. Это позволяет не только четко разграничивать действия виновных, устанавливать более строгую ответственность за деяния, совершенные с целью сбыта, а равно и за сам сбыт, но и вести достоверную статистическую отчетность.

Вместе с тем следует отметить и непродуманность санкции за перечисленные преступные действия, предусмотренные ч. 2, 3, 4 ст. 259 УК РК. Перечислив в одном ряду изготовление, перевозку, переработку, пересылку наркотических средств и психотропных веществ без цели сбыта, а также сам сбыт этих средств и веществ, законодатель установил за них одинаковую ответственность. При этом им не учтена разная степень общественной опасности реального сбыта, а также изготовления, перевозки, переработки, пересылки средств и веществ без цели сбыта.

Установление одинаковой ответственности было бы оправданно в случае, если бы наряду с реальным сбытом в диспозиции статьи были перечислены перевозка, пересылка, изготовление, совершенные с целью сбыта.

Сравнение санкций за контрабанду наркотических средств и психотропных веществ (ст. 250 УК РК) и за их изготовление, перевозку, переработку, пересылку без цели сбыта свидетельствует о том, что за совершение последних, несмотря на их меньшую общественную опасность, установлена более суровая ответственность.

3. В настоящее время сложилась ситуация, когда уголовная ответственность за незаконное приобретение и хранение наркотических средств и психотропных веществ зависит от размера этих средств и веществ, от того включено это средство в список, таблицы или нет.

Таким образом, криминализация (преступность) деяния установлена подзаконным актом правительства РК (высшего органа исполнительной власти), в то время как в общей части УК РК, в частности в ст. 1, сказано, что уголовное законодательство Республики Казахстан состоит исключительно из Уголовного кодекса РК. Иные законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат применению только после их включения в Уголовный кодекс.

Представляется неправильным утверждение таких актов лишь постановлением правительства. Очевидно, что от их содержания зависит уголовная ответственность лица, квалификация его действий, степень преступности его действий. Следовало бы заметить, что в сводной таблице содержатся основополагающие первичные нормы, базовые положения по вопросам определения размеров, регулирующие действительно коренные вопросы. Поскольку от их содержания зависят вид и формы ответственности, устанавливается преступность действий привлечения к ответственности лиц, постольку возникает необходимость их принятия законодателем, а не исполнительной властью. Они должны были быть приняты и утверждены Парламентом в качестве приложения к УК РК.

Существует необходимость приведения законодательства, связанного с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в соответствие с Конституцией и законами Республики Казахстан, для того чтобы затронутые в этой статье проблемы не оказывали отрицательного влияния на качество прокурорского надзора и судебной деятельности.

 

1 Карикболов Б. “Согласно международным экспертным оценкам, Казахстан может производить до 5 тысяч тонн наркотиков в год” // Казахстанская правда. - 1998.

2 Материалы специальной сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций по всемирной проблеме наркотиков (Нью-Йорк, 8-10 июня 1998 года).

3 Уголовно-правовые меры борьбы с преступлениями, связанными с наркотиками / Учебно-практическое пособие. – Алматы, 1998. - С. 6.

4 Закон Республики Казахстан от 29.06.1998 г.

“О присоединении РК к Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств”// Казахстанская правда. - 1998. - 1 июля.

Закон Республики Казахстан от 29.06.1998 г.

“О присоединении РК к Конвенции о психотропных веществах”// Казахстанская правда. - 1998. - 1 июля.

Закон Республики Казахстан от 01.07.1998 г.

“О присоединении РК к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г.” //Казахстанская правда. - 1998. - 4 июля. 

5 Общая теория права и государства. Учебник / Под редакцией В.В. Лазарева. - М.: Юрист. - С. 146.

Фамилия автора: Г. Жолдасбаева
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика