Досудебное производство по уголовным делам о налоговых преступлениях

Прошедший после введения нового Уголовно-процессуального кодекса год стал и первым годом функционирования следственного аппарата органов  налоговой полиции, чье появление - ответ на продолжающуюся обоснованную специализацию аппаратов расследования в сфере борьбы с преступностью.

В настоящий период на следственный аппарат органов налоговой полиции возлагается расследование всех совершенных в стране экономических преступлений, включая налоговые. Для разгрузки аппарата предварительного следствия в составе органов налоговой полиции организованы и действуют подразделения штатного дознания.

И дознание, и следствие в органах налоговой полиции придерживаются в ходе расследования единых уголовно-процессуальных правил. Доказательства, полученные в ходе дознания или следствия, имеют одинаковую юридическую силу для суда в главном судебном разбирательстве по уголовным делам.

Вместе с тем было бы неверным отождествлять в полном объеме дознание и следствие как формы предварительного расследования. Между ними есть различия, и довольно существенные.

Возьмем, к примеру, компетенцию в части расследования уголовных дел. Более сложные преступления расследует следственный аппарат. Соответственно, здесь налицо другие сроки расследования, так как такие дела в силу большого объема процессуальной работы требуют времени. Кроме того, совершенно иной характер носит правовой статус следователя, который выражается в его большей самостоятельности и независимости в ходе расследования уголовных дел, тогда как дознаватель большинство принимаемых решений обязан согласовывать с руководителем органа дознания. Это обусловлено тем, что в уголовном процессе интересы дознания всегда олицетворяет орган дознания.

Можно провести различия и в порядке расследования. Дознанию не характерна структура расследования, принятая для следственного производства.1

Представляется новаторским подход законодателя, разрешающего при определенных в УПК условиях дознавателю перевести порядок расследования, установленный для органа дознания, в рамки следственного расследования. Иначе говоря, дознаватель вправе провести предварительное следствие также по делам, которые он обычно расследует в режиме дознания. Раньше подобное не допускалось, а в настоящее время, из соображений процессуальной экономии, желания ускорить приближение главного судебного разбирательства, сделаны отступления от этих правил. И, как нам представляется, вполне обоснованно.

Дознание располагает достаточным процессуальным опытом расследования уголовных дел, оно укрепляется и дополняется наличием ведомственного контроля, прокурорского и судебного надзора. Поэтому опасения отдельных ученых, что допуск органа дознания к проведению следствия приводит к стиранию границ между данными формами расследования уголовных дел, неубедительны. Ни одна из форм предварительного расследования себя не скомпрометировала, в них больше особенного при общих подходах к режиму расследования. И суду, в принципе, безразлично, в каком режиме велось расследование. Главное, чтобы в ходе расследования соблюдались его порядок, компетенция органов, а также принципиальные основы производства по уголовным делам.

Можно констатировать, что сложился опыт расследования налоговых преступлений, появились закономерности и особенности в расследовании таких категорий дел. Все это объективно вызвало потребность в проведении глубоких исследований проблем расследования налоговых преступлений. К примеру, комплексное выражение практики расследования уголовных дел в стране, включая первый опыт деятельности следственного аппарата налоговой полиции страны, получил обобщение в работах Когамова М.Ч.2, а применительно к деятельности аппаратов расследования налоговой полиции - в работе Алиева Р.М.3

Однако указанные исследования в силу того, что они первые, не отразили всех закономерностей, присущих расследованию налоговых преступлений. Требует дополнительного изучения первоначальный этап расследования налоговых преступлений, не  лишним было бы определение предмета доказывания по делам о налоговых преступлениях, определение следственных ситуаций, в которых протекает такое расследование, а также раскрытие взаимоотношений начальника следственного отдела, прокурора со следователем по основным вопросам расследования уголовного дела и т. д.

Предлагаемая вашему вниманию статья базируется на материалах расследования уголовных дел следственным аппаратом налоговой полиции 1998 года, достаточно репрезентативного по количеству расследуемых дел. За указанный год следователями органов налоговой полиции страны окончено расследованием 31 уголовное дело по фактам уклонения от уплаты налогов организациями (ч. 2 ст. 222 УК) и 7 - по фактам уклонения от уплаты налога гражданами (ч. 2 ст. 221 УК).

Небольшое количество дел этой категории свидетельствует о недостаточной оперативно-розыскной работе органов налоговой полиции. Дела по фактам уклонения от уплаты налогов занимают по количеству второе место после дел по фактам присвоения или растраты вверенного чужого имущества (ст. 176, ч. 2 и 3, УК). Это можно объяснить тем, что налоговые преступления в плане расследования отличаются сложностью и для следователей непривлекательны.

В результате неэффективного расследования 25 уголовных дел по уклонению от уплаты налогов с организаций следователями прекращены и 35 приостановлены4.

В соответствии с УПК возбуждение уголовного дела (ст. 177 УПК) возможно только в тех случаях, когда для этого есть соответствующий повод и достаточные основания. Изучение следственных дел показывает, что наиболее типичными поводами к возбуждению уголовных дел по фактам уклонения от уплаты налога являются следующие:

1. Сообщения и материалы должностного лица государственного органа. (Как правило, должностных лиц  налоговых комитетов различных уровней системы Министерства государст­венных доходов). На практике, к сожалению, такие материалы и сообщения часто поступают в органы налоговой полиции с большим запозданием, что приводит к несвоевременному возбуждению уголовных дел. В результате упускается возможность оперативного сбора доказательственной информации, появляются проблемы в процессе доказывания обстоятельств совершенного преступления, теряют эффективность проводимые следственные действия. Поэтому, очень важна организация взаимодействия органов налоговой полиции и налоговых комитетов в части своевременного обмена криминологически значимой информации  и подключения следователей к ходу налоговых проверок.

Главной причиной задержки поступления сообщений и материалов является порядок, установленный Указом Президента РК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет», введенным в действие с 1 июля 1995 г., в соответствии с которым за налогоплательщиком сохраняется право обжалования решений и действий органов налоговой службы в вышестоящие органы налоговой службы и суды (статьи 165, 166). Но эта длительная процедура необходима для исключения возможных проблем в ходе следствия.

2. Непосредственное обнаружение сведений о преступлении должностными лицами и органами, правомочными возбудить уголовное дело, помимо органа налоговой полиции. В проанализированном, 1998 году органы предварительного следствия налоговой полиции приняли от других органов 46 дел по фактам уклонения от уплаты налогов организациями и 9 - по фактам уклонения от уплаты налогов физическими лицами4.

Установив признаки преступления, предусмотренные частями 2 статей 221 и 222 УК, следователь налоговой полиции обязан немедленно возбудить уголовное дело и приступить к расследованию. Однако на практике допускаются отступления от выполнения требований закона, когда без надобности проводятся различные проверочные действия до возбуждения уголовного дела в целях подтверждения факта уклонения от уплаты налогов. При этом упускается из виду, что в соответствии с законом необходимым условием возбуждения уголовного дела является не факт преступления, а только достаточные данные, указывающие на признаки преступления, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. Существует, к сожалению, и противоположная тенденция, когда уголовные дела возбуждаются без достаточных на то оснований.

Фактически основания к возбуждению уголовного дела представляют собой совокупность материалов, включающих акты документальной проверки соблюдения налогового законодательства и решения по нему с приложением подлинных документов бухгалтерского учета, отчетов, деклараций, объяснений налогоплательщика, очевидцев, справок и иных доказательств, свидетельствующих о непредставлении декларации о доходах, включении в декларацию заведомо искаженных данных о доходах и расходах, а также о сокрытии других объектов налогообложения или иных обязательных платежей, повлекших неуплату налога в крупном размере, или о совершении подобного неоднократно либо лицом, ранее судимым за аналогичное преступление.

Изучение уголовных дел по фактам уклонения от уплаты налогов показало, что другие поводы к возбуждению подобной категории уголовных дел встречаются реже. Например, не регистрировались случаи явки с повинной, использования сообщений СМИ, что является следствием низкой налоговой культуры в обществе.

Расследование дел об уклонении от уплаты налогов требует от следователя серьезной работы с большим количеством нормативно-правовых актов и документов, обилие которых - свидетельство несовершенства налогового законодательства.

Из изучения уголовных дел следует, что следователи в определенных случаях не раскрывают квалифицирующих обстоятельств с приведением нормативно-правовых актов и документов, регулирующих порядок взимания определенного вида налога, который нарушен обвиняемым в том или ином виде. Такая практика не соответствует требованиям закона и не отвечает целям всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Упущения этим не ограничиваются. В ходе изучения встречались другие крайности, когда в обвинительных заключениях содержался весь перечень квалифицирующих обстоятельств, предусмотренных частями 2 статей 221 и 222 УК, что размывало пределы уголовной ответственности обвиняемого и пределы доказывания его вины, а такое дело, понятно, не могло быть предметом главного судебного разбирательства.

Установление круга лиц, совершивших уклонение от уплаты налогов, если речь идет о физических лицах, проблем не вызывает. Тогда как по делам об уклонении от уплаты налогов организаций определение субъекта данного преступления становится возможным только в результате расследования, изучения финансовых документов, проведения встречных проверок, экспертиз.

В изученных делах при определении степени виновности лица в совершении преступления в ряде случаев не учитывались достоверные данные о способе совершения уклонения от уплаты налога, размеры неуплаты налога, поведение обвиняемого до и после совершения преступления.

Что касается устранения или дополнения недочетов следователя в сфере профилактики преступлений, то необходимо отметить, что судами эта работа практически не проводилась. Исключение составили отдельные суды, и такая практика заслуживает распространения.

Например, по уголовному делу № 1-166, рассмотренному Мугалжарским райсудом Актюбинской области в 1998 году, ввиду отсутствия в  деле представления следователя суд вынес частное постановление, в котором поставил вопрос ответственности руководства налогового комитета района, бездействие которого привело к тому, что МГП «Тазалык» с 1995 года до февраля 1998 года не представляло в налоговые органы декларации о совокупном годовом доходе, данные об объектах налогообложения, что привело к неуплате налогов в бюджет в крупном размере - на сумму 3 млн 115  тыс. тенге. МГП «Тазалык» ни разу не проверялось, к его руководству не применялись меры воздействия за нереагирование на уведомления налоговой службы о необходимости представления декларации. Частное постановление направлено в адрес акима и налогового комитета района.

В качестве другого примера следует привести частное постановление по делу № 1-1591, рассмотренному Темиртауским горсудом в 1997 году. Поводом для его внесения в адрес руководителей ДЭУ, треста «Горэнергосеть», АО «Алаугаз» и др. г. Темиртау послужили данные о том, что названные предприятия не приняли мер по возмещению ущерба, причиненного им МЧП «Майя» по договорам поставок: не предъявлены и иски в установленном законом порядке. Бухгалтерии данных предприятий в отчетности отражали задолженность МЧП «Майя» как дебиторскую.

В условиях длительной безнаказанности руководитель МЧП «Майя» совершил ряд других противоправных сделок, включая уклонение от уплаты налогов в бюджет.5

Проблемным в следственной практике остается вопрос о разграничении подследственности уголовных дел, т. е. совокупности признаков уголовного дела, которые определяют отнесение данного дела к компетенции того или иного органа предварительного расследования.6 Формально в настоящее время мы располагаем условной правовой базой разграничения компетенции между следственными аппаратами страны, что регламентировано УПК (ст. 192). Вместе с тем изучение фактического положения дел на местах свидетельствует о существовании серьезных разногласий. Это, в свою очередь, приводит к нарушениям законности, прав и интересов граждан в уголовном процессе, необоснованному затягиванию сроков следствия, неправильному соединению и выделению уголовных дел, ведет к явлениям коррупционного характера и даже уводу виновных лиц от установленной законом ответственности.

Несмотря на существование в подобных случаях арбитра - прокурора, даже данное должностное лицо не всегда в состоянии правильно разрешить указанную следственную проблему. Причина - прежде всего недостаточно четкое распределение компетенции аппаратов расследования в уголовном процессе, в основном ввиду неясного понимания и применения на практике и в законодательстве правил так называемой альтернативной и по связи дел последовательности уголовных дел. Данные признаки подследственности в силу непрерывных реформ сферы расследования, увеличения круга органов, допущенных к расследованию уголовных дел, во многих случаях не срабатывают или неверно применяются. Выход видится в определении главных и производных функций того или иного правоохранительного ведомства, т. е. в выделении приоритетного направления, которое принято считать главным, ведущим в миссии правоохранительного ведомства.

После упразднения ГСК и его органов в Казахстане не осталось правоохранительных структур, для которых бы борьба с преступлениями, их предотвращение, раскрытие и расследование были определяющими в деятельности. В этом нетрудно убедиться, проанализировав статьи 1, 2 Указа Президента РК, имеющего силу закона, «Об органах национальной безопасности РК»  от 21.12.95 г., статьи 1, 2 Указа Президента РК, имеющего силу закона, «Об органах внутренних дел РК» от 21.12.95 г., разделы «Миссия», «Приоритеты», «Основные задачи», «Функции» и т. д. положения о Министерстве государственных доходов РК, утвержденного постановлением правительства РК 20 октября 1998 года7 и т. д.

В этой связи следует отметить, что разграничение компетенции правоохранительных органов должно отталкиваться от основных направлений деятельности того или иного правоохранительного органа, имеющего в своем составе аппарат расследования уголовных дел. Но этот момент не учтен даже в ходе текущего совершенствования УПК РК. Например, в соответствии с Законом РК от 9.12.98 г. расследование дел о должностных преступлениях оставлено в исключительной подследственности органов внутренних дел, т. е. структуры, которая находится в ведении исполнительной власти.8

Понятно, что в такой ситуации трудно рассчитывать на эффективную борьбу с коррупцией в сфере государственного управления и власти. Более того, во все периоды становления и развития УПК борьба с должностными преступлениями для МВД не являлась характерной. (Тем более сейчас, после упразднения в мае 1998 года9 экономической полиции МВД и передачи ее функций органам налоговой полиции).

В то же время органы налоговой полиции могут заниматься расследованием должностных преступлений, если последние связаны с расследованием дел о налоговых или иных экономических преступлениях. Следовательно, наделение МВД исключительным правом расследования должностных преступлений надо рассматривать и как расследование ими других преступлений, связанных с ними, в том числе экономических. Аналогичным является исключительное право органов КНБ на расследование дел по ст. 311 части 3 УК и связанных с ними других уголовных дел.

Отсюда налицо избирательное отношение законодателя в вопросах подследственности уголовных дел, выделение преимущественного права одних органов перед другими в проблемах, которые таковыми не должны быть, или их следует более ясно регламентировать для исключения субъективного понимания определения подследственности.

Представляется, что борьба с должностными преступлениями должна быть включена в полномочия всех аппаратов расследования. Это актуально особенно в настоящее время в условиях действия Закона РК «О борьбе с коррупцией».10

Такое решение проблемы требует одновременного укрепления полномочий прокуратуры в вопросах определения подследственности уголовных дел в ситуациях, когда лицо или группа лиц совершают преступления, подследственные разным органам расследования.

Представляется, что в часть 7 ст. 192 УПК следует внести дополнительно указание на то, что в необходимых случаях прокурор своим постановлением создает совместную группу следователей разных ведомств для расследования преступлений со сложными признаками подследственности уголовных дел. Такое уточнение компетенции прокурора позволит более четко понимать полномочия прокурора, регламентированные ст. 198 УПК.

Практика показала, что попытки решения указанных вопросов силами руководителей правоохранительных  ведомств успехом, как правило, не увенчались либо были нормализованы только при вмешательстве органов прокуратуры. В качестве примеров можно назвать уголовные дела в отношении директора центрального рынка г. Астаны, руководителей ТОО «Тайм» г. Астаны и т. д. В приведенных случаях имели место споры, в том числе по вопросам создания совместных следственных групп, между органами налоговой полиции и МВД, органами налоговой полиции и КНБ.

На практике, да и в теории11 продолжает оставаться проблемой правовое регулирование  взаимоотношений следователя с начальником следственного отдела и прокурором в ходе расследования уголовного дела. Прежде всего, это случаи, когда следователь вправе не соглашаться по основным вопросам расследования уголовного дела с соответствующими указаниями начальника следственного отдела, не исполнять их до решения по  существу затронутых проблем надзирающим прокурором. Последний может согласиться с возражениями следователя или наоборот. В последнем случае следователь может, не приостанавливая исполнения указаний прокурора, обжаловать их вышестоящему прокурору, решение которого является окончательным. Привлекательная сторона прокурорских полномочий в уголовном процессе – его несвязанность с доводами следователя по делу и стремление к достижению истины. К тому же прокурор самостоятельно решает основные вопросы, вытекающие из результатов расследования уголовного дела.

Представляется, что подобная трактовка полномочий следователя, начальника следственного отдела, прокурора имеет под собой достаточно веские аргументы, не требует законодательного пересмотра и отвечает интересам следственной практики.

Наши выводы также согласуются с прокурорской практикой, которая подтверждает отсутствие элементов несогласованности в действиях следователя и надзирающего прокурора по расследуемым уголовным делам.

 

Литература

1 Дознание в органах внутренних дел Казахской ССР / Под ред. проф. Ю.Д. Лившица. - Караганда: ВШ МВД СССР, 1990. - С. 94; Когамов М.Ч. Краткий научно-практический комментарий к главам нового УПК РК. - Учебное пособие. - Алматы: Аян Эдет, 1998. - С. 82-83; Рыжаков А.П. Предварительное расследование. Учебное пособие. - Тула, 1996. - С. 319.

2 Когамов М.Ч. Предварительное расследование уголовных дел в РК. Учебное пособие. - Алматы: Аян Эдет, 1998. - С. 62-69.

3 Алиев Р.М. Расследование уголовных дел  налоговой полицией. Учебное пособие. - Алматы: Аян Эдет, 1998. - С. - 42-64.

4 Текущее делопроизводство ГСУ Комитета налоговой полиции МГД РК. - Астана, 1998.

5 Текущее делопроизводство Верховного суда РК. - Астана, 1999.

6 Уголовный процесс. - М.: Юридическая литература, 1972. - С. 584.

7 О дальнейшем реформировании системы государственных органов РК: Указ Президента РК от 12 октября 1998 г. - Казахстанская правда. - 1998. - 13 октября; Положение о Министерстве государственных доходов РК: Постановление правительства РК от 20 октября 1998 г., № 1070.

8 О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК и признании утратившими силу указов Президента РК, имеющих силу закона, «О специальных государственных органах РК, осуществляющих дознание и следствие» и «О ГСК РК и его органах»: Закон РК от 9 декабря 1998 г. - Казахстанская правда. - 1998. - 15 декабря.

9 О мерах по повышению эффективности борьбы с экономической преступностью: Указ Президента РК от 6 мая 1998 г. - Казахстанская правда.- 1998. - 7 мая.

10 О борьбе с коррупцией: Закон РК от 2 июля 1998. - Алматы: Аян Эдет, 1998. - С. 52.

 

11 Когамов М.Ч. Указ. соч. - С. 102-113; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном  судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - С. 136-152; Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. - М.: Госюриздат, 1959. - С. 262.

Фамилия автора: АЙКИМБАЕВ Абай
Год: 1999
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика