Жертвы преступлений и современная преступность

Проблема жертв преступлений и их защиты является объемной, и рассматривать ее можно в разных аспектах. Мне бы хотелось остановиться на следующих вопросах, вытекающих из анализа преступности и состояния борьбы с ней.

1. Жертва преступления - понятие, которое нередко отождествляется с понятием “потерпевший”. В этом случае под жертвой преступления понимается только физическое лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, независимо от того, вынесено или нет постановление о признании такого лица потерпевшим. Поскольку по действующему в России УПК потерпевшим признается только физическое лицо, соответственно, жертвой преступления в литературе объявлялось именно оно.

Продуктивнее не сужать данное понятие и исходить из того, что жертва преступления - это физическое или юридическое лицо, иные субъекты (организация, не являющаяся юридическим лицом, и т. п.), которым преступлением причинен вред, ущерб. Тогда будет сбалансированнее обеспечиваться защита прав и законных интересов различных жертв.

2. Криминологический анализ жертв преступлений позволяет полнее и точнее оценивать криминальную ситуацию в стране.

В России учитываются не только факты преступлений, выявленные лица, их совершившие, но и жертвы преступлений (юридические и физические лица), а также число преступлений, по которым имеются потерпевшие. В России в 1997 г. было зарегистрировано 1452748 преступлений, по которым установлены потерпевшие, 1704200 потерпевших лиц, 182698 юридических лиц, которым причинен материальный ущерб; в 1998 г. эти данные составили 1604189, 1852645, 264252 соответственно. И это важный показатель для оценки изменения преступности как неблагоприятного.

Статистические формы еще не вполне совершенны, они дорабатываются, но их анализ уже сейчас позволяет делать определенные выводы, в том числе рассеивать некоторые заблуждения. Так, распространено мнение, что в России иностранцам опасно заниматься предпринимательством, да и вообще им там опасно находиться. Однако криминологический анализ позволяет сделать вывод, что в России участь иностранцев менее печальна, чем россиян.

Сравнительный анализ субъектов и жертв преступлений показывает, что иностранцами совершается в три с половиной раза больше преступлений в отношении российской стороны, чем гражданами России в отношении иностранцев. В 1998 г. иностранными гражданами и лицами без гражданства совершена 31 тыс. преступлений (на 10,9% больше, чем в 1997 г.), а в отношении них - 9 тыс. (+ 3,4%). Доля преступлений иностранцев в общем числе расследованных составила в 1998 г. 1,7%*. Причем иностранцы все чаще подвергаются посягательствам со стороны своих же сограждан.

Известно, каким значительным является ущерб от экономических преступлений. В России по всем выявленным преступлениям в отношении собственности удельный вес преступлений против российской или российских физических и юридических лиц составлял в 1997 г. 98,7%, в 1999 г. - 99%, а против российской с иностранным участием - 1% и 0,7%, иностранной - 0,3% и 0,3% соответственно. Если говорить о преступлениях, совершенных в крупном и особо крупном размерах, причинивших крупный ущерб, то и здесь основными жертвами становятся именно российские субъекты. В отношении иностранной собственности в 1998 г. было совершено только 0,3% всех таких преступлений (1997 г. - 0,4%), в отношении российской с ино­странным участием: в 1997 г. - 3,9%, в 1998 г. - 2,7%.

Поэтому важно при криминологическом анализе шире использовать данные о жертвах преступлений, виктимности соответствующих субъектов и выделять при специальном предупреждении преступности объекты на основе такой их характеристики, как повышенная виктимность.

3. Анализ данных о жертвах преступлений помогает в оценке и криминогенной ситуации - тех социальных процессов и явлений, которые определяют преступность и ее изменения. Здесь мы встречаемся также с тем, что социальные последствия преступности, просчеты в борьбе с ней обусловливают последующее состояние криминальной и криминогенной ситуации в стране.

Значительное влияние на преступность в России оказывают процессы криминализации населения, развитие организованной преступности и криминальные конфликты. Исследования показывают, что сочетание этих процессов с недостатками правоохранительной деятельности, реагирования на преступления увеличивает их число. Причем как за счет совершения одними и теми же лицами новых преступлений, втягивания более широкого круга лиц в криминальную деятельность в надежде на ее безнаказанность, так и в результате криминальной расправы жертв с субъектами безнаказанных преступлений.

На фоне роста преступности и снижения эффективности правоохранительной деятельности формируется практика внеправового реагирования физических и юридических лиц на преступность. Она включает:

а) спонтанную расправу с конкретными преступниками, в том числе путем совершения преступлений;

б) создание не основанных на законе обычаев и стандартов реагирования на преступления и возмещения материального или иного вреда;

в) становление системы теневой, в том числе и криминальной, юстиции.

В 1997-1999 гг., судя по опросам населения в разных городах России, значительная часть фактических потерпевших предпочитала защищать свои нарушенные интересы путем расправы с обидчиком в обход закона: либо лично, либо с привлечением третьих лиц, в том числе и на основе найма. Граждане так же часто расправляются с преступниками без помощи правоохранительных органов, как и обращаются к послед­ним (при угрозе убийством или иной опасной угрозе). Но преимущественно расправляются сами (вымогательство взятки, вымогательство - рэкет, обман потребителя, хулиганство, причинение телесных повреждений). Так, судя по ответам, обращались в правоохранительные органы около 16% жертв хулиганства, столько же - при угрозе убийством или иной опасной угрозе, 25% получивших телесные повреждения, немногим более 10% обманутых потребителей, столько же жертв вымогательства (рэкета), немногим более 40% жертв краж, грабежей, разбоев, 33% - в случаях уничтожения имущества, 16% - при вымогательстве взятки, около 25% жертв мошенничества. И только при угоне автомобиля обращения встречаются более чем в 70% случаев. Среди опрошенных предпринимателей свыше 20% заявили, что в течение последнего года лично допустили физическую расправу с преступником.

4. Преступное поведение подлежит рассмотрению в рамках взаимоотношений преступника и конкретного потерпевшего. Но при этом не так уж редко оказывается, что эти лица имеют сходные характеристики, которые бывают даже более проявлены у конкретных потерпевших, являвшихся инициаторами конфликта. “Бизнесмен застрелил рэкетира под аплодисменты благодарных граждан”, - писала “Комсомольская правда” 17 сентября 1998 г. И далее: “Если бы знал бандит Генка Турчин, что скоро на его могиле появится лента с надписью “От товарищей по работе”, наверняка срочно поменял бы работу и товарищей”. Газета “Коммерсант” 29 мая 1999 г. поместила заметку: “Предприниматель зацементировал рэкетиров”, в которой говорилось: “Омский областной суд приговорил к трем с половиной годам лишения свободы предпринимателя Сергея Михеева, убившего двух бандитов, вымогавших у него имущество, и зацементировавшего их трупы в железные бочки”. Сферой бизнеса Михеева была торговля автомобилями и запчастями. Ему 40 лет, имеет высшее образование, один воспитывает двух дочерей. Рэкетиры потребовали отдать им некий долг - 300 тыс. рублей, переписать на них дом и квартиры, пригрозили, что изнасилуют дочерей, старшей из которых 17 лет.

По данным разных авторов, более половины потерпевших от тяжких насильственных преступлений характеризовались сами негативно, вели себя аморально либо противоправно.

Однако зарегистрированное число убийств в состоянии аффекта и совершенных при превышении пределов необходимой обороны в России относительно стабильно (табл. 1). И здесь возникает вопрос об адекватном применении соответствующих правовых норм, о более полной реализации на практике конституционного права человека на гражданскую оборону. Эту проблему ставит ряд авторов. Наиболее развернуто это сделал В.В. Меркурьев из Владимира в своей кандидатской диссертации.

 

Таблица 1. Динамика числа преступлений в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны в России в 1993-1999 гг.

 

Годы Число зарегистрированных преступлений Число выявленных лиц, совершивших преступления
Убийство в состоянии аффекта
1993 625 707
1994 677 740
1995 643 690
1996 506 578
1997 598 664
1998 722 675
Убийство при превышении пределов необходимой обороны
1993 593 531
1994 570 584
1995 466 484
1996 506 578
1997 385 523
1998 442 544

 

Существует и другая проблема: защита жертв криминальной провокации и, соответственно, особенности защиты жертв, ставших таковыми в результате собственной не только неосмотрительности, повышенной виктимности, но и прямой криминогенности и криминальности поведения.

В части 3 статьи 37 УК РФ говорится, что “превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства”. В статье 14 ГК РФ “Самозащита гражданских прав” говорится, что “допускается самозащита гражданских прав. Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения”. Но что значит “соразмерны нарушению”? И что значит “не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения”? Или действия, “не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства”? Посягательства конкретного, в конкретных условиях? Или, при более широком понимании, когда жертва уверена в безнаказанности виновного, в том, что он преследовал ее ранее, и будет преследовать, и при этом останется безнаказанным? Пресечение преступления в условиях режима законности отличается от пресечения в условиях, когда организованные преступники чувствуют себя вольготно, когда не обеспечивается безопасность свидетелей, потерпевших, граждане не уверены в добросовестности действий сотрудников правоохранительных органов.

Поэтому проблема жертв преступлений нуждается во всесторонней разработке, рассмотрении, в том числе на макроуровне. И в этом свете вопрос о жертве преступления, защите жертвы не кажется простым и однозначным. Он нуждается в дифференцированном решении.

 

Криминальная и криминогенная ситуация в России

 

1. В 1999 г. в России продолжались эскалация и структурная перестройка преступности. Статистические данные отражали не столько реальную картину преступности, сколько практику борьбы с ней и ее регистрации. Латентность преступности в годы реформ нарастала и становилась значительной даже по традиционно менее латентным преступлениям, таким, как убийства. Поэтому статистические данные подлежат оценке с учетом данных криминологических исследований.

В 1991-1998 гг. возросло число поступивших жалоб, заявлений  и сообщений о преступлениях на 30%; зарегистрированных преступлений - на 19%; погибших в результате преступлений - на 45,5%; выявленных лиц, совершивших преступления, - на 55%; осужденных - на 80% (табл. 2).

 

Таблица 2. Основные показатели преступности в России в 1991-1998 гг. (по данным статистики)

 

Годы Поступило жалоб, заявлений, сообщений о преступлениях* Число зарегистри рованных преступлений     Число выявленных лиц, совершивших преступления Число осужденных Число лиц, погибших в результате преступлений
1991 2977701 2173074 956258 593823 44365
1992 3617250 2760652 1148962 661392 213590
1993 3668993 2799614 1262556 792410 75365
1994 3393702 2632708 1441568 924574 75034
1995 3675473 2755669 1595501 1035000 75510
1996 3456985 2625081 1618394 1111097 65368
1997 3568353 2397311 1372161 1013431 62598
1998 3870645 2581940 1481503 1070336 64545

* По данным прокуратуры, МВД, ФСНП. Прямое сопоставление данных до и после 1996 года производить нельзя в связи со сменой УК.               

 

В первом полугодии 1999 года прирост числа зарегистрированных преступлений по сравнению с аналогичным периодом 1998 года составил 21%, количество выявленных преступников - 12,6%.

Прокурорами и ведомственными проверками выявлялись все более многочисленные факты сокрытия преступлений от учета и нереагирования на сообщения о преступлениях. В 1998 году установлено больше, чем в 1997 году, фактов укрытия преступлений от учета - на 35%, необоснованного отказа  в возбуждении уголовного дела - на 27%, необоснованного прекращения уголовного дела - на 24%. Обнаруживались многочисленные факты искажения текстов телефонограмм больниц о пациентах с травматическими повреждениями. Например, только в одном отделе внутренних дел по фактам смерти граждан (всего 77 случаев) приняты незаконные решения без актов судебно-медицинского исследования трупов и вынесения процессуальных решений. Все чаще устанавливаются факты организованных убийств, при которых трупы либо вообще уничтожаются, либо очень тщательно скрываются. Появились случаи закапывания в землю живых людей.

2. В преступную  деятельность вовлекалось все большее число граждан. Криминальная активность населения практически удвоилась по сравнению с дореформенным периодом.

 

 

Таблица 3. Динамика коэффициентов преступности в России по пятилетиям (с 1961 г. по 1995 г. и с 1997 г. по 1998 г.) (число зарегистрированных  преступлений на 100 тыс человек)

 

Годы Кф (средний)
1961-1965 407
1966-1970 480
1971-1975 554
1976-1980 664
1981-1985 901
1986-1990 983
1991-1995 1770
1997 1629
1998 1760

                          

За период с 1991 г. по 1995 г. коэффициент преступности (в расчете на 100 тыс жителей) в среднем по СНГ возрос в полтора раза - с 951 до 1383. Выше среднего коэффициент преступности наблюдался в 1995 году в России (1863). Приближались к среднему показателю Беларусь (1275) и Украина (1245).

 

В 1995 году зарегистрировано около 4 млн. преступлений.  За период с 1994 г. по 1995 г. отмечено увеличение числа зарегистрированных преступлений в Беларуси (на 62%), на Украине (на 58%), Кыргызстане и Азербайджане (на 28%), в России (на 27%), Молдове (на 8%), Казахстане (на 6%).

 

 

 

(Доклад на международном научно-практическом семинаре фонда “Интерлигал” “права жертв преступлений”, 23-24 ноября 1999 г.)

Фамилия автора: Азалия ДОЛГОВА
Год: 2000
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика