Несовершеннолетние и необходимая оборона

Особая категория лиц в уголовном праве - это несовершеннолетние. В новом Уголовном кодексе вопросы правового положения несовершеннолетних раскрыты в разделе VI “Уголовная ответственность несовершеннолетних”, опирающемся на принципы принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1990 году Конвенции “О правах ребенка”. В данной статье мы рассмотрим только один аспект в отношении несовершеннолетних - реализацию права на необходимую оборону. С одной стороны, преступные действия совершаются несовершеннолетними и, соответственно, необходимая оборона применяется для пресечения их деяний. С другой стороны, несовершеннолетним самим приходится применять право на защиту от общественно опасного посягательства.

Допустима ли необходимая оборона от посягательства несовершеннолетних? Как известно, субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом. Статья 15 УК определяет, что уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста, а за отдельные виды преступлений - четырнадцатилетнего возраста. Общественно опасное посягательство имеет криминальный характер и определяется Особенной частью Уголовного кодекса Республики Казахстан в качестве преступного деяния. Оно может содержать состав преступления,       т. е. быть фактически преступлением, но может таковым и не быть, если отсутствует хотя бы один из элементов состава преступления. Требование защищаться только от преступных деяний было бы неверным. Обороняющийся в момент нападения не всегда способен дать правильную правовую оценку посягательству. Кроме того, защищавшемуся в определенной степени безразлично: содержится или нет в посягательстве состав преступления, поскольку первоочередная задача необходимой обороны - защита от общественно опасного нападения. При этом не обязательно, чтобы посягательство было преступным,      т. е. уголовно наказуемым. Известно, что бывают и такие посягательства, которые по формально-юридическим признакам не являются уголовно наказуемыми, однако они способны представлять серьезную опасность для правоохраняемых интересов (например, посягательство на жизнь и здоровье со стороны невменяемого лица или лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность).

В юридической литературе прошлых лет часто встречается мнение правоведов, что защита от общественно опасных действий несовершеннолетних лиц подпадает под признаки крайней необходимости. Данный вывод вызывает серьезные возражения. Согласно требованиям уголовного закона крайняя необходимость сопряжена с причинением вреда не посягающему, а третьему лицу. При отражении посягательства со стороны несовершеннолетних вред причиняется нападающим, а это отличительный признак именно необходимой обороны.

Другая группа ученых считает, что необходимая оборона от несовершеннолетних возможна, но вместе с тем допустимость пределов защиты ограничивается дополнительными условиями: оборона против общественно опасных действий указанных лиц может признаваться правомерной лишь в случаях, когда причиненный посягающему вред был единственным средством для пресечения посягательства. Если обороняющийся имел возможность убежать, убедить посягающего или применить иные способы, то причиненный вред несовершеннолетнему следует считать противоправным.

Казахстанский ученый К.Х. Халиков придерживается следующей точки зрения: “Лицу, подвергшемуся нападению, некогда размышлять, сознательно или бессознательно на него посягают. Изменение характера посягательства, а также наличие или отсутствие состояния необходимой обороны не должно находиться в прямой зависимости от знания или незнания обороняющегося субъективного состояния посягателя. Тот факт, что речь идет о лице, не подлежащем уголовной ответственности (не достигшем установленного законом возраста или невменяемом), может иметь значение только при решении вопроса о пределах необходимой обороны”1 1.

Отличительной чертой поведения подростков является формирование по группам, что, безусловно, накладывает отпечаток на рассматриваемую в данной статье проблему. Количество лиц, совершающих общественно опасное посягательство, оказывает определенное влияние на характер и способ защиты. Естественно, чем больше нападающих, тем большую опасность представляет посягательство. Даже тогда, когда нападение осуществляет одно лицо, а другие несовершеннолетние не проявляют активности и поддерживают его лишь своим присутствием, опасность посягательства возрастает. Для обороняющегося в таких случаях очевидно, что в любую минуту в результате вмешательства других лиц соотношение сил может резко измениться не в его пользу.

Затруднения в судебной квалификации вызвал следующий случай.

Б. около своего дома занимался ремонтом автомашины. К нему с группой парней подошел ранее знакомый несовершеннолетний Р. и стал беспричинно придираться, а затем требовать водку и деньги. Увидев, что Б. не собирается выполнять этих требований, Р.  взял в руки металлический прут и ударил им Б., причинив легкий вред здоровью последнего. Группа подошедших с Р. парней не предпринимала конкретных действий, однако возгласами поддерживала требования и агрессивные действия Р. Отступая, Б. дошел до автомашины, схватил лежащий среди инструментов нож и один раз ударил им Р., нанеся последнему телесное повреждение, от которого тот скончался.

При рассмотрении данного уголовного дела суд Ералиевского района Мангистауской области  признал действия Б. правомерными в связи с состоянием необходимой обороны и оправдал  Б. Однако судебная коллегия по уголовным делам Мангистауского областного суда отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение. Суд города Новый Узень пришел к выводу, что Б. виновен в убийстве Р., совершенном в состоянии сильного душевного волнения. Судебная коллегия Мангистауского областного суда, рассмотрев дело по жалобе осужденного, пришла к выводу, что Б. находился в состоянии обороны, однако превысил ее пределы, применив нож.

На наш взгляд, позиции и суда города Новый Узень, и судебной коллегии Мангистауского областного суда по данному вопросу представляются неверными. Верховный суд Республики Казахстан в обзорной справке “О правоприменительной практике судов при рассмотрении дел о необходимой обороне или превышении ее пределов” отметил данный случай как пример неверного решения дела, поскольку не было принято во внимание разъяснение постановления пленума Верховного суда Республики Казахстан от 23 декабря 1994 г., где указано: “При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из них такие меры защиты, которые обусловлены опасностью и характером действий всей группы2 2.

Поддерживаю мнение отечественных ученых, утверждающих, что необходимая оборона допустима от посягательств лиц моложе 14 лет. При этом гражданин, осуществляющий свое право на необходимую оборону, должен быть из нравственных соображений особенно внимателен к пределам его реализации, стремясь причинить наименьший вред, применяя наиболее мягкие средства защиты либо постаравшись уклониться от посягательства (чего не требуется в иных ситуациях).

Что касается необходимой обороны несовершеннолетними, то, как правило, подростки, не имея достаточного жизненного опыта, могут неправильно воспринять характер опасности, нанести больший вред, чем этого требовала ситуация, т. е. превысить пределы необходимой обороны. Поэтому законодатель особо учел случаи общественно опасных посягательств на несовершеннолетних.

По статистическим судебным данным по городу Алматы, в 1995 году по статье за убийство при превышении пределов необходимой обороны осуждено 10 человек, из них один несовершеннолетний - в возрасте 15 лет. По-другому бы сложилась судьба этого юноши в настоящее время, так как законодателем в части второй статьи 15 Уголовного кодекса Республики Казахстан исключены статьи 99 “Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны”, 109 “Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны”. Следовательно, по действующему уголовному законодательству несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 не подлежат уголовной ответственности за деяния, совершенные в случаях превышения пределов необходимой обороны. (Ранее действующее законодательство предусматривало уголовную ответственность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет за превышение пределов необходимой обороны по статьям 90, 96 Уголовного кодекса Казахской ССР).

Однако на практике следователи, зная данное положение Уголовного кодекса, не прекращают уголовные дела на этом основании, а квалифицируют действия подростков по другим статьям УК.

Так, в апреле 1998 года районным судом г. Алматы по части 2 статьи 108 за причинение умышленного тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта к одному году лишения свободы осужден пятнадцатилетний С. Он проживал вместе с матерью и отчимом Д., с которым  у С. сложились неприязненные отношения. После употребления спиртного Д. постоянно оскорблял пасынка и даже избивал. В сентябре 1997 года Д., в очередной раз придя домой в нетрезвом виде, стал приставать к С., требуя выпить с ним. Когда С. отказался пить спиртное, Д. стал возмущаться. Чтобы не обострять отношения, С. согласился. Однако Д. продолжал придираться к С., унижать, несколько раз ударил его рукой по лицу. С., избегая конфликта, попытался выйти из дома, но Д. продолжал его преследовать, избивая руками, ногами и табуретом. Тогда С., обороняясь, схватил со стола нож и несколько раз ударил им Д., причинив тяжкий вред здоровью последнего.

Несовершеннолетним труднее оценивать характер общественно опасного посягательства. Из материалов дела не следует вывода, что С. находился в состоянии аффекта, а кроме того, что несовершеннолетний был физически слабее Д. и применение им ножа в процессе защиты выравнивало соотношение сил нападения и обороны. Суд проигнорировал постановление пленума Верховного суда Республики Казахстан от 23 декабря 1994 года, дающее следующие разъяснения: “Если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны и при этом находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, то его деяния в зависимости от последствий надлежит квалифицировать по статьям 90 или 96 УК”3 3. Если С. находился в состоянии аффекта и превысил пределы необходимой обороны, то, исходя из данного разъяснения, его действия следует квалифицировать по статье 109 УК - за причинение тяжкого вреда при превышении пределов защиты. В данном случае вступает в силу требование статьи 15 УК РК (о том сказано выше) и, следовательно, С. не подлежит уголовной ответственности.

Суды крайне редко выясняют с достаточной полнотой эти обстоятельства, а во многих уголовных делах вообще отсутствуют сведения о физических данных, состоянии здоровья и соотношении сил нападавших и оборонявшихся, без чего трудно, а подчас и невозможно сделать обоснованный вывод о правомерности действий оборонявшегося лица.

В судебной практике нередки случаи, когда действия, совершенные с целью защиты от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, не­обоснованно квалифицируются по статьям как умышленные преступления против личности, совершенные из других побуждений. В 36% изученных уголовных дел оборонявшейся стороной становились женщины, в том числе несовершеннолетние девушки. Всем очевидно, что возможностей отразить преступное посягательство у женщин меньше, чем у мужчин. Однако в уголовных делах факт обороны женщины от общественно опасного посягательства именно мужчины не подчеркивается. Состояние необходимой обороны в действиях как женщин, так и несовершеннолетних девушек фиксируется на общих основаниях, без учета их физических возможностей.

Так, приговором народного суда  Алматы по части 2 статьи 88 Уголовного кодекса Казахской ССР (ст. 96 УК РК) несовершеннолетняя К. осуждена к 5 годам лишения свободы. Убийство совершено при следующих обстоятельствах. С., находясь в доме у несовершеннолетней К., вел себя непристойно, в грубой форме настаивал на половой связи. Тогда последняя предложила С. уйти. Однако он, угрожая убийством, ударил К. несколько раз. Тогда она, защищаясь, нанесла С. смертельные удары ножом.

Действия К. совершены при защите от общественно опасного посягательства. Однако причиненный ею вред и примененные средства защиты не вызывались конкретной обстановкой, они не соответствовали характеру и степени опасности нападения. Поэтому действия К. переквалифицированы вышестоящей судебной инстанцией на статью 90 Уголовного кодекса Казахской ССР, предусматривающую ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны.

Другой пример. Приговором суда г. Уральска Дмитрий Г. осужден по части 2 статьи 88 Уголовного кодекса Казахской ССР (умышленное убийство без отягчающих обстоятельств) к 6 годам лишения свободы с отбыванием в ИТК  усиленного режима и признан виновным в преступлении, совершенном при следующих обстоятельствах. Ночью, проходя по ул. Саратовской, Дмитрий встретился с ранее знакомыми А. и К., находившимися в состоянии алкогольного опьянения. Проходя мимо, он неосторожно задел А. плечом. А., возмутившись, догнал Дмитрия Г. и стал избивать, сломав переносицу и причинив другие телесные повреждения. Защищаясь, Дмитрий нанес А. ножом несколько ударов в разные части тела, в том числе и проникающее колото-резаное ранение грудной клетки с повреждением сердца, от которого наступила смерть гражданина А.

Верховный суд Республики Казахстан внес протест на приговор суда Уральска, аргументируя тем, что осужденный лишил жизни А., находясь в состоянии необходимой обороны, пределы  которой не превысил.

Западно-Казахстанский областной суд протест удовлетворил, ссылаясь на следующие обстоятельства: А. и К. - взрослые, физически крепкие люди, осужденный Дмитрий Г. - несовершеннолетний, перенесший при автоаварии закрытую травму живота (операция селезенки и печени), т. е. был физически слаб. Использование осужденным в целях защиты ножа следует признать правомерным, соответствующим состоянию необходимой обороны, пределы которой не были превышены. Поэтому действия Дмитрия Г. в силу статьи 13 Уголовного кодекса Казахской ССР, регламентирующей состояние необходимой обороны, не являются преступными.

Последние два уголовных дела возбуждены и рассматривались в период действия старого уголовного законодательства. По действующему УК вопрос об уголовной ответственности несовершеннолетних (с 14 до 16 лет) в связи с причинением вреда при превышении пределов необходимой обороны, как уже отмечалось, не рассматривается на основании части второй статьи 15 УК, что, несомненно, подчеркивает еще один шаг к демократизации уголовного законодательства Республики Казахстан. Можно сказать, что для несовершеннолетних (до 16 лет) гарантированное Конституцией Казахстана право на необходимую оборону не ограничивается институтом превышения необходимой обороны.

 



 
 
доклад на международном научно-практическом семинаре фонда “Интерлигал”  “права жертв преступлений”, 23-24 ноября 1999 г.
Фамилия автора: Николай Турецкий
Год: 2000
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика