Об уголовной ответственности юридических лиц

Отсутствие в казахстанском уголовном праве института уголовной ответственности юридических лиц не означает, что данная проблема характерна лишь для зарубежного законодателя. Во-первых, в одном из проектов Уголовного кодекса предлагалось ввести такую ответственность и у нас в стране. В частности, глава 18 гласила: “Юридическое лицо подлежит уголовной ответственности за деяние, предусмотренное уголовным законом, если:

а) юридическое лицо виновно в неисполнении или ненадлежащем исполнении прямого предписания законов, устанавливающего обязанность либо запрет в осуществлении определенной деятельности;

б) юридическое лицо виновно в осуществлении деятельности, не соответствующей его учредительным документам или объявленным целям;

в) деяние, причинившее вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу и государству, было совершено в интересах  данного юридического лица либо было допущено, санкционировано, одобрено, использовано органом или лицом, осуществляющим функции управления юридическим лицом”. Во-вторых, Казахстан стал полноправным членом Организации Объединенных Наций, постепенно вступает в другие международные организации. Нельзя не заметить того обстоятельства, что часть членов данных организаций в той или иной степени признает уголовную ответственность юридических лиц. Казахстан должен с этим считаться, хотя бы для гармонизации собственного законодательства с международным, и как бы человек ни хотел, все равно экономика первична и для развития государства во всех областях жизнедеятельности нужно сотрудничество сторон, в том числе в правовой сфере.

Процесс введения юридических лиц в сферу воздействия уголовного права активизировался в 80-е годы  двадцатого столетия1 , и особенно в 90-е годы - в связи с принятием рядом государств новых уголовных кодексов. Например, в 1976 году уголовная ответственность юридических лиц  была установлена в Нидерландах, в 1982 году - в Португалии, в 1992 году - во Франции, в 1995 году - в Финляндии, в 1997 году такая ответственность была введена в соседнем Китае.  К настоящему времени уголовная ответственность юридических лиц уже существует в Англии, США, Канаде, Шотландии, Дании и других государствах. В Германии и Швеции установлена так называемая квазиуголовная (административно-уголовная) ответственность юридических лиц. Квазиуголовная ответственность допускается и в Бельгии - в налоговой, таможенной и сельскохозяйственных сферах. Сторонниками уголовной ответственности юридических лиц в России выступают достаточно авторитетные профессора, такие, как Наумов А.В., Никифоров Б.С., Решетников Ф.М., и другие. В частности, Никифоров Б.С. отмечает: в целом уголовную ответственность корпорации следует расценивать как институт, прогрессивный по своему значению. Имеет смысл и сам факт признания деятельности корпорации преступной, в результате чего она подвергается моральному осуждению, теряет доверие кредиторов, лишается клиентов, может столкнуться с бойкотом ее товаров, потерять возможность получения правительственных заказов и т. п. Угроза уголовной ответственности корпорации может привести к разоблачению преступной деятельности ее высокопоставленных служащих, создает правовые предпосылки для официального расследования деятельности той или иной корпорации, подозреваемой в преступлениях. Здесь надо оговориться, что для англосаксонской системы права внедрение института уголовной ответственности юридических лиц представляло меньше трудностей, так как там велика роль прецедентного права, но как же быть, например, с Францией? Интересен опыт решения этого вопроса там, на общепризнанной родине классического уголовного права - с его принципами личной и виновной ответственности, индивидуализацией наказания, где всегда очень сильными были традиции и принципы романо-германской правовой семьи.

Идея распространить действия нового уголовного кодекса Франции 1992  года и на юридических лиц не сразу была принята всеми его разработчиками, поскольку серьезно расходилась с первичным представлением, что субъектом уголовной ответственности может быть только физическое лицо. Такое решение формально вытекало из известного юридического постулата, выраженного в латинской формуле: “Societas delinguere non potest” (коллективный субъект не может быть ответственным за преступление), который, в свою очередь, базируется на более известном постулате: “Nulla poenasine culpa” (нет преступления без вины). Данная идея встретила ряд серьезных возражений.

Одно из главных состояло в следующем: понятно, что традиционно (в уголовно-правовом смысле) понимаемую вину как психическое отношение субъекта правонарушения к совершаемому им деянию у юридического лица обнаружить вряд ли можно, то есть юридическое лицо не может совершить преступное деяние виновно.

Вина стала тем самым камнем преткновения и в нашем уголовном праве. Большинство ученых именно на этом акцентировало свое внимание.  В частности, Каиржанов Е.И. пишет: “Уголовная реакция возможна только против физической личности, способной мыслить, чувствовать и желать... Юридическое лицо лишено такого качества”.2

Вина - это понятие не только психологическое, но социально-политическое. В ней находит свое выражение отрицательное отношение лица к установленным общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.3 В этом приверженцы “уголовной ответственности физических лиц” видят следствие “фиктивности” юридического лица4

Исторически, на наш взгляд, интересны слова, высказанные по данному поводу в 1245 году Рим­ским папой Иннокентием IV, где обозначается, что “юридическое лицо существует лишь в понятии и благодаря фикции, оно не одарено телом, а значит, не обладает волей. Действовать могут только его члены, но не сама корпорация, потому корпорация не может ни совершить преступления, ни быть отлученной от церкви”.5

Указанные выше доводы опровергаются сторонниками уголовной ответственности юридических лиц6 так же, как и тезисы “о фиктивности”, с тем лишь дополнением, что на основании подобных доводов  можно отвергнуть и гражданско-правовую ответственность юридического лица, поскольку последнее предполагает наличие вины.

В частности, статья 359 Гражданского кодекса Республики Казахстан, принятого 27 декабря 1994 года, раскрывает вину через поведенческие категории: нарушитель не принял всех зависящих от него мер, чтобы не допустить нарушения обязательства. При этом под виной юридического лица понимается вина его работников, проявившаяся в процессе их служебной деятельности и вызвавшая неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства7 .

Общепризнанно, что виновная ответственность физического и юридического лица - разные понятия. Если в первом преобладает психологическое содержание, то во втором - социально-этическое начало. Но что понимать непосредственно под физическим лицом?

Человек сам по себе не есть субъект права, его делают таковым организованные правовым образом институты гражданского общества. Технически это происходит при помощи фикций физического лица. Следовательно, как физическое лицо не есть человек, так и юридическое лицо не есть организованность. Это - фикции, посредники между реальным миром и миром права.8 Анализ показывает, что как юридическое, так и физическое  лицо - это абстракция, а право (гражданское, уголовное и др.) - это оболочка, при помощи которой образуется само лицо. Необходимо признать, что в условиях рыночной экономики и социального государства уголовная безответственность юридических лиц - это, скорее всего, пробел уголовного законодательства.

Другое возражение связано с принципом личной ответственности и принципом индивидуализации  уголовной ответственности и наказания.

Привлекая к уголовной ответственности юридическое лицо, как утверждают противники уголовной ответственности юридических лиц, мы тем самым привлекаем его к ответственности за действие одного или нескольких конкретных физических лиц - его руководителей. Даже если последствия наступили в результате исполнения решения, принятого большинством голосов, почему ответственность за преступное деяние следует распространить и на меньшинство членов юридического лица, которое выразило свое несогласие с принятым большинством решением?  Несомненно, данный вывод не заслуживает внимания. Но он ставит проблему, скорее, технического характера - проблему распределения тяжести уголовной ответственности, которая является разрешимой. Французские юристы  (М. Расса и др.) считают, что самое главное - в том, что противоположное решение привело бы к более тяжким последствиям, когда за преступление юридического лица ответственность несли бы только его руководители. И такое, действительно, противоречило бы принципу личной ответственности, то есть ответственности каждого за свои действия, поскольку, с одной стороны, руководители - это только органы по исполнению решений совета управления и общего собрания юридического лица, а с другой - руководители сменяют друг друга, юридическое лицо остается.

В связи с последним обстоятельством совершенно неправильно привлекать к ответственности руководителя, выполняющего свои функции на момент обнаружения  преступного деяния, за действия, совершенные при выполнении функций его предшественником. Кроме того, сторонники уголовной ответственности  юридических лиц полагают, что с точки зрения интересов потерпевших физических лиц (и государства при взыскании штрафов и судебных издержек) физические лица - руководители не всегда достаточно платежеспособны для возмещения ущерба и убытков, а юридическое лицо - практически всегда, то есть уголовная ответственность юридических лиц в плане их экономической дееспособности выглядит весьма привлекательно.

Третье возражение связано с наказанием юридических лиц: указывается на тщетность применения к юридическим лицам традиционных наказаний, которые в этом случае не могут отвечать ни одной из их общепризнанных целей. В сущности, наказание есть мера государственного принуждения, предназначенная для воздействия на сознание, психику человека. Абсурдно думать, что путем применения наказания к юридическим лицам государство сможет карать, исправлять и устрашать их.

В ответ сторонники уголовной ответственности юридических лиц говорят: действительно, некоторые из традиционных наказаний, например тюремное заключение, не могут быть применены к юридическим лицам. Но данная проблема -  организационного и практического характера. Тюремное заключение исключается, однако использование большинства других санкций возможно. К юридическому лицу могут быть применены все классические имущественные санкции - наказание можно связать с деятельностью юридического лица (запрещение ее осуществлять или ограничение разрешенных видов деятельности); к тому же наказание может касаться репутации юридического лица (опубликование или афиширование судебного решения).

Вот как, в частности, эти вопросы разрешены в уголовном кодексе Франции 1992 года в разделе II “Об уголовной ответственности”: юридические лица, за исключением государства, несут  уголовную ответственность в случаях, предусмотренных законом или постановлением, за преступные деяния, совершенные в их пользу, их органами или представителями (ст. 121-2).9

Юридические лица делятся на две категории. Первая категория - юридические лица частного права: коммерческие общества, ассоциации, фонды, гражданско-правовые объединения, а также частные группы, имеющие законное происхождение и профсоюзы; иностранные юридические лица част­ного права, когда юрисдикция судов на них  распространена.

Вторая категория - юридические лица публичного права, исключая государство.

Статья 121-2 уголовного кодекса Франции определяет, что уголовная ответственность юридических лиц не исключает уголовной ответственности физических лиц, являющихся исполнителями или соучастниками при совершении тех же действий.

Казахстанские юристы усмотрят нарушение следующего принципа: нельзя наказать дважды за одно и то же - это проблема двусубъектности, то есть привлечения к ответственности наряду с юридическими лицами и физических лиц.

Французские же юристы не видят никакого нарушения в том, что вместе с юридическим лицом ответственность несет и непосредственный исполнитель преступных действий (бездействий). Например, в результате мошенничества одного из представителей банка, не являющегося его руководителем, банк получает крупную прибыль. При таких обстоятельствах вполне возможна совместная ответственность банка и представителя - объективного исполнителя преступного деяния.

Нарушение принципа имеется лишь тогда, когда также отвечает и руководитель - в силу существующей ответственности руководителя за действия его подчиненных. Данное положение является исключением. В продолжение хотелось бы отметить, что данная проблема двусубъектности до конца не решена, и не только в уголовном праве, но и в других отраслях права.

Из вышеизложенной статьи уголовного кодекса Франции видно, что ответственность юридических лиц обусловлена наличием двух обстоятельств: преступное деяние должно быть совершено, во-первых, в пользу юридического лица и, во-вторых, его руководителем или представителем.

1. Совершение преступления “в пользу юридического лица” означает, что в результате совершения преступления юридическое лицо получает выгоду. Чаще всего - имущественная выгода, но не исключается и иная “польза”. Так, юридическое лицо способно нести ответственность и за террористические действия, которые могут преследовать не корыстные цели, а цели, связанные с политической, религиозной и иной деятельностью террористов. Это касается и некоторых государственных преступлений, то есть преступлений, охватываемых кодексом (поддержание связей с иностранным государством или иностранной организацией с целью вызвать военные действия).

2. Обязательное условие - совершение деяния  его руководителем или представителем. Совершение преступного деяния, даже если в пользу юридического лица, но иными лицами, не влечет для него ответственности.

Предусмотрена ответственность юридического лица не только за оконченное деяние, но и за покушение названных лиц, не только за исполнительство физического лица или соисполнительство, но и за соучастие - пособничество или подстрекательство.

Система специальных наказаний для юридических лиц содержится  во французском уголовном кодексе в статьях 131-37 и 131-39.

1. Главное место занимают штрафы высоких размеров (в зависимости от категории тяжести преступления). Штрафы применяются для любого вида юридических лиц.

2. Прекращение деятельности юридического лица применяется судом в качестве наказания в случае, когда это лицо было создано для совершения преступления или проступка либо отошло от законной цели своего создания для совершения преступления или проступка, за который для физических лиц предусмотрено тюремное за­ключение на срок свыше пяти лет.

3. Наказания, частично ограничивающие деятельность:

а) запрещение осуществлять какой-либо вид деятельности (медицинскую, коммерческую, банковскую и иную), в связи с исполнением которой было совершено преступное деяние;

б) закрытие какого-либо заведения либо предприятия - юридического лица (ресторан, казино и т. д.), в которых были совершены преступные деяния.

4. Афиширование принятого судебного постановления или распространение информации о нем либо через прессу, либо через аудиовизуальные средства распространения информации (касается репутации юридического лица).

5. Конфискация предмета преступных деяний или предмета, являющегося его результатом.

6. Помещение на определенный срок под судебный надзор (в зависимости от тяжести совершенного преступления).

Обращая внимание на вышеприведенные виды наказания, можно с уверенностью сказать, что и на территории Республики Казахстан постепенно необходимо вводить уголовную ответственность юридических лиц.

В качестве примечания:

во-первых, нужен иной подход к анализируемым институтам уголовного права;

во-вторых, разработанные институты постепенно вводить, начав с:

1) здравоохранения (от заводов по изготовлению лекарственных препаратов и т. д. до аптек);

2) интеллектуальной собственности (кинопродукция и другие авторские права);

3) банковской, экологической, транспортной и других сфер;

в-третьих, беспочвенны основания, на наш взгляд, о подмене уголовной ответственности юридических лиц любой иной ответственностью, в частности гражданско-правовой.  Данная ответственность при совершении преступления и соответствующих последствиях наступает автоматически.

И последнее, рыночная экономика показала, что наше материальное, а тем более - процессуальное право не соответствует реалиям нашего времени. Следовательно, рыночные отношения требуют усовершенствования законодательства Республики Казахстан, в частности уголовного права.

 


1 В истории найдется немало примеров  уголовной ответственности юридических лиц, см.: Каиржанов Е.И. Уголовное право Республики Казахстан (Общая часть). - Алматы, 1998. - С. 90-91.
2 См. Каиржанов Е.И. Уголовное право РК (Общ. часть). - С. 91.
3 Там же. - С. 95.
4 В середине XIX века получает развитие “теория фикции”, или олицетворения, основоположником которой является немецкий юрист Фридрих Карл Савиньи (1779-1861). Сущность этой теории заключается в следующем: юридические лица - искусственные субъекты права, “допущенные в силу простой фикции”, дееспособны только органы юридического лица, которые состоят из людей. Юридические лица есть фикция, явление несуществующее, но созданное правом искусственно, посредством юридической техники.
5  Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - М., 1912. - С. 133.
6 Джекебаев У.С. Об уголовной ответственности юридических лиц. - Известия НАН РК. - 1993. - № 4.
7 Гражданский кодекс РК - толкование и комментирование (Общая часть). Выпуск 2. - Алматы: Баспа, 1997.
8 Грешников И.П. Понятие юридического лица в гражданском праве и законодательстве. - Алматы, 1997. - С. 44, 45.
9 Новый уголовный кодекс Франции. - М, 1993. 
Фамилия автора: Алмас Канатов
Год: 2000
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика