ВОПРОСЫ ВОПЛОЩЕНИЯ ИДЕИ ПРАВА В КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Наиболее важным источником права является Конституция Республики Казахстан 1995 г. как акт нормативного и идеологического характера. Главная ценность нормативной Конституции состоит в том, что она, будучи источником действующего права, в основном соответствует принципам и нормам международного права, воплощает в себе идею права1. Поэтому ее реальная сила и авторитет проявляются прежде всего через закрепление в Конституции позитивных прав и свобод, установление обязанностей и ответственности субъектов, обеспечение юридических, организационных и иных гарантий. В этой связи представляется оправданным изложить особенности и назначение Конституции в закреплении и регулировании основных общественных отношений.

Президент Республики Казахстан, определяя долгосрочные приоритеты развития страны, обратил внимание на “завершение создания правовой и нормативной базы”2. В том же направлении должна проводиться работа на устранение противоречий в системе законодательства, его соответствия Конституции.

Работа по реформированию всей системы национального права могла быть значительно эффективнее, если бы юридическая наука, опережая поступательный процесс реформ, проводила теоретические исследования и предлагала бы рекомендации для улучшения функционирования законодательной, исполнительной и судебной властей, преодоления конституционного нигилизма в сознании людей.

Желательны альтернативные проекты законов: такого рода научные исследования, по существу, служили бы методологическим ориентиром в нормотворческом процессе, укреплении правозаконности и правопорядка в стране.

Важно иметь в виду, что содержание Конституции Республики Казахстан наиболее рельефно раскрывается через феномен гуманитарного права. Предметно такую связь можно проследить на примере соотношения основных компонентов: “права человека - международное право - Конституция - конституционное право - гуманитарное право”. Гуманитарное право определяется как совокупность правовых норм, закрепляющих полный правовой статус человека и гражданина в режиме, обеспечивающем возможность свободного осуществления правовых интересов, гарантированную их охрану и защиту авторитетом права, силой закона, властью государства.

Рассмотрим правовые свойства основных положений Конституции 1995 г. как источника действующего позитивного права, не в одном, нормативном измерении, а в нескольких, в особенности бинарном значении: фактическая конституция (1); нормативная конституция (2); конституция как общественный договор (3); конституция как национальный паспорт Республики Казахстан (4); конституция как акт идеологического действия (5).

Фактическая конституция. Ее особенность - преемственность, воплощенная в системе фактических конституционно-правовых общественных отношений. Характерным для нее является наличное бытие материи права как первая и главная предпосылка бинарного выражения. Хотя следует оговориться, что не вся фактическая конституция воплощает в себе материю права, например процедурные ситуации.

Более широко и предметно фактическая конституция понимается через действующую систему основных общественных отношений, осуществляемых в формах императивного либо диспозитивного, а иногда императивно-диспозитивного взаимодействия. Конкретным проявлением основных общественных отношений являются регулирование, охрана и защита человека и гражданина в социальной, экономической, политической организации общества.

С позиции бинарности фактическая конституция представляет собой совокупность реальных общественных отношений, воплощающих социальные, духовно-культурные, экономические и политические сферы и связи субъектов права в обществе и государстве. В условиях правового общества главным ее содержанием будет истинность, правовое равенство субъектов, верховенство непосредственного права. В свою очередь, правообязывание заключает в себе несколько правовых режимов. Так, право одного субъекта является обязанностью другого и проявляется оно в форме активного правоотношения (например, право на судебную защиту, получившее закрепление в ст.13 п. 2 Конституции).

Нормативная конституция. Определяется как правовой, юридический и собственно суммарный ее потенциал в форме нормативного акта прямого действия, обладающего верховенством по отношению ко всем иным нормативным и ненормативным актам. Преемственно нормативная конституция связана с фактической, как две диалектические части бинарности, важнейшее ее свойство - выражение в ней сущности - идеи права, присутствующей во всех ее положениях, разделах, статьях и нормах.

Нормативная конституция величина постоянная и характеризуется такими признаками, как истинность, справедливость, правовое и юридическое равенство, нормативная (формальная) обязательность для всех субъектов права, призванных действовать в рамках конституционной законности. Заметим, что нормативная обязательность и конституционная законность рассматриваются как дополняющие друг друга понятия.

При анализе Основного Закона правоприменителю необходимо учитывать три существенных параметра: правовую часть (1), юридическую часть (2), нормативный потенциал конституции (3), или схематично: “правовая часть конституции” + “юридическая часть конституции” = “совокупный нормативный потенциал конституции”. Собственно, эти макроструктурные элементы характерны не только для Основного Закона, но и для любого нормативного акта и даже правовой нормы в отдельности. Этот момент обязательно должны учитывать органы, депутаты и должностные лица, уполномоченные заниматься нормотворческой деятельностью.

Следует обратить внимание (с позиции нормативного содержания) на отличие термина “правовой” от сходного с ним термина “юридический”. Если в содержании “правового” мы всегда обнаружим присутствие идеи права, то содержание “юридического” может быть лишено этой сущности, то есть быть неправовым. На практике это часто бывает при производстве предварительного расследования, принятии постановлений, вынесении судебных решений, неправосудных приговоров, иных юридических актов, лишенных идеи права. Например, только органами прокуратуры в сфере соблюдения прав и свобод человека и гражданина, интересов юридических лиц выявлено свыше 10 тыс. нарушений Конституции со стороны должностных лиц.

Юридическая часть конституции есть то, что обычно установлено государством, и по своему назначению она выполняет обеспечительные функции авторитета, верховенства, эффективности и прямого действия конституционных норм. В сущностном выражении юридическая часть конституции преимущественно объективирует строго определенные ограничения конституционных правоотношений, связанных с соблюдением и исполнением нормативных предписаний, обязанностью действовать в интересах управомоченных лиц, правозаконности и правопорядка. По своему содержанию юридическая часть Основного Закона носит сугубо императивный характер. В этом заключается ее отличие от правовой структурной и, по существу, главной части Конституции.

Конкретным проявлением в образовании юридической части конституции служит правообязывание государства, его органов, депутатов, государственных служащих. В структурном выражении такое правообязывание включает субъективное право и юридическую (субъективную) обязанность. Все это обретает характер полномочий (компетенции) названных субъектов права, которые они получают в порядке делегирования от власти народа, и поэтому обязаны использовать и применить их в интересах человека, гражданина, юридических лиц, общества.

Юридическая часть конституции по своему содержанию во многом является субъективной, зависящей от воли (усмотрения) государства, его органов и должностных лиц. При всей потенциальной (силовой) очевидности юридического императива все же надо признать, что он необходим прежде всего как конституционная гарантия, которая обеспечивает нормальное функционирование правовой части конституции. Конкретно это проявляется в обеспечении прав и свобод физических и юридических лиц, состояния правозаконности и правопорядка в стране.

Нормативный потенциал конституции - это суммарное сложение частей нормативной конституции, ее правового и юридического содержания. Итог такого сложения образует эффект необходимого (полного) потенциала нормативной конституции и тем самым выражает ее правовую сущность, которая воплощает авторитет, императив власти, обязательность для всех субъектов права.

Можно воспользоваться и универсальным термином, который бы именовался “нормативный правовой потенциал”. По своему содержанию нормативный правовой потенциал есть суммарный результат акта права в его правовом, юридическом и нормативном выражении, воплощающий единство синергетического эффекта, который представляется больше суммы эффектов отдельных его частей, функционирующих порознь друг от друга.

Правовая и юридическая часть конституции, а также ее нормативный потенциал, как выражение синергетического эффекта, измеряется с помощью коэффициента предела нормативной достаточности (ПНД). Коэффициент ПНД есть показатель качества и эффективности объекта измерения, его правовой, юридической частей и нормативного потенциала акта права в целом. Потребности в использовании такого коэффициента измерения могут возникнуть всякий раз, когда появляются противоречия между устаревшими актами права и развивающимися новыми общественными отношениями. В результате такого последовательного измерения конституция или иной акт права подвергаются проверке на предмет соответствия требованиям истинности, справедливости, надежности в системе правового регулирования общественных отношений.

В данной связи важно выделить особенные свойства Конституции. Конституция характеризуется как общественный договор, субъектами которого, с одной стороны, являются единый многонациональный народ Казахстана, как первоисточник и носитель государственной власти, а с другой – государство, его аппарат, депутаты, государственные служащие, берущие на себя конституционные обязательства, функции и задачи правового управления делами общества. Сущностью такого договора является демократия во всех ее формах и проявлениях3.

Однако такой односторонней характеристики Конституции, как общественный договор, было бы недостаточно, так как любое политическое соглашение предполагает наличие уполномоченных субъектов. Такими субъектами, с одной стороны, является народ Казахстана, с другой - Президент и Парламент Республики Казахстан. В подтверждение этого положения сошлемся на ст. 3 Конституции, где сказано, что “Право выступать от имени народа и государства принадлежит Президенту и Парламенту Республики Казахстан в пределах их конституционных полномочий”.

Поскольку в Конституции в качестве высшей ценности закрепляется человек, его жизнь, права и свободы, то в этой связи особый характер приобретают отношения правового, юридического и политического характера между физическим лицом и государством. Для ведущей отрасли права, в том числе и для Конституции, выражением договорных отношений, как одного из множественных методов правового регулирования, является конституционное соглашение между индивидом и государством, именуемое не иначе, как гражданство.

Такого рода конституционное соглашение, или договор, граждане добровольно и сугубо индивидуально заключают с государством на равных, что особенно важно, правовых условиях и взаимной ответственности, закрепленных Конституцией.

Соглашение о гражданстве, предметом которого выступают права, свободы, обязанности, взаимная ответственность, правосубъектность, возможно только в демократическом (правовом) государстве и исключается в государствах с тоталитарными системами власти.

Все перечисленные свойства Конституции, включая каждую ее норму, воплощают в себе акт - программу идеологического действия, где “признаются идеологическое и политическое многообразие”. Наиболее концентрированно основы идеологии, характеризующиеся своей либеральностью, изложены в преамбуле Конституции, а также в ее разделах, статьях и нормах, где, по существу, пребывает идея права. Сущность Конституции проявляется в позитивном идеологическом плюрализме, являющемся основой созидающего воспитания всех членов общества.

Конституция представляется еще и как национальный паспорт Республики Казахстан, воплощающий наименование государства, его суверенность, территориальную целостность, форму правления, принципы организации и деятельности ветвей власти, функционирование государственного и официального языков, а также языков других народов Казахстана. Все это выражает сущность Республики Казахстан как национального суверенного демократического государства.

Серьезной проблемой, заслуживающей внимания как правовой науки, так и практики, представляется вопрос о верховенстве Конституции Республики Казахстан 1995 г., ее высшей юридической силе и прямом действии.

С идеей верховенства Конституции преемственно связана и ее высшая (особая) юридическая сила. Выделяя юридическую силу Конституции как особую ее сущность, отметим, что она не просто Основной Закон, а особый нормативный акт, который принципиально отличается от всех правовых актов национальной системы права. Обычно юридическая сила правового акта определяется другим актом более высокой юридической силы, чем акт определяемый. Конституция, являясь актом наивысшей юридической силы, не нуждается в потенциальной субординации со стороны акта, который бы обладал более высокой юридической силой. Кроме актов международного права, ратифицированных Республикой Казахстан, которые обладают большей юридической силой (ст. 4.3. и 8 Конституции).

Поясняя эти положения, следует исходить из того, что идеи Конституции, ее сущность, принципы и нормы действуют напрямую не только в действительных конституционно-правовых отношениях, но и во всех без исключения правовых ситуациях отраслевого характера.

Подтверждением данного положения служит суждение известного юриста США Ф. Лоуренса, который, отстаивая авторитет американской конституции, пишет: “Конституция … представляет собой то, что о ней говорят судьи. А говорят они в контексте текущих дел. Текущие же дела возникают из реальных спорных вопросов между реальными тяжущимися. Они всегда являются продуктом своего времени. Они отражают социальные вопросы дня и, таким образом, решения по ним являются непосредственным источником конституционного права… Ни один человек, ни одна ветвь власти, ни президент, ни конгресс, ни полицейский на перекрестке, – не имеют права игнорировать конституцию; ее слова и ее правила являются законом. Суды представляются проводниками конституции. Они обладают правом подвергать проверке неконституционные действия с целью объявить их недействительными и не имеющими силы”4.

Интересным является и замечание А.Жукенова: “На мой взгляд, при рассмотрении конкретных дел суды должны руководствоваться Конституцией и непосредственно применять ее нормы во всех случаях, когда отсутствует специальный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, и когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указаний на возможность ее применения при условии принятия закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения”5.

Остановимся на тех правовых, юридических и нормативных особенностях Конституции, которые наиболее актуальны и считаются менее исследованными в отечественной науке. Прежде всего, это соотношение Конституции с принципами и нормами международного права, включая международные договоры, ратифицированные республикой6.

В Конституции Республики Казахстан 1995 г., в ст. 4.3. сказано, что “Международные договоры, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно”. Это нормативное положение означает, что международные акты права, среди которых Устав ООН, международные договоры, ратифицированные РК, стоят выше Конституции, конституционных законов, кодексов и текущих законов. Такой вывод основывается на принципах и нормах международного публичного права и законодательных актах Республики Казахстан, включает несколько юридических оснований, среди которых следует назвать принцип ратификации договоров, принцип обязательности их исполнения, принцип ответственности и другие.

Поскольку в международном праве действует императивный принцип “pacta sunt servanda”, то договоры нужно соблюдать, каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться. В Венской конвенции “О праве международных договоров” от 23 мая 1969 г. ст. 27 изложено императивное требование того, что “участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора”. Поясним, что Конституция Республики Казахстан 1995 г., конституционные законы и иные нормативные акты, согласно этой конвенции, относятся к внутреннему праву. Следовательно, Республика Казахстан не вправе ссылаться на Конституцию и конституционные законы в качестве мотива о верховенстве этих актов права над нормами международного права, чтобы уклониться от исполнения договоров.

Итоги пятилетнего юбилея Конституции нас убеждают, что необходимо всем и каждому усвоить основные ее положения как перспективный режим действующего права. Воплощая интегрирующие принципы и функции, положения Конституции объективно проявляются в том, чтобы правильно использовать и применять ее на практике, в особенности в нормотворческом и правореализующем процессе. Если с этих позиций мы будем с чувством ответственности и гражданского долга относиться к социальной действительности, то, несомненно, ускорим процесс демократизации страны, улучшим практику проведения намеченных реформ и, как результат такой эволюции, создадим основы правового общества в Казахстане.

 

1 “Правовая реформа в Казахстане”. - 1999, № 4. - С. 7.

2 Стратегия Казахстан – 2030.

3 Конституция РК, преамбула, раздел I, ст. 3, п. 1-4.

4 Лоуренс Ф. Введение в американское право / Пер. с англ. Г. Седуна. / Под ред. М. Калантаровой. - М.: Изд. Группа Прогресс-Универсал. - 1993. - С. 15.

5 Вестник Верховного суда РК 1996. № 2. - С. 37.

 

6 Сборник документов по международному праву. Т. I. \ Под. ред. К.К. Токаева. -Алматы: САК. 1998. - С. 156.

Фамилия автора: Андрей ЧЕРНЯКОВ
Год: 2000
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика