ЭЛЕМЕНТЫ ПРОГРЕССИВНОЙ СИСТЕМЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Длительное время в юридической науке проблема прогрессивной системы исполнения лишения свободы не разрабатывалась, и сам этот термин был, по существу, предан забвению. Вряд ли это способствовало успешному решению задачи исправления осужденных к лишению свободы. Введение Уголовно-исполнительным кодексом Республики Казахстан различных видов условий отбывания наказания в исправительных учреждениях значительно расширило возможность дифференцированного подхода к осужденным, что, в свою очередь, повышает эффективность использования карательно-воспитательных возможностей прогрессивной системы. Наличие исправительных учреждений (колоний) с разными режимами, а также различных видов режима в одном и том же исправительном учреждении (тюрьме) обеспечивает возможность изменения условий содержания осужденных, улучшающих или ухудшающих их положение в зависимости от поведения и отношения к отбываемому наказанию. Все это предопределяет не только правомерность, но и необходимость рассмотрения вопроса о прогрессивной системе отбывания лишения свободы, ее понятии, содержании, формах и значении для достижения целей уголовного наказания.

Если обратиться к истории тюремного заключения, то можно заметить, что способ поэтапного отбывания наказания в виде лишения свободы с изменением осужденному условий содержания на каждом этапе появился в практике зарубежных стран еще в XIX в. и позже получил название прогрессивной системы. Детали указанной системы совершенствовались, видоизменялись, но суть оставалась неизменной: от осужденного в значительной мере зависит смягчение или усиление карательного воздействия наказания.

В разное время учеными-юристами были даны следующие определения прогрессивной системы.

По мнению Б.С. Утевского, эта система заключалась «в наличии ряда ступеней (разрядов, режимов), отличающихся друг от друга все большим количеством льгот и преимуществ и все большей степенью перехода от изоляции к жизни на свободе с переводом, по мере исправления, с низшей ступени на высшую» [1].

А.Л. Ременсон считал, что прогрессивная система – «это изменение условий содержания заключенных в зависимости от результатов исправительно-трудового воздействия»[2]. Г.А. Аванесов определял прогрессивную систему как систему изменения условий содержания осужденных в лучшую или худшую сторону в процессе отбывания наказания в зависимости от поведения осужденного, его отношения к труду и учебе[3]. О.И. Бажанов утверждал, что прогрессивная система – это определенный, точно регламентированный порядок исполнения лишения свободы с классификацией и раздельным содержанием осужденных в разных видах ИТУ, при котором для осужденного изменяются условия отбывания наказания в лучшую (либо в худшую сторону) в зависимости от его исправления (либо неисправления) с предоставлением возможности досрочного освобождения, с организацией помощи освобожденному (патронат) и установлением за ним наблюдения и надзора»[4].

Как видим, определения прогрессивной системы, данные учеными, практически совпадают, и отличаются друг от друга только юридической техникой изложения. В них во всех признается то, что содержанием прогрессивной системы является изменение условий отбывания наказания осужденному в зависимости от его поведения и его отношения к отбываемому наказанию. Иными словами, прогрессивной системой является особый порядок отбывания наказания.

Большинство ученых было также единодушно во мнении относительно форм реализации прогрессивной системы исполнения лишения свободы. Они называли две разновидности ее функционирования: путем изменения условий исполнения наказания в границах одного и того же исправительного учреждения и путем перевода осужденных из одного вида места лишения свободы в другое или из одного вида колонии в другой вид.

Обе рассмотренные формы не исключают, а взаимно дополняют друг друга. Одна из них более пригодна по отношению к одним категориям осужденных, другая – по отношению к другим.

Преимущество первой формы заключается в том, что она обеспечивает непрерывный воспитательный процесс, осуществляемый одним и тем же коллективом воспитателей, которые имеют возможность хорошо изучить личность осужденного и наблюдать динамику ее изменений. Поэтому вполне обоснован акцент УИК РК на установлении внутри каждого места лишения свободы нескольких ступеней исполнения наказания, и лишь в относительно небольших масштабах предусмотрена возможность переводов осужденных из одного вида места лишения свободы в другое. Однако названное преимущество уже не сохраняется, если осужденный изменился настолько, что его исправление наилучшим образом может быть продолжено в других условиях, вне данного вида места лишения свободы или вида колонии.

Говоря о содержании прогрессивной системы исполнения лишения свободы, следует отметить, что в юридической литературе не нашел своего однозначного решения вопрос о составе ее элементов. С нашей точки зрения, такое расхождение во мнениях объясняется, прежде всего, тем, что публикации на данную тему появлялись в период действия различных нормативных актов. В то же время позиции отдельных авторов по исследуемому вопросу носят принципиальный характер.

Больше всего отличается состав элементов прогрессивной системы исполнения лишения свободы, предлагаемый О.И. Бажановым, который относил к ним, как видно из приведенного ранее определения, помощь освобожденным от наказания (патронат) и установление за ними надзора[4. С. 32].

В этом случае представляется правильной позиция Ю.М. Ткачевского, который считает, что патронат и надзор за освобожденными не являются частью порядка исполнения наказания в виде лишения свободы [5]. С освобождением осужденного ликвидируется его правовое положение как субъекта прав и обязанностей, устанавливаемых режимом лишения свободы, в рамках которого функционирует элемент рассматриваемой системы.

В подтверждение сказанного можно привести еще одно обоснование. Так, в ст. 178 УИК РК определено: осужденные, освобожденные от лишения свободы, имеют право на трудовое и бытовое устройство и получение других видов социальной помощи в соответствии с законодательством РК. Следует подчеркнуть, что здесь речь идет не об уголовно-исполнительном, а об ином законодательстве.

Не является элементом прогрессивной системы исполнения лишения свободы и контроль за лицами, освобожденными от исполнения наказания. Как было отмечено ранее, с прекращением исполнения наказания перестает функционировать и механизм прогрессивной системы. Обратимся к ст. 179 УИК РК. В ней определено, что за освобожденными из мест лишения свободы лицами, отбывшими наказание за преступления, совершенные при особо опасном рецидиве, за тяжкие и особо тяжкие преступления или осужденными два и более раз к лишению свободы за умышленные преступления, если во время отбывания наказания их поведение свидетельствовало, что они упорно не желают встать на путь исправления и остаются опасными для общества, устанавливается административный надзор. Согласно Закону Республики Казахстан «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» от 15 июля 1996 г., его осуществление возлагается на органы внутренних дел и производится он в соответствии с ведомственными актами. Следовательно, эта проблема уже не регламентируется уголовно-исполнительным законодательством и в прогрессивную систему исполнения наказания не входит.

Вызывает сомнение включение Г.А. Аванесовым распределения осужденных по различным видам исправительных учреждений в прогрессивную систему. Как справедливо отмечается учеными, такое широкое определение содержания прогрессивной системы имело под собой почву в прошлом [3. С. 33].

Так, в соответствии с регламентацией английской (марочной) прогрессивной системы администрация тюрьмы, а не суд, осуществляла деление осужденных на классы. Поэтому такое распределение и являлось элементом данной системы. Однако в современном контексте этот элемент функционирует уже в сфере действия иных отношений, а именно уголовно-правовых, в то время как названная система относится уже к следующей стадии реализации уголовной ответственности – к исполнению наказания.

Спорным остается вопрос о включении условно-досрочного освобождения в состав элементов рассматриваемой нами системы. В литературе по этому поводу высказывались различные мнения. Многие авторы отвечали на этот вопрос положительно, считая его заключительным этапом прогрессивной системы [6]. Так, А.Ф. Сизый предлагал выделять условно-досрочное освобождение в особую, третью форму функционирования прогрессивной системы [7]. Н.А. Стручков считал его самостоятельным правовым институтом, а не элементом изучаемой нами системы [8]. Такие ученые, как А.И. Васильев и Ю.М. Ткачевский, отмечали, что с момента применения условно-досрочного освобождения прекращается как исполнение наказания в виде лишения свободы, так и уголовно-исправительные правоотношения, и, следовательно, его нельзя считать одним из элементов прогрессивной системы исполнения лишения свободы [9]. Мы полностью разделяем последнюю точку зрения.

На наш взгляд, включение досрочного освобождения в состав элементов прогрессивной системы является крайне спорным. В соответствии с уголовным законодательством досрочное освобождение возможно, во-первых, в отношении лица, заболевшего психическим расстройством, лишающим его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Такие лица подлежат досрочному освобождению независимо от характера и тяжести совершенного преступления (или преступлений), назначенного и отбытого срока наказания, поведения (в том числе самого негативного) во время отбывания наказания и других обстоятельств (ч.1 ст. 73 УК РК). Не связанное с достижением целей, стоящих перед уголовным наказанием, а также с осознанным поведением осужденного, на наш взгляд, такое освобождение от наказания не может являться элементом прогрессивной системы.

Во-вторых, досрочное освобождение от наказания может быть применено к лицу, заболевшему иной (не душевной) тяжелой болезнью. Здесь суд учитывает тяжесть совершенного преступления, личность осужденного и другие обстоятельства. Несомненно, чем легче было содеянное, чем больший срок наказания отбыт, чем дисциплинированней был осужденный, тем больше оснований для его освобождения от наказания по болезни. Однако такое освобождение из места лишения свободы все-таки предопределено тяжким заболеванием, останавливающим реализацию стоящих перед наказанием целей, и осуществляется оно вне прогрессивной системы отбывания наказания.

Некоторые разногласия вызывает вопрос о включении в число элементов прогрессивной системы права передвижения осужденных к лишению свободы без конвоя или сопровождения (ст. 91 УИК РК).

Ученые, предлагающие не считать данные положения изменяющими условия отбывания, аргументируют свою точку зрения тем, что, помимо воспитательной задачи, эти нормы имеют иную цель – производственную, хозяйственную – которая является определяющей в решении вопроса администрацией учреждения о предоставлении осужденным указанных прав. Применение любого элемента системы поэтапного отбывания наказания, по их мнению, не должно преследовать иных целей, кроме цели исправления осужденного [4. С. 33].

Сторонники иной точки зрения считают, что в результате применения указанной нормы существенно меняется правовое положение осужденного и тем самым изменяются условия его отбывания [10].

Действительно, различия в социальной направленности, основаниях и последствиях позволяют признать право передвижения осужденных к лишению свободы без конвоя или сопровождения самостоятельной стимулирующей мерой, а не элементом прогрессивной системы. Как подчеркивал В.И. Селиверстов, решающим фактором применения этих мер является не одобряемое поведение осужденного, а обстоятельства, которым закон придает правовое значение [11].

Говоря о содержательной стороне прогрессивной системы исполнения лишения свободы, необходимо отметить превалирование в теоретических разработках следующей точки зрения. Элементами такой системы, согласно ей, следует считать перевод осужденных, являющихся злостными нарушителями режима, в исправительных колониях общего и строгого режимов в помещения камерного типа, а в исправительных колониях особого режима – в одиночные камеры на срок до шести месяцев. В основу такой позиции было положено негативное поведение осужденных, а также то, что к лицам, переведенным в помещения камерного типа, применимы все меры дисциплинарного воздействия, кроме перевода в помещения камерного типа (ч. 5 ст.113 УИК РК). Такое правило, по нашему мнению, является проявлением прогрессивной системы.

К сожалению, в УИК РК не предусмотрено досрочное прекращение применения этих мер дисциплинарного воздействия. Следовательно, такие обратные переводы, ослабляющие карательное содержание лишения свободы, не могут являться элементами прогрессивной системы. В этих случаях переводы осуществляются автоматически, после истечения определенного срока, вне зависимости от поведения осужденного.

Как уже отмечалось ранее, для прогрессивной системы характерна возможность передвижения осужденного с одной ступени на другую, в зависимости от его поведения, как в направлении улучшения условий его содержания, так и наоборот. Возможность такого изменения условий в границах одного и того же исправительного учреждения, по нашему мнению, предусмотрена действующим законодательством в ст. 116, 118, 120, 123, 126, 128 УИК РК. Так, если осужденный характеризуется положительно, то он по мере отбывания наказания в границах одного учреждения переводится с обычных условий содержания на облегченные, а для исправительных колоний общего или строгого режима, воспитательных колоний вводится еще один этап – льготные условия отбывания наказания, которые приближены к режиму полусвободы. В свою очередь, злостные нарушители режима отделяются от остальной части осужденных и содержатся на строгих условиях [12]. Мы считаем, что такие переводы отвечают самой сути прогрессивной системы, и включение их в состав ее элементов следует считать верным.

УИК РК предусматривает и более кардинальные изменения условий отбывания наказания осужденным – путем перевода из одного вида колонии в колонию иного вида, из колонии – в тюрьму, и наоборот. В соответствии со ст. 73 УИК РК такие переводы предопределяются положительным или отрицательным поведением осужденных, смягчением или усилением карательного содержания наказания. Поэтому есть все основания считать такие переводы элементами прогрессивной системы.

Таким образом, если свести воедино сказанное, совокупность элементов прогрессивной системы исполнения лишения свободы, по нашему мнению, можно представить следующим образом: перевод осужденных из одних условий в другие по основаниям, указанным в ст. 116, 118, 120, 123, 126, 128 УИК РК; перевод осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в исправительных колониях общего и строгого режимов в помещения камерного типа (ч.1 ст.111 УИК РК); перевод осужденных, являющихся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, в исправительных колониях особого режима – в одиночные камеры на срок до шести месяцев (ч.1 ст.111 УИК РК); перевод осужденных, признанных злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, на срок не свыше трех лет в тюрьму из колонии, и наоборот – досрочный перевод осужденного, отбывающего тюремное заключение, в колонию (ст. 73 УИК РК); перевод лиц, отбывающих наказание в колониях общего и строгого режимов, в колонию-поселение, и наоборот (ст. 73 УИК РК); перевод осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, в колонию общего режима (ст. 73 УИК РК); перевод осужденных женщин – злостных нарушителей установленного порядка отбывания наказания в помещения камерного типа на срок до трех месяцев.

В такой системе, установленной уголовно-исполнительным законодательством РК, каждый элемент действует не сам по себе, не изолированно, а в совокупности с другими элементами, создавая стройную систему (отсюда и название – прогрессивная система) отбывания наказания. Предыдущий элемент создает условия для применения последующего. Особенно, как видим, широк диапазон изменения условий содержания осужденных в пределах одного исправительного учреждения, что придает гибкость осуществлению индивидуализированного исполнения данного наказания. Именно в этом и заключается смысл прогрессивности отбывания наказания, его ступенчатости, где каждая более высокая ступень предполагает расширение объема прав осужденного в сравнении с более низкой ступенью.

Практика применения такой системы исполнения лишения свободы себя оправдала. Анализ дисциплинарной практики показывает, что в исправительных учреждениях Казахстана отмечается достаточно ощутимое снижение числа нарушений режима содержания. Так, употребление спиртных напитков снизилось на 20,9%, наркотических веществ на 22,5%, меньше на 34,3% стало азартных игр [13].Такие данные могут свидетельствовать, что основная масса осужденных заинтересована в облегчении карательного содержания наказания и в плюсах дифференцированных условий, что в конечном счете обеспечивает устойчивую обстановку в уголовно-исполнительной системе, по существу, исключая массовые проявления недовольства со стороны осужденных.

Однако будет неверным отнести такие положительные результаты только к деятельности прогрессивной системы. Прогрессивная система лишь часть процесса исполнения наказания – его дифференциация [1. С. 19], которая только в совокупности с другими средствами способна решать задачи, стоящие перед уголовным наказанием.

Исходя из сказанного и содержания ч. 2 ст. 38 УК РК, можно сделать вывод о том, что цель прогрессивной системы – способствовать при исполнении наказаний восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и достижению частной и общей превенции.

В заключение следует отметить, что сама проблема исполнения лишения свободы по прогрессивной системе недостаточно разработана в теории и не всегда находит вполне ясное представление у практических работников. Между тем, это основной инструмент в обращении с осужденными, и от того, насколько четко он разработан, насколько ясен и понятен практическим работникам и насколько успешно применяется ими, зависит не только эффективность конкретного исправительного учреждения, но, что самое важное, и эффективность лишения свободы как вида уголовного наказания. Именно поэтому вопросы организации исполнения наказания в виде лишения свободы по прогрессивной системе имеют в настоящий период особую актуальность.

 

Литература   

1. Утевский Б.С. Система, принципы и общие положения «Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик» // Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства. – Саратов, 1961. С.18-19.

2. Ременсон А.Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных. Дисс... д.ю.н. – Томск, 1965. С. 908.

3. Аванесов Г.А. Прогрессивная система отбывания лишения свободы. – М., 1970. С. 29.

4. Бажанов О.И. Прогрессивная система исполнения наказания. – Минск, 1981. С. 69-70.

5. Ткачевский Ю.М. Российская прогрессивная система исполнения уголовных   наказаний // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1997. № 6. С. 20.

6. Канцарин Ф.Т. Некоторые вопросы подготовки осужденных к освобождению из ИТУ // Совершенствование деятельности органов внутренних дел. – М. Вып. 6, 1971.

7. Сизый А.Ф. Совершенствование правового регулирования системы изменения условий содержания лиц, осужденных к лишению свободы // Актуальные проблемы укрепления режима в ИТУ. – Рязань, 1979. С.100.

8. Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы Особенной части. – М., 1985. С. 96.

9. Васильев А.И. Изменение условий содержания осужденных к лишению свободы. – Рязань, 1981. С. 11; Ткачевский Ю.М. Там же. С. 20.

10. Якимович Ю.К. Изменение условий содержания осужденных в пределах одного исправительно-трудового учреждения. – Томск, 1981. С. 14.

11. Селиверстов В.И. Теоретические проблемы правового положения лиц, отбывающих наказание. – М., 1992. С. 103.

12.Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу РК. – Алматы, 1999. С. 204.

 

13. Морец В.Ф. Тюремный лагерь – позитивное // На страже. 04.02.1999. С. 3.

Фамилия автора: Анара ШАЙМУРУНОВА
Год: 2003
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика