Укрепленные военные линии и города Казахстана в XVIII в.

О Туркестанском владении (1762 г.) 

...В туркестанской большой мечети есть гроб одного, по их закону за святого почитаемого, который именуется Ходжа-Ахмет, и есть один из семи святых, коих магометане за знатнейших почитают, и великую честь их гробам воздают, да и верят, что сей святой в жизни своей чудеса творил, которые якобы и доныне у гроба его бывают. Что же собственно до города Туркестана принадлежит, то расстоянием оный от Орской крепости легкой езды дней десять, или пятнадцать, по пути к Ташкенту, не доезжая до оного дня за два или за три. Оный стоит при речке называемой Карасу, то есть черная вода. Улицы в нел кривые, и весьма тесные так что поперек инде кое-где меньше одной сажени. Домов в нем по томашнему обыкновению строенных, однако гораздо хуже ташкентских, ( тысячу. Крепостного строения регулярного нет, токмо имеется круг всего жилья стена глиняная, и вокруг нее небольшой ров с водою. Мечетей в нем три, из которые одна древней и хорошей работы, и имеет в себе многое число разных покоев; в ней погребен вышеупомянуты! магометанский чудотворец. В сем городе никаких базаров нет, а жители со всеми торгами отъезжают в Ташкент. На полях родится пшеница, просо, ячмень и хлопчатая бумага. В одном днище от сего города, сказывают, аки б есть гора, именуемая Каратау (то есть черная), где прежде добывали золото, но ныне ташкентцы оного не добывают, сказывая, что никто тому не умеет. Прежде сия провинция собственно имела в себе городов до тридцати, а ныне более десяти нет. Оными городками и народами владеют ныне киргиз-кайсацкие владельцы Большой и Средней орд, однако с позволения зюнгарского владельца, который над сими местечками, яко же и над Большою киргизкайсацкою ордою, недавно учинился государем. В городах сего владения счисляется жителей по сей росписи: 

Расстояние                                        Число домов

от Туркестана                                        или семей

верстами 

Туркестан. ..........           -                    до     1000 

Курлак. ............         около    20          "        300 

Икан. .............                "        20          "        300 

Саурар. ............             "        50          "        100 

Атрар. ............               "        40          "         40 

Ташанак. ...........            "        15          "        100 

Августау. ...........           "         40         "         40 

Сюрю. ............              "         8           "         70 

Сосак. ............              "          70         "         40 

Всего в оном владении считается ныне около двух тысяч семей, которые все люди пахотные, и от помянутых владельцев на подобие крестьян употребляются. 

(Рынков, Топогр. Оренб., 20-21). 

Гурьев

Гурьев городок, по течению реки Яика на правой стороне, от устья, где сия река протоками впала в море Каспийское, 10 верст, от Оренбурга по нынешнему исчислению 744, от Яицкого городка 474, а от Астрахани с 400 верст. По сказаниям яицких старшин и тутошных старожилов, построен сей городок для рыбного промысла, купцом из великороссийских городов Михаилом Гурьевым еще в то время, когда в имевшемся оттуда неподалеку татарском городе Сарачике владельцы находились, за что сначала помянутый купец оным владельцам платил дань; но как скоро крепостное строение привел он в оборонительное состояние, и усмотря, что татары ничего ему сделать не могут, от оного платежа отказался, и так усилился, что промыслы свои мог он безпрепятственно производить. Могло статься, что то было, как ниже значится, около тех времен, когда оные татары в междоусобные смятения приходили, а наконец и в рассеяние пришли; однако задолго до того, как яицкие казаки с Дону и из других мест на реку Яик (о чем ниже будет показано) сбираться стали, что и яицкий войсковой атаман Бородин с старшинами, в бытность его в Оренбурге 1759 года, уверял. Для строения городовой каменной стены, работные люди им, Гурьевым, были приведены из Астрахани и из других мест. Говорят, якобы тогда как зачато было строить, все оное место с той стороны, отколь татар опасались, задернуто было парусами, в тот вид, дабы они мнили, что то суда торговые и рыболовные стоят, а не крепость строят... 

До отдачи оного городка из ведомства Астраханской в Оренбургскую губернию, были тут казенные рыбные промысла, и для непропуска рыбы вверх при самом Гурьеве делался через всю реку Яик учуг или перебой, которого в вешнее время, когда бывает вверх Яика реки ход осетрам, белугам и севрюгами, с обоих сторон отворялось сажен на десять; но понеже из того между яицкими казаками и астраханскими рыбными промышленниками случались великие споры, и весьма затруднительные разбирательства, того ради войско Яицкое принуждено было просить, чтоб весь казенный доход, который от тех гурьевских учугов происходил, платежом положить на них, а оный бы учуг уничтожить, и рыбе б вверх Яика дать вольный проход. Что, по представлению о том от вышеречного господина действительного тайного советника [Неплюева] в Правительствующий сенат, и определено, и в том в Государственной камер-коллегии заключен с тем войском контракт, по которому платят они ныне в Оренбургскую губернскую канцелярию за те гурьевские учуги прежнего казенного дохода 4692 руб. 69 коп., да кабацких и таможенных по 714 руб. 9 коп., итого по 5 406 руб. 78 коп. в год. 

Хотя Гурьев городок не велик, но из всех при Яике находящихся крепостей почитается за правильную и хорошо построенную. Сия крепость состоит из толстой четвероугольной каменной стены, на углах которой находятся бастионы, а при северном и южном куртине [валы, объединяющие бастионы, главные части укрепления] построены равелины [укрепления, находящиеся вне основного вала]. В крепости сделаны одни только ворота на восточной стороне к реке Яику. На той же стороне находится часть старинной каменной стены, которая захвачена в новое крепостное строение. Она вышиною была больше 2 сажен, и складена из толстых кирпичей; но ныне от солоноватого основания [стена] внизу так осыпалась, что скоро обвалится. Кроме комендатского дома почти нет ни одного хорошего строения. Церковь, жилые дома, анбары и ветхие казармы для гарнизона все построены деревянные; и только пороховой магазин каменный. Кроме крепости имеют казаки и другие жители построенные вниз по Яику жилища, и число домов простирается до ста, считая и с находящимся в крепости строением. Гарнизон тогда состоял из одной роты пехоты и 60 человек казаков, и кроме оных живет там несколько астраханских купцов и ремесленников. В сем месте пропитание было бы довольно, если бы зажиточными жителями увеличен был торг с находящимися в соседстве во всю зиму киргизцами, да и когда бы самое место имело хорошее положение. Хотя зимою приезжают купцы из Астрахани, и с прибытком производят малый торг с киргизцами; но сей торг можно бы гораздо больше распространить. Что касается до местоположения, то почти не можно сыскать толь вредного здоровью места, как Гурьев городок с весны до осени обыкновенно бывает. Крепость стоит на солоноватом болотном месте, которое весною понимает прибылая в устье Яика морская вода от южных ветров. В крепости земля несколько выше поднята насыпью, однако везде солоновата и глиниста, так что никогда влажность не высыхает. Потому беспрестанно вбирают в себя там гнилой вонючий воздух, хотя и ветреная стоит погода. Дома наполнены тараканами и стоногими червями. Если выйти на вольный воздух, а особливо из крепости, то нападают комары, при том же летом там водятся и оводы. При таких обстоятельствах не удивительно, что многие из гурьевских жителей больны бывают; однако болезни не столь опасны, как то бы думать надлежало, и число умерших в стоящем там 6 лет гарнизоне весьма мало, хотя и нет нарочно определенного лекаря. Пришельцы, пока еще не привыкнут к тамошнему воздуху, обыкновенно бывают больны; при том же в сих местах весною приключается цынготная и многие другие болезни, от которых тамошние жители обыкновенно лечатся листьями черенкового ревеня, и кореньями цветочного тростника, который здесь татарским именем чакен называют. 

...Что здесь есть соль под землей утверждают находящиеся на другой стороне Яика в киргизской степи соленые озера, из коих стоящему в Гурьеве городке гарнизону позволено брать соль безденежно. В мае или в другой летний месяц посылают туда команду за солью, которая отправляется на больших лодках вдоль морского берега, и в тихую погоду доходит в два дни, а если благополучный ветер, то и в один день до находящегося близ моря холма. От того места, где пристают, считается до устья Яика 60 верст. Потом входят в морской залив, и приставши там берут соль из находящихся между холмами озер и носят на плечах к лодкам. Соленые озера разного вида и величины. Весною на иловатом дне соли не бывает, ибо вся претворяется в густой рассол. Но летом лежит на черном иле твердый чистый белый соленый череп толщиною почти в пядень. Сказывают, что во всякое время находится в сих озерах твердая каменная соль под илом, которая вышиною меньше пядени. Рассол, содержащий в себе много горькой соли, берут некоторые люди с собою, и оным моются от чесотки и другой сыпи. В числе сих озер есть одно такое, в котором находится красный ил и садится красная невкусная соль, почему оно и называется Малиновое озеро. 

...Около городка Гурьева во всех заливах в рукавах реки Яика находится великое множество всякой рыбы. Но права яицких казаков запрещают гурьевскому гарнизону ловить рыбу сетьми; ибо думают, что рыбу тем отгоняют препятствуют ей идти к вершине реки. Однако солдаты умеют в мелких местах речных рукавов ловить для себя рыбу, а особливо сазанов, двузубчатым баграми, по тамошнему сандовы называемыми, и им сие позволено в рассуждении простой рыбы, которую там белою, а осетров красною называют... Примечено, что ныне рыба больше входит в Яик двумя устьями, из коих один Подстепной, а другой Бухарка называется. Но прежде сего больше шла в Быковку и в другой яицкий рукав, Белый Ильмень именуемый; а ныне они сделались очень мелки. Из морских рыб доходит иногда до Гурьева, так называемая рыба рогатка, которая почитается предвестницею бурной погоды. 

...Как во всех камышевых странах при Яике, так и здесь находится множество кабанов. Казаки по большей части зимою ходят на кабанов с собаками не без опасности, и бьют их из ружей и копьями. Сии дикие свиньи питаются одними только камышевыми корнями, и бывают так велики, что иногда попадается кабан весом до 15 пудов. Щеть у них на голове и на ногах синеватая или черноватая, а на теле желтоватая. Поросята щетью бывают сивожелтые с желтоватыми пятнами, и трудно их приучить к рукам. У здешних кабанов нарастает на спине сала без малого в ладонь толщиною, но оно во время варки почти совсем расходится; напротив того у них твердое и хорошее мясо, почти нимало дикого вкуса не имеет. 

В сих местах не мало ловят и выдр; а зимою приходят из моря и тюлени в Яик, и как при здешних морских берегах, так и при островах бьют их много на льду. Тюлени в Каспийском море столь же велики и шерстью такие же, какие водятся в Балтийском море, но нигде я не видел столь тучных тюленей, как каспийских, а особливо осенью. Они видом больше подобны наполненному салом мешку, нежели зверю, потому, что голова и передние ноги салом почти заросли. Их кожи с висящим салом обыкновенно продают астраханским купцам по дешевой цене. Из Астрахани много отпускается тюленьего сала, которое употребляют при выделки юфти, а особливо в казанских заводах. Также в Астрахани делают из оного с поташем серое мыло, которое несравненно хорошо для валяния чисчения шерстяной материи, и под именем астраханского или татарского мыла продается небольшими плоскими брусками. 

...Едва подумать можно, чтобы на такой земле родился огородный овощь и употребляемая в кушанье зелень; однако у господина бригадира есть сад, в котором растут дыни, огурцы, свекла, хрен, капуста и морковь; а особливо петрушка очень хорошо родится. Напротив того не можно развести табаку, сельдерея, немецкой капусты, земляных яблок и арбузов. Из самых лучших семян родятся только малые и худые арбузы, несмотря на то, что земля имеет в себе довольно влажности. Однако дыни и плоские тыквы, горлянки или долгошейки называемые, родятся хорошо, и тамошние жители сеют их для того, что делают из них питейную посуду. 

(Пал л ас, I, 617-628). 

Возникновение Яицкого городка [Уральска] 

Начало сего яицкого войска по известиям яицких старшин произошло пред сим за 270 лет, и тако около 1474 года, от бывших на Каспийском море разбойников, у которых предводителем был некто из донских казаков именем Нечай. Сей, будучи внутри государства, по разным местам разбои чинил и, прибрав станицу себе подобных людей человек до 800, учинился атаманом и с тою артелью отлучился на Волгу, где будучи приготовил себе всякие суда, чтобы не только по рекам, но и по морю возможно было ходить. Сплыл в самое Каспийское море и тамо многие купеческие персидские и армянские караваны разбивал. И в наибольшее усиление пришед, мыслил о дальнейших своих успехах, но единожды будучи морскою погодою разбит, с несколькими своими судами занесен бык к тому месту, где река Яик в помянутое море впадает, и тут собравшись с оставшею разбитою артелью несколько дней пребывал. Уведомясь же через пленных тут людей, что вверх по той реке от устья верстах в 60 имеется хивинского владения городок называемый Сорочин, коего развалины поныне еще видны, со всеми своими людьми на судах пошел и оный приступом взял. А по взятии оного еще вверх по реке далее поплыл, и прибыв к устью речки называемой Кубеж, выше нынешнего городка верстах в 40, первое селение, что было около 1484 года, учинил. А хивинцы, возымев от него, Нечая, великую опасность, оставая те места, откочевали близ Аральского моря и тамо на речке Уранчагё город Урганич построили. Но Нечай, уведомившись о том, собрав свою команду, о поиске над ними учинил совет. И хотя на том его совете некоторый беглый из России дьяк, к его ж Нечаевой артели приставший, представлял ему многие затруднения в столь отдаленное место через пустую степь идти, но он не только того не послушав, но, осердясь на того дьяка, на оной горе повесить его приказал (коя гора и поныне дьячий городок называется), а сам со всеми своими людьми, оставя в начатом своем селении только больных и к походу невозможных, за оными хивинцами к новому их городу Урганичу пошел. Куда прибыв он оный городок, однако, по многим их, хивинцев, сопротивлении, взял и женившись тамо на жене тамошнего хана, кой имел тогда войну с бухарцами, в отлучке был, несколько время со всеми своими людьми там пребывал. Наконец, по совету той жены и людей своих, опасаясь ханского возвращения, оттоль обратно к Яику со многим богатством пошел. Но помянутый хан, собрав многое число разных людей, за оным Нечаем погнался и нагнав его несколько держал в осаде. И понеже он, Нечай, осажден был в самом безводном месте, то принужден был сдаться, и потом от оного хана со многими людьми побиты, а остальные, пошед к предначатому своему селению, тут жили. А после спустя лет сорок на то место, где ныне Яицкий городок, перешли, и время от времени принимая в сожительство свое беглых из великороссийских городов, так как и ныне, умножились. 

(Р ы ч к о в, Истор. Оренб., 34). 

Илецк

Илецкая крепостца или защита, на самом том месте, где добывают славную илецкую соль, от Оренбурга за реку Яик прямо в киргизкайсацкую степь расстоянием 62 версты, около которой и киргизцы часто кочевьями своими располагаются. Добывание оной соли уже издавна на том месте, сперва от башкирцев, а потом и от крепостных обывателей, чинилось, но о построении сей крепости определению учинено уже в прошлом 1753 году, октября 26 числа, по состоявшемуся в Правительствующем сенате того ж 1753 года мая 24 числа, указу коим в Оренбурге и в принадлежащих к оному новых крепостях и селениях учредить казенные соляные магазины, и продажу илецкой и эбелейской соли чинить по тогдашней указной цене по 35 копеек пуд, для чего тогда ж и соляное правление в городе Оренбурге учреждено. Явившийся тогда подрядчик, оренбургских казаков сотник Алексей Углицкий, обязался той соли заготовлять и ставить в Оренбургский магазин четыре года, на каждый год по пятидесяти тысяч пуд, а буде вознадобится, то и более, ценою по 6 копеек за пуд, своим коштом, а сверх того в будущий 1754 год летом построить там своим же коштом, по указанию от инженерной команды, небольшую защиту оплотом с батареями для пушек; тут же сделать несколько покоев и казарм для гарнизона, и провиантский магазин, и на все жилые покои в осенее и зимнее время ставить дрова, и провиант, сколько бы там войсковой команды ни случилось, возить туда из Оренбурга на своих подводах, что все и учинено... 

(Рынков, Топогр. Оренб., 253). 

Здесь [в Илецке] через Урал проложен деревянный мост. Место укреплено частоколом и имело в 1770 году 350 служилых казаков, а также 12 пушек. Главное занятие этого гарнизона уральских казаков - скотоводство, рыболовство же, ввиду того, что река у Уральска запружена - незначительно. Здесь казака, имеющего 50 лошадей, 30 штук рогатого скота, около 100 овец и от 10 до 20 колод пчел, называют уже очень богатым. Некоторые имеют на русской стороне небольшие пашни. Так как скот их пасется по киргизской степи, то пастбища должны посменно охраняться. Своим жестоким обращением с похитителями скота, которых они застреливают и беспощадно добивают кнутами, они внушили такой страх киргизам, что посещения последних очень редки. 

(Фальк, I, 176-177). 

Медные руды в западном Казахстане

Песчаник, содержащий медную руду (кремнистую медь или медную лазурь) находится... в Общем Сырте, вниз по реке Сакмаре до Оренбурга... в киргизской степи - на левом берегу Урала, в горных пластах, идущих параллельно с Общим Сыртом, у речки Сагиз, в холмистых грядах в верховьях Тургая, по ручью Джеслы-кенгер. Во всех этих местах встречаются шурфы и следы прежних горных разработок сланцев. Во всех пластах песчаникового сланца, местами попадется медная руда; слои ее, мощностью от 2-х дюймов до 3-х локтей (почти 3-м аршинам), залегают в верхних и глубоких до 20-ти и более саженей - мощных пластах песчаникового сланца, то небольшими прослойками, то крупными массами на протяжении нескольких сажен; по временам руда эта встречается лишь в виде одного цельного слоя, а иногда имеется несколько слоев ее, разделенных пустыми залежами песчаникового сланца, расположенных или близко один около другого или же рассеянных по шиферному пласту. В зависимости от высоты гор и глубины залегания насыщенного кремнистой медью песчаникового сланца, медная руда добывается или в рудниках с дневной поверхностью, иначе говоря в летних рудниках (ямы и ледяные ямы), глубиною от 2-х до 4-х сажен или же в так называемых зимних рудниках глубиною в 5, 10 и до 20 саженей, оборудованных, как полагается в горном деле, штольнями, шахтами, штреками, забоями и пр. с деревянными креплениями или без таковых. Выработка в таких сухих рудниках, производящаяся кирками, кайлами и заступами, очень легка. Руда поднятая наверх вместе с пустой породой, выделяется на дневной поверхности и содержащая хотя бы только свыше одного процента меди, поступает в склад. Все рудокопные работы производятся вольнонаемными людьми - отчасти крестьянами, бежавшими от помещиков, а отчасти людьми, принадлежащими владельцам рудников,- под наблюдением опытного и более развитого крестьянина; последний в качестве начальника [приказчика] руководит работами и выдает заработок и съестные продукты. Рудо-разработка (отделение руды от пустой породы) производится стариками, слабосильными мужчинами, женщинами и детьми. Рудокопы получают ежедневно 8 копеек, рудо-разборщики 3-5 коп.; подобная оплата труда вполне для них достаточна, так как владельцы заботятся о том, чтобы снабдить рабочих самыми необходимыми продуктами, как-то мукой, крупой, мясом и проч., - по наивозможно дешевым ценам. Выделенная руда вольнонаемными возчиками, главным образом башкирами, отвозится на санях на ближайшие заводы, принадлежащие владельцам рудников. На сани возчики нагружают руду, не взвешивая ее, ив таком количестве, какое смогут увезти их лошади. На заводе руда взвешивается и возчикам уплачивается за нее попудно и по расстоянию; таким образом, например, возчики, доставляющие руду с Каргалинских рудников около Оренбурга на Твердишевский завод, находящийся в 150-ти верстах от указанных рудников, получают с пуда 5 коп. В общем такой заработок здесь, где почти нет необходимости в наличных деньгах, надо считать довольно значительным в особенности, если принять во внимание, что один человек в состоянии управиться с 3-5 одноконными санями, а каждая лошадь может увезти за один раз от 25 до 35 пудов, и что дорогою возчикам совсем не приходится расходовать денег, ибо они, возвращаясь порожняком на рудник, оставляют на станциях сено и пр. 

(Фальк, II, 70-72). 

ПОЛИ. СОБР. ЗАКОНОВ № 13408, Т. XIX. 1770, янв. 30. 

Принимая во внимание, что около Оренбурга, а особливо за Яиком рекою обитают кочевые народы, которые заводчиками, добывающими в тех местах руды, по неведению их нравов и внутренних между ими происхождений, могут быть доводимы до озлоблений, предложено горнопромышленникам впредь испрашивать дозволение от оренбургского губернатора, который по мере усердия и ревности к приращению государственных интересов, должен давать дозволение. 

(К. 115-6). 

1780, 10 марта. 

Именной Высочайший указ на имя оренбургского губернатора... 

"Господин генерал-поручик и Оренбургский губернатор Рейнсдорф. Я желаю, чтобы Вы приказали без замедления сделать и поспешили ко мне доставить верную карту и описание реки Эмбы с устьями впадающих в оную рек и ручьев от вершины ее до устья, коим втекает она в Хвалинское (Каспийское) море. Пребываю впрочем вам благосклонная Екатерина". 

(К. 131). 

Уйская линия [От Троицка до Тобола] 

...Лежащие по Уйской линии редуты в хорошем порядке и обыкновенно состоят из деревянной четыреугольной крепостцы, обнесенной рогатками с двумя раскатами, каждый об одной пушке; выстроенные в оных казармы для жильцов довольно выгодны; между редутов и крепостей везде расставлены укрепленные рогатками пикеты, из коих при каждом маяк и караульные, в свое время сменяющиеся... Крепость [Степная] состроена на киргизской стороне реки и по сей причине такс наречена; она по введенному обыкновению четыреугольная, деревянная, и кроме квартир для начальствующего штаба, деревянной церкви и нескольких изрядных обер-офицерских домиков расположено в ней более двухсот жильев по правильным строительства чертам; но как теперь в крепости токмо половина обыкновенного гарнизона осталась, то многие из жильев стоят впусте. Крепость сия претерпела сего году нападение от киргизской разбойнической шайки, состоящей более нежели из тысячи человек, которые прежде в окрестных сосновых борах мало помалу гору устилающих скрывались; они, делая на крепость слабохранимую елепую атаку, увели между тем всех на пастбе ходивших гарнизонных лошадей, а с ними и определенных для бережения караульных, из коих в первом нападении жару некоторые и убиты; гарнизон, лишась своих лошадей, не мог преследовать ушедших хищников. 

(Па л л ас, II, I, 396-8). 

Ишимская линия

Ишимская линия или ряд укреплений для прикрытия границы против нападения и грабежей Средней киргизской орды, является продолжением Оренбургской, Уйское отделение которой доходит до Тобола, и представляет собой самое западное отделение Сибирской линии. Она была заложена в 1752 г. и идет от Тобола до Иртыша, у которого начинается Иртышская линия, начиная с Омска. Ишимская линия расположена большею частью прямо с запада на восток на 300 верст в длину и состоит из 8 укреплений и 17 редутов между укреплениями, которые все кроме Петропавловского находятся у озер. Между укреплениями и редутами то там, то здесь расположены небольшие лагеря чужих, сюда командированных казаков или башкир. От одного места до другого разъезжают постоянно патрули... Вдоль пути полукругом воткнуты в землю пруты, по которым заметно, проезжали за границу киргизские всадники. В таких случаях лошади вышибают прутья. В 1771 году вдоль южной стороны дороги начали устраивать заграждения из столбов с двумя горизонтальными перекладинами, высотою в четыре фута. Перекладины эти грабители должны обязательно перерубать и поэтому не только легко бывают открыты, то также легко могут быть настигнуты, так как на обратном пути они должны задержаться у перекладин, если не находят прохода. Жители укреплений - казаки инвалиды. Гарнизоны состоят из двух полков драгун - Ревельского и Азовского и двух гарнизонных батальонов. 

...К абанья крепость у Кабаньего озера в 48 верстах от Пресногорковской, укреплена бревенчатой стеной, рогатками и кольями. Бревенчатая стена имеет деревянные батареи, каждая с одной пушкой. Гарнизон крепости составляют 80 казаков и рота драгун. Возле крепости имеется слобода, в которой живут казаки и инвалиды, около нее находится небольшой лагерь, примерно из 50 башкир, под начальством сотника. Люди эти каждый год меняются и живут в камышевых шалашах, которые они умеют зимой хорошо утеплять. Такая же слобода и такой же лагерь имеется при всех укреплениях и редутах. 

Пресновская крепость в 40 верстах от Кабаньей и Становая крепость - в 55 верстах от предыдущей - такие же, как и Кабанья. Среди казаков этих крепостей в 1771 году было 9 запорожских казаков, переселенных сюда в наказание с Днепра и одевавшихся по турецки. 

Полуденная крепость расположенная на 53 версты далее [от Петропавловской], стоит, как и все последующие, на берегу Камышловского озера и укреплена рвом и земляным валом в виде четырехугольника. Ввиду того, вода озера негодна для питья и только лед дает чистую воду, в укреплении имеется много ледников и таким образом лед заготовляется зимой на целый год для всего гарнизона для питья и варки и может летом сохраняться. 

(Фальк, I, 254-256). 

Иртышская линия ниже Семипалатинска

Крепость Железинская получила свое имя от одноименной речки, которая впадает в Иртыш с киргизской стороны. Она находится на высоком выступе берега, около которого Иртыш, извиваясь по обширной низменности, делает изгиб, омывая берег у крепости. Это выступ защищенный с других сторон низменности крутым высоким берегом и рядом частокола, со стороны границы (киргизской) охраняется устроенным по новым правилам укрепленьем с одним бастионом и двумя полу бастионами. Это укрепление состоит из прочного земляного вала (покрытого дерном) и глубокого рва. Но еще и до настоящего времени оно незакончено. В одной части находится прочная деревянная башня с воротами для въезда и выезда, а у пристани для судов стоит старый деревянный бастион с пушками. Внутри крепости расположены новая деревянная церковь, дом начальника и коменданта крепости, квартиры офицеров, казармы, конюшни, склад для провианта, пороховой склад и несколько частных домов. За стенами крепости сейчас же выше по Иртышу находится слобода, а ниже - много частных домов. На низменности около крепости расположены сады. Кроме того по обоим сторонам реки, особенно киргизской, раскинулись прекрасные луга, где в изобилии растет дикая спаржа превосходного качества, доходя до дюйма в толщину. Пограничная линия с киргизами проходит по высокому краю степи, лежащей на той стороне. 

Станица Черноярская подобно большинству малых постов, не имеет правильного укрепления. Кроме казарм и конюшен выстроенных около сторожевой башни (внутри четырехугольника) в ней имеется еще около 15 казачьих домов. Берег Иртыша, высота которого не превышает сажени, состоит здесь из чернозема, почему и называется черный яр, отсюда и название поста. Подобные черные берега в южных областях по Иртышу, где встречается только песок и глина, являются редкостью. 

Форпост Коряковский. Последнюю половину пути до Коряковского и всю дорогу оттуда до Ямышевской нельзя проделать без сильнейшего отвращения. Повсюду на дороге, вокруг постов, на всем пространстве лежат разлагающиеся трупы лошадей, павших во время эпизоотии, шкуры с них не сняты, они валяются даже не засыпанные хотя бы немного землей. В высшей степени вредная для здоровья небрежность, которую должно искоренять и наказывать местное начальство. Так как эпизоотия недавно свирепствовала среди лошадей, то ужасное зловоние свежей падали было тем сильнее. Эта эпизоотия бывает ежегодно около Корякова, а потому окружающая его местность и дорога к нижеописываемому озеру выглядят не лучше чем поле битвы, где бросили убитых лошадей, не зарыв их в землю. Но несмотря на это, этот форпост является одним из наиболее населенных и лучше обстроенных на Иртыше. Высокая открытая степь, где он расположен, и низменность с красивыми островами реки делают его местоположение очень приятным и не требующим исправления или улучшения. Из укреплений здесь еще ничего не видно. Стоящий здесь во главе гарнизона подполковник имеет превосходный жилой дом, недавно выстроенный; кроме него здесь живут также в хороших домах комиссар соляного ведомства и купец или подрядчик [по поставке соли], на котором лежит забота о транспорте соли. Так как кроме живущих здесь казаков и многих отставных, построившихся здесь, великое количество добровольных поставщиков соли, то здесь имеются две значительных слободы или квартала, разделенных на улицы. Выстроены также два склада для соли, в которых по распоряжению правительства имеется постоянный запас в несколько сотен тысяч пудов соли. Большой запас соли, приготовленный для отправки, лежит в кучах, покрытых рогожами. Транспорт соли, доставляемой из Коряковского соленого озера, расположенного в степи в 22 верстах от Иртыша и давшего свое имя этому месту, производится на барках или плоских судах. Их строят из соснового леса в 15-ти верстах ниже Семипалатинска. Они поднимают от 17 до 18 тыс. пудов. На них отправляют соль вниз по Иртышу до императорских соляных амбаров у Чуваш, недалеко от Тоболька. 5-го июня я совершил поездку, чтобы осмотреть эти важные соляные озера. Здесь проложена очень широкая дорога; она ведет в степи к Таволжановскому соленому озеру, отстоящему отсюда на 40 верст. Эта же дорога... ведет к Оби, и с Оби везут муку на Иртыш по этой же дороге крестьяне слободы Бердской и Малышевской. 

... Коряковское озеро издали имеет белый цвет. Его берега в одном месте не превышают сажени и состоят из чистого песка и глины. Вдалеке виднеются небольшие лес и горы. Озеро имеет продолговатую форму, вытянутую с запада на восток, загнутую на восточном конце к югу. Этот восточный конец шире и имеет 3-4 залива. К южному концу подходит болото, из которого вытекает ключ с негодной для питья водой, с сильным привкусом серы. Здесь протекают и другие источники, привкус серы в которых сильнее; они дают красный осадок. Подобная же почва находится в северной окрестности озера. 

...Соль покрывает коркой все илистое дно озера. Летом эта корка достигает толщины в ладонь и состоит из чистейших мелких кристаллов поваренной соли. Хотя влажной весной, при таянии снега, эта корка тает, но в мае она уже снова начинает образовываться. Размеры озера значительны... На глаз оно имеет 6 верст в длину и 4 версты в ширину. Оно настолько мелко, что если переезжать его на лошади, когда корка соли достаточно крепка, то соляной раствор не доходит до брюха лошади. Ломом разбиваю соляные корки на дне и из озера соль вывозят лошадьми и на телегах. Но лошадей после этого надо мыть в ямах, которые вырыты на берегу и где скопляется вонючая, но слабо соленая вода, чтобы едкий рассол не причинил им вреда. Плата за провоз соли от озера до Иртыша составляет от 6 до 8 рублей за сто кадей, что равно приблизительно 1000 пудам. Вследствие того, что в Ямышевском озере в течение нескольких лет соль не откладывалась, то Екатеринбургская, Тобольская и Томская губернии снабжались солью только из этого озера, и вывозили отсюда ежегодно 300 000 пудов соли. Да сверх того в последние годы здесь брали 150 000 пудов для Исетской провинции и Уийской линии. На западной стороне озера с юга выстроены 2 караульных поста, где живут несколько драгун, несущих охрану озера. Там, приблизительно в 30 саженях от озера, выкопан колодец, вода которого сильно пахнет тухлыми яйцами, но и люди и скот пьют ее за неимением лучшей. 

Семиярский лес. Из леса [вокруг Семиярска], который должен доставлять дешевый материал для плотничных и столярных работ для императорских Колыванских и Воскресенских серебряных рудников, вывозят еще и теперь для всей линии, расположенной по Иртышу, лучший строительный лес, и из него же почти ежегодно строят многочисленные суда для транспорта Ямышевской и Коряковской соли. Для этой цели лучше было бы пользоваться лиственным лесом, которому сильно вредит понижение уровня воды в Иртыше; им могли бы пользоваться еще долгое время, если бы здесь велось правильное хозяйство. 

Грачевский форпост получил свое название от грачей, которые здесь держатся большими стаями в течение целого лета. Вместе с .обыкновенными воронами и скворцами они поедают саранчу, которая выводится здесь ежегодно в таком большом количестве, что в середине июня на горах уже с трудом можно найти зеленую травку. На половине расстояния по направлению к соседнему посту находятся известняковые каменоломни для потребностей крепостей на Иртыше и особенно для нового строительства в Омске. Здешние горы состоят из известняковых скал, тянущихся к югу и отламывающихся слоями под углом в 45 градусов. Камень сбрасывают с горы и обжигают здесь на месте в больших кучах. Эту работу выполняют ссыльные преступники. Для рубки и подвоза леса командирована сюда сотня казаков, которые сменяются каждые три года. Для производства этой работы здесь выстроена казарма и горные избушки для рабочих. 

(Па л л ас, II, 2, 462-494). 

Алтайский предгорный район

Утром мы взобрались на последние песчаные холмы, над которыми на высокой равнине на Иртыше расположен Ново-Шульбинский форпост. Так как по случаю калмыцкой экспедиции там находился главный штаб, и все квартиры были заняты, то я, не задерживаясь здесь, проехал в деревню Старо-Шульбинскую, расположенную дальше в 3 верстах по реке Шульбе, на месте открытого здесь в 1740 г. Демидовского завода и форпоста. Она населена отставными солдатами и крестьянами. Шульба - красивая река, которая течет между скалистых холмов к Иртышу. Весной она многоводна, летом сильно мелеет. Эта река запружена между холмами; там устроен довольно большой пруд для нужд небольшого плавильного завода, который еще не вполне достроен. Причина этого заключается в том, что рудник и заводы отошли от Акинфия Демидова. От прежде выстроенных заводских зданий не осталось следа, так как старый строевой материал от них, чтобы он не пропал зря, несколько лет тому назад пережгли на уголь, который был использован при работе в рудниках Змеиной горы. 

...Прилегающая деревушка состоит из 20 домов, находящихся с наружной стороны земляного вала и рва, которые служили зашитой для старых зданий. 

...Здесь оканчиваеся Шульбинский лес, которые тянется по берегу Иртыша от Семипалатной. Ширина его значительна уже от Талицкой, здесь же он еще расширяется вдоль по Шульбе. Вследствие соседства этого прекрасного леса и многих месторождений меди, которых так много на Шульбе, как и на Убе, о чем свидетельствуют безчисленные донесения и уже начатые разработки, здесь можно с выгодой устроить медный завод. 

Обнаженные пологие горы между Шульбой и Убой и по обоим сторонам этих рек состоят большею частью из слоев шифера (сланца), серого, черного и других цветов. Так, на Шульбе встречаются снизу прекрасные плиты черного шифера, который может быть использован для различных работ. В некоторых местах встречается также красный песчиниковый сланец. 

В этих горах руды встречаются большей частью в опущенных поверхностных наклонных жилах, которые найдены на небольшой глубине, но еще не исследованы всесторонне, хотя главным образом они, по-видимому, содержат медь. Около этих месторождений руд находятся безчисленные следы старых шурфов и наружных работ неизвестных нам степных народов, которые некогда так прилежно занимались разработкой всех месторождений руд в Алтайских горах, что до настоящего времени открыто мало месторождений руд, где бы не было следов их работы. Они добывали золото и медь, которые и теперь находят в их могилах по Иртышу. Эти могилы состоят большею частью из куч камней, образующих холмы. Нередко особенно в Колыванских горах, находят такие могилы. Они очень распространены по Енисею. Кроме того, сходство медных орудий, оружия и домашней утвари, находимых в древнейших могильниках на Енисее и Иртыше так велико, что заставляет думать, что горы, богатые рудами и находящиеся между двумя реками, разрабатывал один и тот же народ. Кроме жильных месторождений меди, имеются также холмистые горы между Шульбой и Убой, полные кварцевых друзистых жил смешанных с кубообразным шерлом с темным рыхляком и желтяком, на которые очень похожи жилы, содержащие золото, обычно встречающиеся около Екатеринбурга. 

...Кроме того, дорогой [между Шульбинской и Шемонаихой] я видел слева вдали очень большой холм, насыпанный на самой высокой точке всей этой местности. Давным давно артель крестьян в 150 человек с большим трудом насыпала этот холм. Но труды их не были бесплодны: согласно существующим преданиям они добыли 1 пуд 10 фунтов золота, что и поделили между собой. Поэтому и холм называется Золотарский бугор. 

[В местностях вокруг села Красногорского] основаны новые колонии и деревни. Эти колонии и деревни населены частью польскими эмигрантами, выходцами из России и принадлежащими к православному вероисповеданию, частью - бывшими крестьянами, выходцами из центральной России, или теми, которые за небольшие преступления сосланы в Сибирь, частью добровольными колонистами (переселенцами) из густо населенных местностей Сибири. Такой деревней и является Красноярская, насчитывающая в настоящее время до 20 домов. Она основана 3 года тому назад и ее новые обитатели большей частью сосланные. 

В течение первых 3 лет они получают ежемесячно достаточное количество провианта и небольшое денежное пособие. 

...Нет никакого сомнения, что эти селения могут с выгодой заниматься земледелием, так как многие, даже большая часть из них, расположены в очень хороших местах, хотя некоторые не так счастливы в выборе местоположения, однако поблизости имеются прекрасные участки земли, куда они легко могут переселиться. Когда эти новые селения будут под хорошим руководством, возможно найдут средство помочь им в затруднениях из-за недостатка леса, за которым многим приходится обращаться на сторону. Возможно и хорошее средство борьбы с бродяжничеством, когда Колывано-Воскресенское горное управление и заводы научат труду и прилежанию праздношатающихся. Среди поселенцев многие, по-видимому, даже желают этот и все, при изменившемся руководстве, возможно, выиграли бы. В настоящее время все поселения основанные по верхнему течению Иртыша и его притокам, подчинены канцелярии коменданта в Усть-Каменогорске, которая вменяет в обязанность войскам, стоящим на границе, ловить находящихся в бегах плательщиков подушного налога из этих селений. Деревня Красноярская принадлежит к числу тех, которые имеют достаточное количество плодородной земли для земледелия. Но поселенцы уверяют, что на высоких местах вследствие жары и обычной засухи рожь не дает урожая. Но такой дождливой погоды, как этим летом, когда за весь июль едва ли выпало пять дней без сильных гроз и проливных дождей, не запомнят даже старожилы в этой местности. Такая погода в этом году была повсюду около гор, даже в горах шли дожди весь июнь. Главная жалоба этих и других деревень, расположенных по Убе, это - нездоровая местность. Главная причина - вода этой реки, вызывающая лихорадку у тех, кто ею пользуется, особенно у вновь прибывших. Так как крестьяне неосторожно лечат лихорадку обыкновенно сильно действующими средствами, то следствием этой болезни являются параличи и другие нервные заболевания, которые истощают людей и делают их неспособными к труду. Хотя Уба горная река и поэтому можно предполагать, что она имеет хорошую воду, особенно потому, что почва там большею частью гравиевая, однако высокие глинистые берега, омываемые этой рекой и многие минералы, находящиеся в этих горах и содержащие различные руды и особенно медь, очень сильно портят воду, а около Красноярской, где от деревни вверх идет высокий глинистый берег - при каждом дожде вода становится такой мутной, что и при кипячении не очищается. Вместо того, чтобы уничтожить это зло, отыскав хорошие источники, беспечные крестьяне предпочитают терпеть все вытекающие отсюда неудобства. 

...Д еревня Шемонаиха состоит из 30 дворов. Она расположена на месте бывшего здесь раньше форпоста; его старые укрепления и казармы стоят еще, предоставленные, как это обычно здесь, гниению. Теперешние жители - поселенцы, переведенные из Польши. Это русские поляки, они знают по-русски, принадлежат к греческому православному вероисповеданию. Отцы их происходят из Подолии и других пограничных польских провинций. Надо отдать честь этим поселенцам - они трудолюбивые хорошие земледельцы. Только вследствие зимних холодов и господствующих здесь ураганов, они все еще как то не привыкли к здешний местности, да и сама местность не вполне подходит для земледелия, так как хлеб не дает хорошего урожая на каменистых сухих высотах, кроме того, и почва обыкновенно слегка соленая. Они хотят здесь заняться пчеловодством и развести такие же прекрасные фруктовые сады, как в местах прежнего своего жительства. 

...Здешние горы и долины изобилуют цветами, которые дают великолепный ароматичный мед, и крестьяне, желая обеспечить пчелам более обильную взятку, усиленно начинают здесь сеять гречиху, что они уже делали раньше в Польше. Жители Шемонаихи настолько убеждены, вследствие перенесенных в начале болезней, во вредности воды Убы, что предпочитают для питья и приготовления пищи брать воду из другого отдаленного источника. 

Я послал осмотреть несколько рудников, расположенных по ту и другую сторону Убы. Большая часть рудников была открыта благодаря старым шурфам; эти рудники по преимуществу содержат медь. В некоторых добывают свинец и руды, содержащие серебро, из которых наиболее часто встречаются: серая песчаная руда, темносвинцовая охра и рудожелтый свинец, которые по большей части содержат белый смешанный свинцовый шпат. Первые из них иногда содержат шлихи золота, и наконец, зеленую и синюю медные руды, а также содержащий в себе железную руду ротель, с медным цветом или без него; они особенно заметны в рудниках у рек Таловки и Шемонаихи. Таловка протекает по другой стороне, выше реки Шемонаихи, которая в этом месте вытекает из гор по направлению к Убе. На Таловке находится ближайший рудник - Николаевский, отстоящий около 5 верст от деревни Шемонаевской и 2'/г от Таловки. Работы ведутся в шахте, почему углубились на несколько саженей в слое, содержащем охряную руду с желтяком. Здесь содержится также свинец, некоторое количество золота и немного серебра. Шахта идет с юга, пересекается гнездом руд, содержащих медь и переменяет свое положение, будучи оттеснена к западной стороне, к долине. 

...Так как руда здесь совершенно скрылась, то и разработки здесь прекращены. В 8 верстах дальше на Таловке находится Таловский, или Больше-Горский, рудник, открытый здесь в 1752 г. по соседству со старым Чудским рудником, но в этом же году он был оставлен вследствие незначительности [рудных запасов]. Но в 1764 году разработка началась снова. Тогда в ответвлении жилы, идущем в горы, нашли что охряная руда залегла гнездами, но не шла далеко в горы, будучи обрезана красным и пестрым глинистым шифером, который также подходит к рудам с севера. Тогда там принялись за разработку; после того как добыли большую часть руды, отправили в общем около 40 000 пудов. Но этот рудник полностью еще не истощен: при пробе оказалось, что руды этого и прежних рудников содержат от 1 до 14 фунтов свинца и от 1/4 до 4 золотников серебра на пуд. 

(Пал л ас, II, 2, 503-520). 

Колыванские рудники на Алтае

Когда статский советник Акинфий Никитич Демидов, в 1730 году начинал сии заводы, вся страна Оби до хребта была совершенно пуста, и только что посещаема зюнгорскими калмыками и им поддавшимися нагорными жителями, каракольцы называемыми, а иногда кочующими киргизскими ордами. В одно время с заводом, для сообщения с оными, установлены от Оби зимовья, и при оных поселено по семье крестьян... Первое заведение положено в 1727 году у подошвы синей сопки, на взгорье оной, Колыван называемом, на коем первая медная руда, из всех в сей стране открытых, была на подобие втекшей прекрасной лазури и зелени в узкую кварцевую жилу, между крепким камнем, остатки коея я еще нашел у находящейся, тут шахты, на 15 сажен, как сказывали, простирающейся, на отбитых от руды каменьях. По прошествии двух лет, завод сей перенесен почти за 6 верст далее к реке Белой и состоял тогда из плавильни, из четырех венгерских печей и одного медного молота, палаты для чищения медной руды с двумя горнами и с одной литейною печью, из ручной молотильни, пильной и мучной мельницы, четырех обжигательных горнов, одной железной и котельной кузницы и кирпичного сарая. Поелику река Белая водою недостаточна, то в 1733 году из находящегося у подошвы высокой горы озера Белого, никакого истока не имеющего, прорыт в Белую канал и сделана шлюза, через что недостаток воды довольно был награжден. 

В руде сей плавильный завод имел изобилие, но и такое еще, которое доставляло от семи до восьми процентов и сверх сего чистую медь. Все при заводе потребные материалы, как-то известь, глина, кирпичная земля, в огне постоянные камни находятся также в близости. Но должно опасаться недостатка в дереве. Ибо окололежащие леса не обширны, и нигде нет сплошного, да и бревенчатого также мало, но оный состоит из рассеянных по горам елевых, сосновых, пихтовых, березовых и тополевых рощ; другие же большие леса лежат не близко, и отделены столь диким хребтом, что никоим образом оный сюда возить не можно. Выгода при сих заводах была превосходная: черная медь, которая так как большая часть здешних руд должна была содержать в себе несколько серебра, была частью отвозима неотделенная вниз по Чарышу, через Обь или также и по Иртышу, в Тобольск и далее в Невьянские заводы; частью же на месте очищаема и переделываемая, по большей части в посуду, продаваемую в Сибири и калмыкам. 

Уверяют, что демидовские заводские служители, сколь ни были они незнающи, содержание золота и серебра многих здешних руд довольно знали, и потому разные остатки, особливо от чудской работы и в старых копях видимое еще на поверхности самородное золото на известных им еще с 1732 года Змеевых горах нарочно не трогали. О чем также в 1732 году, когда ассесор Кайзер, и с ним капитан, после достоинство фельдмаршала получивший, Фермер для осмотрения здешних заводов посланы были, ничего еще совершенно известного не получено. Но 1744 года частию самим статским советником Демидовым, а частию некоторым ему изменившим немецким штейгером было открыто богатство Колыванских руд; а первым еще в феврале прислана в высочайший кабинет проба серебра, весом в 27 фунтов и 80 золотников, которое, по его уведомлению, бергмейстерами на Колывано-Воскресен-ском медном заводе выплавлено из 233 фунтов меди, отчего воспоследовало повеление, через именной ея величества блаженной памяти императрицы Елизаветы указ, находящемуся в Туле бригадиру, потом бывшему генерал-майору Бейеру отправиться с находящимся при нем поручиком, после бывшим коллежским ассессором Улихом на вышеупомянутый завод, и там от всех руд, кои поселе для медного завода добываемы были, по нескольку пуд при себе приказывать растоплять, и все что из каждой руды получено будет, вместе с серебряными пробами, исчислением издержек, присылать в кабинет ее величества, и так далее. Он прислал в 1745 году 11 июня известия, что руды разных рудников, а особливо Змеевой горы, были опробованы и из 5490 пуд черной меди выработанной руды выплавлено 55 пуд черной меди, от коей отделено 6 пуд 9 фунтов и 69 золотников серебра, которое по малым пробам должно в себе содержать до 8 фунтов золота, и оное... препровождено за сим известием. Сверх сего бригадир Бейер привез с собою при исходе упомянутого года 2 пуда 13 золотников золота и 33 пуда 37 фунтов и 33 золотника серебра, полученного из остальных выработанных руд. Кроме же сего 246 пуд серебросодержащей меди отпущено было под смотрением Улиха на Невьянский завод, из коей получено серебра 7 пуд 4 фунта и 24 золотника. И так в сем году получено при делании проб серебра 44 пуда 21 золотник и 12 фунтов 32 золотника золота, что по нынешнему основанию составит 44 000 руб. с вычетом же издержек одного выигрышу более 26 000 руб. Тогда все Демидовские рудники были немедленно запечатаны, а на Змеевских поставлен караул. В мае же 1747 года бригадир Бейер отправлен был вторично принять Колыванские и начатые уже тогда Барнаульские и Шульбинские рудники с их округами, находящимися там пушками, оружием и инструментами для добытия руды, также и там находящихся мастеровых и мужиков под владение ее императорского величества, и оные оценить, поелику цена оных должна быть зачтена в подати статского советника Демидова и его наследников, короне должные ими. И с его времени Колыванский завод и все на Алтайском хребте найденные руды и находящиеся рудники принадлежат высочайшему императорскому владению. 

...Плавление руд с того времени производилось в Колывании в десяти и менее печах, а наконец с 1752 года, только в шести, как позволял умаляющийся лес, и что продолжалось до 1766 года, пока оные заводы ради совершенного недостатка лесу должны были быть оставлены, а добывание медных руд из около лежащих ям, кои не заслуживали быть отвозимы в Барнаул, стало быть производимо, на время пока лес опять вырастет, что и весьма удобно быть может. 

(Па л л ас, рус., текст, II, 2, 312-317). 

Китайская граница

Китайская пограничная линия, состоящая, подобно российским линиям, из многих окопов и постов, идет от севера к югу по западной стороне Зюнгорских гор... 

Киргизцы не только что не смеют переходить сию линию, но должны еще жить от ней на 20 или на 25 верст, если они не хотят, чтоб китайская пограничная стража, состоящая из монголов на казацком учреждении [организованных по образцу русских казаков], похитила их скот и после сильных побоев отпустила их обратно. И так они живут гораздо далее от границы; напротив того, киргизцы не имеют таких строгих правил на границах их южных соседей, каракалпаков, хивинцев, арабов [?], ташкентцев и проч. Границы здесь весьма неопределительны, и часто киргизцы ездят в хивинские и другие города. 

(Фальк, VII, 30-32). 

На сих землях собственно обитали чжуньгары, которые, пропитываясь скотоводством, мало пеклись о земледелии. По размещении здесь китайских войск, ощутили недостаток в хлебе; почему заведены военные поселения, и степные места употреблены под землепашество. Шесть тысяч туркестанских семейств обсевают землю и вносят в казну хлеб, которого только что достает на продовольствие войск. На жалование и фураж офицерам, и солдатам на овощь ежегодно доставляют сюда из Китая более полумиллиона ланов серебра да несколько тысяч кусков атласа и гродетура, что все променивают казакам на рогатый скот, овец и лошадей, которых по оценке продают, а деньги на содержание войск употребляют. Сверх сего собирается серебром около 40 000 ланов поземельных и пошлинных денег, которых со взносимыми с туркестанских городов хлопчатою бумагою, холстом и прочими податями довольно становится на годовые издержки. Как деньги, по редкости их, были здесь дороги, то в 39-е лето правления Цян-лун (1774) государь дозволил с Аксу, Яркяни и Бюгура брать в зачет хлеба от 7 до 8000 гинов меди, из которой отливают деньги на Илийском монетном дворе. Одному генералу ежегодно предписывается отправляться с пятьюстами солдат на казачьи и киргизские границы для сбора ясака. С рогатого скота и лошадей берут одну голову со ста, а с овец одну голову с тысячи. Олотские тайцзии и беки туркестанских городов в исходе каждого года отправляются поочереди к Пекинскому двору с данию. Казаки приезжают через три года, а для киргизов не положено срока. Если же приезжают, то вместе с очередью туркестанскою в исходе года. 

...Здесь построен земляной город [Чугучак] окружностью в несколько ли; в нем определены два экспедитора, три письмоводителя, один судия и семь офицеров для караула. Как поставили здесь гарнизон, то нужен стал хлеб: почему заведено военное поселение из 1000 человек китайских солдат с одним военным начальником и полковником, а для охранения сего места поочереди присылают сюда из Или 1500 манчжуров и монголов. На жалованье им ежегодно доставляют несколько десятков тысяч шелковых материй, которые промениваются казакам на рогатый скот, овец, верблюдов и лошадей. Сей скот продают с оценки,- вырученную же сумму употребляют на расходы. 

(Иакинф, Чжуньгария, 107-10).

Фамилия автора: Асфендиярова С.Д. и Кунте П.А.
Год: 1997
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика