ПРОТИВОРЕЧИЯ ТРАНСФОРМАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ И ВОЗМОЖНОСТИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ

Привлекательность инновационного пути развития обусловлена, в частности, желанием поскорее выйти из замкнутого круга проблем переходного периода и системного кризиса, усиленного кризисом циклическим, который, к тому же, еще является и мировым кризисом. В этих условиях создается иллюзия, что именно «новые технологии» «вывезут» экономику не только из кризиса, но и на дорогу устойчивого роста и развития. В очередной раз перспективы российской экономики представляются как «опережающее развитие».

Для российской экономики особенно актуальной является проблема создания сектора высоких технологий, в той степени, в которой он бы "взял на себя" функцию системообразующего ядра производственной структуры. Все наши чаяния в отношении наукоемких производств и предприятий наталкиваются на постоянно обсуждаемую проблему отсутствия инвестиций. Но хотелось бы подчеркнуть, что проблема так называемой неоэкономики или инновационной модели развития для нас не сводится только к этому. Хотелось бы также напомнить о той роли, которая в логике капиталистического рыночного хозяйства, приведшей к современному ее высокотехнологичному состоянию, принадлежит индивиду как экономически активному субъекту.

Обсуждение проблемы перехода к инновационной модели развития ведется, как правило, с позиции технико-экономических, точнее, даже с точки зрения технологических отношений. Ибо отставание наше, а значит и выход из него видится в первую очередь в этой сфере, а его причины, как уже было подчеркнуто, - в отсутствии или недостаточности инвестирования в реальный сектор экономики, в обновление техники и технологий. С этим последним можно было бы согласиться, если бы не один принципиально важный момент.

Делая акцент на технологическом отставании, мы игнорируем социально-экономическую природу тех или иных технологий (или, производительных сил), характерных для той или иной эпохи. Вне исторический подход редуцирует проблему к ее так называемому функциональному уровню, что конечно же важно, но только в условиях «ставшей» или развитой системы, каковой трансформационная экономика не является по определению. Здесь на первый план выходят проблемы формирования соответствующих социально-экономических отношений и их субъектов, которые, по мере своего становления в качестве основных «действующих лиц» новой экономической системы должны будут обеспечить формирование, а затем и функционирование этой системы. Этой новой экономической системой, насколько можно судить, является рыночная, точнее, капиталистическая система, которая по определению создает соответствующий для себя технико-технологический базис, а по мере развития и разрешения своих противоречий, этот базис меняет (здесь пока не ставится вопрос о пределах этих изменений в рамках самой капиталистической системы).

Характер формирующейся в постсоциалистических странах экономической системы и природа ее субъектов зависят от многих предпосылок. Обозначим пока две из них. Первая заключается в том, на каком этапе человеческой истории находится общество. Это определяет, какую модель, вернее, тип эко­номической системы мы в состоянии сформировать. Вторая важная предпосылка - чьи потребности, интересы, ценности, мотивы воплощаются в тех формах хозяйственной деятельности, которые образовывают экономическую систему общества, точнее, кто, какие "социальные силы" или даже "персоны " формируют ее. В этих условиях остается необходимым исследование проблем, связанных как с содержанием самих трансформационных, преобразовательных процессов, так и с их носителями -соответствующими субъектами, интересы, потребности и другие мотивы экономического поведения которых и образуют, по существу, содержание этих процессов.Прежние поколения российского общества не раз демонстрировали попытки восстановить те звенья исторического процесса на пути рыночно- капиталистической траектории развития, которые не были освоены или пройдены предыдущими поколениями своевременно, как это сделали страны первого эшелона капитализма. Россия показывает признаки догоняющего - восстанавливающего развития: растянутость или сжатость во времени отдельных этапов, дискретность, а также превратность форм, в которых реализуются цели человеческой деятельности, формы общественного производства, хозяйствования и сам субъект. Российское общество с упорной настойчивостью и в определенные, сопряженные с логикой самой истории, моменты времени, вновь и вновь вынужденно возвращается к социально - экономическим формам деятельности, не освоенным в прежние эпохи. Ставя целью перепрыгнуть через какой - либо этап, уровень развития, догнать историю, мы всякий раз оказываемся отброшенными назад. Это обнаруживается появлением превратных форм, проявляющихся в виде "крепостной промышленности", " социалистической индустриализации", "номенклатурного капитализма". Одни формы хозяйственной деятельности накладываются, на­слаиваются на другие, новые - сращиваются, с казалось бы, отжившими формами. В результате утрачивается определенность целей, механизмов и субъектов развития, возникает ситуация дезорентированности, хаоса и кризиса.

В трансформационной экономике, как правило, наблюдается множество форм хозяйственной жизни (понятие «многоукладности» здесь вряд ли дает полное и адекватное представление о сложном их переплетении). Ее структура характеризуется с точки зрения всех параметров, описывающих ту или иную модель социально - экономической системы. С точки зрения формы присвоения условий и результатов производства можно выделить в самом общем виде совместную, частную, смешанную формы. каждая из которых представлена соответствующими разновидностями. С точки зрения способов координации хозяйственной деятельности различаются государственные, рыночные, корпоративные, традиционные регуляторы. С позиции характера соединения работника со средствами производства в российской действительности имеют место как экономическое, так и внеэкономическое принуждение, а также самозанятость и самоэксплуатация. С точки зрения технологического способа производства можно наблюдать все известные истории варианты: доиндустриальный, индустриальный, постиндустриальный. В условиях ослабления государственных, нефункционирующих рыночных, локальности корпоративных регуляторов в экономике сформировались два сектора - формальный и неформальный.

В то же время, все многообразие хозяйственной деятельности в такой экономической системе подчинено определенной системообразующей логике. Внешне эта логика выглядит как заданная целями экономических реформ (или интересами реформаторов) конца 80-х начала 90-х годов: кризи­сом "реального социализма", неэффективностью государственной собственности и государственных регуляторов хозяйственной деятельности и необходимостью создания рыночных механизмов. На самом деле логика формирования новых хозяйственных структур и форм в первую очередь задана исторической необходимостью восстановления не пройденных прежде этапов развития человеческого общества, в том числе всех стадий товарного производства и капитализма. Здесь возникает целый ряд противоречий, способы разрешения которых определяют будущее российской экономической системы.

Исторически и логически рыночно-капиталистической экономике предшествовало так называемое «простое» товарное производство, содержательное назначение которого состояло в формировании повседневности товарного обмена, точнее в формировании привычки производить для того, чтобы обмениваться продуктами труда, торговать. Именно товарообмен, а затем и торговля разрушили отношения личной зависимости, внеэкономическое принуждение, сформировали «чистую» частную собственность, что и послужило предпосылкой капитализма. Главное же назначение «простого товарного производства» - сформировать экономически свободного индивида, лишенного так называемых гарантированных условий жизнедеятельности и вынужденного проявлять экономическую активность.

Российское общество в своей истории пока еще этих предпосылок не сформировало, хотя сам капитализм уже несколько раз пыталось построить, даже создав для него материально- техническую базу - крупное индустриальное производство. Параметры индустриального способа производства в нашей стране к середине 60-х годов ХХ века в основном соответствовали таковым в странах с

 

развитой капиталистической рыночной экономикой2. Но при этом главный из них - лично и экономически свободный индивид, ориентированный либо на предпринимательскую деятельность, либо на регулярный промышленный труд так и не сформировался, что обнаруживалось в прежней экономической системе в тотальном огосударствлении хозяйственной деятельности и ресурсов, в том числе и рабочей силы, "бюрократизации управления", "пассивности трудящихся", "формальном характере их участия в управлении производством и в общественной жизни", "распространении иждивенчества, социальной инфантильности, люмпенизации части населения"3. Кризис этой системы явился импульсом к очередному этапу догоняющего - восстанавливающего развития.

В связи с вышесказанным, основное противоречие экономической системы, формирующейся в России, состоит в необходимости одновременного создания таких форм хозяйственный деятельности, которые бы, с одной стороны, образовывали "ткань", "материю" рыночных отношений, в том числе и в виде самостоятельных, обособленных хозяйствующих субъектов, ориентированных на «производство специально для обмена», а с другой, - соответствовали уровню современных производительных сил, индустриальному и, в определенной мере, постиндустриальному способам производства. В первом случае речь идет о таких формах, в которых максимально воплощается индивидуальная инициатива и активность, элементы рационального поведения, способность к риску, инновациям, индивидуальная ответственность за результаты хозяйственной деятельности, т.е. весь классический (или "неоклассический") набор предпринимательских свойств.

Другие формы хозяйствования, наиболее адекватные современным производительным силам -те, которые должны быть, с точки зрения "классического капитализма", производными от форм капитала, но в действительности, сформировались в процессе разгосударствления и приватизации. Здесь речь идет о частно-корпоративных и частно-государственных предприятиях в промышленном, банковском, финансовом секторах экономики. Капиталистическими эти формы хозяйствования до сих пор не стали, так как у них отсутствует собственно капиталистический механизм их воспроизводства в виде накопления капитала.

Таким образом, в экономической структуре российской действительности можно выделить два основных сектора: сектор "простого" товарного производства и сектор формально (но не содержательно) капиталистического, а точнее государственно - капиталистического производства. Каждый из них олицетворяется определенными субъектами, имеет свое предназначение и выполняет свои функции в переходной экономической системе.

Представители крупного и среднего предпринимательства, олицетворяющие капиталистический сектор находятся в особых отношениях с государством, что может служить показателем противоречивости интересов и приоритетов этой группы экономических субъектов. В начале трансформационных процессов, они хотели как можно дальше дистанцироваться от го­сударства и его вмешательства в бизнес, болезненно реагируя на изменения "правил игры" со стороны правительства и законодательной власти, но при этом успешно отстаивали свои интересы вплоть до отклонения от налогов и увода капитала из реального сектора. Теперь наблюдается «сращивание» интересов этой группы с интересами бюрократии - основным представителем государства. Более того, эта «сращенность» обнаруживается не только в традиционных для индустриальных экономических систем формах "личной унии" и "системы участия", но и в форме одновременного выполнения двух функций: предпринимателя и государственного чиновника или "государственного деятеля".

В свою очередь, государство, несмотря на рост численности сотрудников государственного аппарата, уже не выполняет функций хозяйствующего субъекта, но пытается выполнять функции субъекта макрорегулирования. При этом сферы действия государственных, корпоративных и рыночных регуляторов экономики остаются не определенными.

Что касается сектора "простого" товарного производства, то его представители, по логике догоняюще - восстанавливающего развития, должны играть более значимую роль в трансформационных процессах, чем это есть на самом деле. Если самостоятельная хозяйственная деятельность, обмен, кредитные и другие отношения, осуществляемые на принципах ра­циональности, не станут массовыми, повседневными, то есть не будут проходить через деятельность большинства населения и не станут его привычкой, то не будет и основ как для капиталистической экономики и ее институтов, так и для инновационного развития.

В то же время реализация значимости субъектов простого товарного производства вряд ли

 

возможна. Причиной тому, - не только особые наши мировоззренческие установки, но и характер наших производительных сил, созданных за годы социализма, и общемировые тенденции постиндустриального развития. Здесь мы, как участники, носители и созидатели трансфор­мационных процессов сталкиваемся с целым рядом противоречий: между "ранним и "поздним" капитализмом; добуржуазными, капиталистическими и посткапиталистическими отношениями; до-стоимостными (не-товарными), стоимостными и планомерными (пост-товарными) (и специфическими "пост-советскими") хозяйственными формами. Причем для каждой такой хозяйст­венно-экономической формы не обязательно существует свой сектор экономики. Характерной чертой трансформационной экономической системы является то, что в каждом из секторов, воплощающих те или иные хозяйственные формы, обнаруживаются и вполне с ними уживающиеся формы-антиподы. Причем, не на периферии этих секторов, как в устойчивых социально-экономических системах, а в их центрах. А их носителями могут быть одни и те же индивиды. Положение всех субъектов в формирующейся экономической системе противоречиво вдвойне: каждый из них может персонифицировать разные виды и уровни хозяйственной деятельности одновременно, а также -олицетворять формы хозяйственной деятельности, присущие разным ступеням человеческой истории.

В любом случае идет ли речь о социальных группах, олицетворяющих хозяйственную деятельность в секторе "простого" товарного производства или крупное капиталистическое хозяйствование, им необходимы механизмы самоподдерживающего развития и роста. Эти механизмы должны сделать движение экономики и соответствующих форм хозяйствования в направлении выбранных ориентиров циклическим, по принципу становления системы в целостность: регулярное превращение предпосылок в свои собственные результаты. Для субъектов мелкого предпринимательства таким постоянно воспроизводящимся результатом должно стать массовое производство товаров и услуг, деятельность множества отдельных, самостоятельных предпринимателей, а также производство самих рыночных отношений, включая конкуренцию, которая должна рассматриваться как главный инновационный продукт этого сектора экономики. Для социальных "сил" капиталистической формы хозяйствования постоянно воспроизводящимся резуль­татом должно быть накопление капитала, являющееся необходимым условием перехода к инновационной модели развития общества. При этом речь, в данном случае, идет об инновациях развитого индустриального и постиндустриального типа, требующих постоянных крупных инвестиционных вложений.

Специфика структуры и динамики трансформационной экономики, как известно, - в ее отягощенности отраслями с базовыми технологиями индустрального типа периода экстенсивной индустриализации, в рассогласовании между отдельными секторами экономики с точки зрения распределения так называемых качественных и массовых ресурсов. Проблема состоит в том, что качественные ресурсы (наиболее квалифицированные работники, предпринимательский потенциал, финансовые ресурсы, и, в определенной степени, инновации) стягиваются в отрасли именно с базовыми технологиями - ТЭК и секторы первичной переработки. В то время как массовые, т.е. менее производительные ресурсы сосредоточены в отраслях промежуточного сектора (машиностроение, сельское хозяйство, легкая, пищевая промышленность). Таким образом, когда дело доходит до отраслей, где по определению новые технологии выступают как локомотив экономики, как ее инновационное ядро, то они оказываются «обескровленными». Но еще более сложная проблема заключается в том, что вытащить структуру экономики на другой уровень развития может не только, вернее не столько приток финансовых ресурсов или инвестиций, сколько создание в обществе и экономике атмосферы заинтересованности ее основных субъектов.

Фамилия автора: Булганина С.Н.
Год: 2010
Город: Караганда
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика