Лингвокультурологический анализ концепта «КИТАЙСКИЙ ХАРАКТЕР»

Идея взаимосвязи культуры и языка  относится  еще  к  18  веку,  но целенаправленное изучение этой проблемы началось только в конце прошлого века. Исследования эти носили больше декларативный  характер  и  вплоть до начала 70-х годов ни в  русской,  ни  в иностранной лингвистике не  было достаточно глубоких  и обстоятельных исследований, посвященных данной теме.

   Лингвокультурология создает собственный понятийно-терминологический аппарат,   который  сочетать в себе ее лингвистические и культурологические истоки. Основой  для  такого аппарата может служить активно развивающееся в последнее время понятие концепта. 

     По Масловой В.А. концепт имеет следующие инвариантные признаки:

- это минимальная единица человеческого опыта в его идеальном представлении, вербализующаяся с помощью слова и имеющая полевую структуру;

-  это основные единицы обработки, хранения и передачи знаний;

-  концепт имеет подвижные границы и конкретные функции;

-  концепт социален, его ассоциативное поле обусловливает его прагматику;

-  это основная ячейка культуры /1/.

       Концепт это понятие обыденной философии, являющейся результатом взаимодействия ряда факторов, таких, как национальная традиция, фольклор, религия, идеология, жизненный опыт, образы искусства, ощущения и система ценностей.  Концепты  образуют  своего  рода   культурный   слой, посредничающий между человеком и миром. 

     Наиболее важной функцией концептов является функция заместительства, так как,   будучи мыслительным образованием, концепт в процессе мысли замещает множество предметов  одного и того же рода.  Концепт  может  замещать  как  реальные  предметы,  так  и некоторые стороны предмета или реальных действий /2/.

  Концепт  может быть и «алгебраическим  выражением  значения,  которым   носители   языка оперируют в устной и письменной речи» /3/.

Познание концепта помогает воссоздать этнокультурный образ, особенность менталитета носителя языка.  «Концепт являет собой выражение этнической специфики мышления, и его вербализация обусловлена лингвокогнитивно этнокультурно маркированной ассоциативной компетенцией носителя концептуальной системы» /4/.

      «Концепт – это  оперативная  содержательная единица памяти,  ментального  лексикона,  концептуальной  системы  и  языка мозга… всей картины мира, отраженной в  человеческой  психике» /5/.

       Разные языки - это разные культурные концепты, сквозь призму которых язык упаковывает эти видения. Язык - это не только лексика, фонетика и грамматика, это и система представлений своих и чужих культурных концептов и их эмоциональное осмысление и переживание /4/.  

     Китай – это наш самый близкий сосед, с самобытной культурой и необычной языковой системой. Китайцы, казалось бы, являются так же и как мы – обладателями восточного менталитета. Но эта очень близкая в плане географии и более или мене понятна  в плане культуры нация порой кажется таким «крепким орешком», не по зубам каждому любопытному человеку. Даже есть такое распространенное мнение, что китайская культура не пускает в себя любого представителя иноземной культуры. Что она внешне может казаться очень приветливой и доброжелательной, а внутри – холодной  и невероятно консервативной.        

      Основной задачей данной статьи является определение и анализ доминирующих концептов в концептосфере  китайский характер. Очень важно, чтобы иностранец  имел их в своей лингвокультурной компетенции, чтобы адекватно рефлексировать китайский характер и не попадать в коммуникативные невнятности. Ведь «Отсутствие в языковой компетенции речевых партнеров знания об эмоциональных культурных концептах друг друга неизбежно ведет к рациональным помехам в межъязыковом общении и к так называемому культурному шоку» /5/.

     Для начала нужно определить наиболее доминирующие  концепты, определяющие традиционный китайский характер   как принципиальный элемент китайской культуры: вежливость, упорство, упрямство, терпеливость, любознательность: стремление изучать другие народы, закрытость, благодарность, консервативность, стремление к долголетию, борьба за «сохранение лица», простота, сговорчивость (уступчивость), доверчивая примиримость  с судьбой, терпеливость, выносливость, сильное желание внешнего успеха, готовность к самоунижению, смирение, покорность в героических подвигах, сочувствие, трудолюбие, самоограничение в желаниях.

    Естественно, что все эти и многие другие традиционные черты китайского  характера закреплены во множестве культурных концептов, вербализуемых на лексическом, фразеологическом и синтаксическом уровнях, а равно и в жестовом языке.  Далее попробуем разобраться в каждом из них, попытаемся  найти им культурную подоплеку и выловить их «подводные камни».

     Одним из доминирующих концептов в концептосфере «китайский характер», является категория «mian zi» или «lian», т.е. – «лица». О «лице», как о важной составляющей «китайского характера» еще сто с лишним лет назад писал английский миссионер А.Макгован: «Слово «лицо» у китайцев является одним из самых важных и многозначительных. Благодаря  понятиям, вложенным в это слово, каждый китаец является, до некоторой степени актером, а вся китайская жизнь – театром, где на каждом шагу разыгрываются невинные комедии, с единственной целью казаться достойным в глазах других» /6/.

    «Bu yao lian!» - так ругается китаец, когда разгневан. «Bu yao» - «не нужно», «lian»-лицо, т.е. «не нужно лица» - «бессовестный». Это, пожалуй, одно из самых экспрессивных выражений с негативной окраской, которым жители Поднебесной пользуются в исключительно крайних случаях, чтобы выразить крайнее возмущение

    Культурный концепт «лица» также ярко вербализуется в выражениях «дю мяньцзы» или «diu lian».  В Китае везде: дома, на улице, в общественных местах то и дело слышишь: «zhen diu lian!» - «потерял лицо» (т.е. попал в неловкое положение, что привело к «потере лица»); «pa diu lian» - «бояться потерять лицо», т.е. «боюсь попадать в неловкую ситуацию, которая привела бы к «потере лица». В Китае часто можно слышать, как родители отчитывают своих детей: «ba wo de lian diu guang le!» - «ты заставил меня потерять лицо начисто» (опозорил меня) или «ni rang wo de lian fang nar?» - «куда ты мне прикажешь положить мое лицо?»

     Многие иностранцы, которые по долгу службы вынуждены жить в китайской среде, отмечают лицемерие, как один из отличительных черт традиционного китайского характера. Так, пожалуй, может считать человек, который не владеет достаточной информацией о концепте «лица». Ведь культ «лица» у китайцев порой доходит до абсурда, порой даже кажется, что «лицо» плавно видоизменяется в лицемерии. Если вас хвалили на собеседовании но не взяли на работу, если не опубликовали вашу статью, то вы, скорее всего, не получите исчерпывающего ответа  на свои многочисленные вопросы и сомнения. Скорее всего, ваш китайский собеседник будет мило улыбаться вам, говорить какие-то комплименты, выражать сочувствие. Он, пожалуй, никогда не скажет вам, что ваши профессиональные способности недостаточно высоки, ваша статья не совсем в их формате и.т.д. Потому что выскажи вам все, это привело бы к конфликту, который заставил бы вашего собеседника «потерять лицо». Здесь было бы вполне справедливо процитировать г-на Макгована А.: «Китайцы никогда не говорят того, что думают, предоставляя своему собеседнику угадывать свои мысли каким угодно способом» /7/.

     Другое важное составляющее китайского характера как вежливость, так же не разделим с концептом «лица». Когда китаец правдами и неправдами начинает сглаживать острые углы и «шероховатости» в процессе общения, неважно где: в ареале своей культурной среды или в общении с представителями другой культуры, иностранцы, не имеющие понятия о «лице»,  вежливость китайцев начинают относить к исключительному восточному этикету. Спору нет, китайская культура этикета не самая последняя в мире, даже находится в авангарде, но мало кто догадывается, что при этом жители Поднебесной действуют по замечательному психологическому приему – одним из основных постулатов даосизма – единственной национальной религией китайцев: «Отнесись к людям так, как бы ты хотел, чтобы они к тебе отнеслись». Мало кто знает (пожалуй, даже не каждый китаец знает об этом), что, выражая вежливость китаец как бы располагает к себе собеседника, прежде всего, заботясь о своем имидже, не дай бог, что ответная реакция собеседника приведет к потере его «mian zi» - «лица». Поэтому он заранее подстраховывает себя от любых предполагаемых потрясений, разыгрывая благоприятные ситуации, которые бы  представили бы его в выгодном свете.

     Представители западных культур отмечают ярко выраженную веживость  в характере китайцев. Иностранец часто жалуется, что Сяо Ван или Сяо Ли обещал найти работу/одолжить деньги/придти навестить и т.д. и т.п., но забыл об обещании, исчез. На самом деле, категорически отказывать кому-то в услугах, соответственно, показывать свою бесполезность и никчемность, для китайца все равно, что «потерять лицо». И вряд ли стоит обижаться на то, что ваш китайский друг не выполнил обещание. Вам следует знать, что китаец не хочет «потерять лицо», осрамиться, признаваясь в своих неудачах.

    Упрямство также является одной из важных составляющих китайского характера. Данный  культурный концепт достаточно ярко вербализуется  в лексиконе современных китайцев. «gu qi», «chu xi», «you gen», «jian chi», «jian chi dao di» - те немногие вербализованные категории данного концепта в речи китайцев. Данный психологический концепт находит свое отражение не только в вербальном языке, но и параязыке: строгий волевой взгляд, крепко сжатый кулак, стиснутые зубы. Удивительно, что, порой настаивая на своем, и, естественно, добиваясь своей цели, китайцу поразительным образом удается «сохранить лицо». К примеру, в Китае нам часто приходится быть свидетелем совершенно безобразных сцен с участием наших сограждан. К примеру, вы заходите в парикмахерскую, объясняете мастеру как вас стричь, он, естественно вам доброжелательно кивает головой, но… стрижет по-своему. Вы видите в зеркале совсем не то, что хотели, начинаете корректировать действия парикмахера, он одобрительно улыбнется и… дальше будет стричь по-своему!

        Боязнь «потерять лицо» доминирует в поведении китайцев везде и всюду. К примеру, китаец,  скорее всего, не станет лезть в драку, в котором проиграл бы, следовательно, «потерял бы лицо». Прошедшие Олимпиады в Афинах и Пекине служит этому ярким примером. Поднимаясь на пьедестал, нередко китайские спортсмены все происходящее вокруг принимают как должное. Их волевой взгляд и лишенное каких-либо эмоций лицо, как будто говорит: «Я пришел только побеждать!» Этому явлению можно привести массу примеров. После Олимпиады CCTV-Китайское Центральное Телевидение берет интервью у прыгуньи в воду: «Что бы с вами стало, если  бы вы не выиграли золотую медаль?» Спортсменка ответила: «Тогда бы поменяла фамилию и имя!» А в недавней пекинской Олимпиаде Фей Сян - «человек-стрела» вообще отказался выступить на соревнованиях, объяснив свое решение травмой колена, полученной во время тренировок. Но многие СМИ тогда писали об истинной причине: незадолго до Олимпиады основной соперник Фей Сяна – американец Джексон побил его рекорд. Следовательно, на Олимпиаде у китайца шансы на победу были пятьдесят на пятьдесят. Не выступая на Олимпиаде Фей Сян «сохранил свое лицо». Он все равно как национальный герой Китая, человек-легенда.

     Терпеливость является важным составляющим в концептосфере «китайский характер». «Ren nai, ren nai zai ren nai» - «терпение, терпение, еще раз терпение» - так часто повторяют китайцы. Для представителя  западной культуры, который нетерпелив и немедленно хочет успеха, непонятен медлительность китайцев. Но мало кто знает, что причина успеха китайцев во всем мире кроется именно в этом качестве их характера. Вот несколько основных постулатов даосизма - традиционной религии китайцев: «Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие», «Лучше ничего не делать, чем стремиться к тому, чтобы что-либо наполнить», «Кто поднялся на цыпочки, тот не может долго стоять, кто делает большие шаги, не может долго идти», «Покой есть главное в движении», «Умеющий шагать не оставляет следов» /8/.

      Китайцы крайне терпеливы к трудностям разного рода, зная, что «jian chi dao di» (выстоять до конца, т.е. до победного конца), приведет непременному успеху.

      Где в особенности проявляется терпение китайцев, так это в их умении ждать. Понимая, что вы ему нужны, он готов ждать вас «ban tian» (что буквально означает «полдня», т.е. очень долго) с самым спокойным видом, лишь бы получить от вас то, что ему необходимо. Бывает, что вы назначаете деловую встречу с китайцем, но, из-за занятости отменяете ее.  Говоря, что сегодня вы не можете встретиться с ним, вы вряд ли выведете китайца из себя. Скорее всего, в ответ он вежливо улыбнется и непременно скажет: «bu hao yi si, ma fan ni le» - «очень неудобно, что доставил вам много хлопот»…. Подобное поведение наверняка впечатлит вас, и вы, сраженный наповал этим  терпением и смирением, делаете все возможное, чтобы помочь этому человеку, который в отношении к вам проявил столько деликатности, такта и недюжинное терпение. Именно умение ждать и терпение являются главными причинами победы китайцев во всем мире.

     Терпение достаточно ярко вербализовано  в паремическом и фразеологическом фонде китайского языка: «Если подолгу сидеть на берегу озера, то когда-нибудь настанет день, когда можно увидеть, как проплывет мимо тебя труп твоего врага»; «Терпение и труд все перетрут»; «Капля точит камень»; «При старании даже железная палка сточиться в иглу»; «Терпение – основа успеха» учат китайские пословицы.

   Думается, что русский дипломат И. Коростовец был вполне объективен в своих суждениях. Еще в прошлом веке он писал: «Китайцы жизнеспособны, ибо в высшей степени неприхотливы и выносливы. Несмотря на необеспеченность жизни большинства, несмотря на вечную, упорную борьбу за существование, они терпеливо переносят настоящее…. …Когда жизненные обстоятельства становятся чрезмерно тяжелыми и невзгоды теснят со всех сторон, китаец не возмущается, не прибегает, подобно пролетариату запада к стачкам и динамиту, а. обыкновенно, безропотно и фаталистически переносит судьбу, в крайнем случае, эмигрирует. Но к последнему они прибегают крайне редко» /8/. В современном Китае стачки и революции вряд ли возможны. Поскольку сегодняшние китайские правители умело оперируют главным постулатом даосизма: «Управляя страной, совершенномудрый делает головы подданными пустыми, а желудки полными». 

       Любознательность, умение изучать другие народы (особенно-соседские) не менее важное составляющее китайского характера. При виде иностранца китаец задает очень много вопросов,  порой касающихся личной жизни собеседника, что является своего рода табу для представителя западной культуры.

     Китайские телевизионные и радиоканалы изобилуют ознакомительными программами о других странах и континентах; китайские книжные магазины просто завалены книгами о других странах и культурах. Известные ведущие телевидения всегда обсуждают то, что происходит в мире с известными учеными, специалистами и экспертами. Но мало кто задумывается над тем, что за любознательностью «завуалирована» традиционно китайская стратегия  «Военного искусства» - «Sun zi bin fa» где утверждается:

«Если не знаешь ни себя, ни врага, то ты всегда проиграешь;  Если знаешь себя, но не знаешь врага, то твои шансы победить или потерпеть поражение примерно одинаковы; Если знаешь и себя и врага, то в 100 случаях ты 100 раз выйдешь победителем» /9/.

   «Nei xiang», т.е. не проявлять свои чувство напоказ, без этой национальной черты нельзя представлять среднестатистического китайца. В отличие от западных людей, китайцы редко выставляют напоказ свои чувства, не кричат на каждом углу «Я люблю тебя!» На вопросы иностранцев  в отношении  «холодности в чувствах»,  китаец ответил бы популярным выражением «Ai qing bu xu yao yong yu yan lai biao da» - «Любовь не нужно выражать словами». Концепт любовь в поведениях  китайцев часто проявляется в невербализованном виде: конкретной заботой о возлюбленном (возлюбленной), помогая решать ее (его) всевозможные проблемы.

     В китайском национальном характере благодарность занимает особое место. В вербальном виде он выражен множеством этикетных выражений: «Fei chang gan xie», xie xie ma fan ni le da rao ni le zhen bu hao yi si biaoshi zhencheng de gan xie, также выражен паралингвистическими средствами: благодарная улыбка, восхищенный взгляд, небольшой наклон корпуса тела вперед.

     «Han xu» или «qian xu» - скромность также являются доминирующими составляющими  национального китайского характера. Хотя эта черта китайского характера притираются к реалиям современной жизни у молодых китайцев, все и по сей день остается отличительной чертой  «китайского характера». Многие мои знакомые китайцы отмечают нескромность один из доминирующих качеств у постсоветских людей. Они отмечают, что наши люди порой переоценивают свои физически   интеллектуальные возможности.

Удивительно, что притираясь к реалиям любых культурных реалий китаец в быту всегда остается глубоко консервативным. Китаец, если даже всю жизнь будет жить зарубежом, он всегда будет питаться блюдами своей кухни, несмотря на наличие вилок и ножей. Он все равно будет пользоваться палочками для еды, более того, научит других им пользоваться! Представители других культур даже начинают находить эти деревянные палочки очень удобными, а китайские блюда очень вкусными.

   Культ долголетия у китайцев вербализуется в иероглифе «chang shou». Невербальное же проявление данного культурного концепта в современном китайском обществе можно объяснить тем, что китайцы находятся в авангарде как потребители лекарств. Китайские фармацевтические фирмы процветают как внутри китайского рынка, так и за пределами своей страны. Лечение в Китае является одним из дорогих в мире.

       Гоняясь за долголетием китайцы встают очень рано и в многочисленных парках занимаются дыхательной гимнастикой – цигун, тайцзицюанем и другими видами физкультуры. А по вечерам китайцы танцуют! Парки для отдыха после с наступлением сумерек вмиг превращаются в оживленные танцплощадки. Люди разных возрастов, комплекции и социального статуса встают в шеренги и танцуют.

       Инстинкт самосохранения, как часть  культуры китайцев, направлен на оптимизм и рациональное восприятие эмоционального. 

      Концепт долголетия проявляется также и в особом почитании числа «9» - «jiu». Потому что оно созвучно с другим словом «jiu», означающим «вечность», «долгий». 

   Боязнь смерти и прочих физических увечий у китайцев проявляется в ненависти к цифру  «4» - «si». Ведь звучание этого числа созвучно с другим «si» - «смерть» или «умереть».  В повседневной жизни китайцы всячески стараются избежать этого слова.  

Резюмируя все вышесказанное, хочется отметить:

  1. Лингвокультурология создает собственный понятийно - терминологический   аппарат,   который сочетать в себе  ее лингвистические и культурологические истоки. Основой  для такого аппарата может служить активно развивающееся в последнее время понятие концепта. 

  2.   Отсутствие в языковой компетенции речевых партнеров знания об эмоциональных культурных концептах друг друга неизбежно ведет к рациональным помехам в межъязыковом общении и к так называемому культурному шоку 

  3. Разные языки - это разные культурные концепты, сквозь призму которых язык упаковывает эти видения

  4. Овладение иностранным языком невозможно без изучения культурных концептов иноязычной общности, включающих концепты языка

  5.   Различия в культурных концептах задает различие и в стилистике вербального поведения этих носителей.

  6. Одним из доминирующих концептов в концептосфере «китайский характер», является категория «mian zi» или «lian», т.е. – «лица», которая находит отражение как в лексическом фонде китайского языка, так и параязыке.

  7. Лицемерие, как один из важных составляющих «китайского характера» наиболее тесно связано с культом лица.

  8. Упрямство один из важных культурных концептов достаточно ярко вербализуется  словах и словосочетаниях «gu qi», «chu xi», «you gen», «jian chi», «jian chi dao di». Данный психологический концепт находит свое отражение не только в вербальном языке, но и параязыке.

  9. Терпеливость, скромность, стремление к долголетию тесно переплетаются с идеями традиционной религии китайцев – даосизма.

  10.  Под любознательностью нередко кроется лучше узнать своих соседей, а значить -  стратегические цели, которые восходят к «Сунцзы бинфа» - «Военного искусства Сун цзы».

***

 1. Маслова В.А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие / В.А. Маслова. – М.: Флинта: Наука, 2004.- 296 с.

2. Аскольдов С.А. Концепт и слово// русская словесность: М.,1997 

3. Лихачев Д.С. Очерки по философии художественного творчества. Концептосфера русского языка. СПб., 1996 

4. Фесенко Т.А. Концептуальные системы как контекст употребления и понимания вербальных выражений// Когнитивные аспекты языковой категоризации. Сб. науч. трудов. – Рязань, 2000.- с.141-144.

5. Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г//Концеп. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996. С. 90—93).

6. Шаховский И.В. Эмоциональные культурные концепты: параллели и контрасты. Сб.: Языковая личность: культурные концепты. - Волгоград: Волг. гос. пед. ун-т, 1996.

7. Дао дэ цзин, Бейцзин, 1999

8. Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого. Смоленск, 2003

9. Джеральд Майкельсон, Стивен Майкельсон. Искусство побеждать. Минск, 2005

Фамилия автора: Даулетова Ф.Н.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Филология
Яндекс.Метрика