Коранические сюжеты и мотивы в казахской фольклорной традиции

Казахская духовная культура уже более тысячи лет, т.е. со времени утверждения ислама на южных границах современной территории Казахстана в VIII-IX веках н.э., а затем и по всей Великой Степи, является частью общемусульманской культуры. Средневековая казахская литература (Махмуд Кашгари, Юсуф Баласагуни, Мухаммед-Хайдар Дулати и др.), богатейшее устное поэтическое творчество – эпические сказания, легенды, дастаны и  хикая большей частью восходят к книжным арабо-мусульманским истокам, поэтому преобладание в казахском религиозном фольклоре арабо-мусульманской лексики вполне закономерное явление. Персонажи казахского фольклора религиозного содержания – это чаще всего или прямые заимствования (переводы) из арабо-мусульманской литературы, или их свободные переложения, экстраполированные и интерполированные варианты (переделка, национальная адаптация), или трансформированные образы, адаптированные к местным реалиям и смешанные с исконными тюрко-казахскими легендами. Говоря одним словом – это продукт книжной арабо-персидской культуры и литературы, которая проникла в Казахстан вместе с исламом, вместе с арабской письменностью, вместе с арабским и персидским языками. Даже широко известные средневековые эпические произведения со временем приобрели под влиянием ислама своеобразный мусульманский дух. Так выдающийся казахский эпос «Кыз Жибек» в одном из казахских изданий XIX в. начинается со слов: «На дороге в Мекку было в древности 7 рек, впадающих в Черное море. На берегу этого моря жил народ Джюз-Джагалбайлы, из котораго происходил некий Базарбай, обладавший несметным богатством» (Казань, 1899) /1/.

Казахская фольклорная традиция включает значительный корпус сочинений религиозного и религиозно-нравоучительного содержания, представляющих собой разножанровые сочинения (кисса, дастаны, хикая), в которых за основу взяты сюжеты и мотивы известных мусульманских легенд и сказаний, а также коранических текстов, посвященных жизнеописанию основателя ислама Мухаммада, его последователей и сподвижников, описанию различных событий из истории распространения ислама, в частности, религиозных походов, прославляющих мусульманство и его победы на пути утверждения ислама.

Среди коранических персонажей, сюжетов и тем одним из самых популярных у мусульман стал пророческий ряд, который в исламе достигает нескольких тысяч имен. Их количество в хадисах и богословской литературе варьируется, доходя до полутора десятков тысяч.

Коранические сюжеты и образы, составляющие содержание духовной литературы мусульман, можно подразделить на доисламские аравийские и библейские (Зул-Карнайн, в литературной интерпретации Искандер, то есть Александр Македонский и Йусуф/Иосиф) и собственно коранические, используемые в религиозных сочинениях и в светских текстах.

        Множество коранических образов вовлекается в процесс метафоризации, импульсом чему являлась метафоричность изложения в самих коранических сурах. Помимо метафор, в художественную органику мусульманских культур входят и абстрактные понятия, которые подвергаются симво­лизации, например, числа. Так, символика числа семь, а также его производных (70) утверждаемая Кораном, в мусульманской традиции, в частности в фольклоре и письменной литературе, имеет самое широкое применение. Например, в “Кисса-и хазрет Расулнын ми’раджка конак болганы” (Повествование о том, как святой посланник в качестве гостя посетил небо),  заключительной главе, стр. 23-24, автор брошюры Юсуф-бек-ходжа просит помощи и силы для людей у Господа, Бога Единаго, Вечнаго, Начала и Конца всего сущаго, Сотворившаго из ничего сей мир со всеми его хорошими и дурными сторонами, Сотворившаго горы и камни, источники и моря, пустыни и луга и 72 рода всяких плодов, луну, солнце, планеты и звезды, 7 дней и 7 ночей, воды и суши, небо и землю и все прочее. В дастане о Каhармане говорится о том, что он «родится, пери (духи) знали за 70 лет вперед, ибо сказано было им свыше…  роды продолжались 70 лет,… когда 70 женщин пошли купать богатыря, стал выслеживать его дух…, достигши 7 летнего возраста, Каhарман стал спрашивать духов о своем происхождении и, «духи выставляли против него и богатырей, и чудовищ с 70 головами». Число «семь» проникает в бого­словскую мысль — в хадисы и тафсиры, где употребляется необычная метафора «семь невест» или «семь красавиц», распространяемая комментаторами на суры Корана с 40 по 46, начинаемые каждая с арабских букв «ха-мим». Эти суры, связанные единством смысла, образуют блок, называемый комментаторами «сердцем» Корана.

       Мотив чудесного рождения, смерти и воскрешения после молитвы, разрабатывается в целом ряде произведений. Так в дастане “Кисса-и Хамра Хосрау падша” (Казань. 1881, 1898), рассказывается о царе Хосрау, управлявшем Египтом и горевавшем от того, что у него не было ни сына, ни дочери. «Чтобы посмеяться над его бесчадием, египтяне собрались в одно место и пригласили туда-же царя. Тут царь награждал всех: имевшему сына дарил коня, а имевшему дочь – халат, говоря, что нет места тому, кто не имеет сына, и радости тому, кто не имеет дочери. Присутствовавший тут слуга заметил ему, что горевать от бездетности не следует, ибо такова воля Божия, и что были бездетны и разные святые; например: Мухаммад, Иисус, Моисей и Соломон. Касим велел жениться, и царь сверх жен, которых имел, взял 40 девиц, но и эти жены не наградили его ничем. Тогда он приказал изготовить ему запас. Когда все было готово, он развелся со своими женами-девицами и отправился странствовать по миру. Однажды явился к нему во сне в образе белобородого старца пророк Хизр (Илия) к которому царь и обратился с мольбами о даровании дитяти; такие же мольбы он возносил во сне и к Алию, зятю Мухаммада. Оба обещали милость Божию, и, действительно, он от старшей царицы получил 2 сыновей, а от младшей 1 сына и 1 дочь. Одного из сыновей старшей царицы он назвал Зубейр, сына младшей царицы Гемра и дочь Гюль-Джамиля. В честь родившихся царь устроил роскошный пир. Когда царевичу Гемра пошел от роду 14-й год, царь в сопровождении вышеупомянутаго слуги Касима отправил его с одним из братьев в путешествие по свету, давши ему на путевые издержки 40 верблюдов золота и серебра и 1 верблюда драгоценных каменьев. Братья простились с родителями и тронулись в путь. Дорогою Гемра посетил город Чин-Мачин и радачею хлеба и денег облагодетельствовал живших там мусульман, потом он тронулся в обратный путь и дорогою умер, но по молитве облагодетельстовованных воскрес. О смерти его и воскресении донес царю один мулла. Царь однажды влюбился во всне в какого то дивного соловья и, проснувшись, хотел во что бы то ни стало достать его. Два его старшие сына, желая утешить отца, отправились в поиски; вслед за ними поехал и Гемра. Успешнее всех действовал Гемра, хотя на каждом шагу ему угрожала опасность. Гемра удовлетворил желание отца и унаследовал престол» /2/.

Переработкой и переложением сочинений религиозной тематики (дастанов) на казахский язык занимались многие казахские акыны. Так, например, книга «Мухаммед – Ханафия» (1882, 1908, 1910, 1913, 1914) состоит из стихов, повествующих о сыне святого халифа Али Мухаммаде – Ханафии, сразившегося с царем Табутом. Их перевел с персидского языка и обработал для печати Доса Тлегенов.

О царе Аждаре, жившем во времена четвертого халифа Али рассказывается в книге «Кисса – и Малик – Аждар». Сочинение было записано и обработано для печати А. Яушевым со слов акына Сыздыка и издано в 1908 и 1915 гг. Времени пророка Мухаммеда посвящена книга Меннана Турганбаева «Пайгамбар заманы», изданная Халжаном Конратбаевым в Оренбурге (1915, 3000 экз.). О мудростях чагар-яров – сподвижниках Магомета повествуется в книге М. Тыныштыкулы «Ушбу» (1901). Жизнеописанию исламских халифов посвящена историческая поэма «Умми Халид» («Мать Халида»). Это - «Повесть в стихах о событиях времени халифа Мо*вии. Сост. Р.Б., переводчик Д.Ш. Издание братьев Каримовых» /3/.

Несколько религиозных дастанов вышли в переводах, переложениях и обработке Ж. Шайхисламова. В одиннадцати изданиях вышло «Повествование о восхождении святого Мухаммада на небо и его кончине» «Кисса – и анхазрет – и Расулнин мигражга конак болганы» (Повествование о том, как святой посланник в качестве гостя посетил небо).

На заглавном листе сказано, что эта брошюра написана: 1895 г. 5 июня, или 24 числа месяца Зуль-хидже. На с. 2-13 говорится о путешествии Мухаммеда на небо, с. 13-23 о кончине его, и с. 23-24 наставление автора. Мухаммед поехал на небо на Бораке (в тексте: Форак), у которого губы и ноги были из драгоценностей, а кости и копыта из чистого золота. Это животное мигом могло пролетать расстояние 500-летнее. Пахло это животное мускусом. Это животное, прежде чем принять на себя Мухаммеда, преклонило перед ним колена и сказало ему приветствие. Когда Мухаммед садился верхом на это животное, архангел Джебраил (Гавриил) держал за повод, а архангел Микаиль (Михаил) поддерживал ему стремена, ´Азраиль подсаживал его под мышки и Асрафиль под ноги. Когда Мухаммед поехал на небо, Джебраиль был справа, Микаиль слева, а спереди Асрафиль а сзади  ´Азраиль. Ему встретилось 4 напитка: вино, мед, молоко и сахар, но он выпил только последние два, а на первые два даже не посмотрел. Затем ему было предложено 4 халата: красный, желтый, зеленый и белый, но он надел только последние два. Затем он попал в самую крайнюю мечеть (иерусалимский храм), где его встретили 124 тысячи прежних пророков, которые выбрали его своим имамом во время молитвы. Потом Мухаммед, оставив Борака, отправился с Джебраилем на небо, состоящее из 7 слоев. В 3-ем слое неба был самый верхний пункт видимаго небеснаго свода. На четвертом небе Мухаммед виделся с Яхъей (Иоанн Креститель) и Исой (Иисус Христос). На пятом небе он виделся с праотцем Адамом, Юсуфом (Иосиф) и Идрисом (Енох). На шестом небе он виделся с Мусой (Моисей), тут-же видел ангелов, не имевших туловищ. На седьмом небе находился престол Божий и дерево лотос. С седьмого неба к престолу Божию Мухаммед поехал на Бораке. Потом Мухаммед представился Богу и сказал Ему: «селям». С тех пор и пошел обычай приветствия «селямом». Тут от Бога Мухаммед получил коран и узаконение поста, молитвы, пилигримства и милостыни, тут-же он выпросил у Бога и прощение своим последователям. После неба Мухаммед осмотрел ад, пламя которого распространяется на 1000 лет пути. Ад состоял из 7 слоев. Некоторые горят, имея разорванные губы; у некоторых языки выдернуты сквозь затылки. Тут-же Мухаммед увидел и своих родителей.

Отсюда Мухаммед опять поехал на небо, где видел дев чернооких, украшенных жемчугом и кораллами. Мухаммед доложил Богу о своих родителях, и Бог простил их. Когда Мухаммед вернулся на землю, то Абу-Джагль стал уверять народ, что Мухаммед говорит ложь, так как он – дескать на небе вовсе не был. Четыре сподвижника Мухаммеда (т.е. 4 халифа) стали истреблять неверующих в чудесное путешествие его на небо и утвердили ислам. Далее, на стр. 14, рассказывается, что Джебраиль пришел к Мухаммеду и передал ему от Бога приветствие («селям») и слова: «В этом бременном мире не оставайся долго! Пора уже отдохнуть от забот и трудов и переселиться в лучший мир!» Слушаясь приглашения Божия, Мухаммед ушел из мира на 63-м (лунном) году от роду. Его 4 халифа видели сны, предвещавшие что-то недоброе. Это недоброе и оказалось смертью Мухаммеда. У Абу-бекра во сне свалился с плеча плащь, у 'Омара с руки спал перстень, упал на землю, распался на 2 части и исчез, у 'Османа упал из рук Коран и разлетелся по листам, у 'Алия свалилась сама собою на землю броня. Видела сон и Фатима, дочь Мухаммеда: с нее упал стеганный халат, отделившись от воротника. Сон видел и Хасан, внук Мухаммада и сын Фатимы и Алия: у него на голове не оказалось шапки, а на ногах калош. Хусейн, брат Хасана, видел такой сон: Мухаммад сидел на одном великолепном троне и вдруг исчез. Перед смертью Мухаммад завещал халифам распространение веры в единаго Бога.

Исторические персонажи халифов – сподвижников и последователей Мухаммада (Абу-Бакра, Алия, Османа, Омара) присутствует в различных казахских фольклорных сочинениях. Кроме дастанов, созданных на основе реальных событий из жизни исламских халифов и сподвижников пророка Мухаммеда, часто встречаются сочинения, содержание которых является сказочным по существу, но основным мотивом этих сочинений является прославление ислама и восхваление победоносных завоеваний мусульман. Многие сочинения носят, как уже отмечалось, мифический характер, обрастают всевозможными легендами, мистическими явлениями, как, например, в книге «Кесик бас китабы».  В книге рассказывается о халифе Али, царствовавшем в 656-660 гг., как он, спустившись в подземное царство через один колодец, высвободил оттуда плененных злыми духами 500 мусульман с их женами.  И затем, с помощью божьей, возвратил туловище и все остальные части тела «отрезанной голове» одного богатыря, сражавшегося с дивом, который отрезал ему голову. Рассказ о четвертом халифе Али, который попал в рабство, а затем совершил многочисленные подвиги по уничтожению «неверных» в стране Берберского царя, а также о том, как Али наставил на путь истинный одного скупого богача, не подавшего милостыню мусульманам, и о том, в чем состоит истинная вера, вера  в единого Бога, вошли в книгу «Кисса – и хазрет – и Галий». Кроме того, в книгу вошли и наставления самого сочинителя казахской версии легенды – Ж. Шайхисламова. О том, как халиф Али обратил в ислам дочь Самаркандского царя  Даригу повествуется в «Кисса-и Шах Зенда» (Казань. 1899). Сюжет дастана построен на рассказе о Дариге, дочери самаркандского царя Кытрана. После смерти отца она вступила на престол и объявила, что желала бы выйти замуж. Со всех концов земли устремились к ней богатыри, но все погибали в борьбе с нею; она убила и одного подземного обитателя, вышиною с минарет, приехавшего к ней на слоне. Пожелал вступить с нею в борьбу и Али, зять Мухаммеда. Отговаривали его от этой неравной борьбы многие, и сам тесть его. Али приехал в Самарканд и, узнав от одной старухи, где условлено приходить богатырям, желающим бороться с Даригой, пошел туда. Увидав его с башни, она отправила к нему человека узнать, кто он такой, но посланник испугался и ничего не спросив, вернулся к Дариге. Тогда царица отправилась сама и вступила в борьбу. Сначала боролись, сидя на лошадях, а потом пешие. Борьба длилась 15 суток и затем на время приостановились. Али отправился творить молитву, а Дарига есть и спать. Али, подкрепившись молитвою, а Дарига пищей и сном, вновь вступили в борьбу. Дарига была побеждена и приняла ислам, а потом вышла за Али замуж. Сделавшись мусульманской, она настроила мечетей. Али, уча народ единобожию, пробыл в Самарканде 6 месяцев, потом отправился домой в Медину, к Мухаммаду. После отъезда его у него в Самарканде родился сын, которого нарекли Шах-Зендэ и который унаследовал от родителей неимоверную силу. Подростком Шах-Зендэ пожелал узнать, кто его родитель, и увидел его. Дарига сообщила ему все, и Шах-Зендэ отправился в Медину, сопутствуемый благопожеланиями матери. На дороге встретился ему в виде белобородого старца пророк Хызр и указал ему дорогу, ведущую к Медине. В Медине Шах-Зендэ стал бороться с другими детьми отца и поборол всех, в том числе Хасана и Хусейна. Не узнавши своего отца, он стал бороться и с ним, а узнав, он от стыда убежал в горы и навеки скрылся в одной пещере, из которой выйдет только при кончине мира /4/.

В 1897 г. братья Каримовы выпустили небольшую брошюру Г. Махмудуглы, повествующую о пророке Адаме «Кисса – и Адам». В мусульманской мифологии Адам считается первочеловеком. По одной из версий Корана, Аллах создал Адама из глины, по другой – из праха земного. Коранические сюжеты, связанные с Адамом, получили широкое развитие в мусульманских преданиях. Мусульманская традиция включает Адама в число пророков, среди которых он был первым, а Мухаммад – последним. На эту тему на казахском языке была издана еще одна книга. Известно, что книга вышла в типографии «Каримов-Хусаинов и К» в Оренбурге объемом 24 страницы, а также ее русский перевод с заглавием: «Древо (родословная) Адама).

За основу религиозного дастана, написанного и изданного Шади торе Жангировым в Ташкенте под заглавием «Каруннын жер жуткан уакигасы» («Повествование о том, как земля поглотила Каруна»), взят коранический рассказ о богатом скупце Каруне (библейский Корей) (29:39; 40:24). Образ Каруна в мусульманской мифологии отождествляется с Фирауном и Хаманом, тех, кто в своем мирском благополучии бросал вызов Аллаху. Карун является врагом и притеснителем Мусы. Хотя согласно Писанию, Карун был из народа Мусы (28:76). Одни толкователи Корана называют Каруна последователем Пророка Мухаммада, другие – его сородичем. В литературе преимуществует второе мнение, считается, что Карун был двоюродным братом Мусы, сыном его дяди Йасхура (библейский Ицгар) по отцовской линии.  Карун злочинствовал против Мусы, похваляясь своими сокровищами, которые были столь велики, что «ключи его отягчали толпу, обладающих силой». Сокровища Каруна вызывали зависть у других людей и, чтобы показать ничтожность земных благ в сравнении с небесными, которые надо заслужить благочестием и щедростью, Аллах заставил землю поглотить Каруна и его жилище. «И не оказалось у него толпы, которая защитила бы его от Аллаха. И не оказался он получающим помощь» (28:81).

***

  1. Деятель. - 1900. - № 11. - с. 540-543.
  2. Деятель, 1899, № 12, с.563-564
  3. НАРТ, фонд 420, оп. 1, д. 255, л. 136.
  4. 4.    Деятель. 1900. № 11, с. 540-543.

 

 

Фамилия автора: Шейх-уль-Ислам Мухаммад-Хусайн хаджи Усманович Алсабеков,
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Философия
Яндекс.Метрика