Место классической восточной поэтики в формировании современной теории литературы (к постановке вопроса)

Развитие литературы каждого народа, несомненно, связано с уровнем его теоретического мышления. Античная греческая литература нашла свое отражение в произведениях Аристотеля, поэтика классицизма в произведениях Буало, литература просветительства в произведениях Дидро и Лессинга, классическая немецкая эстетика в произведениях Гердера и Гегеля. Воззрения этих  великих ученых-теоретиков стали основой развития литератур указанных народов. Развития среднеазиатской литературы периода тимуридов происходило не только за счет поэтического мастерства великих Навои и Бабура, но в результате с созданием ими таких теоретических работ, как «Маджалис ун-нафаис» («Собрание утонченных»), «Мизан ул-авзан» («Весы размеров») и «Рисалаи аруз» («Трактат об арузе). Произведения «Что такое литература?», «Поэзия и поэт», «Правила литературы» Чулпана и Фитрата, созданные на волне новых теоретических принципов, и возникшие на стремлении ко всему новому джадидской литературы, стали важной вехой в её стремительном развитии. Если советская многонациональная литература в целях укрепления теоретических основ начала формировать принципов соцреализма и идеологической соотнесенности, тогда литературы независимости в определенной степени  связано с созданием теории  литературы, освобоэденных от идеологических тисков и зажимов.

Авторы «Теории литературы» (под редакцией известного бахтиноведа Н.Д. Тамарченко) вслед за пояснением семиотики (теории знаков),  эстетической и коммуникативной функций художественной литературы обращают внимание на вопросы поэтики. В разделе исторической поэтики авторы выделяют три периода – поэтика эпохи синкретизма, эйдетическая традиционная поэтика и поэтика художественной модальности. Таким образом, теория литературы показана как изучение тенденций обновления в художественном мышлении и поэтики произведения /1/. Данная работа является комплексом относительно последних теоретических взглядов. Учитывая тесную взаимосвязь вопросов традиционной поэтики с особенностями литературы каждого народа (напр., связь метрики аруза с фонетикой арабского или персидского языка), невозможно создать теорию литературы современного типа вне контекста богатого теоретического опыта школы восточной классической поэтики. С этой точки зрения вопросы природы художественного слова, взаимоотношений формы и содержания, художественных образов и поэтики жанров, науки аруза, рифмы и художественной речи, стилистики могли бы быть восприняты как основа исторической поэтики /2/. В ходе рассмотрения каждой из перечисленных теоретических  проблем нельзя упускать из вида особое отношение к ним школы восточной поэтики, которое отличается от существующих в западном литературоведении подходов. Потому что, соотнесенность формы и содержания на Востоке, особенно, в исламском литературоведении,  изучалась в несколько другом ракурсе, т.е. во взаимоотношениях кулл (общего) и джузв (частного). Эта особенность ярко проявляется в суфийской литературе на примере «Маснави манави» Джалолиддина Руми, а теоретическое осмысление в другом его произведении  –  «Фихи ма фихи» (« В нем то, что в нем»).

В подходе к литературным образам и жанрам мы можем наблюдать замену понятия литературного типа в течение очень долгого исторического периода формами выражения художественного произведения, т.е., поэзией и прозой. Этот период охватывает исследования, начиная с работ арабского ученого Кудама ибн Джафара (IX в.) до исследования нашего современника Б.Саримсокова в его книге «Основы и критерии художественности». Во всех теоретических источниках европейского типа жанр входит в прямые взаимоотношения с понятием литературного типа, а в арабской, персидской и тюркской поэзии мы наблюдаем зависимость типов стихосложения от требований аруза. Таким образом, не только десять типов стихосложения, упомянутых в трактате «Фунун ал-балага» («Наука совершенства») Шейха Ахмада Тарази, но и всех шестнадцати жанров поэзии, мастерски использованные   Алишером Навои, имели своим началом аруз. К тому же поэтические жанры, как показывает тысячелетний литературный опыт, могут меняться в зависимости от лексико-фонетических особенностей каждого национального языка.

Вопросы аруза, а в целом и стихотворной метрики рассматриваются в разделе «Структура стиха» /3/. А в последних работах западного литературоведения Ритмика рассматривается как отдельная наука литературоведения /4/ и это обстоятельство должно приниматься во внимание в ходе изучения ритмики произведений прозы и поэзии. В поэзии ритмика должна изучаться в соответствии с метрикой стихосложения, а в прозе ритмика должна быть исследована в тесной взаимосвязи с синтаксисом произведения. Без такого подхода научный анализ не только классических текстов, но и некоторых явлений, оцениваемых как модерн в современной поэзии, может быть очень осложнен.

К стилистическим фигурам русскоязычные теоретические источники подходят как к стилистическим фигурам, связанное с природой художественных тропов изучается в разделе «Тропы» поэтической лексики. В подходах школы классической восточной поэзии такой двойственности нет. Необходимо помнить и, особенно, напомнить, что рассмотрение лексических, семантических, фонетических, синтаксических и других сторон поэтических искусств не только облегчает изучение данного вопроса, но и направлено на   правильное объяснение сущности возникновения этих явлений.

В вопросах исследования рифмы произведений также уместно опираться на источники восточного классического литературоведения. Потому что природа рифмы в русских и западных теоретических работах ограничены только типами рифм и способами рифмовки. А в восточных источниках, которые рассматривают рифму как отдельную науку поэзии, кроме указанных особенностей излагаются также недостатки и погрешности  рифмы  (т.е. способы, оберегающие от неправильного составления рифмы). Именно с этой точки зрения и необходимо продолжить научные изыскания, начатые во втором томе указанной «Теории литературы», серьезно изучить теорию «Строфики» в толкованиях западных ученых и применить к образцам национальных литератур. Относительно малоисследованная часть существующих теорий литературоведения – это вопрос о художественной речи и стилистике. Эта сторона филологической науки должна быть сформирована с точки зрения  лингвопоэтики на основе последних достижений лингвистики и литературоведения. Потому что, как свидетельствует история, самый удачный подход к поэтике начала ХХ века принадлежит представителям «ОПОЯЗа» («Общество поэтического языка»). А работы таких ученых как Р.Якобсон, Р.Барт, Ю.Лотман внесли новую волну в литературоведение ХХ века, так как в них прослеживались самые последние достижения лингвистики.

Указанные проблемы связаны только с частью Исторической поэтики, создаваемой теорией литературы. В современном литературоведении историческая поэтика рассматривается как история теории литературы. А кроме нее имеют место такие теоретические взгляды как теоретическая поэтика (А.Потебня), формальная поэтика (В.Шкловский, Б.Жирмунский), структуральная поэтика (Р.Барт, М.Лотман). Нам представляется крайне нелогичным абстрагирование узбекских ученых от этих сложных научных процессов ХХ века.  К тому же сегодня продолжается работа в области органической /5/ и динамической поэтики /6/.

Целесообразным было бы изучение вопроса периодизации истории литературы с составе проблем литературного процесса. К сожалению, на сегодня этот вопрос является только объектом споров историков литературы. Учитывая вышесказанное, необходимо продолжить работу, опираясь на точку зрения профессора МГУ  В.Е.Хализева на понятие «стадиальной общности» /7/. При этом на пороге нового тысячелетия нельзя упускать из виду тот факт, что процесс деканонизации, начавшейся почти двести лет назад в западном литературоведении отнюдь не является чуждым и для  литературоведения Центральной Азии.

Надеюсь, современные теоретики будут учитывать необходимые моменты в теоретических источниках не только на арабском, персидском и тюркском языках, а и на хинди, китайском, японском и корейском языках.

***

  1. Теория литературы в 2 томах. Под  ред.Н.Д. Тамарченко. - М.: Academia, 2004
  2. См. об этом: Шарқ мумтоз поэтикаси  Ҳамидулла Болтабоев талқинида (Восточная классическая поэтика в истолковании Х.Балтабаева). Изд. второе. – Т. : Изд-во Узбекской национальной .энциклопедии, 2008.
  3. См: Адабиёт назарияси (Теория литературы). II том.  Адабий-тарихий жараён (Литературно-исторический процесс). – Т.: Фан, 1979. – Б. 337-397.
  4. Здесь подразумеваются работы английских ученых Ричарда Хардланда “История литературно-теоретической мысли: от Платона до Барота”, Чарлза Брислера “Литературная критика в аспекте теории литературы”, Джонатана Куллера “Теория  литературы”; “Теорию современного литературного процесса” под редакцией Романа Селдена ва Петера Уиддоусона; “Теория литературы” Йоханнеса Бертенза,  “Современная теория литературы” Ганса Бертинса.
  5. Теория литературы: в 4 т. Т.1. Литературный процесс. – М.: 1962; Теория литературы: в 4 т. Т.4. Литературный процесс. - М.: 2001.
  6. Динамическая поэтика. Сборник статей. – М.: 2001.
  7. Хализев В. Е. Теория литературы. 4-е изд. - М.: Высшая школа, 2006
Фамилия автора: Болтабоев Х.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Философия
Яндекс.Метрика