ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ-ВОСТОКОВЕДОВ В КазУМОиМЯ имени АБЫЛАЙ ХАНА: ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ

 КазУМОиМЯ имени Абылай хана, продолжая традиции Института иностранных языков, около семидесяти лет готовившего специалистов иностранного языка, является и на сегодняшний день координирующим центром в сфере иноязычного образования в нашей стране.  В связи с новыми требованиями времени, обретением независимости Казахстана, расширился и диапазон образовательных целей и стратегических задач, повлекшие структурное и содержательное преобразование педагогического института иностранных языков в университет международных отношений и мировых языков.

Как известно, практическое изучение восточных языков и подготовка кадров в области востоковедения начаты в вузах страны сравнительно недавно. Так в КазУМОиМЯ уже 1993 году турецкий язык вводится в учебный процесс как второй иностранный язык и как вторая специальность, а 1994 году в составе кафедры казахского языка  открывается отделение арабского языка и культуры. В 1995 году вводится изучение японского языка в качестве второго иностранного языка и открывается персидское отделение. С 1997 года китайский язык преподавался в качестве второго иностранного языка. В 1998 году был открыт факультет восточной филологии. С 1999 года при факультете открывается специальность «китайская филология». В течение десяти лет факультет востоковедения (ныне факультет иностранной филологии и востоковедения) КазУМОиМЯ готовит специалистов-филологов по семи восточным языкам: китайскому, корейскому, японскому, арабскому, турецкому, персидскому, урду, а также специалистов-востоковедов по различным направлениям специализации.

В соответствии со Стратегическим планом развития Республики Казахстан до 2010 года и Государственной программой развития образования в РК на 2005-2010 гг., КазМОиМЯ, определив приоритеты своих стратегических целей и задач, ориентированных на международно-признанный уровень социально-экономических достижений суверенного Казахстана, взял курс на  модернизацию и внедрение инновационных технологий в образовательный процесс. 

В первую очередь, как отмечает автор монографии «Современное иноязычное образование: методология и теории» С.С. Кунанбаева: «…закономерно начинать с определения основополагающего и стартового компонента – модели специалиста новой формации, с необходимости сконструировать, заложить набор перспективных, опережающих время характеристик» /1, 18-19/. В свою очередь, разработанная модель специалиста, являясь системообразующим компонентом, определяет принципы и механизмы всего образовательного процесса, его постепенное инновационное преобразование как по форме, так и по содержанию.

В настоящее время в Казахстане наметилась явная тенденция к переходу от квалификационной модели специалиста к новой, компетентностной, модели. Так, в государственных общеобразовательных стандартах РК нового поколения указания на уровень профессиональной подготовленности выпускника к выполнению профессиональной деятельности или продолжению образования были заменены ссылками на совокупность компетенций (социально-личностных, экономических и организационно - управленческих, профессиональных, специальных),  которыми должен обладать выпускник вуза.

Тем самым модель специалиста, базируемая на компетентностных характеристиках будущего специалиста, обусловливает переход к компетентностной парадигме образования и, соответственно, переход «от чисто квалификационной к квалификационно-компетентностной модели», тем самым «квалификационная модель специалиста уступает место компетентностной модели» /1, 180/. Комптентностный подход в отличие от классических педагогических стратегий делает основной акцент не просто на усвоении студентами определенного объема знаний, а на выработке у них набора профессиональных компетенций, т.е. навыков применения полученных знаний в конкретной жизненной ситуации. Компетентностный подход нацелен на раскрытие творческого потенциала личности, ее способности к самообучению, самостоятельной постановке и решению стандартных и нестандартных профессиональных и жизненных задач.

В обновленном «Глоссарии терминов», используемых в рамках Проекта по настройке образовательных структур в Европе дается более широкое определение понятия «компетенция»: «Компетенции представляют собой динамическую комбинацию когнитивных и метакогнитивных умений, знания и понимания, межличностных, интеллектуальных и практических умений и этических ценностей /2, 150/.

Подобное понимание конечных целей педагогической деятельности обусловливает последовательность этапов разработки модульной образовательной программы, которые включают формирование компетентностной модели выпускника, проектирование предполагаемых результатов обучения, отбор и компоновку соответствующих учебных курсов в их системной целостности, определение принципов  организации и средств реализации учебного процесса и выработку методики контроля текущей академической успеваемости в рамках отдельных учебных модулей и диагностики результатов освоения образовательной программы.

Весь этот процесс инновационной реорганизации образовательного процесса начал поэтапно осуществляться в подготовке специалистов-востоковедов, обучающихся в КазУМОиМЯ по трем основным специальностям: «Иностранная филология», «Переводческое дело», «Востоковедение».

Востребованность в специалистах-востоковедах в этих трех приоритетных направлениях обучения бесспорно. Прежде всего, это продиктовано вызовами современности, его мировым контекстом и особенностями политического, экономического, социо-культурного развития суверенного Казахстана, его все более расширяющимся диапазоном международного сотрудничества. Следует прислушаться и к авторитетному мнению известного в мировых политических и политологических кругах американского аналитика З.Бжезинского, отметившего в одном из своих интервью, что в текущем столетии произошли и происходят три фундаментальных изменений. Одним из них является «политическое пробуждение» в мировом масштабе. Вторым сдвигом является смещение мирового центра влияния из Атлантического региона в Восточную Азию. И, в-третьих, проблемы глобального масштаба, требующие их решения «всем миром».

Следуя логике этих размышлений, можно с уверенностью утверждать, что  международная составляющая политики нашей страны открывает горизонты отечественному востоковедному образованию, нацеливает его на международно-признанный, соответственно, конкурентноспособный уровень.  О все большей популярности и востребованности в востоковедном образовании свидетельствует и активизация интереса выпускников школ, при поступлении в университет выбирающих восточные языки в качестве основного, профильного, или второго языка обучения. Восточные языки выбираются студентами других специальностей в качестве второго языка изучения.  Тем самым можно с уверенностью констатировать, что продиктованная самим временем общая тенденция в образовательном пространстве, должным образом была осмыслена и получила свою практическую реализацию:  востоковедное образование расширяет сферу своего профессионального ориентирования.

И в этом контексте, несомненно, что «современные интеграционные процессы и активизация взаимодействия стран в условиях открытого и взаимосвязанного мира вдвигают иностранные языки в образовательные приоритеты, в обязательную компетентностную составляющую модели современного специалиста, в действенный инструмент подготовки молодого поколения к жизнедеятельности в новых условиях международного взаимодействия и сотрудничества» /1, 24-25/. Действительно, «владение иностранными языками – это основной функциональный компонент моделей современных специалистов» /1, 27/.

Глубокое понимание ключевой роли этого  компонента определило стратегию образования в КазУМОиМЯ по всем обучаемым специальностям, которая сформирована на базе разработанной академиком С. С. Кунанбаевой методологии и теории иноязычного образования. Концептуальной основой этой научной разработки является межкультурно-коммуникативная теория обучения иностранным языкам, отражающая «направленность иноязычного образования на интегрированное обучение языку и культуре, обеспечивающей раскрытию языка как транслятора социокультурной специфики и реальности отдельных, контактирующих при коммуникации сообществ, способствующей взаимопониманию и взаимодействию представителей разных культурных сообществ в условиях глобальных интеграционных процессов (выделено автором – С.Кунанбаева)» /1, 40/. 

Несомненно, что существует насущная и все усиливающаяся необходимость в способностях устанавливать партнерство на основе сотрудничества в поликультурной среде. Межкультурная компетенция, необходимая для успешного общения  с народами других стран, также является важным инструментом в международной работе для того, чтобы решать ключевые проблемы сотрудничества в глобальной экономике, политике, культуре.

В соответствии с этой установкой, компетентностная модель специалиста востоковедного направления включает в свою стратегическую образовательную систему два структурно взаимодействующих блока: группу универсальных и профессиональных компетенций, в которых межкультурная компетенция является одним из связующих компонентов в комбинации когнитивных и метакогнитивных умений, знаний, межличностных, интеллектуальных и практических умений и этических ценностей.

Сегодня изучение иностранного языка не ограничивается сугубо предметными задачами: прежде всего оно ориентировано на формирование как универсальных, так и профессионально-ориентированных компетенций. Ибо проблемы межкультурного общения часто возникают в силу того, что общающиеся партнеры следуют различным лингвокультурологическим традициям. Люди различных культур ассоциируют различные значения с конкретными терминами; они выражают свои намерения с помощью различных лингвистических форм, они следуют различным культурным традициям о том, как должна происходить беседа в отношении ее содержания или ее структуры. Значение жестов, мимики, громкости речи, пауз и так далее также отличаются от одной культуры к другой. Поэтому развитие межкультурной компетенции позволяет осуществлять успешное взаимодействие между людьми из различной среды и различных национальностей, имеющих различные убеждения и ценности, обычаи, отношение и практики.

Итак, при проектировании содержания обучения основой служит компетентностная модель. В связи с этим возникла необходимость в разработке и внедрении  новых технологических и дидактических  моделей в структуру обучения иностранным языкам. Вместе с тем, прямая корреляция между отдельными компонентами компетенций и дидактическими единицами достаточно сложная и практически невозможная процедура. Следовательно, необходима работающая форма их корреляции, четко проявляющаяся в результатах обучения, которые носят вполне конкретные технологические формы и поддаются оцениванию. Этой формой являются различные по видам работ и задач задания СРС и модульная оценка результатов обучения в формате тестовых заданий, мини-проектов, круглых столов и т.п. Результаты обучения уточняют и конкретизируют сформулированные в модели специалиста компетенции.

К примеру, в КазУМОиМЯ разработан  набор инструментов оценки, в том числе в режиме он-лайн и портфолио для оценки межкультурной компетенции, связанной с языками, и компетенции знания предмета, а также  способности идентифицировать коммуникативные традиции, установить уровень знания иностранного языка и его освоенность в аспекте межкультурной коммуникации. Этот пример являет собой лишь один аспект реализации целевых задач концепции развития КазУМОиМЯ на 2008-2013 годы, в одном из пунктов которого намечена «дальнейшая разработка и внедрение международно-адаптивной системы национального иноязычного образования на новом когнитивно-лингвокультурологическом методологическом базисе иноязычного образования» /3, 6/.

Наряду с подобными подходами, реализуемыми в образовательном процессе, учитываются и другие требования к формированию компетентностной модели востоковедной специальности: необходимость  учитывать пожелания работодателей, что должно содействовать постепенному сближению вуза с биржей труда, повышая шансы на первичное трудоустройство по специальности и снижая тем самым процент скрытой безработицы среди выпускников. В этих целях вуз начал активную работу по установлению различных форм социального партнерства с потенциальными работодателями. Установление партнерства предполагает взаимовыгодное сотрудничество, включая в эту сферу деятельности не только маркетинговые исследования рынка труда, но и ориентированность на изменение профиля подготовки и номенклатуры специальностей с учетом мнений работодателей.

В настоящее время наиболее эффективными объектами партнерского взаимодействия являются базы практики студентов,  а также организации, в которые приглашаются студенты старших курсов на работу с неполной формой занятости. К сожалению, и это следует отметить особо, установление социального партнерства и проблема трудоустройства не может быть решена в должной мере в ситуации, когда работодатели не проявляют активности и инициативы в подготовке специалистов, отвечающих требованиям их профессиональных компетенций.  Вернее сказать, не проявляют интереса к образовательной базе подготовки будущих специалистов. Эффективность партнерского взаимовыгодного сотрудничества во многом зависит от, так называемого, социального заказа, формула которого достаточно проста: работодатель заказывает  вузу подготовку специалистов по согласованной и утвержденной модели специалиста и оказывает необходимое содействие в качественной его подготовке. По всей видимости, в современной кризисной ситуации сам рынок труда должен отрегулировать механизмы работы напрямую с вузами, экономя на дорогостоящих услугах рекрутинговых компаний.  

 Одним из важных целевых моментов в подготовке специалистов востоковедного направления в КазУМОиМЯ является внедрение международных образовательных программ. Работа по организации подготовки специалистов по  совместным программам бакалавриата (программа 2+2) уже начата с университетами-партнерами Южной Кореи. Работа в этом направлении ведется с другими вузами-партнерами стран Востока, языки которых изучаются студентами университета. В рамках международного сотрудничества, а также в целях повышения качества образования привлекаются иностранные специалисты – носители языков, работающие на факультете иностранной филологии и востоковедения в качестве волонтеров и штатных преподавателей.

Данный подход поможет повысить уровень конкурентноспособности отечественного высшего образования в условиях нарастающей интернационализации рынка образовательных услуг, обеспечив приток иностранных студентов в наши вузы и снизив отток платежеспособных студентов за границу. Аналогичные задачи решают программы международных обменов, которые позволяют перенимать лучший опыт зарубежных вузов и содействуют повышению престижа отечественного образования.

Одной из актуальнейших проблем отечественного востоковедного образования является недостаточность научно-образовательной литературы, научных разработок новых предметных областей, содержащих анализ новых проблем в востоковедении, т.е. создание литературы инновационного характера еще не на должном уровне. Недостаточность новых книг, учебников, пособий в определенной степени сдерживает инновационное развитие учебного процесса, которое включает развитие не только технической базы обучения, но и модернизацию его содержательной составляющей, что создает сложности особого характера. И эта проблема не может решаться в условиях отстраненности академической среды от образовательного процесса. По-видимому, переход к международным стандартам образовательного процесса требует также пересмотра финансирования и форм стимулирования преподавателей вузов, активно работающих в научно-исследовательской сфере, а также создающих востребованную литературу научно-образовательного характера.

Таким образом, одной из важных проблем при переходе к Болонской образовательной системе является необходимость осовременивания образовательного процесса, внедрения инновационных образовательных и информационных технологий, приведение в системное единство всего технологического процесса обучения, ориентированного на конкретные результаты. Безусловно, такие фундаментальные задачи невозможно решить в одночасье. Это требует концептуально осмысленного, методологически взвешенного подхода, поэтапного совершенствования процедуры внедрения инновационных образовательных технологий.

Результаты работы в этом направлении подтверждают немалые достижения процесса реформирования  организации и управления образовательного процесса в КазУМОиМЯ и в подготовке специалистов-востоковедов, в частности. Проделана определенная работа в адаптации образовательных программ к запросам рынка труда, создана учебно-ресурсная база для внедрения инновационно-педагогических и информационных технологий в образовательный процесс. Функционируют ресурсные центры практически по всем восточным языкам, которые оснащены компьютерной и видеотехникой, а также учебно-методическим материалом для подготовки СРС.

Безусловно, предстоит еще большая работа по совершенствованию интерактивных технологий, технологии системы контроля, соответствующих международному стандартному уровню, по внедрению инновационных магистерских образовательных программ по востоковедным специальностям. Предстоит полное завершение перехода на кредитную технологию обучения и, соответственно, совершенствование системы управления инновационной образовательной системой, соответствующей целям Болонского процесса.

  1. Кунанбаева С.С. Современное иноязычное образование: методология и теории. – Алматы, 2005. -264 с.
  2. Glossary of Term Used in the Tuning Project || Revised version/ - November 2006\\ Материалы официального сайта Проекта по настройке Образовательных структур в Европе. – 
  3. Концепция развития КазУМОиМЯ им. Абылай хана на 2008-2013 годы. –Алматы, 2008.
Фамилия автора: Наурзбаева А.Б.
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Педагогика
Яндекс.Метрика