Профсоюзные движения в Китае

Профессиональные союзы в Китае возникли среди рабочих, моряков, железнодорожников и других общественных организации. Всекитайский секретариат профсоюзов был создан в Shanghai’е под руководством китайской коммунистической партией в 1921 г. Целью этой организации было повышение классового самосознания трудящихся, установления связей китайских рабочих движений с рабочими зарубежных стран /1/.

В мае 1922 г., в Guangzhou состоялся I Всекитайский съезд профсоюзов. В эти годы с января 1922 г. по февраль 1923 г. моряки, железнодорожники, шахтёры и фабрично-заводские рабочие провели более 100 забастовок, в которых, приняли участие свыше 300 тыс. человек. Эти забастовки сочетались с экономическими и политическими требованиями. Они способствовали укреплению профсоюзов китайского пролетариата, как самостоятельная и влиятельная политическая сила. В мае 1925 г. в Guangzhou состоялся II Всекитайский съезд профсоюзов, на котором была создана Всекитайская федерация профсоюзов (ВКФП) (Zhonghua quanguo zonggonghui) /2/.

В 1927 г. китайский профсоюз был ликвидированы в период наступления контрреволюции. Выступления рабочих в 30—40-х гг. ХХ века происходили в промышленных центрах и имели локальный характер. Выступления китайских рабочих, не имевшей единого организационного центра, не могла сыграть решающую роль в противоборстве с буржуазией /5/.

После контрреволюционного переворота, руководимого лидером партии Guomindang Chang Kaishi, рабочие движения в Shanghai’е, Guangzhou и других городах выступали против наступления реакции. Состоявшийся в июне 1927 г. 4-й съезд профсоюзов в Hankou была принята программа на ближайший период. В годы второй гражданской революционной войны 1927—36 гг. профсоюзы в guomindang’овских районах проводили свою работу в подполье. В 1929 г. в Shanghai’е нелегально состоялся 5-й съезд профсоюзов. Определенный ущерб развитию рабочего движения нанесла «левацкая» политика фракционных группировок внутри компартии Китая.

Преодолев ошибочные установки «левых оппортунистов», КПК под руководством Мао Jiedong’а проводили линию на сохранение и укрепление политических сил. Вопросами организации и руководства рабочим движением в эти годы занимался Liu Shaoqi. В период национально-освободительной войны против Японии 1937—1945 гг. на территории освобождённых районов рабочие снабжали боеприпасами, вооружением; в областях, занятых японскими оккупантами, активно участвовали в партизанской борьбе. Рабочий класс возглавлял в guomindang’овских районах демократическое движение против guomindang’овской реакции.

Китайские профсоюзы играют значительную роль в укреплении профсоюзного единства, международной профсоюзной солидарности. В 1945 году они принимали непосредственное участие в создании Всемирной федерации профсоюзов Китая (Zhonghua quanguo zonggonghui).

Победа национально-освободительной борьбы в Китае в 1949 г. сыграла положительную роль в развитии и укреплении рабочего движения. В эти годы численность рабочих и служащих в стране составляла около 8 млн. человек, в том числе фабрично-заводских рабочих- 3 млн, человек, т.е. 0,6% населения страны, в профсоюзы входило всего 10-15% промышленных рабочих крупнейших городов. К середине 60-х гг. численность ВКФП составила 20,8 млн человек /4/.

После провозглашения Китайской Народной Республики начался новый этап профсоюзного движения в Китае. В 50-е годы ХХ века народная власть отражала интересы политических союзов пролетариата и крестьянства. В июне 1950 г. Центральным народным правительством был издан закон о профсоюзах, который определил правовое положение и функции профессиональных организаций народно-демократического Китая. Основная задача китайских профсоюзов заключается в мобилизации рабочих на защиту завоеваний революции, на укрепление народно-демократического строя, на восстановление и развитие народного хозяйства. В 1951 г. вступило в силу положение о социальном страховании, выплаты пособий по временной нетрудоспособности, инвалидности и старости, сохранение средней заработной платы за время отпуска по беременности и родам, продолжительностью 56 дней. Фондами социального страхования распоряжались профсоюзными организациями на местах (70%) и Всекитайская федерация профсоюзов (30%). Профсоюзы Китая имелись сеть санаториев и домов отдыха. Введены лечения за счёт администрации для рабочих и служащих. В 1952 г. заработная плата рабочих и служащих повысилась в среднем на 60—120% по сравнению с 1949 г. /5/.

В 1953 г.  Исполком ВКФП VII Всекитайскому съезду профсоюзов    за   прошедшие годы школами профессиональных кадров было подготовлено свыше  120 тыс. ganbu (руководящие кадры для работы в  государственном и партийном  аппарате,  в общественных организациях), 110 тыс. активистов из рядов рабочего класса, которые были выдвинуты на работу в аппарат КПК и государственные органы.

ВКФП на VIII съезде КПК заявил, что роли профсоюзов в общественной жизни страны стало «коренным вопросом» /6/. Профсоюзы защищают интересы государства, рабочих и служащих. ВКФП указывал о неправомерности обвинения профсоюзных работников в «экономизме», поддерживали требования рабочих о повышении уровня жизни и улучшении организации оплаты труда, бесправие бюрократических припонов: «Пустые разговоры об улучшении жизни масс вне связи с развитием производства представляют собой уклон экономизма; и наоборот, забота только о производстве, пренебрежение жизнью масс представляют собой бюрократический уклон» /7/. 

В 60-е годы ХХ в. коммунистические лидеры стали заявлять о «мировой революции» как средство решения всех внутренних проблем Китая. Они изображали себя надеждой «всех угнетенных», оплот «мировой революции» и как крепость, осажденная со всех сторон «врагами».

В годы «великой пролетарской культурной революции», китайские коммунистические лидеры, разогнав Всекитайскую федерацию профсоюзов,  выступили со своей концепцией рабочего движения и профсоюзов, объявив «буржуазной», «ревизионистской» всю деятельность профсоюзов в 50-е годы.  «Контрреволюционная ревизионистская линия» профсоюзов были квалифицированы как «экономизм» и «тред-юнионизм». «Beijing ribao» осуждая профсоюзную деятельность, выступила с отрицанием цели развития производства при социализме — обеспечения растущих материальных и культурных потребностей трудящихся, поскольку предусматривает «увеличение личной прибыли, улучшение личной жизни», материальное стимулирование, превращение «распределения» в движущую силу производства.

Китайcкие лидеры выступили против профсоюзов как силы, способной объединить всех рабочих и содействовать развитию рабочего класса. Они подвергли критике идею «всенародного профсоюза», за которой скрывались предложения, чтобы вступление в профсоюз «не ограничивалось политическими условиями», чтобы в него «мог вступить всякий труженик, получающий зарплату». Другой  китайский лидер Liu Shaoqi смотрел на профсоюзы как на организацию, призванную обеспечить «триединство производства, жизни и образования с производством как центром», представляют собой «стопроцентный контрреволюционный экономизм», «снаряды в сахарной оболочке», направленные против рабочего класса».

Китайские коммунистические лидеры сформулировали свою концепцию рабочего и профсоюзного движения: «Основная задача рабочего движения заключается в том, чтобы прививать рабочим массам «идеи Мао Jiedong’а» и превратить ряды рабочих в мощную промышленную армию, которая является высоко пролетаризированной, революционной и боевой. Мы должны поставить эту великую задачу превыше всего, сделать профсоюзы великой красной школой «идей Мао Jiedong’а».Газеты «Renmin ribao» указывала, что «идеи Мао Jiedong’а должны стать руководящим курсом для рабочего движения».

В годы «великой пролетарской культурной революции»деятельность массовых организаций трудящихся фактически прекратилась. Многолетние традиции борьбы китайского рабочего движения за права пролетариата оказались утраченными. Кадры профсоюзного актива, носители этих традиций, потерпели ущерб в результате репрессий.Разогнав Всекитайскую федерацию профсоюзов (ВКФП), идеолог китайского коммунизма Мао Jiedong выдвинул свою концепцию о рабочем движении в Китае, объявив его «буржуазной», «ревизионистской» деятельностью профсоюзов. В «теоретическом обосновании» этой концепции делалось от лица неких групп, подчеркивавших свою связь с Всекитайской федерацией профсоюзов, таких как «Революционное объединение ВКФП», «Пролетарские революционеры ВКФП», «Комитет широкого объединения ВКФП». «Контрреволюционная ревизионистская линия» профсоюзов  направленная не на улучшение материальных условий жизни трудящихся и выполнение специфических функций профессиональной организации, а были квалифицированы как «экономизм» и «тред-юнионизм». «Beijing ribao», осуждая подобную профсоюзную деятельность, выступила с отрицанием цели развития производства при социализме — обеспечения растущих материальных и культурных потребностей трудящихся, поскольку, как утверждала газета, подобная цель предусматривает «увеличение личной прибыли, улучшение личной жизни», материальное стимулирование, превращение «распределения» в движущую силу производства.

Расправившись с профсоюзами, китайские коммунистические лидеры направили усилия на создание принципиально иных, чем профсоюзы, объединений трудящихся, всекитайской организации цзаофаней, «конференций рабочих представителей» (gongdaihui). Политическая борьба между различными группировками приверженцев китайского коммунистического лидера была невозможным их объединения во всекитайском масштабе. Это привело к возвращению старой форме организации рабочего класса — профсоюзам, но построенным на китайской основе.

В годы «великой пролетарской культурной революции» на профсоюзные движения оказывались воздействия на поведения рабочего класса, создавая в них раскол. Рабочие повсеместно стали создавать организации, построенные по цеховым, профессиональным, земляческим и иным признакам. Возникновение подобных объединений усугубляло разобщенность и раздробленность рабочих. Некоторые из указанных организаций выдвигали требования по улучшению условий труда и быта рабочих, поднимая их на борьбу за удовлетворение непосредственных, насущных интересов. Китайские власти принимали меры по пресечению деятельности таких организаций. Однако некоторые из них продолжали действовать нелегально /8/.

Анализируя содержание бесед с Мао Jiedong’ом, Zhou Enlai’ем и другими  китайскими коммунистическими лидерами о «великой пролетарской культурной революции» американский журналист E. Snow в своей книге «The Long Revolution», написал о своих разных представлениях о борьбе китайских коммунистов и методах строительства социализма. По эго представлению, Мао Jiedong – «романтик», который считал, что беднейшее крестьянство является главным оплотом китайской революции. Народно-Освободительная Армия Китая — главным инструментом строительства социализма, а инстинктивный эгалитаризм крестьян — стержнем нового социалистического мировоззрения.

E. Snow в этой книге, со слов Мао, в отношении Liu Shaoqi изображается как деятель, связанный с интеллигенцией и рабочими, в равной степени он был заражен «буржуазным влиянием» и отрицательно относящимися к революционному потенциалу крестьянства. Е. Snow, ссылаясь на беседу с Мао, писал, что противоречия между последним и Liu Shaoqi могли разрешиться только в открытой борьбе и что Мао еще в начале 1965 г. понял неизбежность такого исхода и начал заблаговременно готовиться к схватке, опираясь на помощь бывшего министра обороны Lin Biao /9/.

Положения профсоюзов Китая в 70-х годах ХХ в. не позволяли восстановить в общегосударственном масштабе подлинного интереса китайских рабочих. Она не способствовала формированию социально классового сознания и классовой солидарности трудящихся. Деятельность китайских профсоюзов в новых условиях направлена на преодоление бесправного положения рабочих, на ликвидацию политической и экономической дискриминации большой части трудящихся.

В 1973 г. процесс воссоздания профсоюзов получил название кампании «упорядочения и строительства профсоюзов» (или «упорядочения и оздоровления профсоюзов»). «Упорядочение», «строительство» и «оздоровление» означали коренной пересмотр принципов профсоюзного строительства, характера и направления деятельности профсоюзов.

Профсоюзы строились по принципу «сверху вниз», т.е. они не являлись организациями, создаваемыми рабочими в целях объединения рядов и защиты собственных интересов. Делегаты на профсоюзные съезды и конференции не выбирались, а отбирались на основе «демократических консультаций», состав руководящих органов профсоюзов не выбирался, а назначался до 1975 г.

Внутри китайского руководства были различные противоборствующие группировки, которые стремились использовать рабочие организации в своих целях, осложняя проведению кампании по «упорядочению и строительству профсоюзов» их формах и методах деятельности.

Датский дипломат D. Fokkema, который имел возможность наблюдать события, развернувшиеся в Китае, с «близкого расстояния», еще более четко сформулировал ту же самую мысль: «великая пролетарская культурная революция» представляла собой нечто большее, чем борьбу за власть. Поскольку ей были присущи многие черты идеологического конфликта, эта «революция», по мнению D. Fokkema, имеет международное значение /10/.

На развитие рабочего и профсоюзного движения в Китае влияли объективные и субъективные факторы: 1) исторические, экономические, социально-демографические особенности Китая, обусловившие специфические трудности в формировании рабочего класса и рабочего движения; 2) выделить политику китайских руководителей и непрерывную борьбу в КПК по вопросам профсоюзного движения. В зависимости от того, как протекала борьба внутри партии и какие группы одерживали верх или оказывали определяющее влияние на положение дел, претерпевала те или иные изменения политика КПК в отношении профсоюзов.

Работа по восстановлению ВКФП началась в 1975 г. В ходе работы подготовительной группы развернулась борьба между различными течениями и направлениями как по существу вопросов, связанных с определением платформы деятельности профсоюзов, так и за захват позиций в подготовительном комитете и в будущих центральных органах ВКФП.

По вопросу «ограничения буржуазного права», выступали со своими «идеями» о возможности появления «новых буржуазных элементов» среди рабочих. Китайская печать писала, что «новые буржуазные элементы» появляются в среде высококвалифицированных рабочих, высокооплачиваемых членов партии. «Уравниловка» у менее обеспеченной части рабочих использовалась китайцами для замораживания уровня жизни трудящихся, для пресечения любых требований рабочих о повышении заработной платы. Тезис о «новых буржуазных элементах» объективно служил не только для подавления части рабочего класса, но и для ограничения деятельности профсоюзов.

В начале 1976 г. кампаний борьбы против «правоуклониетского поветрия» и «критики Deng Xiaoping’а» констатировалось, что в деятельности профсоюзов имели место отклонения от «линии Мао Jiedong’а» в вопросах рабочего движения, что «поднялся правоуклонистский вихрь» пересмотра «правильных выводов о профсоюзном движении».

В газете «Renmin ribao» сообщалось о том, что «при подстрекательстве Дэн Сяопина и в профсоюзном движении распространились странные и чудовищные суждения, суть которых состояла в отрицании критики ревизионистской линии, проводившейся профсоюзами до «великой  пролетарской культурной революции».

Разногласия при определении задач профсоюзов проявилось: ставить на первое место «классовую борьбу» или вопросы производства, заботу о жизненных условиях и благосостоянии масс.  Первая точка зрения выдвигалась приверженцами «банды четырех», вторая — сторонниками Deng Xiaoping’а. «Профсоюзы должны заниматься производством, бытовыми вопросами и благосостоянием трудящихся».

Выдвигая установку о первостепенной важности «классовой борьбы», «продолжения революции», «банды четырех» и ее последователи стремились превратить профсоюзы в орган выявления «классовых врагов» среди рабочих и борьбы с ними. Исходя из марксистского учения о классах, китайские теоретики пришли к заключению о существовании противоречий внутри рабочего класса. Подобный подход затруднял познание рабочими целей, задач и форм развития рабочего и профсоюзного движения.

Китайские профсоюзы находятся под влиянием политического курса  КПК. С 1977 г. в китайской печати отрицательно оценивались использование профсоюзов в борьбе за власть «бандой четырех». Разработана компромиссная позиция по отношению к характеру, целям и задачам профсоюзов. Центром идейно-политической работы объявлялось искоренение влияния «банды четырех» и изучение рабочими и служащими «идей Мао Jiedong’а». Одновременно признано целесообразным активизировать деятельность профсоюзов на производстве, разрешить им постоянно заниматься вопросами, связанными с улучшением условий труда и быта рабочих и служащих.

Концептуальные установки, определяющие отношение КПК к профсоюзом, претерпели изменения интересам рабочего класса. Об этом свидетельствуют решения XI съезда КПК (1977 г.), IX Всекитайского съезда профсоюзов (1978 г.), третьего пленума ЦК КПК XI созыва (1978 г.), первой сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) V созыва (декабрь 1978 г.), второй сессии ВСНП V созыва (июнь 1979 г.), четвертого (сентябрь 1979 г.) и пятого (февраль 1980 г.) пленумов ЦК КПК. На XI съезде КПК было указано: усилить партийное руководство профсоюзами, «как следует» провести их «упорядочение и строительство», с тем чтобы «пол­ностью выявить ту роль, которую они должны играть».

Изменения в отношении между КПК и профсоюзами были подвергнуты критике действия «банды четырех», вызывавшие отрыв профсоюзов от партии. Признана необходимость безусловного и «абсолютного» подчинения профсоюзов КПК. Это требование стало проводиться в жизнь жестко и прямолинейно, что объективно лишило профсоюзы самостоятельности. Члены партийных групп в руководящих органах профсоюзов не избираются, а назначаются соответствующими парткомами. Как и в первой половине 60-х годов, профсоюзы подчинены политотделам предприятий, определяющим всю работу их низовых организаций.

IX Всекитайский съезд профсоюзов был созван после более чем 20-летнего перерыва в Beijing’е в октябре 1978 г. Исполком Всекитайской федерации профсоюзов восьмого созыва определил  курс и задачи профсоюзной работы на этапе «четырех модернизаций», пересмотрен устав профсоюзов и избраны новые руководящие органы федерации.

Развернувшаяся в 1979 г. реабилитация старых рабочих, передовиков труда, выдвижение их на руководящую организационную, идеологическую и политическую работу означала изменение статуса рабочих, поддержавших «великой пролетарской культурную революцию». Это были серьезными последствиями, поскольку противоречия между «постоянными», «контрактными», «временными» рабочими, учениками прибавились противоречия между старыми рабочими, подвергшимися преследованиям в годы «великой пролетарской культурной революции», и бывшими hongweibing’ами и zaofan’ями, участвовавшими в массовых расправах. Противоречия в трудовых коллективах настолько глубоки, что их вынуждены признавать публично.

В 80-х годах ХХ века в общественной практике Китая возникли новые условия приведшие к переменам в деятельности и функции китайских профсоюзов. Сменились представления об их задачах, формах организаций и методах осуществления этих  задачах «социализма с китайской спецификой». На первое место в ней выдвинут приоритет  экономического стимулирования  социально-экономического развития общества.

Профсоюзы действовали в социально однородной среде (в сфере государственного, социалистического, сектора экономика), то после 3 пленума XI созыва (декабрь 1978г.), в условиях многоукладной экономики, задачи защиты интересов трудящихся усложнились, дифференцировались в зависимости от характера производственных отношений на предприятиях. ВКФП начали осознавать свои задачи содействия социалистической модернизации путем смягчения социальной напряженности, предотвращения трудовых конфликтов. Процесс расставания с периодом господства «казарменного социализма» было длительным. В 1984 г. «левые» тенденции в масштабах всей страны сокрушены, профсоюзная пресса продолжала отмечать, что в партийных организациях не было изжито влияние «левой» идеологии; отрицалось значение профсоюзов и их методы работы. Подобные взгляды и настроения «Gongrеn ribao» были «идеологическим препятствием на пути дальнейшего осуществления реформы».

Сохраняется ограничения (в том числе политического характера) при приеме в профсоюз и для «постоянных» рабочих. Членами профсоюза не могут быть ученики и стажеры. Фактически китайские профсоюзы не только соглашаются с разделением рабочих на разные слои и группы, но и закрепляют его. Китайские профсоюзы не могут выполнять задач по объединению рабочих, формированию классового и пролетарской солидарности /11/.

***

  1. Новейшая история Китая. 1917-1970 гг. М., 1972. С. 68.
  2. Zhonghua renmin gongheguo ziliao shouze (Справочник. Китайская Народная Республика) І949-І985. Beijing, І986, ye.174.
  3. Общественное объединения Китайской Народной Республики. 80-е начало 90-х гг. М., 1992. С.62-100.
  4. Дэн Чжунся. Краткая история профсоюзного движения в Китае. М., 1952, С.88.
  5. Рабочий класс в социалььно-политической системе КНР. М., Наука, 1981. С.154.
  6. Материалы VIII съезда КПК. М.,1956. С. 359.
  7. Там же. С. 361.
  8. Рабочий класс Китая (1949-1974). М., Наука, 1978. С. 149—165.
  9. Snow E. The Long Revolution. New York. 1972. P. 271.
  10. Fokkema D. Report from Peking. Observations of a Western Diplomat on the Cultural Revolution. L., 1971. C.161 — 162.
  11. Орман А.А. Китайская Народная Республика. Алматы, 2006 г.
Фамилия автора: Орман Ә.Ә.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Политология
Яндекс.Метрика