Казахстанский путь: стратегия гуманитарного зодчества

Будущее имеет множество вариантов выбора. Эта константа устойчиво воспроизводилась и пер­манентно подтверждалась на протяжении всей долгой истории человечества. Особенно очевидной она стала на истоке третьего тысячелетия. Этому способствовали усложнившиеся реалии современ­ного мира. Нелинейный характер, множественность траекторий и моделей политического развития, сопровождающиеся глобальной конкуренцией политических идеологий, мировых доктрин, эталонов общественного устройства, выявили особую противоречивость в проявлении этой закономерности.

На рубеже веков уникальные условия, способствовавшие доминированию государственной фор­мы, исчезают. Международные взаимодействия возобладали над изолированностью. Темпы развития современного мира настолько значительны, что государства, избравшие политику изоляции или само­изоляции, неизбежно останутся на обочине мировой истории, превратившись в маргиналов цивилиза­ции. Но осознание этого объективного факта не исключает признания другой тенденции развития со­временного мира — усиливающейся фрагментированности по всем параметрам — от этнического до цивилизационного. Политическое пространство современного мира расширяется, усложняется и диф­ференцируется за счет активного включения в мировой политический процесс новых суверенных госу­дарств, каждое из которых имеет свой самобытный взгляд на будущую конфигурацию и политическую архитектуру мира, его приоритеты и ценности. Молодые суверенные государства выстраивают свое видение в соответствии со своими культурными традициями и историческим опытом, цивилизацион­ной принадлежностью и специфическими интересами, технологическими возможностями и интеллек­туальным потенциалом. Это свидетельство осознания многими народами и их государствами, лишен­ными в прошлом такой возможности, своего исконного права (и призвания) на политическое зодчество. Это одухотворяющий стимул для активизации жизнедеятельности социумов. Русский мыслитель И.А.Ильин, свидетель и очевидец самых трагических политических коллизий ХХ в., наблюдавший рас­пад государств, не справившихся с бременем прошлого и не сумевших адаптироваться к стремитель­ному натиску перемен, резюмировал: «Каждый народ призван к тому, чтобы принять свою природную и историческую «данность» и духовно проработать ее, одолеть ее, одухотворить ее по-своему, пребы­вая в своем национально-творческом акте. Это есть его неотъемлемое, естественное, священное право; и в то же время это есть его историческая, общечеловеческая ... обязанность. Он не имеет духовного права отказаться от этой обязанности и от этого призвания, а раз отказавшись, он духовно разложится и погибнет; он исторически сойдет с земли» [1, 171].

Потенциал суверенных государств и независимых национальных стратегий никоим образом не должен быть погашен даже в сложных и противоречивых реалиях современного мира. Общечелове­ческая перспектива, унификация политической жизни народов в будущем, постулируемое теоретика­ми глобализации, есть не более чем гипотетическое предположение. В настоящее время оно не под­дается ни доказательству, ни проверке. Контуры и параметры нового мирового порядка кристаллизи­руются в сложнейшем взаимопереплетении множества разнообразных, а зачастую и диаметрально противоположных тенденций. Но очевидно, что общая матрица будущего мирового порядка в значи­тельной степени будет определяться характером, результативностью и эффективностью политиче­ского развития каждого государства в отдельности. Это обогащает мировое сообщество ярко выра­женным, в каждом случае уникальным опытом. Творческие импульсы национальных политических моделей насыщают энергетику глобального процесса, придавая ему динамизм. Стабильность и пред­сказуемость развития мирового сообщества также зависят от эффективности политического развития каждого общества. Это данность, из которой правомерно исходить. Именно такое понимание про­блемы представляется нам эмпирически обоснованным и теоретически перспективным.

Республика Казахстан в процессе утверждения и закрепления своего суверенитета стояла перед необходимостью выработать свою самобытную политическую модель, сформировать свою ориги­нальную политическую стратегию, выстроить свою уникальную траекторию политического развития. В своем ежегодном Послании народу Казахстана «Новый Казахстан в новом мире» (2007 г.) Прези­дент Н.А.Назарбаев, анализируя результативность политического развития предыдущего десятиле­тия, констатировал: «У нас формируется своя модель политических реформ, свой «казахстанский путь» политического транзита» [2; 6]. Казахстанская модель основывается на оригинальном нацио­нально-государственном контексте, специфическом культурно-историческом фоне, самобытном ци­вилизационном коде. Эти особенности выступают в качестве уникального ценностного оформления «казахстанского пути».

Любое масштабное политическое реформирование, тем более связанное с формированием новой модели политического развития, неизбежно должно включать в себя сильную инновационную со­ставляющую. «Казахстанский путь» разворачивается именно как сложнейший инновационный про­цесс, строящийся на «новой логике развития» [2; 4]. Глубокое понимание политической значимости этой закономерности для формирования самобытного «казахстанского пути» было высказано Прези­дентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым в труде «На пороге XXI века». Президент отмечает значительные трудности и противоречия в процессе поиска «логики реформ», их оптимальной моде­ли и адекватной политической стратегии в первые годы государственного суверенитета. Он конста­тирует: «Однако со временем приходило понимание того, что стратегия развития должна определять­ся своими собственными силами, только с учетом национально-государственной специфики, особен­ностей политической истории, культуры, постсоветских стереотипов, этнических традиций и многого другого, что я бы для краткости, а отнюдь не для ясности, назвал цивилизационно-культурным фо­ном» [3; 125].

Таким образом, изначально главная трудность конструктивной реализации сложнейшего масси­ва задач, которую предстояло решать в процессе формирования «казахстанского пути», была связана с тем, что не существовало универсальной политической стратегии и общепризнанной технологии масштабных и радикальных преобразований. Поэтому оптимальную политику общественных изме­нений и реформ Республика Казахстан должна была вырабатывать самостоятельно. Поиски конвер­гентных состояний, сочетающих преимущества эффективно апробированных в странах «старой де­мократии» политических стратегий, представляются далеко не всегда приемлемыми и продуктивны­ми. Как характер, направленность, динамика и успешность политического развития каждого общест­ва зависят от особенностей исторического прошлого и настоящего, самобытной социальной психоло­гии, комплекса экономических, политических, этнокультурных и прочих факторов, так и формирова­ние оригинальной политической модели по многим параметрам сугубо специфично в различных на­ционально-государственных и исторических контекстах. Именно поэтому позитивный опыт рефор­маторской деятельности других стран нельзя было, безусловно, напрямую интегрировать в «живую ткань» казахстанского общества, находящегося в состоянии активного поиска и выстраивания собст­венной парадигмы политического развития («казахстанского пути»).

Не абстрактные поверхностные аналогии, а предельно точный расчет, строящийся на наших оте­чественных реалиях, определил сущность, специфику и ценностные приоритеты «казахстанского пу­ти». Можно утверждать в качестве научно обоснованного и эмпирически подтвержденного факта, что политическое развитие различных обществ сугубо индивидуально. Оно неизбежно включает сущест­венные отклонения от всеобщей закономерности. Поэтому практически невозможно буквальное по­вторение одной, даже признанной успешной модели политического развития в других национально­государственных и исторических контекстах. Как отмечал в этой связи Президент Республики Казах­стан Н.А.Назарбаев: «Нельзя выдавать уникальный образец с его живой и неповторимой историей за «концентрат» общечеловеческого опыта» [3; 280]. Очевидно также, что не совпадают и формы, рит­мы, темпы развития стран, народов, цивилизаций. Мир, и в особенности на рубеже тысячелетий, — это мир специфики, своеобразия, различий.

Сказанное не означает, что формирование политической модели Республики Казахстан развора­чивалось исключительно как локальный и замкнутый процесс, развивающийся только на своей соб­ственной национально-государственной основе, в полном отрыве от мировой демократической тра­диции. В современном мире заведомо проигрышной оказывается стратегия даже частичной изоляции и самоизоляции государства. Своеобразный «коридор возможностей» (И.Пантин), определенный, апробированный и пройденный странами «старой демократии» в прошлом, а также значительный опыт, полученный в процессе формирования разнообразных национально-государственных моделей, обогатили мировую практику общими технологическими рецептами, значимость которых прежде всего связана с тем, что они снижают уровень рисков в процессе политической модернизации пере­ходных обществ. Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев в Послании народу Казахстана «Стратегия вхождения Казахстана в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге нового рывка в своем развитии» (2006 г.) отмечал в этой связи: «Необходимо гармонично учитывать как общие закономерности построения демократических и процветающих го­сударств, так и важные культурно-исторические черты и традиции нашего общества» [4; 4].

Анализ особенностей уникального «казахстанского пути» неизбежно высвечивает множество его сложнейших измерений. В контексте вышеобозначенных проблем нам представляется правомер­ным и целесообразным фиксация исследовательского внимания на ценностных аспектах и детерми­нантах. Это объясняется тем, что, во-первых, в условиях радикальных политических перемен неиз­менно и неизмеримо возрастает значение ценностной легитимации стратегии политического развития государства. Целостность общества обеспечивается ценностным консенсусом. Формирование и за­крепление новой политической модели невозможно в случае отсутствия согласия в ее восприятии общественным сознанием. Это одна из главных причин многих несостоявшихся модернизаций ХХ в. Во-вторых, по нашему мнению, особый акцент политической стратегии на ценностных приоритетах общества дает основание говорить об ее нацеленности на гуманитарное зодчество.

Процесс развития и проектирования политики, нацеленный на получение оптимального резуль­тата, его конкретизация в эффективной политической стратегии должны самым тесным образом све­ряться и соотноситься с теми ценностными приоритетами, которые оказываются доминирующими в общественном сознании на настоящий момент. Понимание важности адекватного ценностного оформления и гуманитарного обеспечения «казахстанского пути» мы находим в трудах Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева. В частности, в работе с глубоко символическим названием «В потоке истории» Президент отмечает следующее: «У нас, казахстанцев, есть единые политические ценности. И задача состоит в том, чтобы эти ценности стали главными, доминирующими в граждан­ском сознании народа Казахстана» [5; 190].

Политика имеет мощное ценностное измерение. Именно ценности играют роль всеобщего и универсального индикатора всех действующих сил и обстоятельств в политике. Поэтому главная функциональная предназначенность ценностей в политике — определять условия развития общества, придающие ему устойчивость. Кроме того, любой политический анализ должен исходить из ценно­стных приоритетов, причем не произвольных, а соотносимых с общественными идеалами, значимы­ми для общества. Это связано с тем, что политический процесс — это прежде всего сфера коллектив­ного целедостижения. Ценности в политике обладают особой смыслообразующей значимостью. Дол­говременная политическая стратегия государства невозможна без ее сильного ценностного оформле­ния. И именно в конкретном политическом проекте, стратегии, программе ценности приобретают особую формирующую значимость и созидающую силу. Примером тому служит особый ценностный, а следовательно, интегрирующий и консолидирующий потенциал ежегодных Посланий Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева народу страны. По форме — это политические документы стратегического значения, определяющие краткосрочные и среднесрочные приоритеты развития Ка­захстана и оптимальные политические технологии их воплощения. Но следует фиксировать и их глу­бинный смысл, связанный с определением системы ценностных и гуманитарных координат «казах- станского пути», которая будет способствовать тому, чтобы суверенный Казахстан не затерялся в «потоке истории».

Актуализация проблемы ценностного оформления и гуманитарного обеспечения оригинальной отечественной модели — «казахстанского пути» — определяется тем, что он предполагает закрепле­ние новой системы ценностей, интегрирующей и консолидирующей общество на ее основе. Это предполагает становление новой политической культуры и соответственно новой системы ценностей, призванных легитимировать «казахстанский путь». Традиционная культура, представленная в значи­тельной степени неадекватными изменившейся реальности ценностями, не может быть востребована в старых формах в качестве основы для конструирования новой политической реальности.

Однако исторический опыт свидетельствует, что любой общественно-политический порядок, существующий в течение длительного времени, даже если он уже неэффективен с точки зрения тре­бований современности, имеет мощную опору в традиционных ценностях. Они по-прежнему в значи­тельной степени детерминируют политическое сознание и поведение граждан. Особенно выпукло данная закономерность проявляется в практике переходных обществ. Обращение к современным реалиям казахстанского общества также дает основания для констатации наличия этой особенности, так как в общественном сознании казахстанцев в настоящее время доминирующими являются определенные ценности.

Во-первых, ценности, скрепленные коллективной памятью о наиболее значимых событиях в жизни социума. Они представляют собой своеобразные «всплески» социальной энергии. Эти ценно­сти знаменуют наиболее важные, крутые и судьбоносные повороты в истории народа и государства.

Во-вторых, ценности, сформировавшиеся в результате коллективного опыта, значительного по массированности воздействия и продолжительного по протяженности формирования. Это ценности, передающиеся от поколения к поколению и таким образом поддерживающие «связь времени» и по­колений.

В-третьих, ценности, возникшие вследствие чувства единства общей судьбы. Это чувство общ­ности формируется на протяжении значительного исторического времени и произрастает из общей коллективной памяти, единого опыта и общих целей.

Эти ценности предотвращают распад общественной памяти, т.е. той коллективной памяти, кото­рая позволяет интерпретировать прошлое нации, формировать оптимальное настоящее и моделиро­вать желаемое будущее. Сохранение общественной памяти приобретает особую актуальность для переходных обществ, в том числе, несомненно, и для казахстанского, так как именно в процессе по­литического транзита формируется новая концепция нации, национальное самосознание, националь­ная и государственная идентичность. А в процессе формирования нового национального самосозна­ния фиксируется и закрепляется представление об уникальности собственного исторического опыта и национальной культуры. Одновременно происходит концептуализация прогноза будущего нации и национального мироустроения, осмысление той особой роли, которую нация как специфический тип социокультурной организации призвана сыграть в мировом культурно-историческом и политическом процессах. С.Хантингтон, один из ведущих мировых аналитиков, знаковая фигура современной нау­ки, подчеркивая важность сохранения общественной памяти, резюмировал в этой связи: «Люди, те­ряющие общую память, становятся чем-то меньшим, чем нация» [6; 176].

Очевидно поэтому в настоящее время в Казахстане наблюдается процесс своеобразного «воз­вращения к истокам», проявляющийся в «ренессансе» этнической культуры, которая опирается на глубоко интегрированные в «живую ткань» социума традиции, его исконные ценности. Можно от­четливо проследить его субпроцессы, которые проявляются ярко и зримо, оформляя повседневность и общественное сознание казахстанцев:

  • -   возрождение национальных культурных традиций;
  • -   значительное усиление интереса к национальной истории;
  • -   стремление к реставрации историко-этнических символов;
  • -   рост популярности образования на историческом языке;
  • -   поворот к исконным религиозным ценностям;
  • -     своеобразная «мода» на этнический стиль в музыке, литературе, изобразительном искусстве, одежде и т.п.

Эти субпроцессы, значимость которых явно возрастает, являются не только каналами приобще­ния людей к своим исконным культурным ценностям, но и механизмом идентификации граждан со своим государством — Республикой Казахстан. Следовательно, игнорировать эти ценности неправо­мерно. Напротив, их следует понимать, учитывать и исходить из них при формировании приоритетов государственной политики. Они имеют мощный интегрирующий и консолидирующий потенциал. Это та ценностная система, которая будет способствовать формированию национального единства, укреплению казахстанского патриотизма. Здесь уместно отметить, что Президент Республики Казах­стан Н.А.Назарбаев в Послании народу страны «Новый Казахстан в новом мире» (2007 г.) определяет в качестве одного из важнейших условий успешности «казахстанского пути», его динамизма и насы­щенности «казахстанский патриотизм и политическую волю как факторы построения нового Казах­стана» [2; 2]. Президент особо подчеркивает именно их конструктивный и созидательный потенциал, отмечая: «История знает немало ярких примеров того, как народы поднимаются на новый уровень развития, когда объединяют свою волю для реализации проекта исторического масштаба» [2; 1].

В этих условиях неизбежно актуализируется проблема оптимальной адаптации традиционной культуры, ее ценностей к новым реалиям суверенного Казахстана. В результате вдумчивой и береж­ной реинтерпретации традиционных ценностей в соответствии с модернизационными устремлениями общества они могут стать эффективным средством обогащения и усиления «казахстанского пути», необходимым элементом, способствующим повышению результативности политических стратегий и технологий. Они, таким образом, будут способствовать социальной и политической консолидации казахстанского общества. Вполне адекватным также представляется понимание этого процесса как отражения общественной потребности в устойчивых духовных и нравственных ориентирах.

Ценностно-рациональное конструирование казахстанской модели политической модернизации, ее социально-экономического, культурного и духовного дизайна не может решаться безотносительно к гуманитарной значимости созидаемого. Дальновидная, ориентированная на высокую продуктив­ность политика исходит из приоритета гуманистических ценностей. Она целенаправленна на высокие образцы духовности, представляющие собой сердцевину национальной культуры и ментальности. Но в равной степени она учитывает и ценности, выработанные и, более того, выстраданные всем сово­купным опытом человеческого общежития. Это своего рода гуманистические константы политики, которые определяют ее «человеческое лицо», активизируют ее «человеческий капитал».

В этом актуальном для понимания политики ракурсе стратегия «казахстанского пути» выступает как «гуманитарное зодчество», преимущественно и предпочтительно ориентирующееся на фунда­ментальные ценности. В контексте такого закрепления смысла и назначения политики политические стратегии и технологии выступают в качестве своеобразного инструмента «естественного отбора», направляющего воспроизводство политической жизни по вектору воплощения гуманистических кон­стант. Приоритетность формирования гуманистической доминанты казахстанской модели политиче­ской модернизации очевидна еще и потому, что она ориентирует на безусловные и непреходящие ценности. Это социальные и моральные абсолюты — приоритет права, личное достоинство и незави­симость, свобода выбора, персональная автономия, а также гуманистические идеалы — солидар­ность, взаимопомощь, толерантность, плюрализм и др. При этом оценивать гуманистические кон­станты следует не сквозь призму их субординации, так как попытки выстроить их ценностную иерар­хию в политике бессмысленны, а во взаимной координации. Каждая из них самоценна.

Таким образом, главных, основополагающих параметров, которые направляют гуманитарный вектор «казахстанского пути», по нашему мнению, несколько.

Во-первых, казахстанская модель политического развития выстраивается исходя из ценностной рациональности. Это рациональность особого рода. Ее следует понимать прежде всего как точный, трезвый и взвешенный расчет адекватных средств для заданных целей, методическое достижение планируемых результатов на основе приоритета человеческого фактора в политике. Постулируя этот главный принцип политического реформирования, Президент Республики Казахстан отмечал: «Мы не будем экспериментировать на собственном народе только ради того, чтобы нам аплодировали за демократический спринт другие страны» [3; 178]. В Казахстане, вопреки всем трудностям и противо­речиям переходного периода, накапливается ценнейший опыт социальных реформ, качественно но­вой практики политического управления.

Во-вторых, «казахстанский путь», по нашему мнению, характеризуется легальностью и леги­тимностью. История, в том числе, несомненно, и советская, неоднократно демонстрировала драмати­ческие последствия попыток «осчастливить» людей посредством форсирования мало понимаемых и соответственно не разделяемых ими реформ, использования жестких политических стратегий и тех­нологий, применяемых в процессе реформирования. Даже недавно прожитый нами «перестроечный» период нашей истории показал, к каким негативным последствиям может привести общество поли­тический реформизм без четко выраженной и просчитанной программы, логики и стратегии перемен, равнодушно отсекающий и выводящий за пределы политики человеческий фактор. Политическая программа, непонятная и не разделяемая общественным сознанием, политически рискованна и чрева­та драматическими откатами общества назад. Следствием этого может быть дискредитация полити­ческого режима, ее институтов, модели и стратегии политической модернизации. При этом новая по­пытка общества начать процесс может разворачиваться в условиях еще более снизившегося стартово­го потенциала — экономического, политического, культурного и даже психологического в смысле нарастания в обществе таких деструктивных явлений, как социальная инерция, тотальное неверие, политическое отчуждение, меркантилизация и коммерциализация социальных отношений и т.д. Это причина многих несостоявшихся моделей политической модернизации. Примерами могут служить многочисленные «бархатные» и «цветочные» революции в странах Восточной Европы и постсовет­ского пространства. Республика Казахстан с момента провозглашения своего суверенитета «утвер­ждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого является человек, его жизнь, права и свободы» [7; 4].

В-третьих, отечественная модель политического транзита формируется на основе оптимального баланса национального и мирового опыта, синтеза культурно-цивилизационных, национально­государственных и общечеловеческих ценностей. При этом выбор политических приоритетов, фор­мулирование политической стратегии и разработка политических технологий осуществляются сквозь призму того комплекса ценностей, которые на данный исторический момент являются доминирую­щими.

Следует подчеркнуть принципиально важный аспект этого процесса — тягу к инновационности, которая в значительной степени определяет модернизационные устремления казахстанского общест­ва, уравновешивается тактичным и уважительным отношением к собственному культурному насле­дию. Складыванию оригинальной казахстанской модели политического развития также способствует и реинтерпретация национальных традиций, выстраивающаяся в соответствии со стратегическими приоритетами политического реформирования. Данное положение приобретает особую актуальность и значимость для Республики Казахстан, причем не только в свете исторического момента, пережи­ваемого в настоящем, но и в плане перспективного развития, характер и эффективность которого определяются особенностями «казахстанского пути». По нашему мнению, формирование отечест­венной модели политического развития не только обогатит мировую цивилизацию новым конструк­тивным опытом, еще одной оригинальной моделью самобытного политического творчества, но и по­зволит казахстанцам сохранить для потомков Отечество как культурно-историческую и политиче­скую ценность.

Список литературы

  1. Ильин И.А. Путь духовного обновления // Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг.: В 2-т. — Т. 2. — М.: Papor, 1992. — 512 с.
  2. Новый Казахстан в новом мире. Послание Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева народу Казахстана // Ка­захстанская правда. — 2007. — 1 марта. — С. 1-6.
  3. Назарбаев Н.А. На пороге ХХІ века. — Алматы: Өнер, 1996. — 389 с.
  4. Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. Казахстан на пороге рывка в своем развитии. Послание Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева народу Казахстана //Казахстанская прав­да. — 2006. — 2 марта. — С. 1-6.
  5. НазарбаевН.А. В потоке истории. — Алматы: Атамұра, 1999. — 317 с.
  6. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. — М.: АСТ: Транзиткнига, 2004. — 635 с.
  7. Конституция Республики Казахстан. — Алматы: Юрист, 2007. — 44 с.
Фамилия автора: С.Б.Алимова
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика