Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства в сфере авторских и смежных прав стран-участниц СНГ

Как показывает сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства стран-участниц СНГ, формы защиты интеллектуальной собственности от наиболее опасных форм интеллектуального пиратства, несмотря на сходство, имеющее историко-правовые и экономические корни, приобрели в последнее десятилетие ряд заметных отличий от казахстанского подхода. Данное обстоятельство не­сомненно должно учитываться не только с точки зрения обеспечения эффективного взаимодействия правоохранительных органов стран СНГ, но и совершенствования национального уголовного законо­дательства об ответственности за посягательство на интеллектуальную собственность на основе ана­лиза юридико-технического опыта «соседей».

Анализ уголовного законодательства государств ближнего зарубежья, предусматривающего от­ветственность за преступления в сфере авторских и смежных прав, представляет для Казахстана осо­бый интерес. Этот интерес обусловлен следующими основными причинами. Во-первых, страны ближнего зарубежья и Казахстан, являясь республиками в составе СССР, долгое время находились в едином правовом пространстве, имели общую школу уголовного права, схожее уголовное законода­тельство и схожие традиции правотворчества. Во-вторых, и в Казахстане, и в странах ближнего зару­бежья примерно в одно время возникла проблема необходимости совершенствования уголовного за­конодательства об охране авторских и смежных прав. В-третьих, Казахстан и еще 9 государств ближ­него зарубежья разработали Модельный уголовный кодекс для государств-участников СНГ. И для Казахстана представляет интерес, как решили проблему совершенствования законодательства об охране авторских прав государства ближнего зарубежья, насколько они отошли от положений Мо­дельного УК, в чем преимущества и недостатки конструкции статей УК стран ближнего зарубежья, предусматривающих ответственность за совершение преступления в сфере авторских прав, по срав­нению с конструкцией УК РК, ст. 184 «Нарушения авторских и смежных прав».

Прежде чем перейти к анализу уголовного законодательства государств ближнего зарубежья, представляется целесообразным рассмотреть, как решена проблема уголовно-правовой охраны ав­торских и смежных прав в Модельном уголовном кодексе для государств-участников СНГ.

Уголовная ответственность за совершение преступлений в сфере авторских и смежных прав предусматривает в ст. 161 «Нарушение авторских, смежных прав и прав патентообладателей», распо­ложенной в разделе 7 «Преступления против человека», главе 21 «Преступления против конституци­онных прав и свобод человека и гражданина».

Существенное отличие ст. 161 Модельного УК от ст. 184 УК РК заключается в том, что в соот­ветствии с Модельным УК такие действия, как присвоение авторства либо принуждение к соавторст­ву признаются преступлением независимо от наступления общественно опасных последствий.

В соответствии с ч.1 ст. 161 Модельного УК выпуск под своим именем чужого научного, лите­ратурного, музыкального или художественного произведения, а также чужой программы для ЭВМ или базы данных, либо иное присвоение авторства на такое произведение, присвоение авторства изо­бретения, а равно принуждение к соавторству, являются преступлением небольшой тяжести. В соот­ветствии с ч.2 ст. 161 Модельного УК незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а также незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленно­го образца, программы для ЭВМ или базы данных, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, если эти деяния умышленно или по неосторожности причинили крупный ущерб, яв­ляется преступлением средней тяжести. В соответствии с ч.3 ст. 161 Модельного УК действия, пре­дусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предвари­тельному сговору являются преступлением средней тяжести [1; 285].

Например, УК Российской Федерации 1996 г., в отличие от аналогичной ст. 184 «Нарушения ав­торских и смежных прав» УК РК 1998 г., содержит норму об ответственности за посягательства на авторские и смежные права — ст. 146 УК «Нарушение авторских и смежных прав», которая помеще­на в главу «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», которая находится в разделе «Преступления против личности».

Согласно данной статье УК РФ нарушение авторских и смежных прав признается: по ч.1 при­своение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правооб­ладателю. В ч. 2 ст.146 УК РФ незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фо­нограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере. В части 3 названной статьи устанавливается ответственность за те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или орга­низованной группой в особо крупном размере, лицом с использованием своего служебного положе­ния. Соответственно УК РФ содержит понятие крупного размера, если стоимость экземпляров произ­ведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смеж­ных прав превышает пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — двести пятьдесят тысяч рублей [2, 175].

Вступивший в силу 1 июня 2000 г. Уголовный кодекс Грузии ответственность за посягательство на авторские и смежные права предусматривает в ст. 189 «Посягательство на интеллектуальную соб­ственность», расположенной в разделе 8 «Экономические преступления», глава 25 «Преступления против собственности». В рамках данной статьи законодатель разграничивает: 1) присвоение автор­ства на объект авторских или смежных с ними прав, изобретение, полезную модель, промышленный образец, селекционное достижение, топологию интегральной микросхемы; 2) противоправное, в коммерческих целях использование объекта чужих авторских или смежных с ними прав, изобрете­ния, полезной модели, промышленного образца, селекционного достижения, топологии интегральной микросхемы или принуждение к соавторству на них; 3) деяния, предусмотренные частями 1-й или 2-й настоящей статьи: а) совершенные неоднократно; б) повлекшие значительный ущерб (понятие значи­тельного ущерба законодателем Грузии применительно к данной статье не определено) [3; 158].

В новом Уголовном кодексе Кыргызской Республики от 1998 г. предусматривается ст. 150 «На­рушение авторских, смежных прав и прав патентообладателей», расположенная в разделе 7 «Престу­пления против личности», главе 19 «Преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина»: 1) выпуск под своим именем чужого научного, литературного, музыкального или ху­дожественного произведения, а также чужой программы для ЭВМ или базы данных либо иное при­своение авторства на такое произведение, присвоение авторства и изобретения, а равно принуждение к соавторству; 2) незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а также незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, программы для ЭВМ или базы данных, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, если эти деяния умышлено или по неосторожности причинили крупный ущерб; 3) деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенные неоднократно, группой лиц по предвари­тельному сговору или организованной группой[1].

В Уголовном кодексе Азербайджанской Республики от 30 декабря 1999 г. ответственность за преступления в сфере авторских и смежных прав предусмотрена в ст. 165 «Нарушение авторских или смежных прав», расположеной в разделе 8 «Преступления против личности», главе 21 «Преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина»: 165.1. Незаконное использование объектов авторского или смежных прав, т.е. издание под своим именем или иное присвоение автор- ства на чужое научное, литературное, художественное или иное произведение, его незаконное пере­издание или распространение, а равно принуждение к соавторству, если эти деяния причинили зна­чительный ущерб; 165.2. Те же деяния, совершенные: 165.2.1. неоднократно; 165.2.2. группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, наказываются штрафом в размере от пяти­сот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда либо лишением свободы на срок до трех лет.

В отличие от УК РК законодатель Азербайджана устанавливает более мягкую ответственность за квалифицированные виды посягательств на авторские и смежные права (по УК РК — от двух до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой).

В статье 166 «Нарушение изобретательских и патентных прав» УК Азербайджанской Республи­ки предусмотрена ответственность за: 1. нарушение изобретательских и патентных прав, т.е. неза­конное использование изобретения и рационализаторского предложения, разглашение без согласия автора сущности изобретения и рационализаторского предложения до официальной публикации све­дений о них, присвоение авторства, принуждение к соавторству, если эти деяния причинили значи­тельный ущерб: 2.1. неоднократно; 2.2. группой лиц по предварительному сговору или организован­ной группой [4; 194].

Уголовный кодекс Республики Узбекистан 1995 г. в отличие от УК РК устанавливает ответст­венность за 3 формы посягательства на интеллектуальную собственность. Согласно ст. 149 «Наруше­ние авторских или изобретательских прав», расположенной в разделе 1 «Преступления против лич­ности», главе 7 «Преступления против конституционных прав и свобод граждан», наказывается: 1) присвоение авторства, 2) принуждение к соавторству на объекты интеллектуальной собственности,

3)   равно разглашения без согласия автора сведений об этих объектах до их официальной регистрации или публикации — штрафом от двадцати пяти до семидесяти пяти минимальных размеров заработ­ной платы или лишением определенного права до пяти лет, или исправительными работами до трех лет, либо арестом до шести месяцев. В этом случае законодатель Узбекистана последовательно отка­зывается от установления количественного критерия ущерба и включения соответствующего послед­ствия в объективную сторону рассматриваемого преступления [1; 378].

В новом Уголовном кодексе Республики Таджикистан, вступившем в силу 1 сентября 1998 г., предусматривается дифференцирование в рамках ст. 156 «Нарушение авторских, смежных прав и прав патентообладателей» ответственности, расположенной в разделе 7 «Преступления против лич­ности», главе 19 «Преступление против конституционных прав и свобод человека и гражданина», за:

1)   выпуск под своим именем чужого научного, литературного, музыкального или художественного произведения, а также чужой программы для ЭВМ или базы данных, либо иное присвоение авторства на такое произведение, присвоение авторства изобретения, а равно принуждение к соавторству;

2)   незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а также незаконное ис­пользование изобретения, полезной модели или промышленного образца, программы для ЭВМ или базы данных, разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной моде­ли или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, если эти деяния умыш­ленно или по неосторожности причинили крупный ущерб; 3) деяния, предусмотренные частью пер­вой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору [1; 405].

Законодатель Украины в новом Уголовном кодексе, вступившем в силу 1 сентября 2001 г., предусмотрел наиболее детализированную (в сравнении с УК иных стран-участниц СНГ) ответствен­ность за посягательство на интеллектуальную собственность. В ст. 176 «Нарушение авторского права и смежных прав», расположенной в разделе 5 «Преступления против избирательных, трудовых и иных личных прав и свобод человека и гражданина», установил ответственность за: 1) незаконное воспроизведение, распространение произведений науки, литературы, искусства, компьютерных про­грамм и баз данных, а равно незаконное воспроизведение, распространения исполнений, фонограмм и программ вещания, их незаконное тиражирование и распространение на аудио- и видеокассетах, дискетах, других носителях информации, а также иное использование чужих произведений, компью­терных программ и баз данных, объектов смежных прав без разрешения лиц, имеющих авторское право или смежные права, если эти действия причинили материальный ущерб в крупном размере;

2)   те же действия, если они совершены повторно или причинили материальный ущерб в особо круп­ном размере; 3) действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершен­ные должностным лицом с использованием служебного положения в отношении подчиненного лица [1; 458].

Согласно примечанию к ст. 176 материальный ущерб считается причиненным в крупном разме­ре, если стоимость экземпляров незаконно воспроизведенных или распространенных произведений, материальных носителей компьютерных программ, баз данных, исполнений, фонограмм и программ вещания, аудио- и видеокассет, дискет, других носителей информации или сумма дохода, полученно­го в результате незаконного опубликования, исполнения, показа или публичного обнародования про­изведений, компьютерных программ, баз данных, исполнений, фонограмм, программ вещания, про­дажи аудио- и видеокассет, дискет, других носителей информации в сто и более раз превышает не облагаемый налогом минимум доходов граждан, а причиненным в особо крупном размере — если их стоимость или сумма дохода в тысячу и более раз превышает не облагаемый налогом минимум дохо­дов граждан.

Анализ ст. 176 УК Украины позволяет выделить следующие основные отличия от ст. 184 УК РК. Во-первых, присвоение авторства и принуждение к соавторству не предусмотрены в УК Украины в качестве преступления. Во-вторых, если в диспозиции ст. 184 УК РК используется формулировка «незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перемещение или изготовление контрафактных экземпляров произведений и (или) фоно­грамм в целях сбыта, совершенные в значительном размере», то в диспозиции ст. 176 УК Украины подробно перечисляются объекты авторского права и смежных прав, а также действия, образующие их незаконное использование. Таким образом, изменение гражданского законодательства Украины, регламентирующего общественные отношения в сфере создания и использования объектов авторско­го права, практически не отражается на уголовном законодательстве. Тем самым диспозиции ст. 176 УК Украины придается больше не бланкетный, а описательный характер. Содержание понятий круп­ного и особо крупного размеров ущерба применительно к данной норме совпадает с содержанием тех же понятий, определения которых закреплены в ст. 176 УК Украины [5; 207].

В новом Уголовном кодексе Республики Беларусь ответственность за нарушения в сфере автор­ских и смежных прав предусмотрена в ст. 201 «Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав», разделе 7 «Преступления против человека», главе 23 «Преступление против кон­ституционных прав и свобод человека и гражданина»: 1) присвоение авторства либо принуждение к соавторству, а равно разглашение без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели, промышленного образца или иного объекта права промышленной собственности, а также сорта растения или топологии интегральной микросхемы до официальной публикации сведений о них; 2) незаконное распространение или иное незаконное использование объектов авторского права, смежных прав или объектов права промышленной собственности, а также сорта растения или топо­логии интегральной микросхемы, совершенные в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение или сопряженные с получением дохода в крупном размере; 3) дей­ствия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные повторно либо группой лиц по предварительному сговору, либо должностным лицом с использованием своих слу­жебных полномочий, либо повлекшие причинение ущерба в крупном размере.

В примечании к ст. 201 УК Республики Беларусь указано, что крупным размером дохода (ущер­ба) в настоящей статье признается размер дохода (ущерба) на сумму, в пятьсот и более раз превы­шающую размер минимальной заработной платы, установленный на день совершения преступления [1; 438].

В Уголовном кодексе Республики Молдова уголовная ответственность предусмотрена ст. 141/1 «Нарушение авторского права» в главе 4 «Преступления против политических, трудовых и других прав граждан»: за использование произведений литературы, искусства и науки, в том числе произве­дений иностранных авторов, без заключения договора с автором или его правопреемниками, наруше­ние законных и договорных условий использования этих произведений, присвоение авторства на чу­жое произведение, использование их любым иным незаконным способом, а также принуждение к соавторству, если эти действия совершены после применения мер административного взыскания или если причинен ущерб в крупных размерах, а равно умышленное уничтожение оригинала произведе­ния изобразительного искусства, скульптуры, рукописи или окончательного варианта оригинала аудиовизуального произведения, наказываются штрафом в размере до шестидесяти минимальных заработных плат [1; 352].

Из данного анализа мы видим, что в уголовном законодательстве стран СНГ нет единообразного подхода к определению места норм об уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав в системе уголовного права этих стран.

В уголовных кодексах Таджикистана, Беларуси, Азербайджана, а также Российской Федерации статьи о нарушении авторских и смежных прав законодателем помещены в главу о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Определение места статьям о нарушениях прав на интеллектуальную собственность в системе уголовного права не является только теоретической проблемой, поскольку от способа ее разрешения зависит психологическое отношение правоохранительных органов в предупреждении такого рода нарушений закона, а также формы и методы противодействия нарушениям закона в данной сфере деятельности.

Нет единого подхода и в установлении оснований и пределов уголовной ответственности в уго­ловных кодексах стран СНГ за нарушения авторских и смежных прав. Так, в уголовных кодексах Азербайджана, Украины и России установлена самостоятельная норма, предусматривающая от­ветственность только за нарушение авторских и смежных прав. При этом УК Узбекистана не пре­следует в уголовном порядке виновных за нарушение смежных прав.

В уголовных кодексах Таджикистана, Узбекистана, Украины не предусмотрена уголовная ответ­ственность за неоднократное нарушение авторских и смежных прав. Не включено в ст. 189 УК Гру­зии, ст. 149 УК Узбекистана, ст. 176 УК Украины такое отягчающее уголовную ответственность об­стоятельство, как совершение деяний, посягающих на интеллектуальную собственность группой лиц по предварительному сговору.

Повышенная уголовная ответственность за совершение таких деяний организованными пре­ступными группами не предусмотрена в УК Беларуси, Грузии, Таджикистана, Туркменистана, Узбе­кистана, Украины.

УК Беларуси содержит норму с административной преюдицией, согласно которой уголовная от­ветственность за нарушение права на интеллектуальную собственность наступает лишь после нало­жения административного взыскания за такое же нарушение.

«Конструирование норм с административной преюдицией неоднократно подвергалось критике в научной литературе и при этом отмечалось, что административные проступки и преступления раз­личаются качественно, а не количественно. Преступления — это общественно опасные деяния, а административные проступки не обладают криминальной общественной опасностью, хотя носят антиобщественный характер. Количество непреступных правонарушений не может перерасти в каче­ство преступлений, как сто кошек не могут приобрести качество тигра» [6; 83].

В Уголовных кодексах Таджикистана, Казахстана, Беларуси, а также в Уголовных кодексах Азербайджанской Республики, Украины составы преступлений, посвященные нарушениям авторских и смежных прав, сконструированы как материальные. Так, объективным условием для наступления уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав является для УК Таджикистана причинение крупного ущерба, для УК Азербайджанской Республики — причинение значительного ущерба.

Практически во всех УК государств-участниц СНГ за нарушение авторских и смежных прав установлены штрафные санкции, диапазон которых очень широк и колеблется от 25 минимальных размеров оплаты труда (ст. 149 УК Узбекистана) до 1500 минимальных размеров заработной платы (ч. 3 ст. 156 УК Таджикистана). А в УК Беларуси и Грузии размеры штрафных санкций за преступле­ния против интеллектуальной собственности не определены.

Максимальная мера наказания за посягательства на авторские и смежные права, совершенные при отягчающих обстоятельствах, в виде 5 лет лишения свободы предусмотрена в УК Беларуси, Ка­захстана, Таджикистана и России. Указанные деяния относятся во всех странах СНГ к преступлениям небольшой и средней тяжести (в УК Беларуси — к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности и менее тяжким).

В настоящее время Республика Казахстан является единственным государством в СНГ, в Уго­ловном кодексе которого предусмотрено дополнительное наказание в виде конфискации имущества за совершение преступления в сфере авторских и смежных прав.

Таким образом, в странах СНГ существует различный подход к определению места нор­мы об уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав в системе УК, конструи­рованию диспозиции нормы как материальной и формальной, разграничению ответственности за посягательства на различные объекты интеллектуальной собственности.

В связи с вышесказанным унификация и гармонизация уголовного законодательства госу- дарств-участников СНГ об ответственности за посягательства на интеллектуальную собственность являются важнейшим средством создания единой нормативно-правовой базы межгосударственного сотрудничества стран СНГ в этой области.

Основными поборниками прав интеллектуальной собственности являются Америка, Европа и Япония, на которые приходится 2/3 всех выданных в мире патентов. В США на 1 млн. населения этой страны приходится до 500 изобретений в год, в Японии — не мене 1000. Казахстан по количеству регистрируемых патентов на изобретения входит в тройку лидеров среди стран СНГ наряду с Рос­сией и Украиной. В Узбекистане, Кыргызстане и других центральноазиатских республиках патентов на изобретения выдается значительно меньше. Здесь видно, что Казахстан может, как минимум, стать лидером в научных достижениях и создании принципиально новых технологий, а как максимум — одним из центров новаторской мысли [7; 17].

Анализ уголовного законодательства стран СНГ предусматривающих ответственность за пре­ступления в сфере авторских и смежных прав, дает для Казахстанского уголовного законодательства большой материал для дальнейшего совершенствования ст. 184 УК РК. «Сравнение способно воору­жить юриста идеями и аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании только собственного права» [8; 246].

Анализ уголовного законодательства стран СНГ, предусматривающих ответственность за пре­ступления в сфере авторских и смежных прав, показывает, что Казахстанское уголовное законода­тельство, учитывая опыт развития уголовного законодательства стран СНГ включило все возможные меры защиты авторских и смежных прав.

Список литературы

  1.  Лозовицкая Г.П. Общий сравнительно-правовой комментарий и сравнительные таблицы уголовных кодексов госу- дарств-участников Содружества Независимых Государств (СНГ): В 2 ч. / Под. Ред. П. Г. Пономарева. — Саратов: Изд-во Саратовской гос. академии права, 2002. — Ч.2. — 682 с.
  2.  Уголовный кодекс Российской Федерации (по состоянию на 1 февраля 2007 г.). — Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2007. — 229 с.
  3. Уголовный кодекс Республики Грузия (в ред. Закона от 5 мая 2000 г. № 292-Пс). — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2001.—  226 с.
  4. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2001. — 285 с.
  5. Уголовный кодекс Украины. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. — 296 с.
  6. Кузнецова Н.Ф. Цели и механизм реформы уголовного кодекса // Советское государство и право. — 1992. — № 6. — С. 82-86.
  7.  Абдримов Б. Защита интеллектуальной собственности в Казахстане: проблемы и перспективы / Юрист. — 2005. — № 9 (51). — С. 15-20.
  8. ВолженкинБ.Н. Экономические преступления. — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 1999. — 388 с.



[1] Крупным ущербом в части второй настоящей статьи признается ущерб, в пятьсот раз превышающий минимальную месячную заработную плату, установленную законодательством Кыргызской Республики на момент совершения преступ­ления [1; 301].

Фамилия автора: Б.Б.Кощегулов
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика