Зарубежный опыт уголовно-правовой регламентации ответственности за проникновение в помещение, жилище

Берглэри, специфичный институт англосаксонского уголовного права, до издания Закона 1916 г. являлся преступлением по общему праву. По этому Закону его основными признаками были взлом и проникновение в чужое обитаемое помещение с целью совершения там тяжкого преступления (кра­жи, изнасилования и т.п.). Существовали две разновидности этого преступления — более тяжкое берглэри (т.е. ночное воровство со взломом), которое могло быть совершено только в период между 21.00 и 6.00 по среднему Гринвичскому времени, и хауз-брейкинг, которое являлось менее тяжким преступлением, заключавшимся в проникновении в дом со взломом.

Законодательное определение различных видов берглэри, носившее весьма технический харак­тер, создавало значительные трудности для применения его на практике. Сложности возникали и с терминологией Закона, в частности, с такими терминами, как «взлом» и «помещение». Взломом счи­талось, например, не только открытие запора с помощью отмычки, но и открывание окна, если пре­ступник проникал через него в помещение, и даже открывание двери ключом, забытым хозяином в замочной скважине. Квалификация действий обвиняемого в значительной степени зависела от харак­тера помещения, в которое проникал преступник, поскольку прежнее английское законодательство содержало подробное перечисление помещений, признаваемых «обитаемыми».

Закон о краже 1968 г. радикально реформировал этот институт. Согласно ч. 1 ст. 9 этого Закона лицо виновно в берглэри, если оно:

  • войдет в любое здание или часть здания, нарушая его неприкосновенность, с намерением со­вершить какое-либо из указанных преступлений (кражу, причинить тяжкий телесный вред, изнасило­вание или незаконно причинить вред зданию либо находящемуся в нем имуществу);
  • войдя в любое здание или часть здания, нарушив его неприкосновенность, украдет или попыта­ется что-либо украсть в здании или его части либо причинит или попытается причинить в нем како­му-либо лицу тяжкие телесные повреждения.

Закон предусматривает ответственность за два самостоятельных вида берглэри, при этом макси­мальный размер наказания за их совершение зависит от того, к какой категории относится здание. Если здание, о котором идет речь, является жилищем, виновный наказывается лишением свободы на срок до 14 лет и на срок до 10 лет, если преступление совершено в здании любого другого типа. Ис­ходя из максимального размера наказания за каждый вид берглэри, зависящего от того, является ли здание жилищем или нет, берглэри принято подразделять на два разных преступления: берглэри в жилище и берглэри в любом другом здании [1, 38].

Actus reus берглэри первого типа заключается во «вхождении» в жилище, однако Закон не рас­крывает данного понятия, и решение этого вопроса, как постановил Апелляционный суд в 1985 г. в деле Брауна, должно относиться к компетенции присяжных [1, 39].

Следует отметить, что несмотря на вынесенные судебные решения, по-прежнему существуют различные мнения о том, как следует квалифицировать действия преступника, если он, например, поднимается по водосточной трубе, открывает окно и пытается украсть находящиеся в комнате вещи, оставаясь за пределами здания (в этом случае действия обвиняемого можно квалифицировать и как покушение на берглэри, и как покушение на кражу).

Дискуссии, сопровождавшие принятие Закона 1968 г., относительно чуть ли не всех элементов берглэри, вероятно, никогда не прекратятся. Некоторые английские юристы высказывали свои со­мнения в целесообразности введения такого признака берглэри, как «нарушение неприкосновенно­сти» здания. В частности, в английской правовой литературе высказывается мнение о том, что обви­нение в берглэри может быть предъявлено лицу, вошедшему в магазин самообслуживания (в его ча­сы работы, т.е. на законных основаниях), но с целью совершить там кражу [2, 78].

Еще одно спорное положение Закона 1968 г. содержит разъяснение, согласно которому к строе­нию приравниваются также дом-фургон или судно, если они служат для постоянного проживания, независимо от того, находились ли там люди во время совершения берглэри. Однако невозможно дать однозначный ответ на вопрос: явится ли проникновение в него «берглэри в жилище», если дом- фургон используется в качестве жилища семьей только во время летнего отдыха или по выходным, а в остальное время стоит закрытым?

Аналогичным образом трактуются термины «нарушение неприкосновенности» и «здание» при­менительно к берглэри второго типа. Главное различие этих двух типов берглэри состоит в том, что во втором случае обвиняемый действительно должен совершить или попытаться совершить кражу в здании (или его части) либо причинить или попытаться причинить какому-либо лицу тяжкие телес­ные повреждения.

Законом 1968 г., помимо простого берглэри, предусмотрен и квалифицированный состав. Тяжкое берглэри совершает виновный, имеющий при себе любое огнестрельное оружие или его имитацию, орудие преступления либо любое взрывчатое вещество (ст. 10 Закона 1968 г.). Характерно, что для при­знания лица виновным в тяжком берглэри не требуется применения им названных средств: достаточно, чтобы оно имело их при себе в момент совершения преступления. Тяжкое берглэри преследуется толь­ко с обвинительным актом и наказывается лишением свободы, вплоть до пожизненного.

По общему праву берглэри — это взлом и вхождение (проникновение) в жилое, обитаемое по­мещение другого лица в ночное время с намерением совершить там фелонию.

Со временем понятие «берглэри» настолько изменилось, прежде всего за счет расширительного токования его элементов (по возможности, это будет показано ниже), что, по словам У.Лафейва и

О.Скотта, «современное преступление, известное под названием «берглэри», имеет мало общего со своим предком по общему праву».

Первоначально по общему праву требовалось, чтобы был «взлом» в обычном понимании этого слова. Затем постепенно он стал трактоваться более широко. Например, взломом считалось проник­новение в дом через трубу, через закрытые, но не запертые двери или окна и другими подобными способами, а также посредством обмана или угрозы применения силы («конструктивный взлом»). В итоге понятие «взлома» оказалось настолько размытым, что уголовное законодательство большинст­ва штатов отказалось от этого признака берглэри.

Также значительно эволюционировало понятие «вхождения». Сейчас совершенно не обязатель­но, чтобы субъект физически вошел в помещение. Достаточно моментального проникновения туда какой-либо части его тела (руки, пальца или ноги). «Вхождением» считается применение какого-либо приспособления для извлечения чего-то из помещения и т.п.

Если для проникновения в помещение использовался человек, не способный с точки зрения пра­ва совершить преступление (например, ребенок или невменяемый), то это считается «конструктив­ным проникновением» лица, его пославшего. Необходимо отметить, что между взломом и проникно­вением может быть разрыв во времени, например на сутки.

В отличие от «взлома», «вхождение», а точнее, «проникновение» получило законодательное за­крепление во всех штатах. Хотя нередко в уголовных кодексах указывается, что лицо виновно в берг- лэри, если оно законно проникает (входит) в помещение или остается там с целью совершения пре­ступления [1, 169]. Например, если оно прячется где-то в магазине и остается там после его закрытия, чтобы совершить хищение.

Весьма широко в настоящее время понимаются элементы «обитаемое помещение другого лица», особенно первый из них. Таким помещением считается жилище, даже если его обитателей нет там в течение длительного времени. Более того, совершенно не обязательно, чтобы помещение было оби­таемым. Ф.М.Решетников, ссылаясь на К.Поупа, пишет: «Понятие «обитаемое помещение» настолько расширилось в федеральных статутах и кодексах отдельных штатов, что включает в себя ныне и ма­газины, и гаражи, и склады» [3, 792]. К сказанному следует добавить, что по законодательству неко­торых штатов, например Калифорнии, перечень таких объектов весьма широк: кроме указанных вы­ше, и железнодорожные вагоны, и закрытый грузовой контейнер, и трейлер, и транспортное средство, и палатка, и шахта и другие объекты (§ 459 УК), которые предназначены или в принципе могут быть использованы для обитания людей. Даже телефонные будки решением суда в штате Колорадо стали объектом защиты по соответствующему закону о берглэри» [1, 234].

Что же касается требования общего права о том, что обитаемое помещение должно принадле­жать «другому лицу», то оно со временем утратило свое первоначальное значение [4, 143] и в совре­менные уголовные кодексы штатов не было включено.

Берглэри — «намерение совершить фелонию» в современном американском уголовном праве понимается шире, нежели по общему праву. Законодательство многих штатов предусматривает от­ветственность за берглэри, если у обвиняемого было намерение совершить любое преступление, т.е. не только фелонию, но и мисдиминор, как рекомендует Примерный УК. Правда, уголовные кодексы некоторых штатов сохраняют определенные ограничения: в них говорится о намерении совершить фелонию или кражу [1, 82] (§2911.12 УК Огайо, ст. 943.10 УК Висконсина или § 459 УК Калифор­нии).

Намерение совершить преступление в помещении должно существовать у лица во время про­никновения туда. И даже если намерение не было реализовано, такое лицо признается виновным в берглэри. По сути, на обвиняемого возлагается ответственность за неоконченное преступление. П.Робинсон, критически относящийся к институту берглэри, отмечает, что «это специальная кодифи­цированная форма покушения» [1, 160]. Осуждение за преступное вторжение [1, 162] и за покушение на совершение предполагаемого преступления было бы адекватной и надлежащей мерой наказания за поведение, составляющее берглэри, пишет он далее [1, 170].

Авторы Комментария к Примерному УК, также выступающие за упразднение института берглэ- ри, отвечают на этот вопрос так: нелегко отказаться от многовековой истории и глубоко укоренив­шейся в сознании законодателей англо-американской концепции берглэри [1, 170]. Поэтому разра­ботчики Примерного УК сформулировали в нем узкое (насколько это было возможно) определение берглэри, более приближенное к его понятию по общему праву (п. 1 ст. 221.1) [1, 169].

Берглэри 2-й и 1-й степеней — квалифицированные составы этого преступления. Определения берглэри 2-й степени в уголовных кодексах указанных штатов отличаются друг от друга, но имеют и определенные сходства. По УК Нью-Йорка (§ 140.25) и Алабамы (§13 А-7-6) это деяние имеет место, если совершается простое берглэри и исполнитель или другой участник для проникновения в поме­щение, находясь в нем или во время бегства оттуда:

  • а)  вооружен взрывчаткой или смертоносным оружием; либо
  • б)  причиняет кому-либо телесный вред; либо
  • в)  использует или угрожает немедленным применением опасного орудия; либо
  • г) показывает что-то, что можно принять за какое-либо огнестрельное оружие (по УК штата Нью-Йорк).

Альтернативой этому по УК Алабамы и Нью-Йорка является незаконное проникновение или на­хождение в жилище (dwelling) с целью совершения: в первом штате кражи или фелонии, во втором — любого преступления. Это последнее обстоятельство является единственным условием для наступле­ния ответственности за берглэри 2-й степени по УК штата Кентукки (ст. 511.030), которое там кара­ется лишением свободы на срок до 10 лет (фелония класса С). В штате Нью-Йорк берглэри 2-й степе­ни карается лишением свободы на срок до 15 лет (фелония класса С), а в штате Алабама — на срок до 20 лет (фелония класса В) [1, 171].

Российское, казахстанское законодательство об уголовно-правовой регламентации ответствен­ности за проникновение в помещение, жилище.

Незаконное проникновение — это тайное или открытое вторжение либо вхождение в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище с целью совершения кражи, грабежа или раз­боя.

Данный квалифицирующий признак может иметь место в тех случаях, когда умысел на хищение возник до фактического тайного или открытого незаконного вторжения.

Как незаконное проникновение в жилое, служебное, производственное помещение либо хранили­ще надлежит квалифицировать действия лица и в том случае, когда оно вторглось в них путем обмана по­терпевшего, выдав себя, например, за представителя власти, предъявив подложный документ в целях про­никновения. Обманное проникновение в помещение или хранилище с целью хищения имущества — это введение посредством различных приемов, ухищрений в заблуждение лица, ведающего имуществом или охраняющего его, и получение таким путем доступа к хранящемуся там имуществу (под видом сантех­ника, электрика, с предъявлением поддельного пропуска и т. д.) [5, 394-395].

Проникновение имеет место и тогда, когда виновным извлекаются похищаемые предметы без вхож­дения в указанные помещения с использованием технических средств и иных приспособлений.

Вторжение как способ проникновения может быть сопряжено с преодолением препятствий, с приложением виновным определенных усилий для получения доступа в помещение, с насильственным преодолением сопротивления лиц, находящихся в помещении или охраняющих его снаружи, путем про­лома пола, окон, дверей, потолка, путем подбора ключей к замкам и другими способами [5, 395].

Проникновение может быть осуществлено и просто путем появления виновного в том или ином помещении, вхождения в него, если это помещение оказалось незапертым либо с использованием времен­ного отсутствия хозяев.

Под помещением следует понимать как постоянное, так и временное, как стационарное, так и передвижное сооружение, предназначенное для размещения материальных ценностей.

Согласно п. 42 ст. 7 УПК РК под жилищем следует понимать помещение или строение для вре­менного или постоянного проживания одного или нескольких лиц, в том числе: собственные или арендуе­мые квартиры, дом, садовый гостиничный номер, каюту; непосредственно примыкающие к ним веранды, террасы, галереи, балконы, подвал и чердак жилого строения, кроме многоквартирного дома, а также речное или морское судно [6].

Если предназначено для постоянного или временного проживания, то это помещение жилое, а также его составные части, которые используются для отдыха либо хранения имущества; если оно предна­значено для выполнения производственных задач по выпуску товаров, — производственное; если для выполнения других, не связанных с производств обязанностей, — служебное.

Под хранилищем понимаются отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей строения, особые устройства, места или участки территории, которые специально оборудованы оградой или техническими средствами либо обеспечены охраной (например, предназначенные для хранения имущества или используемые в этих целях автомашины, передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы. кладовые, находящиеся под охраной железнодорожные платформы с грузом, огра­жденные или неогражденные охраняемые площадки и др.).

Участки территории (акватории), емкости, не предназначенные для хранения, но используемые в этих целях (например, бункеры комбайнов, открытые кузова и салоны автомашин, платформы и полува­гоны, которые не находятся под охраной либо не имеют приспособлений, препятствующих проникновению в них) к понятию «хранилище» не относятся [5, 398].

Действия виновного, похитившего составные части автомашины (автомагнитола и другие вмонти­рованные детали автомашины) квалифицирующего признака хищения с незаконным проникновением в хранилище не образуют [7].

Не следует относить к хранилищу сооружения, не являющиеся преградой, препятствующий сво­бодному доступу лица к находящемуся там имуществу (открытую платформу, баржу и т.п.), если к ним не приставлена охрана. Не относятся к хранилищу территории, предназначенные не для хранения матери­альных ценностей, а для выращивания какой-либо продукции (сады, огороды, бахчи, выпасы для скота, пру­ды для откорма рыбы и т.п.). Кассовые аппараты в помещениях обособлены, имеют запорные устройства, охраняются материально ответственными лицами, поэтому они относятся к хранилищам [5, 398].

Согласно внесенным в ст. 158 УК новеллам ранее действовавший квалифицирующей признак «совершение кражи с незаконным проникновением в жилище или иное хранилище» (п. «в» ч. 2 ст. 158 УК) был разделен на два самостоятельных признака: 1) кража с незаконным проникнове­нием в помещение либо иное хранилище; 2) кража с незаконным проникновением в жилище [8].

Право на жилище является одним из конституционных прав граждан. Посягательство на не­го, осуществляемое путем незаконного проникновения в жилище, гораздо опаснее для общества, чем незаконное проникновение в нежилое помещение или иное хранилище.

Исходя из указанных теоретических оснований законодатель предусмотрел незаконное про­никновение в помещение либо иное хранилище в качестве квалифицирующего признака (п. «б»

ч.  2 ст. 158 УК), а незаконное проникновение в жилище — как особо квалифицирующий признак части третьей ст. 158 УК [8].

Адекватного разделения п. «в» ч.2 ст. 161 и п. «в» ч. 2 ст. 162 УК не произошло. Такая ситуа­ция представляется не соответствующей требованиям логики.

В этой связи Р.Н.Хатыпов предлагает привести п. «в» ч. 2 ст. 161 и п. «в» ч. 2 ст. 162 УК в соответствие с теми новеллами, которые были внесены ФЗ № 133 от 31 октября 2002 г. в редакцию ст. 158 УК РФ, перенеся при этом новый особо квалифицирующий признак «совершение грабежа (разбоя) с незаконным проникновением в жилище» соответственно в ч. 3 ст. 161 и ч. 3 ст. 162 УК, а новый признак «совершение грабежа (разбоя) с незаконным проникновением в помещение ли­бо иное хранилище» оставить в пунктах «в» частей вторых статей 161 и 162 УК [9, 31].

Реализация внесенного предложения позволит сделать уголовную ответственность за кражу, грабеж и разбой более дифференцированной, создав, таким образом, предпосылки для более эффек­тивной борьбы с упомянутыми формами хищений.

В связи с введением нового особо квалифицирующего признака «с незаконным проникновением в жилище» предлагается дополнить ст. 145 УК РК (нарушение неприкосновенности жилища) приме­чанием, в котором сформулировать законодательное определение понятия жилища.

Предлагаемый вариант определения понятия жилища уже реализован в уголовном законодатель­стве России, где Федеральным законом от 29 марта 2001 г. внесено соответствующее примечание к ст. 139 УК РФ (нарушение неприкосновенности жилища). Согласно примечанию, под жилищем в данной статье и других статьях УК РФ понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входя­щее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное по­мещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного прожи­вания [8].

В юридической литературе предлагалось объединить составы этих преступлений (кража, грабеж, разбой) под одной статьей главы УК: «Хищения, совершаемые с проникновением в жилища», и она могла бы иметь такой вид:

  • Часть первая: Кража с проникновением в жилище.
  • Часть вторая: Грабеж с проникновением в жилище.
  • Часть третья: Разбой с проникновением в жилище, так как объект один и тот же — неприкосно­венность жилища [10, 87].

Российское и казахстанское законодательства не восприняли данную идею.

По УК РК одним из квалифицирующих признаков кражи, грабежа и разбоя является «незакон­ное проникновением в жилое, служебное или производственное помещение либо хранилище» (ст.ст. 175 п. «в», 178 п. «в»,179 п. «в» ч.2 УК РК).

По нашему мнению, необходимо выделить проникновение в жилище в отдельно квалифици­рующий признак, т.е. посягательство на жилище опаснее для общества, чем незаконное проникнове­ние в нежилое помещение или хранилище. Охрана жилища не всегда обеспечена, когда охрана част­ных фирм усилена.

Список литературы

  1.  Уголовное право зарубежных государств. Особенная часть. Учеб. пособие // Под. ред. проф. И.Д.Козочкина. — М.: Ка­мерон, 2004.
  2. РешетниковМ.Ф. Особенная часть уголовного права зарубежных государств. — М.: Изд-во университета дружбы на­родов, 1976.
  3. LaFave W., Scott A. Criminal law. West publication St. Paul. Minn., 1999.
  4. НикифоровБ.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. — М.: Камерон, 1990.
  5. Уголовное право Республики Казахстан. Особенная часть. Курс лекций: В 2 кн. Кн. 1. Т. 1-8. — Алматы: Жегі жаргы, 2006.
  6.  Кодекс Республики Казахстан от 13 декабря 1997 г. N 206. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан.(с изменениями и дополнениями) // Ведомости Парламента Республики Казахстан. — 1997. — N 23. — Ст. 335.
  7.  Нормативное постановление Верховного Суда РК «О судебной практике по делам о хищениях» от 11 июля 2003 г. (п. 14) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда КазССР, Пленума Верховного Суда РК, нормативных по­становлений Верховного Суда РК (1961-2004 гг.). — Алматы: Жегі жаргы, 2005.
  8. Уголовный кодекс Российской Федерации с изменениями и дополнениями на 10 марта 2005 г. — М.: Эксмо, 2005.
  9. ХатыповР.Н. Совершенствование законодательства // Уголовное право. — 2003. — № 10.
  10.  Донченко А.Е. Разбойное нападение с проникновением в жилище и смежные составы: Дис...канд. юрид. наук. — М., 1995.
Фамилия автора: Ш.С.Тогайбаева
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика