Иудейская правовая семья и правовые системы, входящие в ее состав

Современная социально-политическая ситуация в мире характеризуется подъемом религиозной активности. Данный процесс касается большинства стран мира. Это явление обусловлено отчасти кризисом материалистического мировоззрения и состоянием политической и социальной нестабиль­ности современного общества в настоящий момент. Примерами проявлений подобной активности могут служить: резко возросшая активность радикальных исламских организаций в странах Евразии движения типа «Хизб-уль-Тахрир; религиозный ренессанс на постсоветском пространстве, напри­мер, активная деятельность Русской православной церкви в Российской Федерации; активность на мировой арене государств, избравших религию в качестве основной идеологии, в качестве примера последних можно указать на Исламскую Республику Иран. Оживление религиозной активности в обществе не может не влиять на его институты, в частности, на право тех или иных государств. Меж­дународный процесс интеграции немыслим без правовой составляющей, что обуславливает увеличе­ние значения науки сравнительного правоведения. Сложнее всего процесс правовой интеграции про­ходит в области взаимодействия либеральной, западной по происхождению, правовой концепции, с семьями традиционного религиозного права. В частности, создание единой общемировой концепции прав человека затруднено в связи с тем, что данная доктрина является «продуктом развития западной социально-философской мысли, и она тесно связана с особенностями социального строя, сложивше­гося в Новое и Новейшее время в Европе и Северной Америке» [1, 85]. Данный факт во многом обу­славливает светский характер данной концепции и затрудняет ее инкорпорацию в религиозные сис­темы права. Это касается не только мусульманского права, но и других систем религиозного права: индусского, иудейского. Все это вызывает оживление интереса со стороны ученых-правоведов к сис­темам религиозного права. Более тщательное изучение систем религиозного права немыслимо без более полного освещения вопросов, касающихся понятий религиозная семья права, элементов данной правовой семьи, их места на правовой карте мира.

Изучением учения о правовых семьях вообще, и религиозных системах в частности, занимались такие советские ученые-правоведы, как В.Н.Денисов, Н.А.Крашенникова, М.А.Супатаев, Л.Р.Сюкия- нейнен, В.Э.Краснянский. В настоящие время изучением данной проблемы занимаются: А.Х.Саидов, М.Н.Марченко, Ф.М.Решетников, С.Боронбеков, В.В.Бойцова, Л.В.Бойцова. В Казахстане сравни­тельным правоведением занимаются А.К.Абельдинов, О.К.Копабаев, В. А. Малиновский, Е.И.Войце- ховский, Н.А.Ипатова.

К сожалению, в казахстанском сравнительном правоведении иудейское религиозное право оста­ется часто неосвещенным. Например, в программе курса «Сравнительное правоведение» Академия юриспруденции — высшей школы права «Адилет» [2, 12] данная тема отсутствует. В теме № 8 «Пра­вовые системы религиозно-нравственной ориентации. Мусульманское право, буддизм и примыкаю­щие к ним системы» иудейское религиозное право не упомянуто вообще. Нет данной темы и в Крат­ком курсе лекций по сравнительному правоведению Н. А.Ипатовой [3]. Хотя иудаизм является первой из так называемых авраамических [4] религий и существенно повлиял на ислам и христианство и со­ответственно на мусульманское право и христианское каноническое право, иудейское религиозное право изучено в казахстанском сравнительном правоведении, теории права и истории государства и права зарубежных стран недостаточно. Авраамические религии — монотеистические религии, про­исходящие из общей древнесемитской традиции, восходящие к откровению, данному Богом патриар- ху Аврааму (арабское Ибрахим). Все авраамические религии в той или иной мере признают Священ­ное Писание Ветхого Завета. К ним относятся ислам, христианство, иудаизм.

Во многом, на наш взгляд, это обусловлено тем, что в СССР исследования в данной области не проводились, отчасти по политическим мотивам, поскольку Израиль являлся главным противником советских союзников на Ближнем Востоке, а также в связи с тезисом о неизбежном исчезновении ре­лигии и соответственно религиозного права. Иудейское религиозное право, неотделимое от религии, в связи с этим трактовалось как пережиточное правовое явление. Кроме того, в советский период ев­рейское религиозное право считалось правовой частью доктрины сионизма, одного из идеологиче­ских противников коммунистической идеологии СССР в тот момент. В основном изучением иудей­ского религиозного права занимались зарубежные ученые-правоведы, как правило, евреи по нацио­нальности, многие из которых являлись раввинами, например, как один из ведущих специалистов данной области, М.Элон [5]. Элон (Феттер) Менахем, израильский юрист, ученый. В 1962 г. получил звание доктора права, в 1972 г. Элон стал профессором. Был одним из основателей и первым руково­дителем Института по изучению еврейского права (1963-71). В 1977 г. был назначен членом Верхов­ного суда Израиля, а в 1988 г. — заместителем председателя Верховного суда. М.Элон — один из крупнейших специалистов в области еврейского права. Основной труд М.Элона «Еврейское право. История, источники, принципы» (тт. 1-3, 1973; дополненное издание — тт. 1-4, 1988; русский пере­вод — часть 1, 1989, часть 2, 1998).

Также изучением иудейского религиозного права в разные периоды занимались Ш.Айзенштадт, А.. Гулак. Новый стимул исследований в данной области был связан с созданием государства Изра­иль. В 1970 г. в Университете Бар-Илан (Израиль) было открыто отделение еврейского права [5]. Во­обще в отечественной и зарубежной компаративистике (сравнительном правоведении) данное явле­ние изучено, на наш взгляд, недостаточно. Например, такой крупнейший зарубежный специалист в области сравнительного правоведения, как Р.Давид, не выделяет иудейское религиозное право среди основных систем современного права. Он пишет: «Иудейское право при всем интересе, которое оно представляет, оставлено нами в стороне, ибо сфера его влияния куда более ограничена. Следует ука­зать и на еще одно обстоятельство. Интернациональная солидарность евреев, в той мере, в какой она существует, никогда не выражалась в стремлении поставить иудейское религиозное право выше, чем действующее право страны, в которой они обладают влиянием. В этом плане иудейское право не иг­рает такой роли, как, например, мусульманское» [6, 26]. Данное утверждение, на наш взгляд, является спорным, поскольку в государстве Израиль иудейское религиозное право обладает существенным влиянием и именно в Израиле имеет место стремление со стороны ортодоксальных кругов, например, партии ШАС и Мафдал [7], поставить иудейское религиозное право выше, чем действующее право страны, в данном случае Израиля. Право современного Израиля не тождественно иудейскому рели­гиозному праву. Таким образом, вопрос о существовании правовой семьи иудейского права, право­вых систем, входящих в ее состав, места данной правовой семьи на правовой карте мира изучен в на­стоящий момент в казахстанской науке сравнительного правоведения недостаточно.

Каждое из независимых государств в современном мире обладает своим собственным нацио­нальным правом. Разумеется, существуют также случаи, когда в одном государстве одновременно действуют несколько правовых систем, которые находятся между собой в состоянии конкуренции. Например, в современной правовой системе Израиля сосуществуют и взаимодействуют нормы ново­го национального израильского законодательства, иудейского религиозного права и английского об­щего права. Влияние последнего можно усмотреть в таком факте, что в Израиле отсутствует писаная Конституция [5], как и в Великобритании, Канаде и Новой Зеландии. Влияние права Великобритании обусловлено тем, что с 1917 г. по 1948 г. территория современного Израиля являлась подмандатной территорией Великобритании. Кроме того, имеют место столкновения норм иудейского религиозного права и норм современного израильского законодательства, в частности, в вопросе об определении понятия «еврей», которое тесно связано с правом на репатриацию в Израиль [5]. Национальные пра­вовые системы сформулированы каждая на своем языке, используя различную юридическую тех­нику, и созданы для конкретного общества с весьма различными структурами, правами, верова­ниями [6, 18]. Кроме того, существуют религиозные правовые системы. К их числу относится и иудейское религиозное право.

Место и особенности правовых систем показывает правовая карта мира. Данное понятие являет­ся очень емким. Изучение всех его аспектов представляет особый интерес в науке сравнительного правоведения. В принципе можно говорить, что «сравнительное правоведение — это наука о право­вой карте мира» [8, 176]. Правовая, или юридическая, карта мира является основным объектом, на который направлено сравнительное правоведение. В связи с этим вопросы, касающиеся такой облас­ти, как количество правовых систем, их группировка по правовым семьям, имеют значительный на­учный и практический интерес для ученых-компаративистов (специалистов в области сравнительного правоведения). В современном сравнительном правоведении можно выделить два основных направ­ления классификации правовых систем, что обуславливает несколько различное понимание понятия правовой семьи. Первое из них связано с концепцией Р.Давида и понимает правовую семью как группу правовых систем, объединенных двумя критериями: идеологическими критериями (фактор религии, философии, экономической и социальной структуры) и критерии юридической техники [6, 176]. Второе представлено концепцией «правового стиля» германского юриста К.Цвайгерта и ос­новывает свою классификация на «стиле права», который складывается из пяти факторов: происхож­дение и эволюции правовой системы; своеобразие юридического мышления; специфические право­вые институты; природа источников права и способы их толкования; идеологические факторы [8, 305]. Обе концепции имеют свои достоинства и недостатки, но в целом они достаточно близки.

Под правовой семьей мы, опираясь на походы, данные вышеуказанными направлениями компа­ративистики, понимаем группу правовых систем, объединенных: общностью происхождения и эво­люции; представлениями о месте и роли права в жизни общества и государства; особенностями тео­рии и практики определения источников права; применяемой юридической техникой; идеологиче­скими основами права.

Исходя из всего вышеизложенного мы должны рассмотреть следующие вопросы:

  • -    о существовании правовой семьи иудейского религиозного права;
  • -    место данной правовой семьи в общепринятой классификации основных правовых семей;
  • -    правовые системы, входящие в состав правовой семьи иудейского религиозного права.

Для начала хотелось бы дать пояснения, касающиеся применения термина иудейское, а не ев­рейское религиозное право. Долгое время в русском языке, и соответственно в праве, употреблялся термин «еврей», однако в других языках данный термин тождествен понятию «иудей». Слова «ев­рей», «израильтянин», «иудей» исторически употреблялись как синонимы и были взаимозаменяемы. Отпадение от иудаизма и переход в иную веру, как правило, влечет за собой утрату права считаться евреем и утрату права на репатриацию в Израиль [5]. С другой стороны, принявший иудаизм нееев- рей (гер на иврите) является полноправным евреем и имеет право на репатриацию в Израиль [5]. Термин еврей в русскоязычном сознании связан с национальной составляющей. Однако иудаизм ис­поведуют не только этнические евреи, но иные этнические группы, например, геры [5] (русские по происхождению), крымские караимы [9, 98] (относительно происхождения, которых существует не­сколько гипотез). Неклассического (нераввинистического) иудаизма придерживаются караимы (не­однородная по своему происхождению конфессиональная группа, проживающая в Израиле, Украине, Литве, Польше) и самаритяне [5] (этноконфессиональная группа, проживающая в Израиле).

Часто считается, что иудаизм как религия узконационален. Но данный взгляд основывается час­то на недостаточном знании предмета. На самом же деле, иудаизм открыт для любого, кто хочет об­ратиться к Богу Израиля. Термин прозелитизм впервые был применен именно к лицам, обратившим­ся в иудаизм, не будучи евреями по рождению. До появления ислама и христианства, и даже в первые века их существования, обращение в иудаизм было достаточно распространенным явлением как для отдельных лиц, так и для целых народов. Примером первого случая может служить американский консул в Эрец-Исраеле (земля Израиля-иврит), назначенный в 1844 г. американским консулом в Ие­русалиме, квакер Уордер Крессон (1798-1860), в 1848 г. перешел в иудаизм, приняв имя Михаэль Крессон Бо'аз Исраэль [5]. Вскоре он стал видным членом еврейской общины. В качестве иллюстра­ции принятия иудаизма массово достаточно вспомнить обращение хазар в VIII веке н.э. [10, 448]. Из­менилось положение лишь позже, так как христианство и ислам рассматривали переход из их веры в другую как преступление; смертная казнь грозила как прозелитам, так и принявшим их. Это резко уменьшило число прозелитов, а те из христиан, кто, рискуя жизнью, переходил в иудаизм, как прави­ло, были вынуждены эмигрировать (с помощью евреев) в страны с иной религией. Однако данный процесс никогда не прекращался полностью. Отношение к прозелитам, как правило, положительное. Приведем слова рабби Шимона Бен Лакиш (3 в. н.э.): «Новообращенный дороже израильтянина.» [10, 234]. Следовательно, иудейское религиозное право не связано с понятием конкретной нацио­нальной группы. В настоящий момент, когда обращение в иудаизм не грозит в демократических странах прозелиту наказанием, а евреям — репрессиями, подобные случаи довольны часты. Однако религиозное право всех указанных трех групп — раввинистов, караимов и самаритян — базируется на единой идеологической основе, связано общностью происхождения и эволюции, представлениями о месте и роли права в жизни общества и государства; особенностями теории и практики определения источников права; применяемой юридической техникой. Поэтому мы считаем, что в отношении ука­занных правовых систем можно говорить как о составляющих частях иудейского религиозного права. Следовательно, термин «иудейское религиозное право» будет более точным, нежели термин «еврей­ское религиозное право».

Для выделения группы правовых систем в правовую семью необходимо наличие критериев, ука­занных нами в определении правовой семьи. Рассмотрим иудейское религиозное право с точки зре­ния данных критериев:

  • все три правовые системы, входящие в состав иудейского религиозного права, имеют общее происхождение, а именно представляют собой развитие религиозно-правовой традиции, воз­никшей на территории древней Палестины, которая затем перенесла неоднократное разделе­ние. Первый раз, при завоевании Самарии ассирийцами в 722-721 гг. до н. э., которое сопро­вождалось депортацией еврейского населения этого района в глубинные районы Ассирийской империи и поселением на их место «людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Хамата, и из Сфарваима» (II Ц. 17:24). Это событие в последующем повлекло появление самаритянской религиозно-правовой системы иудейского религиозного права. Второе разделение общей рели­гиозно-правовой традиции произошло в начале XVIII в. и породило караимскую религиозно­правовую систему [5];
  • все три религиозно-правовые системы не различают понятия светского и религиозного закона, считая, что вся жизнь общества должна строиться на основе предписаний религии. Идеальной формой государства считается теократия;
  • источниками права признаются священные книги. Для всех трех это Тора (у самаритян в своей редакции). Кроме того, важную роль как источники играют своеобразные кодексы, составлен­ные авторитетными религиозными деятелями. У раввинистов (основная масса исповедующих иудаизм) — «Арба Турим» и «Шулхан Арух», у караимов — «Аддерет Элияху»;
  • применяется одинаковая юридическая техника, например, ее средства: языковые (терминоло­гия на иврите); специально-юридические (презумпции, ссылки, отсылки, оговорки, примеча­ния);
  • идеологической основой всех трех систем является монотеизм, основанный на откровении, данном Богом пророку Аврааму.

Таким образом, все три правовые системы соответствуют требованиям, предъявляемым для объ­единения в одну правовую семью.

После того как мы обосновали наличие семьи иудейского религиозного права, необходимо обо­значить место данной правовой семьи в общепринятой классификации основных правовых семей. Достаточно удачной, на наш взгляд, является классификация, данная В.В. Лазаревым [4]. По класси­фикации, предложенной В. В. Лазаревым, иудейское религиозное право относится к семье религиозно­традиционного права. Данное утверждение основывается на том, что иудейское религиозное право, как и относимое В.В.Лазаревым в эту же семью мусульманское право, сконцентрировано на идеаль­ной правовой системе, не отделимой от религии.

В правовую семью иудейского религиозного права в настоящий момент входит три религиозно­правовые системы:

  • -    раввинистическая, которая объединяет подавляющее большинство исповедующих в той или иной форме иудаизм;
  • -    караимская, существенно уступающая предыдущей по числу приверженцев;
  • -    самаритянская, наименее значительная из трех, являющаяся своего рода религиозно-правовым реликтом.

На основании изложенного мы можем прийти к выводу, что семья иудейского религиозного права может быть выделена в науке сравнительного правоведения в отдельную правовую семью, входящую в семью религиозно-традиционного права.

 

Список литературы

  1. Максименко В.А. Категория прав человека в мусульманском праве // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. — 2004. — № 2. — Март-апр.
  2. Войцеховский Е.И. Программа курса «Сравнительное правоведение». Академия юриспруденции — высшая школа пра­ва «Адилет». Составлена в соответствии с Государственным обязательным стандартом образования ГОСО РК 3.07.020— 2001 по специальности высшего профессионального образования «021640 — Юриспруденция», утвержденным и введенным в действие приказом Министерства образования и науки Республики Казахстан от 29 мая 2001 г. № 400. — Алматы: Норма-К, 2004.
  3. ИпатоваН.А. Сравнительное правоведение. Краткий курс лекций. Учеб.-метод. пособие — Алматы: Данекер, 2004.
  4. Авраамические_религии. ru.wikipedia.org/wiki/.
  5. Электронная еврейская энциклопедия. eleven.co.il/? mode=article&id= 15166& query
  6.  Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с франц. В.А.Туманова. — М.: Меж­дунар. отношения, 1998.
  7. Политические партии Израиля.inaru.co.il/win d/polit d/pol partii. html
  8. СаидовА.Х. Сравнительное правоведение. — М.: Норма, 2006.
  9. Вихновия Л.В. Иудаизм. — СПб: Питер, 2006.
  10. Меляховецкий А.А. Энциклопедия заблуждений. Евреи. — М.: Изд-во ЭКСМО, 2004
Фамилия автора: А.О.Тажин
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика