К вопросу о концептуальных подходах при анализе правового сознания

Правосознание как объект философского анализа приобретает в последние годы несомненную актуальность, поскольку вновь осознана его роль в обеспечении социального равенства, справедли­вости, правопорядка.

Сегодня Республика Казахстан стоит на пороге важных социально-политических событий. За­вершен переходный период государственного строительства, что было подчеркнуто в выступлении Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева на открытии третьей сессии Парламента Респуб­лики Казахстан [1, 1-2].

Вступление в ВТО, вхождение в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран плане­ты — это шаги на пути становления Казахстана как центра стабильности и интеграции в среднеазиат­ском регионе. Это, в свою очередь, требует от казахстанского общества обязательного соответствия принципам прогрессивного развития и динамичного роста. Одним из предъявляемых требований вы­ступает формирование правосознания в качестве фактора внутренней стабильности общества.

Социально-философский анализ правосознания невозможен без обращения к его историко­философским корням. Исследование формирования современного понимания феномена правосозна­ния подводит теоретическое и методологическое основание последующего анализа сущности и осо­бенностей данного явления. Следовательно, логическим началом данной работы будет являться ис­следование тех концепций в сфере социальной философии, которые так или иначе рассматривали проблематику правосознания.

Еще И.Ильин писал, что «вся жизнь человека и вся судьба его слагаются при участии правосо­знания и под его руководством; мало того, жить — значит, для человека жить правосознанием, в его функции и в его терминах: ибо оно остается всегда одною из великих и необходимых форм человече­ской жизни» [2, 4].

В современной философии, юриспруденции, психологии, социологии правосознание понимается как комплексный феномен, не только охватывающий своим влиянием социально-правовую действи­тельность, но и оказывающий реальное воздействие на все сферы общественной жизни.

Без развитого правосознания немыслимы ни позитивные правовые реформы, ни построение полноценного гражданского общества, ни обеспечение внутренней целостности и внешней устойчи­вости государства.

В свою очередь, эти и другие социальные процессы являются залогом безопасного и стабильно­го государства. Как следствие, изучение правосознания, его сущности, закономерностей и динамики развития выступает основанием теоретической проработки проблематики построения правового со­циально ориентированного государства с устойчивыми параметрами прогрессивного развития.

Проблема правосознания вызывала определенный интерес со стороны многих философов, в ча­стности, Платона, Аристотеля, Т.Гоббса, И.Канта, Г.Ф.В.Гегеля и других. Если Платон и Аристотель исследовали правосознание в связи с анализом соотношения природного и политического в понятии справедливости, то Т.Гоббс в правосознании искал корни политико-правового устройства общества.

И.Кант и Г.Ф.В.Гегель пытались рассмотреть правосознание в контексте более широкого целого в связи с нравственностью, правом и саморазвивающейся духовной культурой (духом). Однако наи­более глубокие исследования по правосознанию предприняты в ХХ в., которые можно условно раз­делить на пять групп.

Первая группа включает в себя философские исследования общественного сознания, среди ко­торых наиболее значимыми представляются труды Г.М.Гака, Б .А. Грушина, Д.Гырдева, В Ж. Келле и М.Я.Ковальзон, А.Н.Книгина, А.К.Уледова, Б.А.Чагина и других. В них правосознание рассматрива­ется в контексте социальной философии.

В качестве главного достоинства этих исследований необходимо указать высокий теоретико­методологический уровень анализа правосознания как социального феномена. Вместе с тем в них не конкретизированы роль и место правосознания в построении безопасного общества и правового го­сударства.

Вторую группу составляют труды, посвященные философской проблематике права. Их авторы, в числе которых следует назвать С.С.Алексеева, Б.А.Кистяковского, Н.М.Коркунова, И.В.Михай­ловского, В.С.Нерсесянца, Л.И.Петражицкого, В.С.Соловьева, М.М.Сперанского, Е.Н.Трубецкого, Л.С.Явича и других, исследовали онтологические, гносеологические, аксиологические аспекты права, их сущность и признаки, связь права и общества, права и философии.

Детально проработаны вопросы правовой культуры, становления правового пространства, спе­цифики правовой реальности. Однако философскому анализу правосознания как социального фено­мена уделялось недостаточно внимания.

К третьей группе относятся те исследования в области теории права, в которых правосознание раскрывается с точки зрения правовой культуры как ее неотъемлемая часть и формообразующий элемент. В этом направлении работают С.С.Алексеев, М.Т.Баймаханов, Н.А.Биекенов, Н.Е.Еликбаев, Л.Н.Еликбаева, А.С Ибраева, Н.С.Ибраев, О.О.Лейст, М.Н.Марченко, В.С.Нерсесянц, А.С.Пиголкин,

В.Н.Хропанюк и другие.

Существенным достоинством подобных исследований является детальный анализ рассматри­ваемой проблемы в аспекте целостного понимания системы правовых явлений. Однако правосозна­ние рассматривается как понятие юридическое, имеющее узкоправовой характер. Его социальная природа остается вне поля исследования.

К четвертой группе относятся те исследования, которые ставят целью проанализировать сущ­ность, структуру и функции правосознания. Ценной представляется постановка проблемы правосо­знания в ракурсе его взаимосвязи с социальными процессами, а также взаимовлияния правосознания, позитивного права и социума в целом. Исследования Н.Л.Граната, И.Ильина, В.И.Каминской,

Н.И.Матузова, А.Р.Ратинова, И.Б Фарбера, Н.М.Юрашкевича и других носят социально ориентиро­ванный характер.

В них умело сочетаются теория и практика в постановке цели и в определении методологии ис­следования. Однако в них не раскрыты роль и место социально-правовой практики в разработке фи­лософского анализа правосознания как фактора формирования правового государства и безопасного общества.

Пятую группу представляют прикладные юридические и социологические исследования Г.М.Мукашева, В.С.Нерсесянца, С.И.Оспанова, Н.А.Сартаевой, Н.Я.Соколова, Н.В.Щербаковой, в которых изучены те или иные аспекты формирования, функционирования и анализа правосознания.

Вместе с тем правосознание, в особенности правосознание казахстанского общества, все еще не стало предметом изучения с точки зрения его формирования в русле современных политических и социально-правовых процессов.

Исходя из сложившейся традиции социально-философского исследования генезиса общества можно констатировать наличие двух сложившихся исторически концептуальных подходов, имеющих значение методологической парадигмы анализа проблемы. Это формационный подход, основы кото­рого были заложены К.Марксом, и цивилизационный подход, сформулированный О.Шпенглером,

А.Тойнби. Рассмотрим их подробнее.

Формационный подход основан на идее единства человеческой истории и ее генезиса. Он харак­теризуется признанием наличия стадий, фиксирующих исторически определенный общественный способ производства, систему общественных отношений, социальную структуру, в том числе классы и классовую борьбу. В «Лекциях по философии истории» Гегель впервые представляет всемирную историю как одномерное и линейное движение мирового разума: Восток, античный мир, христиан­ско-германская Европа. Однако специфической чертой формации как дефиниции социально­экономической стадии человеческой истории является универсальность в объяснении политических, экономических и других процессов.

Формация понимается не как методологическое обоснование конкретных экономических, исто­рических, философских исследований, а как матрица объяснения таких аспектов бытия общества, как структура отображения связей различных общественных подсистем, их организованности, соподчи- ненности. Здесь уместно отметить высказывание Ю.И.Семенова о том, что в схеме развития и смены общественно-экономических формаций, созданной К.Марксом, каждая формация выступает как об­щество вообще определенного типа и тем самым как чистый, идеальный социоисторический орга­низм данного типа [3, 55]. Изначально термин «формация» носил естественно-научный оттенок, от­ражающий изменяющийся характер материальных (затем — социальных) образований.

Поэтому, описывая в работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» этапы становления капи­талистического общества, Маркс обращает внимание на логику и сущностные особенности общест­венного процесса [4, 120]. Формационный подход обосновывает логику исторического процесса, его сущностные черты, потому формационный подход можно дефинировать как сущностный, субстан­циональный. В его основе лежит определение единого базиса общественного бытия и теоретическое формирование ступеней-стадий (формаций) исторического процесса в зависимости от этого базиса.

Говоря о цивилизационном подходе, следует, прежде всего, остановиться на его центральной особенности — отрицании единства истории человечества и его прогрессирующего развития. Под цивилизацией как критерием дифференциации человеческой истории понимается особое состояние общества, социум с единым геополитическим центром, который развивается, подобно организму, переживая стадии рождения, расцвета и смерти.

Данный подход близок естественно-научному пониманию организма как одновременно насле­дующему генетический набор своих предков, но в то же время достаточно автономному, чтобы вы­строить собственную судьбу, не схожую с судьбами предшественников. Таким образом, цивилизаци­онный подход к анализу всемирной истории больше опирается на признание аксиологического типа культурного самоопределения, нежели на абсолютизацию социально-экономических законов.

Такое понимание истории, как совокупности культурно-исторических типов (Н.Я. Данилевский) приводит исследователя к осознанию идеалистического характера хода человеческой истории, так как в нем не учитываются параметры материального (экономического) рода. В то же время упор де­лается на дух (душу), технологию, информацию и другие надматериалистические факторы генезиса цивилизации.

Различие оснований генезиса цивилизаций позволяет сделать вывод о его плюралистической природе, на основании которого цивилизационный подход иначе называют плюралистическим. В отличие от монизма формационного подхода, проявляющегося в выделении единого основания исто­рии, плюрализм не ограничивает цивилизацию в выборе направления ее развития. Однако в этом за­ложена идея несвязанности, автономности, уникальности каждой цивилизации. Здесь позитивным моментом выступает признание равноценности перед лицом истории каждой цивилизации — как древних, так и современных.

Формационный и цивилизационный подходы к изучению и объяснению истории человечества одинаково несовершенны и, несмотря на достаточно долгий срок их существования и наличие сто­ронников, имеют ряд недостатков.

Прежде всего, это типичный для любой схемы редукционизм, когда многообразие явлений под­гоняется под теорию, претендующую на универсальность. Ни формация, ни цивилизация не являются предельно обобщающими понятиями для исторической действительности, поэтому говорить об их адекватности генезису человечества, по меньшей мере, ненаучно.

Следующим недостатком данных подходов видится происходящая из редукционизма тенденция игнорирования весьма важных моментов. Для формационного подхода это ориентация на западный способ производства, игнорирование специфики восточного (азиатского) общества и государства. Недостаток цивилизационного подхода просматривается еще рельефнее — это отрицание преемст­венности, связь всех последующих цивилизаций с предшествующими.

Налицо также невозможность футурологической разработки данных подходов. Так, в формаци­онном до сих пор остается гипотетическим вопрос о неизбежности коммунистической формации. Для цивилизационного подхода вообще исторический прогресс невозможен, и мировая история предстает бесконечной чередой перманентных цивилизаций.

Неясной остается также роль социальных противоречий в ходе истории. Для формационного подхода она безусловна и является определяющей, однако рассматривается исключительно в форме социальных антагонизмов, т.е. подводится к абсолютному значению, в то время как преемственность означает включение предыдущей формации в последующую как предшествующего этапа. Для циви­лизационного подхода социальные противоречия остаются на уровне факторов гибели цивилизации, не приводящих к какому-либо качественному скачку.

Применительно к анализу сущности и особенностей правосознания, являющемуся целью данной работы, формационный подход не позволяет раскрыть его исторически целостный характер. Не слу­чайно в работе концептуально правосознание исследуется, начиная с древнейших исторических пе­риодов, поскольку такие понятия, как справедливость, законность, присущи правосознанию на лю­бом этапе его существования, выступают параметрами его соответствия социально-политическому бытию.

Касательно вопроса об адекватности применения цивилизационного подхода к исследованию правосознания, следует отметить, что он не позволяет показать динамичную, развивающуюся приро­ду правосознания как социального явления. Правосознание формируется в русле преемственности общественно-исторического процесса, что можно продемонстрировать на примере казахстанского правосознания, генетически исходящего от обычного права, шариата и романо-германской правовой системы как трех столпов современного правосознания.

Данные недостатки подходов с позиций формации и цивилизации определили выбор методоло­гической позиции в настоящем исследовании. Для того чтобы наиболее полно и адекватно цели и за­дачам отразить становление концепций и феномена правосознания, мы используем принципы кон­кретности и единства исторического и логического, с опорой на системный подход к исследованию социальных явлений.

Принцип конкретности в данном случае означает исследование правосознания как непосредст­венно данного социального феномена, имеющего конкретно-исторический характер. Этот принцип соответствует сущности правосознания как формы общественного сознания.

Принцип единства исторического и логического используется для раскрытия взаимосвязи сущ­ности и развития правосознания как целостного социального явления. Такое понимание позволяет автору опираться на ведущие концепции правосознания с тем, чтобы проследить его становление и в историческом аспекте, как развивающегося, динамичного явления, и в логическим плане, как внут­ренне целостного, взаимообусловленного, с социальным бытием общественного феномена.

Системный подход к исследованию социальных явлений позволяет автору рассматривать право­сознание как систему. Раскрытие структурной иерархии правосознания, в которой мы выделяем в качестве доминирующих функциональные компоненты, производится на основании системного под­хода и характеризует правосознание как сложное социальное явление, системность которого обу­словлена его взаимосвязью с обществом, культурой, государством, законом.

Поэтому правосознание должно рассматриваться с позиции целостного историко-философского анализа социальных явлений.

Список литературы

  1. Назарбаев НА. Модернизация государственного управления на принципах корпоративного управления, транспарент­ности и подотчетности обществу // Казахстанская правда. — 2006. — 2 сент. — № 203 (25174).
  2. Ильин И. О сущности правосознания. — М.: Рарогь, 1993.
  3. Социальная философия. Учебник / Под ред. И.А.Гобозова. — М.: Издатель С.А.Савин, 2003.
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд.. Т. 8. — М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1957.
Фамилия автора: С.А.Арыстамбаева
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика