Признаки института освобождения от уголовной ответственности

Анализ теоретических положений и материалов практики по институту освобождения от уго­ловной ответственности позволил сформулировать некоторые выводы относительно признаков рас­сматриваемого института.

При применении института освобождения от уголовной ответственности правоприменитель определяет содеянное преступным. Это значит, что вне зависимости от оснований освобождения от уголовной ответственности юридическая природа совершенных деяний остается неизменной — дея­ние рассматривается как преступление. Таким образом, освобождение от уголовной ответственности является институтом освобождения по нереабилитирующим основаниям.

Вопрос об освобождении от уголовной ответственности возникает только в том случае, если ли­цо совершило преступление, но есть объективные и субъективные основания для освобождения его от ответственности. Кроме того, в соответствии со ст. 3 УК РК освобождение от уголовной ответст­венности возможно лишь при условии, что деяние содержало признаки состава преступления.

Все виды освобождения от уголовной ответственности должны применяться строго индиви­дуально, при тщательном анализе качеств личности, при условии, что такое лицо может исправиться без применения уголовного наказания. На первый взгляд, этот признак представляется спорным, так как в данном случае амнистия, которая применяется к необозначенному количеству лиц, не будет подпадать под виды освобождения от уголовной ответственности. Однако в основании амнистии ле­жат определенные условия, которым соответствуют или не соответствуют лица, совершившие пре­ступление. При этом освобождение каждого лица рассматривается индивидуально, на основе изуче­ния личного дела обвиняемого или осужденного. Поэтому признак индивидуальности характеризует каждое из оснований освобождения от уголовной ответственности.

В качестве признака освобождения от уголовной ответственности следует отметить зависи­мость его применения от субъективной воли правоприменителя. Все виды освобождения от уголов­ной ответственности являются прерогативой усмотрения суда, прокуратуры, органов предваритель­ного расследования, кроме амнистии, что вносит некоторый субъективный элемент в данный инсти­тут и предоставляет судебно-прокурорским органам достаточно широкое поле для собственного мне­ния. Так, в ст. 65 УК РК используются слова «может быть освобождено от уголовной ответственно­сти, если.», что свидетельствует не об обязанности органа предварительного расследования или су­да освободить лицо от уголовной ответственности, а о праве правоприменителя решать вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности и праве применить данное основание для освобо­ждения или нет. Является ли это положительным аспектом законодательства, не создает ли это поле для коррупции и вынесения субъективных решений? На эти вопросы может ответить лишь судебная практика. Несмотря на то, что в некоторых видах освобождения от уголовной ответственности пре­дусмотрено, что правоприменитель при определенных условиях применяет данный институт, окон­чательное решение все же является волей уполномоченного органа.

Некоторые считают, что суд не должен в каждом случае совершения преступления небольшой или средней тяжести обсуждать возможность освобождения виновного. Если же после совершения преступления лицо добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, воз­местило причиненный ущерб или загладило вред, причиненный в результате преступления, то суд должен рассмотреть вопрос о целесообразности освобождения виновного от уголовной ответствен­ности, но не обязан его освобождать в каждом конкретном случае и должен учитывать иные обстоя­тельства, характеризующие личность виновного и совершенное им преступление.

На наш взгляд, эти вопросы должны быть решены на уровне законодательства. Следует точно обозначить, что суд, органы прокуратуры и предварительного расследования обязаны рассматривать вопрос о возможности освобождения лица от уголовной ответственности в случае совершения пре­ступления средней и небольшой тяжести. Это не означает обязанность освобождения от уголовной ответственности, но лишь обязанность рассмотрения вопроса о возможности такого освобождения.

Если не будет нормы, точно обозначающей обязанность уполномоченных органов рассматри­вать данный вопрос в процессе рассмотрения уголовного дела, достаточно сложно говорить о расши­рении процесса гуманизации, который в настоящее время является одним из важных направлений уголовной политики. Речь идет о том, что невозможно изменить устоявшееся мнение о том, что пре­ступление следует карать, если правоохранительные органы не имеют обязанности рассматривать вопрос о возможности применить к лицу, совершившему преступление, более мягкие меры. Данное положение обосновывает и тот факт, что за 2003-2006 гг. органами следствия и дознания прекращено 25283 уголовных дел, из числа которых по основанию освобождения от уголовной ответственности за примирением сторон — только 12520. В разрезе — наибольшее количество прекращенных дел в 2005 г. — 9963, за примирением сторон — 6229 против 3098 в 2003 г., что составляет 62,5 %. (За ана­логичный период по основанию — вследствие изменения обстановки — не прекращено ни одного дела.) В литературе указывается на то, что «по своему содержанию освобождение от уголовной от­ветственности означает освобождение не только от исполнения наказания, но также и от назначения наказания» [1, 260]. Развивая данное высказывание, отметим, что не только от назначения наказания, но и от иных структурных элементов уголовной ответственности, таких как судимость, условно­досрочное освобождение и т.п. Иначе условия амнистии будут отражать признаки освобождения от наказания, а не освобождения от уголовной ответственности.

Некоторые авторы указывают на то, что освобождение от уголовной ответственности возможно только по преступлениям небольшой и средней тяжести [2, 8]. Однако следует отметить, что такие основания, как освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, когда деяние перестало быть общественно опасным и в связи с истечением сроков давности не ограничи­ваются какими-либо категориями преступлений. Поэтому, на наш взгляд, данный признак нельзя от­нести к определяющим признакам освобождения от уголовной ответственности, хотя для большинст­ва из оснований освобождений он характерен.

Кроме того, предполагается, что освобождение от уголовной ответственности по нереабилити­рующим основаниям должно осуществляться с согласия лица, привлеченного к ней.

Освобождение от уголовной ответственности предполагает, что лицо освобождается от любых последствий, в том числе неоднократности. Речь идёт о том, что если лицо совершит преступление аналогичное или иное, ему не может быть вменен признак неоднократности преступлений.

Основанием освобождения от уголовной ответственности являются обстоятельства, отвечающие следующим условиям:

-   во-первых, обстоятельства должны быть существенные и необходимые для освобождения, ха­рактеризующие и личность, и преступника;

-   во-вторых, они характеризуют деяние преступника на момент совершения преступления и оценки её органами. Акцент делается именно на словосочетании «на момент совершения пре­ступления», так как, соглашаясь с позицией В.С.Егорова, считаем, что степень опасности соде­янного может с течением времени «как возрастать, так и снижаться» [2, 87].

Следует также отметить некоторые процессуальные вопросы института освобождения от уго­ловной ответственности. Освобождение от уголовной ответственности может происходить на стадии дознания, производства предварительного следствия или судебного разбирательства, но до вынесе­ния обвинительного приговора [3, 453]. То есть освобождение от уголовной ответственности воз­можно только до той поры, пока на лице лежит лишь обязанность понести уголовную ответствен­ность и она ещё не начала реализовываться. После начала её реализации можно говорить только об освобождении от уголовного наказания [4, 61].

В Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан имеется несколько норм, закреп­ляющих движения уголовного дела в связи с освобождением лица от уголовной ответственности. Отметим, что существуют некоторые положения уголовного и уголовно-процессуального законода­тельства, которые не вполне соответствуют и даже противоречат друг другу. Так, ст. 32 УПК РК ука­зывает, что примирение потерпевшего с подозреваемым или обвиняемым является обстоятельством, исключающим уголовное преследование, а ст. 67 УК РК говорит об основании освобождения от уго­ловной ответственности. Насколько совместимы, взаимодополняют и соответствуют друг другу тер­мины «обстоятельства, исключающие уголовное преследование» в уголовно-процессуальном и «основание освобождения от уголовной ответственности» в уголовном законодательстве? На наш взгляд, единообразие терминологии исключает многие ошибки правоприменительной практики и не­нужные термины для уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Также необходимо отметить, что «привлечение к уголовной ответственности или начальный момент возникновения или несения этой ответственности определяются моментом вынесения обви­нительного приговора суда», а действия уголовно-процессуального порядка — возбуждение уголов­ного дела, привлечение в качестве обвиняемого, избрание меры пресечения и другие, до момента вы­несения приговора, еще не означают, что подозреваемый или обвиняемый несёт уголовную ответст­венность. Процессуальное оформление происходит путем прекращения уголовного дела или отказа в возбуждении уголовного дела в виде соответствующего постановления, в зависимости от того, на какой стадии выносится данное решение. С момента вынесения указанного постановления прекра­щаются отношения между государством и лицом, совершившим преступление. Освобождение от уголовной ответственности означает отказ государства от своего права по привлечению уголовной ответственности и наказания виновного за содеянное.

Итак, институту освобождения от уголовной ответственности присущи общие признаки. Имеют­ся противоречия между уголовным и уголовно-процессуальном законодательством относительно применения данного института, и требуется приведение терминологии в единообразие.

Список литературы

  1. Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть. — 2-е изд., испр.и доп. — Алматы: Жеті жаргы, 2003.
  2. Егоров В.С. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. — М.: Московский психолого­социальный ин-т, 2002.
  3. Уголовное право. Общая часть: Учебник. / Под ред. В.Н.Петрашева. — М.: Изд-во ПРИОР, 1999.
  4. Песлякас В.Ч. Освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (по материалам Литовской ССР): Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Харьков, 1980.
Фамилия автора: О.А.Возняк
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика