К вопросу о происхождении татарского народа и его этнонима

Общеизвестно, что понятийный аппарат является основным языком любой науки, а также сред­ством отражения уровня развития самой науки. Поскольку к татарам применяют в науке такие понятия, как народ, народность, нация, этнос, диаспора, обратим внимание здесь на толкование их содержания, затем дадим разъяснение собственной позиции.

Понятие народ имеет несколько аспектов. Одно из них основано на общегражданской общности и относится к понятию «население страны» (или территории, например, народ Татарстана, татарстан- цы, татарский народ).

Другое значение этого понятия является синонимом этнической группы или национальности (например, казахи, татары, русские и т.д.). В данном случае татарский народ — это группа людей, которая разделяет общее название и элементы культуры, имеет представление об общем происхож­дении, общую историческую память и связывает себя с определенной территорией, обладает чувст­вом солидарности.

Научного определения термину «народность» в западной научной литературе нет. К.Маркс, Ф.Энгельс и В.Ленин считали эту категорию довольно неоднозначной и не давали ее точного опреде­ления. Советские ученые выделяли 2 типа этнических общностей: «демос» и «народность». В период перестройки они вновь выдвинули в качестве одного из основных типов этноса народность, которая складывается в результате разложения племенных отношений на базе общности языка, территории и развивающейся общности экономической жизни и культуры. Судя по отдельным публикациям, на­родности существуют и в настоящее время. По мнению ряда ученых, в Республике Казахстан, обра­зованной в декабре 1991 г., проживает более 30 народностей численностью, как правило, до 100 ты­сяч человек. Это аварцы, балкарцы, дунгане, карачаевцы, кумыки, лакцы, лезгины, табасаранцы, цы­гане и т.д. [1, 202]. Численность татар в Казахстане составляет свыше 248 тыс. человек, в связи с этим мы не относим их к народностям.

Термин «нация» употреблялся еще в древнее и средневековое время. Тогда им обозначали большие группы людей, связанные между собой общим происхождением, а также экономическими и политическими интересами. После Великой Французской революции определение нации дал

Э.Ренан. «Нация, по его мнению, — это, прежде всего выраженное стремление определенной группы людей жить вместе, сохранять наследство, полученное от прежних поколений, и стремиться к общей цели». В конце XIX начале XX вв. были выдвинуты еще 2 теории нации. Австриец О.Бауэр считал нацию «общностью культуры и характера, возникшей на основе общности судьбы». Исследователь К.Каутский считал основными признаками нации язык и территорию. В.Ленин критиковал теорию

О.Бауэра и отдавал предпочтение теории К.Каутского. В то же время В.Ленин так и не дал полного определения термину «нация». В советской исторической науке утвердилось определение «нации», данное И.В.Сталиным. Он считал, что нация складывается «... на базе общности языка, территории, экономической жизни и психологического склада, проявляющегося в общности культуры» [1, 209;

2,   88-91]. Но с середины 80-х годов ХХ в. это определение ученые стали подвергать критике и уточ­нять. Больше внимания они стали уделять социальным и этносоциальным признакам нации, отли­чающим ее от исторически предшествовавшей ей народности. В последнее время среди политологов и обществоведов распространилась теория нации, по которой она является типом этноса, характер­ным только для развитого общества [1, 209].

Этнос — слово греческого происхождения. В дословном переводе означает: в единственном числе — «племя, народ»; во множественном — «племена», народы» [3, 1574]. Любой этнос имеет свое этническое ядро — ту часть народа, которая проживает компактно на территории рождения на­рода. Но у этноса, как правило, есть и другие составные группы людей, не живущие по разным при­чинам на территории своего народа. Такие этнические группы в литературе представляются либо как этническая периферия конкретного народа, либо как этническая диаспора [4, 33].

Диаспора — слово греческого происхождения. В дословном переводе означает «рассеяние», т.е. расселение народа, к народам применяется с VI в. до н.э. Диаспора — это те части народа, которые живут за пределами рождения собственного народа, вне его исторической родины. Таким было пер­воначальное толкование в течение многих веков смысла слова «диаспора» [3, 393]. В 1992 г.

Н.А.Печерских в статье «Диаспора и этногенез», рассуждая о диаспорах, предложил различать среди них два вида: классическую (внешнюю) и внутреннюю диаспоры. Представители классических (внешних) диаспор, естественно, проживают за пределами рождения своих народов, а представители внутренних диаспор находятся на территориях исторической родины своего народа [4, 33].

Близко по смыслу к суждениям о классических диаспорах, данным в статье Н.А.Печерских, встретилось определение в работе доктора наук Г.М.Мендикуловой. В её формулировке, диаспора — это «группа этнического меньшинства, переселившаяся, проживающая и действующая в принявшей её стране, но и имеющая сильные сентиментальные и материальные связи со стороной происхожде­ния». Диаспора, по мнению Г.М.Мендикуловой, создается мигрантами, поменявшими место житель­ства безвозвратно или временно, но на достаточно длительный срок [5, 14].

Виктор Шнирельман в 1999 г. в статье «Мифы диаспоры» утверждает, что диаспора — это «не любое расселение за пределы изначального этнического ареала, а лишь то, что происходило вынуж­денно, под давлением каких-либо неблагоприятных обстоятельств (война, голод, насильственная де­портация и пр.)» [6, 6]. Отчасти мы согласны, что представители татарской диаспоры покидали свою родную землю в поисках лучшей жизни, укрываясь от царских властей. А как быть с татарами, прие­хавшими в Казахстан в советское время по призывам партии и комсомола для участия в строительст­ве промышленных предприятий и освоении целины? Многие из них остались на гостеприимной ка­захской земле, найдя здесь свою вторую Родину. На наш взгляд, учитывать только неблагоприятные обстоятельства переселения какого-либо народа на территорию другого государства в данном случае будет не совсем точным.

Проанализировав взгляды названных выше ученых, мы считаем, что диаспора есть националь­ное меньшинство, образованное на территории другого государства (союзной республики) в резуль­тате миграции населения, вызванной не обязательно негативными условиями проживания на своей исторической Родине. В составе Советского Союза, объединявшего 15 союзных республик, татары, проживающие на территории КазССР, были по отношению к татарам Российской Федерации внут­ренней диаспорой. Но после распада СССР и с образованием независимой Республики Казахстан та­тарская диаспора, проживающая на ее территории, является теперь по отношению к татарам России внешней диаспорой.

Исходя из приведенных выше определений мы также считаем, что понятие «татарская диаспора» имеет отношение в основном к странам дальнего и ближнего зарубежья, т.е. и к Казахстану тоже. А вот в отношении Саратовской, Астраханской, Волгоградской, Самарской, Нижегородской областей и

Сибири использовать это понятие нельзя, так как в этих регионах татары являются коренными жите­лями.

Суммируя все сказанное о понятиях, применяемых к внутренней градации любого народа, под­черкнем: из всех определений на этот счет менее спорными сегодня выглядят те, что раскрывают суть понятий «этнос» и «диаспора».

История этногенеза любого народа неотделима от этимологии его этнонима. Вопрос о происхо­ждении этнонима «татары» не раз рассматривался в досоветской и советской историографии. Еще ученые дореволюционного периода П.Рычков, В.Григорьев, Г.Алисов, выдающиеся русские истори­ки Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев и В.О.Ключевский писали, что булгарский народ назвали татарами в результате исторического недоразумения. Русский революционер-демократ Н.Г.Чернышевский, хорошо знавший татарский язык, изучал историю татарского народа на его родном языке. В итоге он пришел к выводу, что потомки тех племен, которые жили на территории Крымского, Казанского, Ас­траханского и Сибирского ханств, были покорены Батыем так же, как и русские, и что татары — это булгары и смешивать их с монголами неправильно [7, 66-67].

Это мнение высказывали и зарубежные ученые — Сигизмунд Герберштейн (XVI в.), Адам Олеа- рий (XVII в.) и Александр Гумбольт (XIX в.).

В советское время вопрос об этимологии названия народа «татары» не раз выносился на обсуж­дение учеными — историками и лингвистами. В апреле 1946 г. на заседании научной сессии при АН СССР рассматривался вопрос об этногенезе народов СССР, в т.ч. и татар. Итогом обсуждения ученых была мысль о том, что современные татары не имеют никакого отношения к монголам. Они являются прямыми потомками булгар. А этноним «татары» в отношении к ним является ошибкой.

В последние годы этот вопрос также не раз поднимался учеными. Их взгляды на происхождение названия народа «татары» различны. Одни считают, что слово «тат» — это гора, а ар — жители, зна­чит татары — это жители гор (А.Сухарев) [7, 17], другие слово «тат-дат-йат» переводят как чужой, а «эр-ар-ир» — «человек», люди, т.е. чужие люди, люди другого племени [8, 357]. Некоторые выводят это слово из «тептер» (персидское слово дэфтэр), что значит «записанный в список», т.е. колонист (О.Белозерская). Есть попытки объяснить происхождение названия народа «татары» от тунгусского слова та-та, что значит «стрелок из лука», тянуть [7, 17].

Д.Е.Еремеев связывает происхождение этнонима «татары» с древнеперсидским словом «тат», т.е. «иранец», говорящий по-ирански. Позже этим словом стали называть всех чужаков.

И все-таки некоторые ученые считают, что ничего общего в этимологии слов «татар», «типтяр» и «та-та» нет. Большинство ученых сходятся на том, что слово «татар» происходит от китайского слова та-та или да-да. А так как некоторые китайские племена имели сонорный звук «р», то произно­сили это слово как «тар-тар» или «та-тар». Этим словом китайцы называли воинственные племена, жившие к северу от их территории.

Из всех племенных названий монголов, участвовавших в походах Батыя на Россию и Европу, как утверждал казахский ученый М.Тынышпаев (в 20-е годы ХХ в.), в память европейцев врезалось слово «татар», которое они переделали в «тартар». Отсюда пошла по Европе легенда, что страшные монголы с их плоскими лицами и узкими глазами — выходцы из Тартара, подземного царства. А с легкой руки французского короля это название продержалось в Европе до XVII в. [9, 39].

Сами монголы не принимали имени «татары», ставя себя выше других. Об этом свидетельству­ют в своих воспоминаниях очевидцы: венгерский монах-миссионер Юлиан и фламандский путешест­венник Гильом Рубрук, лично побывавшие в Монгольской империи [10, 96-97].

В результате распада Монгольской империи при хане Берке (1255-1266 гг.) Золотая Орда стала самостоятельным государством. Основным населением ханства были булгары, хазары, кыпчаки и другие тюрки. И лишь ханы и часть аристократии были монголами. Ввиду того, что основными жи­телями ханства были тюрки, то в первой части названия государства употребляли слово тюрко-.... А по причине того, что родоначальник Великой империи был из рода кара-татар, то во второй части названия ханства Золотой Орды употребляли слово «татарский» или «монгольский». Таким образом, название династии перешло и на название народа Золотой Орды [11, 15-17].

После распада Золотой Орды феодальная верхушка, военно-служилые группы и чиновничье со­словие, происходившие в основном из золотоордынских татар кыпчакско-ногайского происхождения, стали называть себя татарами. Именно они сыграли значительную роль в распространении этнонима «татары». После падения ханств этот термин из среды феодальной верхушки постепенно был перене­сен в среду простонародья. Но этот термин закреплялся с трудом, так как среди самих золотоордын- цев он был непопулярным. Русские стали называть население Волжско-Камского края татарами по­сле блестящих побед Казанского ханства над ними. Тем самым казанские татары заслонили собой татар Золотой Орды, и свое прежнее отношение к ней русские перенесли на Казанское ханство и его население [11, 21]. Казанцы это название считали обидной кличкой. С XVIII-XIX вв. в русских и за­падноевропейских источниках татарами называли почти все нерусские народы, проживавшие на Вос­токе Российской империи. Профессор Вамбери в «Истории Бухары» в начале ХХ в. называл татарами и туркестанцев. Без основания русские называли татарами алтайских тюрков, не имевших никаких связей с татарами [9, 39]. Тем самым они выражали свое пренебрежительное отношение ко всем на­родам, живущим к востоку от них.

Во второй половине XV в. наряду с этнонимом «татары» часто использовали название народа «булгары» и «бессермены». «Бессермены» — «бусурманы» — это искаженная форма слова мусуль­мане, так как татары были мусульманской веры. В татарских источниках того времени татар часто называли «мусульмане», но это не этноним, а своего рода религиозный термин, употребляемый в противовес иноверцам.

В Волго-Уральском регионе живущие там финские племена по-прежнему продолжали называть татар «болгарами», мари — «суасами», а вотяги — «бигерами», т. е. болгарами. До второй половины

XIX   в. среди волжских татар еще функционировали многочисленные локальные этнонимы: у волго­уральских татар — мишэр, типтэр, керэшен, нагайбек и др.; у астраханских татар — юрт татарлары, иугай, карагаш и т.д.; у сибирских татар — себер татарлары (себерэк), тоболлык туралы, бохарлы и пр.; у крымских татар — нугай, тат, крым татарлары (крымлы); у литовских татар — литва татарла- ры, мослим. И лишь во второй половине XIX в., в результате роста национального самосознания и осознания своего единства, произошел отказ от локальных самоназваний во имя обретения общего этнонима «татары». Этот этноним был наиболее распространен, поэтому и был взят за основу. Но и в начале ХХ в. этот процесс все еще не был завершен. Среди части сибирских татар бытовал этноним «бухарцы», а у астраханских татар — «ногайцы». Да и у волго-уральских татар по переписи населе­ния 1926 г. татарами считали себя 88 % того населения Европы, которое было принято считать тата­рами [12, 11]. Главной причиной этого являлась незавершенность консолидационных процессов сре­ди татар в тот период.

В развитии любого, в том числе и татарского этноса можно выделить несколько этапов его этно­генеза. Первый — когда формирование этнических общностей происходило в условиях первобытно­общинного строя; второй — когда в условиях перехода от доклассового общества к классовому про­исходит формирование народности; и третий — когда в условиях развитого классового общества в результате взаимодействия нескольких, преимущественно сложившихся этносов или их частей про­исходит складывание новой общности.

Предками современных тюрков, в том числе и татар, являются древние тюрки. Шакарим Кудайбердиулы, высокообразованный для своего времени человек, в своих работах использует дан­ные китайских летописей, работы ученых В.В.Радлова, Н.Я.Аристова и других. Изучая родословную тюрков, он пришел к мысли, что предки тюрков произошли от племени «со» или «сет», которое впо­следствии разделилось на 4 ветви. Первая ветвь поселилась на р. Кукубанды (по русски — команы), вторая — в междуречье Апу и Ганн (Абакан и Енисей), третья — осталась на р.Чу, а четвертая посе­лилась в верховьях р. Чу. Китайцы называли их тукю. Подчинив другие племена, в VI в. они создали Тюркский каганат, простиравшийся от Алтая до Крыма [13, 14-15]. Со временем Тюркский каганат распался на Восточный и на Западный. Одни тюркские племена подчинились восточно-тюркским ханам, а чуйцы и теле стали подвластны западно-тюркским ханам и вошли в состав 5 аймаков дулу. Княжество Булгария произошло от рода Дуло [13, 34].

В VI в. в Приазовье и в междуречье низовьев рек Волги и Дона был создан сильный союз бул- гарских племен, военные походы которого беспокоили даже могущественную Византийскую импе­рию. Но уже в 1-й половине VII в. союз распался. Часть булгар под напором хазар ушла на Дунай. Впоследствии они дали название славянскому государству Болгария. Другая часть булгар ушла на север и заняла территорию Среднего Поволжья и Прикаспия. Смешавшись с местными племенами, они положили начало новому государству — Волжская Булгария.

Кроме булгар (этноним имеет значение «речные люди»), в формировании татарского народа принимали участие и древние кангары — печенеги, гунны, хазары. В их состав вошли и другие древ­ние тюркские племена: чуваши-веда, тюркизированные марийцы, мордва и удмурты [14, 33-34].

Однако надо особо сказать о татарском компоненте, который пришел на Волгу из Центральной Азии вместе с монголами, вошел в состав булгаро-татарского народа, но в силу своей малочисленно­сти был быстро ассимилирован среди местного населения.

Татары принадлежат к тюркоязычной группе Алтайской семьи. Тюркский народ, организован­ный в государственную форму, известен еще за 200 лет до РХ. Союзы древнетатарских племен под названием «огуз-татар» и «токуз-татар» известны по орхоно-енисейским руническим письменам на могильных камнях VII-VIII вв. Огуз-татары были впервые упомянуты на похоронах основателя Тюркского каганата Бумын-кагана и одного из его преемников, Истеми-кагана, которые во второй половине VII в. вели сражения против тю-гю (тюргешей) под руководством Ильтерис-кагана. Обо всем этом написано на памятнике полководцу — принцу Кюль-Тегину, умершему в 731 г. [10, 93]. Сын Ильтерис-кагана Бильге-каган в 722-723 гг. вел войны против огузов и токуз-татар. Об этом из­вестно по надписям на могильном камне Бильге-кагана, брата Кюль-Тегина, скончавшегося в 734 г. В VIII в. древние татары потерпели поражение в войне с уйгурами. Одна их часть осталась в Централь­ной Азии (именно о них в IX в. пишут китайские источники, называя их «та-тань» или больше «да- да»), а другая ушла на запад, войдя в состав Восточного тюркского каганата. В VIII в. войско этого тюркского каганата насчитывало около 30 тысяч татар [15, 13].

На территории Западной Сибири и Прииртышья впоследствии был образован Кимакский кага­нат. Большую роль в его создании и развитии сыграли не только кыпчаки, ажлады, баяндары, имаки и др., но и татары [15, с.13].

Северо-восточную часть современной Монголии и примыкающие к ней области степного Забай­калья делили между собой татары и монголы. До XII в. татарами называли целую группу из 30 круп­ных родов, к этому времени эта народность усилилась и заняла господствующее положение во всей Восточной Монголии. Поэтому китайские географы стали называть татарами всех центральноазиат­ских кочевников, в том числе и монголов.

Татар в средние века, как отмечает Л. Н.Гумилев, делили на «белых», «черных» и «диких».

«Белые» татары кочевали южнее пустыни Гоби и несли там пограничную службу. Большую их часть составляли тюркоязычные онгуты и монголоязычные кидани. «Черные» татары, в том числе кераиты и найманы, жили в Степи, занимались скотоводством и постоянно воевали с соседними пле­менами. «Дикие» татары промышляли охотой и рыбной ловлей в Южной Сибири. Между «черными» и «дикими» татарами жили монголы как переходное звено между ними.

«Белые» татары были более «тонкой» наружности, вежливы и почитали родителей, в общении с людьми они были душевны. А у «диких» и «черных» татар были широкие лица и большие скулы. Глаза без ресниц, борода редкая. Словом, последние по своей наружности больше были монголоида­ми [16, 433].

Китайский историк Мын-Гун, живший в XIII в., считает, что все они говорили на разных языках: белые татары — на тюркском, черные — на монгольском, а дикие или водные татары — на мань­чжурском [17, 107], что не позволяет, на наш взгляд, относить их к одному народу.

В древние времена взаимоотношения монголов с татарами были сложными и со временем пре­вратились в кровную вражду. Причиной этого была смерть Есугей-богатура, отца Чингиза, убитого татарами (правда, до конца этот вопрос так и не выяснен). «Великий хан» стал кровным врагом татар и постоянно стремился их уничтожить, подчинить и ассимилировать. Чингиз-хан был вождем монго­лов. Осуществляя свои завоевательные планы, монголы в передовые отряды включали татар и, не жалея их, ставили в самые опасные места.

Первым ханом Золотой Орды был внук Чингиз-хана Батый. Его 600-тысячное войско, с которым он явился в Восточную Европу, состояло в основном из тюрков. И лишь только 10-я его часть — из монголов. В свою армию они включали завоеванные ими народы и заставляли их называться ненави­стным именем «татар».

В последующие века происходит рост национального самосознания булгаро-татар. Они не раз одерживали блестящие победы в войнах с Москвой. Но многочисленные войны сыграли определенную роль в ослаблении Казанского ханства и в нарушении стабильности в нем. Кроме того, правительство Ивана Грозного умышленно вносило разброд в среду казанской знати. Предложения Суюмбике о мире не нашли поддержки у русского княжества. В итоге Казанское ханство было разгромлено и в 1552 г. вошло в состав Российской империи. Последующая политика России, направленная на уничтожение булгаро-татарского народа, а также насильственная христианизация татар привели только к сплочению и укреплению духа татарского народа. То же происходило и с татарами, проживающими на территории Астраханского и Сибирского ханств, также вошедших в состав Российского государства. Оставшееся в живых и не переселившееся с этих земель на восток татарское население постепенно начало восстанав­ливать хозяйство. Со временем русское правительство стало допускать местных феодалов к низшим ступеням государственной службы, разрешило булгаро-татарам заниматься торговлей. В условиях на- ционального гнета со стороны русских феодалов татарскому народу удалось сохранить свой язык, свою национальную культуру и обычаи. Все это привело к тому, что в эпоху развитого и позднего средневе­ковья (в начале XVIII в.) сложилась татарская народность.

Формирование татарской нации начинается во второй половине XIX в., а заканчивается в основ­ном в начале ХХ в., в результате консолидации средневолжских — приуральских, астраханских и си­бирских татар. Консолидация этих локально-территориальных групп татар в единую нацию произошло в силу их раннего вхождения в состав Русского государства, близости этнических территорий, этниче­ского смешения, языкового и культурно-бытового сближения и усвоения общего татарского самосоз­нания. Лидирующее положение среди них, в силу своей численности, заняли средневолжско- приуральские татары [18, 44].

Некоторые ученые оспаривают сегодня выделение татар в качестве единого этноса. В настоящее время самыми многочисленными являются татары Среднего Поволжья и Приуралья. Но существуют еще астраханские и сибирские татары, которые, в свою очередь, делятся на местные группы. В Волго­Уральском регионе это мишари, типтяры, касимовские, пермские татары, кряшены и др., а в Сибири — тобольские, барабинские, бухарские и др. татары. В последние годы в качестве самостоятельного этно­са выделяются крымские татары.

Таким образом, мы думаем, что еще и сегодня происходит процесс консолидации татар этих тер­риторий (кроме крымских татар) в единую нацию. Более интенсивно этот процесс идет среди поволж­ских и сибирских татар. В целом, однако, татарская нация является вполне оформившимся этносом. Что же касается крымских татар, то их консолидация с поволжскими татарами из-за того, что они жи­вут в составе другого государства, затянется надолго.

Обратимся теперь к татарским диаспорам. Но не к внутренним (Крымской — в Украине, Волжско- Сибирской — в Российской Федерации), а к классическим — внешним.

Классические татарские диаспоры существуют во многих странах мира. По утверждению татарского историка Д.М.Исхакова, их численность достигает 100 тыс. человек. По его данным, на начало 90-х годов ХХ в. в Румынии проживало до 35 тыс. человек, в Турции — около 20 тыс. человек (без крымских татар, которых там около 1 млн.), в Польше — 5,5 тыс., в Болгарии — 5 тыс., в Китае — 4,2 тыс., в США — около 1 тыс., в Финляндии — 950 человек, в Австралии — 0,5 тыс., в Дании — 150 человек, в Швеции — 80 человек, в Японии — 30 семей. Небольшие группы татар проживают в Германии, Франции, Австрии, Норвегии, Канаде, Саудовской Аравии, Египте, Афганистане и т.д. [12, 18]. В начале нового XXI в., по утверждению председателя Исполкома Всемирного конгресса татар Рината Закирова, по-прежнему большая часть татар за рубежом проживает в таких государствах, как Румыния (23 тыс. человек), Турция (20 тыс. человек), Китай (10 тыс. человек), Польша (5,5 тыс. человек), Болгария (5 тыс. человек). Всего в странах дальнего зарубежья, по данным Всемирного конгресса, татар живет более 67,5 тыс. татар [13, 49] За рубежом они живут, составляя общины, пытаясь сохранить свой язык и культуру, устанавливая тесные связи между татарскими общинами в разных странах и со своими соотечественниками в бывшем Совет­ском Союзе. Зарубежные диаспоры татар сформировались в разное время. В одних странах они являются давними жителями, в других появились в Х!Х - начале ХХ вв.

История литовских, польских и румынских татар началась с XIV-XV вв. В конце XIV в. литовский князь Витаутас пригласил в свою гвардию 600 лучших воинов-татар из Золотой Орды. Отряды татар­ской конницы помогли князю одержать победу в Грюнвальдской битве. В благодарность за это князь Витаутас даровал многим из них дворянское звание и земли. К концу правления Витаутаса в Литве бы­ло до 40 тыс. воинов-татар, не считая их семей. Затем голод и болезни в 30-е годы XV в. вынудили часть татар вновь переселиться в Литву. К 1558 г. численность татар в Литве и Польше стала более 200 тысяч человек. Жили они крайне дисперсно и фактически не имели единой территории проживания. В течение многих веков литовско-польские татары утратили татарский язык, но сохранили свою религию

—     ислам и татарскую этническую самоиндефикацию. Их можно было отнести к весьма урбанизиро­ванной группе населения, так как 49 % литовских татар проживали в городах [18, 58; 10, 169; 20, 267; 21, 75].

В XIX в. татары проживали в основном на территории Виленской, Минской, Слонимской, Грод­ненской, Ковенской, Подольской, Волынской, Августовской и Люблинской губерний. К концу XIX в. татары оказались на территории 3-х государств — Литвы, Белоруссии и Польши [12, 16]. Многие из них сомневались, к какой группе населения себя отнести: к мусульманам или к шляхте. Но с ростом интереса к своей истории и культуре во время проведения переписей населения начала XX в. многие из них отнесли себя к татарам. На начало XX в. от 10 до 11 тысяч литовских татар сохранили свою этни­ческую самоиндефикацию [18, 58]. Численность литовских татар на начало 80-х годов XX в. точно не известна, так как в материалах Всесоюзной переписи населения 1979 г. эта этническая группа отдельно не отмечалась. Но Л.Н.Черенков в статье «Из этнической истории литовских татар» считает, что на территории Белоруской ССР и Литовской ССР в начале 80-х годов проживали около 7-8 тыс. литов­ских татар [22, 73].

В 20-30-е годы XIV в., частично раньше, достаточно большое количество татар, покинув Золотую Орду, через молдавские земли ушла в Румынию [10, 169].

В Финляндии сегодня проживает уже пятое поколение татар. Их предки приехали в Финляндию из окрестных деревень Сергача в России по торговым делам и с тех пор обосновались там [23, 283].

На протяжении нескольких веков формировалась татарская диаспора на территории Китая. В при­граничных с Казахстаном землях оседали татарские купцы, которые вели торговлю с Китаем. Широкую известность среди них получил предприниматель и купец, один из учредителей торговой компании «Алтай Ширкати», Аллахйари (Алдагаров) Фатых (1885-1966 гг.) за свою помощь в развитии просве­щения и культуры татарской общины г. Кульджи. Алдагаров Фатых был инициатором и организатором строительства татарского городка «Нугай гурд» в городе Кульдже [24, 32]. После Октябрьской револю­ции, в годы гражданской войны, а затем в начале 20-х и начале 30-х годов XX в. вместе с казахами ка­захскую землю покинули и татары. В городах Урумчи и Чугучаке также возникли татарские общины. Татары проживают и в других районах Китая. У подножия Алтайских гор, бывшая территория Восточ­ного Туркестана, имеется село Нугайское, основателями которого полтора столетия назад были выход­цы их Волго-Уральского района, скрывшиеся здесь от призыва в царскую армию. Достаточно большая группа татар проживает на территории Маньчжурии. Строители КВЖД, а также купцы основали здесь татарскую общину. Но после активизации китайского революционного движения многие татары поки­нули Китай и поселились в Японии, Турции и других странах. По данным четвертой Всекитайской пе­реписи населения 1990 г. на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района, граничащего на протяжении 1 718 км с Республикой Казахстан, проживали представители 48 национальностей, в том числе около 4-х тысяч лиц татарской национальности, или 80 % всех татар Китая. Татары не самая крупная диаспора, проживающая на приграничной с Казахстаном территории. По своей численности они стоят лишь на 13-м месте. По статистическим данным 1998 г. число лиц татарской национальности в Синьцзяне практически не изменилось (4668 чел.), в основном они проживали в Алтайском округе, Чанцзи-Хуэйском автономном округе и в городе Тачэн [25, 74]. Татары, как и все граждане Китая, при­нимали активное участие в развитии и становлении КНР. Так, Бурхан Шахиди, родившийся в 1894 г. в России, вернулся с родителями в Сыньцзян в 1912 г. Закончив учебу в Урумчи (Дихуа), он работал на таможне. В 30-е годы Бурхан Шахиди занял должность консула Китая в СССР (Зайсан). В 40-е годы его назначили председателем правительства провинции Синьцзян. Скончался Шахиди в 1989 г. в городе Пекине [26, с.75, 82, 96, 97].

После русско-японской войны 1905-1907 гг. многие военнопленные татары остались в Китае. Позже, как было отмечено выше, в Японию переехали татары из Маньчжурии, осели в стране восходя­щего солнца и торговые люди татарской национальности. Местами компактного проживания татар в Японии были города Кобе, Токио и др. [15, 161-162].

В 1954 г. появилась первая татарская семья в Австралии (г. Аделаида). Через несколько лет по их приглашению приехали в Австралию и другие татары из Китая.

В царской России всегда проводилась политика давления на мусульманское население. И после того, как российское правительство в 1890 г. разрешило мусульманам выезд за границу, тысячи татар Волжско-Уральского региона переселились в Турцию. В конце XX в. в Турции существовало 6 татар­ских деревень, большое количество лиц татарской национальности проживает в городах Измир, Стам­бул, Анкара и т.д. Считалось, что в 1970 г. 36 % татар, живущих в Турции, являются уроженцами Рос­сии, а 46 — Китая [15, 162].

Весьма своеобразным оказалось положение тех татарских диаспор, что по разным причинам и в разные периоды истории складывались на территории царской России, затем в пределах СССР. С фор­мальной точки зрения все такие татарские диаспоры были внутренними (созданными в рамках единого государства). Но, по существу, большинство из них (за исключением Крымской, Волжско-Западно­Сибирской), были «классическими внешними» (созданными вне территории рождения своего этноса). Казахстанская диаспора современного татарского этноса, будучи в рамках Российской империи и в СССР одновременно как внутренней, так и внешней диаспорой, с декабря 1991 г. (со времени рождения суверенной Республики Казахстан) стала, бесспорно, «классической внешней диаспорой». С 1997 г. она обрела ту внутреннюю градацию на местные диаспоры, которые продолжают развиваться и по сей день (в городах Астане, Алматы, в 14-ти областях современного Казахстана).

Итак, современный татарский народ, имея в своей родословной древние азиатские корни, как эт­нос сформировался на территории Восточной Европы и Западной Сибири (где особую роль сыграли

Поволжье и город Казань). Его классические диаспоры, впервые появившиеся не позже XIV в., ныне

имеются во многих странах мира, в том числе и в суверенном Казахстане.

Список литературы

  1. Казахстанская политологическая энциклопедия. — Алматы, 1998. — С. 447.
  2. Этнические и этносоциальные категории: свод этнографических понятий и терминов. — М., 1995. — 216 с.
  3. Советский энциклопедический словарь. — М., 1979. — 1600 с.
  4. Печерских НА. Диаспора и этногенез / Н.А.Печерских // Серебряные горы. — 1992. — № 1. — С. 21-40.
  5. МендикуловаГ.М. Исторические судьбы казахской диаспоры. Происхождение и развитие: Автореф. дис.д-ра ист.наук.—   Алматы, 1998. — С. 50.
  6. Шнирельман Виктор. Мифы диаспоры // Диаспоры. — 1999. — № 2-3. — С. 6-33.
  7. Каримуллин А. Татары: этнос и этноним. — Казань, 1989. — 125 с.
  8. ЗакиевМ.З. Татарский язык // Языки мира: Тюркские языки. — М., 1996. — С. 357-372.
  9. ТынышпаевМ. Материалы к истории киргиз-казахского народа. — Ташкент, 1925. — С. 62.
  10. Фахрутдинов Р.Г. История татарского народа и Татарстана (Древность и средневековье). — Казань: Магариф, 2000. — 255 с.
  11. Исхаки Г. Идель-Урал / Г.Исхаки. — Набережные Челны, 1993. — 63 с.
  12. Исхаков Д.М. Татары (популярный очерк этнической истории и демографии) // Татары. — Набережные Челны, 1993. — С. 3-50.
  13. Шакарим Кудайберды-улы. Родословная тюрков, киргизов, казахов и ханских династий. — Алма-Ата, 1990. — 416 с.
  14. Закиев М.З. Этнические корни татарского народа // Татары: проблемы истории и языка: Сб. ст. по проблемам лингвоэт- ноистории, возрождения и развития татарской нации. — Казань, 1995. — С. 33-34.
  15. 15. Хайруллин Г.Т. История татар. — Алматы: Издат. группа «Казинтерграф», 1998. — 178 с.
  16. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. — Кн. 1 — М., 1997. — С. 512.
  17. Закиев М.З. Этнонимика и этногенез (На примере этнонима татар) // Татары: проблемы истории и языка: Сб. ст. по про­блемам лингвоэтноистории, возрождения и развития татарской нации. — Казань, 1995. — С. 105-110.
  18. Исхаков ДМ. Динамика численности татар в России в XVIII - нач. XX вв. // География и культура этнографических групп татар в СССР: Сб. ст. — М., 1989. — С. 43-60.
  19. Гисметдинов Д. Тысячелетняя культура татар //Приложение к журналу «Да». — 2006. — С. 46-49.
  20. Rocznik Tatarow Polskich. Селения королевских татар. Резюме. 267 с.Тот VIII, 2003. Rok wydania 8. — Gdansk. — 2003, 269 s.
  21. Borawski Piotr. Sytuacja prawna ludnosci tatarskiej w wielkim ksiestwie litewskim (XVI-XVIII w.).Warszawa. — 1983. —S.  75-76.
  22. Черенков Л.Н. Из этнической истории литовских татар // География и культура этнографических групп татар в СССР: Сб. ст. — М., 1989. — С. 65-74.
  23. Всемирный конгресс татар (второй созыв). 28-29 августа, 1997. — Казань: Изд. Всемирного конгресса татар, 1998. — С. 444.
  24. Татарский энциклопедический словарь. — Казань, Институт татарской энциклопедии АН РТ, 1999. — 703 с.
  25. Цзунчжэн Сюе. Казахи и другие народности тюркской языковой группы. Татары // Синьцзян: этнографический очерк. Межконтинентальное изд-во Китая, 2001. — С. 71-76.
  26.  Современный Синцзян и его место в казахстанско-китайских отношениях / Под общ. ред. д.п.н. К.Л.Сыроежкина. — Алматы: Фонд Евразии, 1997. — 245 с.
Фамилия автора: Ф.З.Ражепаева
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика