Авторитаризм как политический феномен

Одним из самых распространенных типов политических режимов на протяжении трех тысячеле­тий является, как известно, авторитарный. В настоящее время (по мнению С.Хантингтона) из 190 го­сударств в 140 существуют авторитарные режимы [1].

В политической истории цивилизации авторитаризм представлял крайнюю форму политическо­го властвования, ученые определяют следующие его различные формы: древневосточные деспотии, тиранические режимы античности, абсолютистские монархии XIX в., коммунистические и фашист­ские режимы XX столетия.

Политическое многообразие форм авторитаризма показывает, что данная проблематика имела свое начало еще в эпоху античности, в политико-правовой мысли V века до н.э. Так, начиная с Пла­тона, одним их коренных вопросов науки о политике, был вопрос, о том, кто должен управлять госу­дарством? Его государство — это пример диктатуры, когда элита единогласно решает — чему быть и не быть общественным благом.

Дальнейшее формирование идей авторитаризма приходится на эпоху Возрождения. В это время происходит разложение феодализма, возникновение капиталистического уклада, развитие буржуазии. Именно в трудах Н.Макиавелли было положено начало буржуазной политико-правовой идеологии. Его политическое учение было свободно от теологии: оно основано на изучении деятельности госу­дарства, на представлениях об интересах и стремлениях государственного правителя. К тому же, итальянский мыслитель освобождал политического деятеля от необходимости соблюдать нормы мо­рали и считал, что в борьбе за власть допустимы любые средства.

В середине XVII в. произошла буржуазная революция в Англии. Авторитарное правление на время революционных преобразований оправдывалось убеждениями в преимуществах данного строя. Теоретик абсолютизма Т.Гоббс, выступивший с защитой королевской власти в Англии, утверждал: «Многочисленные естественные лица объединились в одно гражданское лицо, либо под влиянием страха, либо в надежде на защиту, отсюда следует важный вывод — тот, кто обладает верховной властью стоит над законом, ибо он творит его сам» [2].

Следует при этом заметить, что идеи мыслителей Античности, эпохи Возрождения и Нового Времени, воплощавшиеся в характерных чертах того периода, не имели логически завершенной фор­мы. И поэтому говорить о становлении концепции авторитаризма в эти времена преждевременно. В условиях того времени авторитаризм не имел шансов получить последовательное обоснование.

Теория авторитаризма была оформлена гораздо позже, в начале XIX в. При этом многие иссле­дователи весьма позитивно оценивали данный тип организации.

Теория авторитаризма впервые была выдвинута ультраконсервативными и реакционными теоре­тиками, как ответная реакция на Французскую революцию и социалистическое движение. Так, на­пример, французские мыслители Ж.Меестр и Л.Бональд рассматривали авторитет как стержень госу­дарственного порядка, видели в нем альтернативу хаосу, способ установления равновесия. Испанский теоретик Д.Кортес видел в авторитарном политическом порядке, обеспечивающем святость повино­вения, условия сплоченности нации, государства, общества. Проблемы авторитаризма рассматривал и такой мыслитель, как О.Шпенглер. По его мнению, в отличие от либерализма, порождающего анархию, авторитаризм воспитывает дисциплину и устанавливает в обществе необходимую иерар­хию [3].

В первой половине XX в. авторитарная доктрина стала чаще принимать национальный и анти­демократический характер. Показательна авторитарная концепция крайне правого французского идеолога и политика Ш.Морраса, для которого индустриализация, проникновение государства в об­щество, высокая мобилизация народа как средство осуществления политики — объективные и неиз­бежные условия авторитаризма.

К проблеме психологии авторитаризма обращался и Э.Фромм. В известной работе «Бегство от свободы», изданной в 1941 г., он анализирует такой феномен, как стремление отказываться от неза­висимости своей личности и соединять свое «я» с кем-то или с чем-то, чтобы обрести силу, недо­стающую индивиду. Индивидов, обладающих такой склонностью, Э.Фромм описывает как людей с «авторитарным характером». Говоря о механизмах бегства от свободы, наряду с авторитарным харак­тером Э.Фромм выделил такой психологический механизм, как деструктивность, который проявляет­ся в тревоге, скованности и чувстве бессилия. Оба эти свойства способствуют усилению авторита­ризма, так как приводят, в свою очередь, к готовности подчиняться власти [4].

Вслед за Э.Фроммом, проблему психологии авторитаризма исследовал А.Маслоу. В 1943 г. по­является его работа «Структура авторитарного характера». Согласно А.Маслоу, авторитарный чело­век обладает такими типичными чертами, как:

-   иерархичное сознание;

-   склонность обобщать характеристики превосходства или неполноценности;

-   стремление к внешним атрибутам престижа — власти, деньгам, статусу;

-   наличие в характере враждебности, ненависти, предрассудков.

По своим характерным чертам, как известно, авторитаризм занимает промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. С тоталитаризмом он схож автократическим, не ограничен­ным законами характером власти, с демократией — наличием автономных, не регулируемых госу­дарством общественных сфер, особенно экономики и частной жизни, сохранением элементов граж­данского общества.

Учитывая, что в литературе нет «рабочего» понятия авторитаризма, с которым были бы соглас­ны все исследователи, считаем необходимым обратить внимание на наиболее распространенные его определения.

Так, согласно определению Х. Линца, авторитарными являются «политические системы, для ко­торых характерны: ограниченный, хотя и инициируемый сверху, политический плюрализм, отсутст­вие разработанной ведущей идеологии. Это система, в условиях которой лидер или узкая группа лиц осуществляет власть в нечетко определенных, но вполне предсказуемых границах».

Немецкий политолог К.Шмитт определил авторитарный режим как «государственно - политическое устройство общества, в котором политическая власть осуществляется конкретным ли­цом, при минимальном участии народа».

Богатство и разнообразие авторитарных политических систем обусловили ряд универсальных, принципиальных отличительных черт, а также факторов, обеспечивающих распространение этих по­литических порядков.

В самом общем виде за авторитаризмом закрепился облик системы жесткого политического правления, постоянно использующей принудительные и силовые методы для регулирования основ­ных социальных процессов. В силу этого важнейшими политическими институтами в обществе яв­ляются дисциплинарные структуры государства: его силовые органы (армия, полиция, спецслужбы) и соответствующие им средства обеспечения политической стабильности (тюрьмы, концентрационные лагеря, превентивные задержания, групповые и массовые репрессии, механизмы жесткого контроля над поведением граждан). При таком стиле властвования оппозиция исключается не только из сферы принятия решений, но и политической жизни в целом. Выборы или другие процедуры, направленные на выявление общественного мнения, запросов граждан, либо отсутствуют, либо используются сугу­бо формально.

Авторитарные режимы формируются, по мнению многих исследователей, как правило, в резуль­тате государственных переворотов. Складывающийся таким образом тип формирования и правления власти показывает, что реально правящими силами в обществе являются небольшие элитные группи­ровки, которые осуществляют власть либо в форме коллективного господства (например, в виде вла­сти отдельной партии, военной хунты), либо в форме режима единовластия того или иного лидера. Причем персонализация правящего режима в облике того или иного правила выступает наиболее часто встречающейся формой организации авторитарных порядков.

Но в любом случае главной социальной опорой авторитарного режима, как правило, являются группы военных («силовиков») и бюрократия. Однако, эффективно действуя в целях усиления и мо­нополизации власти, они плохо приспособлены для обеспечения функций интеграции государства и общества, обеспечения связи населения с властью. Образующаяся в результате дистанция между ре­жимом и рядовыми гражданами имеет тенденцию к увеличению.

В настоящее время, по мнению российского политолога К.С.Гаджиева, наиболее существенные предпосылки для возникновения авторитарных режимов сохраняют переходные общества [5].

Какие же факторы влияют на такое широкое распространение авторитарных систем? Эту про­блему достаточно полно исследовал А.Пшеворский, который выделял следующие факторы:

Во-первых, всем политическим лидерам приходится иметь дело с проблемой установления по­рядка.

Во-вторых, для авторитарных бюрократических систем характерно наличие единого управлен­ческого аппарата, позволяющего правящим элитам удерживать власть в своих руках и влиять на тем­пы экономического роста.

В-третьих, помимо политико-экономического давления изнутри, авторитарную бюрократиче­скую систему поддерживали иностранные институты. Ими были созданы бюрократические управ­ленческие структуры, профессиональные армии, гражданская служба с высокообразованным персо­налом, экономическая инфраструктура, введен централизованный сбор налогов.

В-четвертых, по мере увеличения различий в доходах, росла политическая напряженность меж­ду городской элитой и беднотой, директорами и рабочими, управляющими сельскохозяйственными кооперативами и сельским населением. Предотвращая эти конфликты, военные и полиция получали еще большую власть над правительственной администрацией, укрепляя тем самым бюрократический авторитарный режим [6].

Изучив предпосылки возникновения авторитарных режимов, следует обратить внимание на его типологию. Многие исследователи, такие как Ш.Моррас, Дж. Грей, С.Хантингтон Ч.Эйндрейн, зани­мались изучением этой проблемы.

Так, Ш.Моррас к основным типам авторитарного режима относит партийный, национальный, корпоративный, режим личной власти.

Рассмотрим каждый из них подробно. Особенность партийных режимов заключается в осущест­влении монопольной власти какой-либо партией или политической группировкой, не обязательно формально представляющей институт партии. Чаще всего это однопартийные режимы, но к ним мо­гут быть отнесены и формы правления аристократических (Марокко, Непал) или семейных групп (Гватемала), а также правление первых лиц государства с их «сплоченными» командами (Белорус­сия).

Модели национального авторитаризма возникают в результате доминирования в элитарной группировке национальной или этнической группы (Узбекистан, Туркменистан). Они еще не обрели законченности, но уже явно демонстрируют стремление создать социальные и политические пре­имущества представителям одной группы населения.

Корпоративный режим олицетворяет собой власть бюрократических, олигархических или тене­вых (неформальных, криминальных) группировок, совмещающих власть и собственность и на этой основе контролирующих процесс принятия решений. Наиболее распространенной экономической предпосылкой корпоративного авторитаризма является государственное предпринимательство, в ре­зультате которого чиновники получают огромные личные доходы. Корпоративное перераспределе­ние ресурсов, как правило, исключает политические партии и другие специализированные группы интересов из процесса принятия решений.

Режимы личной власти (Индия при И.Ганди, Испания при Франко) персонализируют все поли­тические отношения в глазах общественного мнения. Жесткий характер правления в сочетании с определенными традициями некритического восприятия власти нередко дает экономический эффект, приводит к активизации населения и росту легитимности режима. Однако такая система власти не­редко провоцирует политический террор со стороны оппозиции.

Американский политолог Дж. Грей различал военные, популистские и бюрократические режимы.

Военные, или «преторианские», режимы возникают чаще всего в результате государственных переворотов. Причинами захвата власти военными являются кризис политических структур, полити­ческая нестабильность, чреватые острыми социальными конфликтами. Установление военных дикта­тур, как правило, сопровождается отменной прежней конституции, роспуском парламента, полным запретом любых оппозиционных сил, концентрацией законодательной и исполнительной власти в руках военного совета (страны Латинской Америки, Африки, а также Пакистан). Отличительной чер­той военных диктатур является широкий размах террористической деятельности, которая осуществ­ляется армией, полицией и спецслужбами.

Популистские режимы отличаются вождизмом. Для этого типа режима характерна идеологиче­ская мобилизация масс, направленная на поддержание общенационального лидера (Египет, Ливия). Одним из главных средств легитимизации власти, используемых режимом, являются: манипулирова­ние плебисцитом; приобщение народа к политике через манифестации, демонстрации, митинги под­держки.

При бюрократических режимах главную роль в принятии важнейших решений играет высшее государственное чиновничество. Процедуры избрания главы исполнительной власти практически не существует. Такие режимы чаще всего устанавливаются после переворотов, от военных режимов их отличает главенствующая роль бюрократии. Бюрократия опирается на армию, а также на сеть созда­ваемых ею корпораций, которые в обход партии и профсоюзов связывают государство и общество (пиночетовский режим в Чили).

Проблемой типологии авторитаризма занимался и американский исследователь С.Хантингтон. Оценивая перспективы развития демократии в мире, в своей работе «Третья волна — Демократиза­ция в конце XX столетия», он сформулировал следующие типы авторитаризма:

а) авторитарный национализм, который характеризуется стремлением создать социальные и по­литические преимущества представителям одной группы (нации) населения (в настоящее время такие системы характерны для ряда стран на постсоветском пространстве — Узбекистана, Туркменистана);

б) религиозный фундаментализм (ислам, конфуцианство и буддизм), который определяется большим влиянием традиции и религии на развитие авторитаризма (Иран, Пакистан);

в) олигархический авторитаризм, при котором влияние на рычаги власти имеют представители наиболее богатых кругов общества (по мнению многих политологов, на сегодняшний день в россий­ском обществе складывается олигархический тип политической системы);

г) популистская диктатура, особенностью которой является вождизм. Для этого типа режима ха­рактерна идеологическая мобилизация масс, направленная на поддержание общенационального ли­дера (яркими примерами популизма могут служить режимы Насера в Египте, Каддафи в Ливии).

Многие исследователи (такие как С.Липсет, С.Хантингтон, Э.Фромм, Ч.Эйндрейн), занимались изучением проблемы формирования условий авторитаризма. К таким условиям следует отнести це­лый ряд факторов, которые обуславливали установление авторитарного режима. К их числу следует отнести: политический, экономический, социокультурный, психологический, структурный, политико­идеологический и другие факторы [7].

Так, например, американский политолог С.Липсет выделял среди них следующие факторы: по­литический, экономический и социальный, которые соответственно выражаются в:

-     неразвитости политических институтов и незрелости гражданского общества (политический);

-     экономической неразвитости, высоком уровне инфляции, росте безработицы (экономический);

-     люмпенизации и маргинализации масс (социальный).

С.Хантингтон, обращал внимание на социокультурные условия, к которым относил влияние традиции, религии, политической культуры на общество.

Не менее важным в проблеме рассмотрения условий формирования авторитаризма являются и психологические факторы. Одним из первых исследователей в этой области был Э.Фромм. Он исхо­дил из того, что такой режим влияет на отдельного индивида, у которого под влиянием авторитарной среды складывается определенный комплекс личностных качеств, получивший название «авторитар­ной личности». Этому типу личности присущ целый набор характеристик, среди которых следует выделить:

-     политико-идеологические представления: фрагментарная политическая культура (ориентация населения на разные идеологии и модели развития, отсутствие единых общенациональных ценностей);

-     психологическая форма выражения: нетерпимость по отношению к инакомыслию, неопреде­ленности и беспорядку.

Исследования психологических закономерностей вносят свой вклад в понимание установления авторитаризма. Но наиболее подробно условия возникновения авторитарного режима, на наш взгляд, исследовал Ч.Эйндрейн. Он выделяет три взаимосвязанных кризиса — структурный, культурный, поведенческий, которые вкратце охарактеризованы в следующей таблице:

Название кризиса

Основное содержание кризиса

Структурный

Деинституционализация, недееспособность правительственных институтов осуществлять политику

Культурный

Конфликт духовных ценностей и моральных норм

Поведенческий

Отсутствие у политического руководства гражданской поддержки

 

Но самым важным условием при установлении авторитарной системы, на наш взгляд, является наличие структурного кризиса, который сопровождается деинституционализацией системы.

Одним из самых значимых политических событий конца XX в. был распад бюрократических ав­торитарных режимов. В период с 1974 по 1990 гг. (по наблюдению С.Хантингтона), по меньшей ме­ре, 30 стран осуществили переход от авторитаризма к демократии.

Естественно, что каждая страна имеет свои особенности перехода к демократии. Однако нельзя не отметить и общих закономерностей, которых гораздо больше, чем частностей. К ним, прежде все­го, следует отнести следующее:

-     приспособление режима к изменившимся обстоятельствам, так называемая «либерализация» политики;

-     связь между уровнем экономического развития и демократией;

-     конфликт между быстрой социальной модернизацией и отставшими от нее изменениями поли­тической системы;

-     роль политической культуры, в особенности влияние религии;

-     «опекунская» демократия как залог процветания нации;

-     влияние внешних политических акторов, прежде всего США и Европейского сообщества;

-     возможность «отката» демократии назад к авторитаризму [8].

В результате изучения вышеуказанных основных закономерностей при трансформации автори­таризма в демократию можно сделать определенные выводы:

  1. Согласно первой тенденции авторитаризм является недолговечным, переходным политиче­ским режимом, собственными усилиями создающий предпосылки для самоотрицания и трансформа­ции в демократию.
  2. Вторая закономерность определяет связь между экономическим уровнем развития и демокра­тией, которая подразумевает переход к демократии в первую очередь стран среднего уровня эконо­мического развития.
  3.  Исходя из третьей тенденции следует отметить, что индустриализация, социальная модерни­зация и повышение доступности образования порождают желание к расширению гражданских сво­бод, политическому плюрализму и выборам на конкурентной основе.
  4. Роль политической культуры и влияние религии напрямую зависят от политического режима в стране. Культурно-исторические традиции, свойственные им ценности, верования и соответствую­щие им поведенческие образцы благоприятствуют или препятствуют развитию демократии в целом.
  5. Согласно И.В.Блаубергу, главным показателем функциональности «опекунской» демократии является признание правящей военной элитой демократической конкуренции и одновременное стремление сохранить за собой контроль над государственной властью.
  6. Соединенные Штаты всегда вели активную внешнюю политику. Так, в рамках «холодной войны» они содействовали как установлению авторитарных режимов, так и оказывали большое влия­ние на развитие демократии во многих странах мира.
    1. При этом необходимо отметить, что установление демократии не означает, что данный режим в дальнейшем не может трансформироваться в авторитаризм. Существует ряд факторов, способст­вующих «откату» от демократии: серьезный экономический кризис, который может обострить соци­альные отношения, а также недостаточная укорененность демократических ценностей среди основ­ных групп элиты и масс.

Список литературы

1.    Хантингтон С. Третья волна демократии. Теория и практика демократии. Избр. тексты / Пер. с англ.; Под ред. В.Л.Иноземцева, Б.Г.Капустина — М.: Ладомир, 2006. — 496 с.

2.   СааданбековЖ. Авторитаризм и демократия на Востоке. — Астана: Фолиант, 2004. — 58 с.

3.  Политология: Энциклопедический словарь // Общ. ред. и сост.: Ю.И.Аверьянов. — М.: Изд-во Моск. коммерческого ун-та, 1993. — 218 с.

4.   Фромм Э. Бегство от свободы. — М.: Аспект Пресс, 1990. — 97 с.

5.   Гаджиев К.С. Тоталитаризм как феномен ХХ века // Вопросы философии. — 1992. — № 2. — 79 с.

6.   Пшеворский А. Культура и демократия. Теория и практика демократии. Избр. тексты / Пер  с англ.;   Под   ред.В.Л.Иноземцева, Б.Г.Капустина — М.: Ладомир, 2006. — 496 с.

7.   Эйндрейн Ч. Сравнительный анализ политических систем. — М.: Весь Мир, 2001. — 113 с.

8.   Елизаров В. От авторитаризма к демократии // Pro contra-1998. — № 3. — 7 8с.

Фамилия автора: А.К.Баянова, К.Т.Мамирова
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика