Проблема статуса Шотландии в 90-е годы XX века

Проблема статуса Шотландии давняя и является одной из центральных в формировании британ­ской государственности на современном этапе. Она непосредственно связана с проблемой развития ее экономической, общественно-политической жизни, с проблемой не только культурного и духовно­го, но и политического самоопределения народа в рамках унитарного государства. Ее разрешение, в свою очередь, требовало решения многих других вопросов, характеризовавших внутреннее социаль­но-экономическое и политическое развитие Соединенного Королевства и также, отчасти, его внеш­нюю политику, например, отношения с Европейским Союзом.

Поскольку корни проблемы статуса Шотландии уходят в историю развития взаимоотношений двух крупных регионов Соединенного Королевства — Англии и Шотландии, она отражает формиро­вание социально-экономических и политических связей, затрагивает вопрос национальных и полити­ческих столкновений, способствовавших росту и становлению национальных шотландских идей и течений, которые никогда не угасали совершенно. Истоки исторического обособления шотландцев и их поиски своего пути развития, которые отличают современную общественно-политическую и куль­турную жизнь Шотландии, уходят в древность. Шотландцы горды быть потомками мужественных кельтов, воевавших с римлянами, сумевших сохранить свою свободу и оставшихся в их памяти храб­рыми воинами и мудрыми правителями, в качестве которых выступали вожди или жрецы-друиды, ове­янные позднее романтическим ореолом. Географическое расположение Шотландии и ее гористый ландшафт долгое время уберегали ее от захвата другими, не менее воинственными племенами, что по­зволило кельтам сохранить исконный язык и обычаи. В настоящее время по-прежнему районы гор, воз­вышенности и острова являются главными хранителями гэльского языка и кельтских традиций [1].

Однако обретя государственность в XI в., Шотландия вскоре оказалась вассалом английского короля Вильгельма I. С этого времени она не переставала искать пути возвращения независимости и в сражении 1314 г. нанесла английской армии сокрушительное поражение, переместив военные дей­ствия на территорию Англии. В 1323 г. Англия признала независимость Шотландии, которая на сле­дующие четыре столетия сохраняла свою государственную самостоятельность и шотландский парла­мент, созданный в XIII в.

Несомненно, что независимость Шотландии далеко не была кратким эпизодом в ее истории и все последующие нападки на ее самостоятельность должны были порождать отторжение шотландцев.

Важным периодом в истории Шотландии стал XVII в., во время которого она оказалась в водо­вороте социально-политического конфликта, закрутившего Англию. Хайленд (возвышенности) и Ло- уленд (низменности) Шотландии по-разному отреагировали на события гражданской войны, проис­ходившей в Англии. Социальный конфликт принял здесь характер религиозной вражды между като­ликами и протестантами-пресвитерианами, которые нашли поддержку, соответственно в Хайленде на Лоуленде. В некотором роде это был и этнический конфликт между горцами-якобитами, сохраняв­шими гэльский язык и кельтские традиции, и жителями Лоуленда, сильно смешавшимися с англича­нами. Спор решил исход англо-шотландской битвы при Данбаре в 1650 г., когда Шотландия потерпе­ла поражение. Однако именно в этот период развивались и крепли связи Шотландии и Англии, пра­вители которых были связаны родственными узами. Не удивительно поэтому, что оба государства оказались в свое время соединены именем монарха Якова I (в Шотландии Яков VI), ставшего в 1603 г. правителем, таким образом, уже иного и более крупного государства. В это же время был учрежден новый флаг государства, призванный символизировать единство шотландцев и англичан: на едином полотнище были наложены кресты обеих стран — английского св. Георгия и шотландского св. Андрея. Позднее данный флаг стали называть Объединенным флагом короля Якова или «Union Jack»2. Окончательно акт об унии Шотландии и Англии был подписан в 1707 г., официально закрепив формирование объединенного государства — Великобритании. При этом Шотландия потеряла национальный парламент, так как учреждался общий парламент, который должен был в равной степени представлять интересы как Англии, так и Шотландии [2].

Тем не менее представление шотландцев о подчинении своей страны Англии, а не об объедине­нии государств на равных основаниях появилось с самого момента подписания Унии и привело к восстаниям в 1715 и 1745 гг., жестокое подавление которых сильно обескровило Шотландию и спо­собствовало радикальным изменениям в образе жизни шотландского населения. Однако многие представители шотландской аристократии и церкви поддержали объединение государств и, более того, в нем видели основу возрождения Шотландии. И действительно, в процессе объединения Шот­ландия сохранила исконную систему управления и законодательство, шотландская церковь осталась независимой по отношению к английской церкви. А особенно привлекательным был пункт о том, что все подданные государства обладают равными правами в торговле и мореплавании. Все это весьма способствовало приобщению Шотландии к европейской, в первую очередь к английской культуре Однако несмотря на очевидные плюсы объединения с Англией, потеря самостоятельности продолжа­ла восприниматься многими как национальная трагедия, что имело ряд оснований и заключалось в социально-экономическом и политическом развитии Шотландии. Требования гомруля (Home Rule) являются ярким свидетельством этого процесса. Неудовлетворенность шотландцев своим положени­ем составила хорошую базу для формирования в будущем национальных движений, а затем и партий, которые наряду с вопросом независимости Шотландии ставили вопросы создания справедливых и равных для всех возможностей экономического и политического развития.

Первая и вторая мировые войны еще более всколыхнули национальное движение в Шотландии, в период между которыми, в 1930 г., была создана Национальная Шотландская партия, история развития которой, как и история самой Шотландии, не была спокойной и гладкой. Интересно, но во многом именно благодаря этой партии вопрос о положении Шотландии в рамках Соединенного Королев- ства приобрел особую остроту и заставил многие другие политические силы страны серьезно отне­стись к данной проблеме. Важно отметить, что проблема статуса Шотландии, актуальность которой с течением времени становилась все более и более очевидной, была связана с проблемой восстановле­ния Шотландского парламента для руководства национальными делами. Создание парламента в Шотландии, по мнению тех сил, которые поддержали эту идею, является очень важным процессом, поскольку новый законодательный региональный орган постепенно выводит всю страну на новый этап развития, делает управление более демократичным и обеспечивает возможность для всех граж­дан государства принимать активное участие в решении всевозможных вопросов. В настоящее время, действительно, Соединенное Королевство развивается в этом направлении благодаря формированию национальных законодательных органов, и путь к новым изменениям и реформам не закрыт [3].

Хотелось бы отметить, что широкий круг источников позволяет рассматривать проблему статуса Шотландии с двух полюсов — государственного, причем учитывая позицию как центральных, так и региональных властей, и общественно-политического. Достаточно широкий круг центральных и ре­гиональных правительственных и парламентских документов представляет довольно полную инфор­мацию о характере социально-экономического, политического и культурного развития Шотландии в рамках Соединенного Королевства. Более того, на основании данных источников представляется возможным поставить и решить также вопрос о роли Шотландского региона в общественно­политической и экономической жизни государства, так же как и о его роли в процессе развития евро­пейской политики страны. Интересно, что представленные документы хорошо согласуются друг с другом, независимо от того, подготовлены они центральными или региональными органами власти, что отражает во многом слаженную работу чиновников всех уровней государства и само уже отвеча­ет на вопрос о политических возможностях решения проблемы статуса Шотландии только через со­ответствующее одобрение центрального парламента и центрального правительства. Также важно от­метить, что документы о формировании и развитии шотландского парламента и местной исполни­тельной власти в каком-то смысле оставляют вопрос об их будущих возможностях открытым и под­лежащим обсуждению. Более того, именно обсуждение и взаимный обмен информацией, а также ра­бота в тесном контакте признаны важнейшими в решении вопроса о статусе Шотландии со стороны региона и центра. Интересно поэтому, что правительства предпочитали организовывать совместную деятельность при опоре на конкордаты, которые не являются обязательными к выполнению, но были приняты ими добровольно, как показатель доверия всех уровней власти друг к другу и взаимной за­интересованности. Помимо правительственных и парламентских документов, в нашем распоряжении находились различные партийные манифесты и программы, которые ярко показывают общественно­политический уровень проблемы статуса Шотландии и представляют различные точки зрения на возможное ее решение.

Манифесты и партийные издания можно выделить в третью группу источников. Центральными документами здесь являются манифесты и программы Шотландской Конституционной Конвенции. Интересно отметить, что именно они представляют реальные политические возможности и сущест­вующую поддержку решению проблемы статуса Шотландии, объединяя различные политические си­лы, взгляды которых отразились в их дальнейшей деятельности.

Важно отметить, что представление многих политических партий и движений о проблеме стату­са Шотландии с течением времени подвергалось некоторым изменениям. Постепенно абсолютное большинство политических деятелей пришло к пониманию необходимого государственного вмеша­тельства в решение вопроса именно в том направлении, которое наиболее благоприятно для сохране­ния государственной целостности и стабильного развития. Видимо, именно этим можно объяснить появление такого количества постановлений, стремившихся оговорить сферу компетенции регио­нальных властей, и подчеркнуть главенство Вестминстера в решении всех вопросов, хотя, тем не ме­нее, Шотландский акт 1998 г. провозглашает, что местные органы власти обладают абсолютным пра­вом на принятие решений, относящихся к сфере их компетенции и поэтому не должны во всем сле­довать Вестминстеру. Чтобы избежать таких сложностей в работе центрального парламента, доку­менты специально оговаривали, что правительство и парламент стремятся к совместной работе и на­строены на тесное сотрудничество. По-видимому, это является действительной возможностью избе­жать серьезных недоразумений, поскольку и в настоящее время не все принятые законы, характери­зующие сферу деятельности региональных властей, рассматриваются как справедливые и не тре­бующие дальнейшего развития. К таковым вопросам относится, например, фискальная проблема. По­скольку и сейчас существуют подобные спорные вопросы, это дает дополнительную возможность исследователям вопроса статуса Шотландии заострить внимание общественности именно на таких ключевых аспектах, как социально-экономическое развитие Шотландии, ее место в экономической и промышленной картине Соединенного Королевства, общественно-политическое и культурное разви­тие региона, а также вопросе националистического движения. Кроме того, данные аспекты вполне согласуются с аналогичными проблемами, затрагивающими некоторые другие европейские регионы и поэтому могут представлять дополнительный материал исследователям, изучающим общие про­блемы регионального развития, например, политического и экономического, а также проблему на­ционализма на современном этапе развития государственности [4].

Проблема статуса Шотландии — тема многогранная и требующая пристального исследования целого ряда аспектов. В целом их можно разделить на четыре блока: экономический, социальный, политический и культурный. Каждый из данных аспектов позволяет представить положение Шот­ландии в рамках Соединенного Королевства в девяностые годы и способствует правильному пред­ставлению о реальных причинах и возможностях решения как национального, так и политического вопросов развития Шотландии в будущем.

Bo многом в основе статуса Шотландии стоят проблемы экономического порядка. Они, как пра­вило, предоставляют веские основания для стремления Шотландии к более независимому и свобод­ному развитию в экономической и финансовой сферах. Выработка экономических программ разви­тия региона и решение связанных с экономикой социальных вопросов, например, проблемы безра­ботицы и развитие ряда нестабильных районов Шотландии, требуют не только вмешательства цен­тральной власти, но, в большей степени, и местных властей.

Таким образом, проблема статуса Шотландии — важнейший вопрос именно в отношении даль­нейшего развития самого Соединенного Королевства, поскольку решая ее статус, страна автоматиче­ски выходит на новый этап развития и путь к дальнейшим изменениям также становится неизбежен, что, в принципе, отражает существующие в настоящее время в Европе тенденции децентрализации.

С другой стороны, данный вопрос может быть интересен и другим нациям, как яркий пример трезвого подхода к решению проблем национального самоуправления и формирования автономии.

Список литературы

  1. 1.  Харви К. Шотландия и национализм. — Лондон: Изд-во The O’Brien Press, 1954. — C. 673.3.  ЗаборовМ.А. Рабочее движение в Великобритании: национальная и расовая проблемы. — М.: Наука, 1982. — С. 327.
    1. 2.  Бурков В.Г. Государственная геральдика и вексиллогия. Россия, СНГ, Европа. — М.: Изд. объед. «ЮНИТИ», 2001. — С. 576.
  2. 4.  www.wikipedia.ru / scotlandinfo/, просмотрено 11.11.2007
Фамилия автора: Л.А.Длекешева, А.Н.Тельгарин
Год: 2008
Город: Караганда
Яндекс.Метрика