Основные предпосылки сотрудничества в рамках созданной ассоциации ЕЭС и Турции

12    сентября 1963 г. в Анкаре был подписан договор об ассоциации Турции и Европейского эко­номического сообщества (ЕЭС), получивший впоследствии название Анкарского. Это событие положило начало структурированному процессу движения Турции к интеграции в ведущую европейскую экономическую группировку. Вместе с тем подписание Анкарского договора стало результатом не только и не столько диалога с «Общим рынком», сколько, в более широком плане, планомерных усилий турецкого руководства в рамках стратегической линии на «европеиза­цию» страны.

Необходимо отметить, что европеизаторская традиция, понимаемая прежде всего как приобще­ние к достижениям и ценностям европейской цивилизации, имеет в Турции глубокие корни, уходя­щие еще в османские времена.

Османская империя, вектор развития которой с самого ее основания был направлен в Европу, в силу ряда исторических причин уже к середине XIX в. перешла от активного участия в европейских делах в качестве самодовлеющей величины к прямой зависимости от европейских держав. Основным фактором этого процесса стало широкое использование дряхлеющей империей кредитов европейских держав, дошедшее до такой степени, что последние в 1881 г. полностью взяли под контроль осман­ские государственные финансы.

Параллельно происходило и широкое заимствование европейских порядков — в общественном устройстве, организации армии, даже в одежде.

Начавшееся в те же годы проникновение в страну европейского капитала позволило ему сохра­нить прочные позиции в турецкой экономике даже после первой мировой и национально­освободительной (1919-1922 гг.) войн: к 1924 г. иностранный капитал контролировал в Турции 94 компании с совокупным капиталом 63444 тыс.ф.ст., из которого на долю Германии приходилось 45,4 %, Франции — 25,9, Великобритании — 16,9, Бельгии — 3,7, Италии — 1,2, Нидерландов — 0,      9 % [1].

Линия на европеизацию страны была продолжена и еще более усилена после провозглашения Турецкой Республики (1923 г.), созданной под руководством молодых офицеров с европейским обра­зованием, во главе которых встал Мустафа Кемаль Ататюрк.

Именно в 20-30-е годы были проведены фундаментальные реформы, заложившие основы обще­ственного устройства современной Турции и во многом предопределившие необратимость европеи­зации страны. К их числу относятся отмена халифата (1924 г.) и отделение религии от государства, введение секуляристского законодательства по европейским образцам (1926 г.), переход к между­народной системе мер и латинскому алфавиту (1928 г.).

Вместе с тем процесс европеизации общественной жизни в Турции в тот период сопровождался начавшимся в 1929 г., после краткого периода либерального развития, вытеснением из страны ино­странного капитала в соответствии с принятой концепцией этатизма.

Новый этап в отношениях Турции с западноевропейскими странами начался после 1945 г. К окончанию второй мировой войны турецкая экономика подошла в значительной степени обескров­ленной. В условиях, когда автаркическая модель развития оказалась неэффективной перед лицом внешних обстоятельств, турецкое руководство столкнулось с необходимостью поиска новой концеп­ции национального экономического развития. Наиболее быстрый и, пожалуй, единственно возмож­ный в тех условиях выход был найден в подключении Турции к послевоенным экономическим про­граммам западных стран, в том числе и путем вхождения в различные их организации и группировки.

В первую очередь следует упомянуть об участии Турции в «плане Маршалла» — в 1948 г. стра­на вошла в Организацию европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), позднее преобразо­ванную в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Ранее, в 1947 г., Турция вступила в МВФ и МБРР; в 1951 г. — в ГАТТ, а в 1952 г., одновременно с Грецией, — в НАТО.

Новым этапом на пути дальнейшего сближения с западными, в первую очередь с европейскими, странами, для Турции стал 1958 г. К середине этого года в экономике страны явственно обозначились кризисные явления. Для стабилизации экономического положения в стране правительство А.Мендереса обратилось за помощью к ОЕЭС. В свою очередь ОЕЭС перенесла сроки уплаты креди­тов на сумму 420 млн. долл., по которым подошли сроки, и выделила Турции 359 млн. долл. новых кредитов. Тогда же помощь Турции начала оказывать ФРГ — был предоставлен кредит в размере 210 млн. марок [2]. Положение в 1963 г. было достаточно тяжелым. После экономического упадка военных лет и десятилетия экономических экспериментов, приведших к дестабилизации и военному перевороту, страна только начинала формировать модель развития, обеспечившую ей экономический рост на по­следующие почти два десятилетия.

Необходимо отметить, что помощь по «стабилизационной программе Мендереса» стала, пожа­луй, первым случаем значительной технической и экономической помощи Турции со стороны евро­пейских стран, в том числе входивших в состав ЕЭС. Вероятно, 1958 г. можно считать поворотным с точки зрения внешних экономических связей Турции, так как с этого момента ее сотрудничество с западноевропейскими странами приобрело характер многостороннего взаимодействия; при этом США утратили свою роль ведущего и единственного донора Турции. Таким образом, «западная» ориентация Турции начала обретать все более «европейские» черты.

Таким образом, к рубежу 50-60-х годов XX в. США начали терять свои прежние доминирующие позиции в системе внешних связей Турции, уступая их странам Западной Европы, имевшими с ней традиционные экономические, социокультурные и политические связи. Как представляется, уровень экономического взаимодействия, достигнутый между Турцией и европейскими странами к указанно­му периоду, в том числе в рамках международных организаций, в сочетании с продолжением кемали- стского курса на европеизацию страны, обеспечивал предпосылки, подтолкнувшие Турцию к попыт­ке перевода этого сотрудничества на новый уровень — уровень интеграционного сближения со стра­нами ЕЭС, что и было воплощено в ее ассоциированном членстве в этой организации.

Первая заявка Турции на ассоциированное членство в Европейском сообществе была подана еще 31 июля 1959 г. правительством Мендереса. Эта заявка, однако, была «положена под сукно» Комите­том национального единства (КНЕ), возглавившим страну после переворота 27 мая 1960 г., но была подана вновь при правительстве Иненю в 1961 и 1962 гг. 25 июля 1962 г. Совет Министров ЕЭС ин­структировал Комиссию возобновить переговоры, которые затем привели к успешному достижению Договора об ассоциации, подписанного в Анкаре 12 сентября 1963 г. и вступившего в силу с 1 де­кабря 1964 года (Анкарский договор).

Необходимо отметить, что с самого своего возникновения ЕЭС проявило заинтересованность в широком сотрудничестве с развивающимися странами и готовность к такому сотрудничеству в услови­ях экстенсивного этапа экономического развития западноевропейских стран, тем более при сохранении в тот период у них обширных колониальных владений. «Общий рынок» нуждался в создании такой системы связей с развивающимися странами, которая обеспечивала бы как сырье, рабочую силу и рынки сбыта для экономик стран-участниц, так и долговременную экономико-политическую «привязку» этих стран к ЕЭС.

Несмотря на то, что договор был подписан Турцией с ЕЭС, т.е. с экономической организацией западноевропейских стран, политический аспект данного вопроса, нашедший затем отражение в рас­пространении компетенции Сообщества и на социально-экономические проблемы как внутри ЕС, так и в международных отношениях, был четко определен уже при подписании договора. Так, в договоре ставились и экономические, и политические цели ассоциации Турции с ЕЭС.

Экономическая цель состояла, как декларировалось, в «создании постоянно укрепляющихся от­ношений между народом Турции и народами, объединенными в ЕЭС», и «ликвидации разрыва, су­ществующего между турецкой экономикой и экономикой стран-членов Сообщества». Политическая цель была определена как «совместное отстаивание принципов, заложенных в основании Договора, создавшего ЕЭС, решимость в защите и укреплении мира и свободы».

В связи с тем, что Турция, не являясь членом Сообщества, не могла быть представлена в его ор­ганах, Анкарский договор предусматривал создание между Турцией и ЕЭС двусторонних «органов ассоциации», отвечающих статусу Турции в тот период. Основным таким органом стал Совет Ассо­циации, образуемый членами турецкого правительства, с одной стороны, и представителями прави­тельств стран-членов ЕС и руководящих органов Сообщества (Совета и Комиссии ЕС) — с другой. Решения в Совете Ассоциации принимаются консенсусом, в связи с чем каждая из сторон практи­чески обладает правом вето на принимаемые решения.

Кроме Совета Ассоциации и в качестве подчиненных ему органов были созданы также Комитет Ассоциации (на уровне послов), представляющий собой постоянно действующий орган управления Ассоциацией, и Смешанная парламентская комиссия, состоящая из 36 членов Европарламента и Ве­ликого Национального Собрания Турции (по 18 с каждой стороны) и призванная быть органом демо­кратического контроля за развитием Ассоциации (обладает правом принятия лишь рекоменда­тельных решений) [3].

Важной особенностью Анкарского договора стал его общий, «рамочный» характер. Данный до­говор, определивший основные принципы ассоциированности Турции в ЕЭС, должен был быть раз­вит рядом дополнительных протоколов, финансовых протоколов и решений Совета Ассоциации.

Другой особенностью данного договора, на которую часто обращают внимание в Турции, явля­ется то, что в его ст. 28 было предусмотрено получение Турцией статуса полноправного члена Сооб­щества в течение срока осуществления договора. Можно с уверенностью сказать, что данное согла­шение явилось отражением долгосрочных стратегических установок обеих сторон на взаимное сбли­жение. Для Турции оно стало, с одной стороны, продолжением курса на «европеизацию», начатого еще с османского периода, а с другой — отражением политики нового режима, пришедшего к власти 27 мая 1960 г., направленной на отказ от практически односторонней ориентации на США, на все­мерное расширение внешнеполитических и внешнеэкономических связей Турции.

Таким образом, Анкарское соглашение 1963 г. явилось отражением долгосрочных, стратегиче­ских установок обеих сторон на взаимное сближение. Для Турции оно стало, с одной стороны, про­должением курса на «европеизацию», начатого еще с османского периода, а с другой — отражением политики нового режима, пришедшего к власти 27 мая 1960 г., направленной на отказ от практически односторонней ориентации на США, на всемерное расширение внешнеполитических и внешне­экономических связей Турции.

Список литературы

1.  Джиллов X Экономика Турции. — М.: Наука, 1971. — С. 281.

2.  Иванова И.И. Турция и ЕЭС // Западная Европа и Азия: проблемы международных отношений (тезисы рабочего сове­щания). — М.: Наука, 1986. — С. 201.

3.     Шмелев В.В. Экономические группировки развивающихся стран (экономико-статистический справочник). — М.: Мысль, 1984. — С. 199.

Фамилия автора: А.Габдуллина, Г.М.Смагулова
Теги: Турция ЕЭС
Год: 2008
Город: Караганда
Яндекс.Метрика