Некоторые фрагменты научных, общественно-политических связей А.Н.Букейханова и населения Каркаралинского уезда на рубеже 1900-х годов

За последние 10–15 лет отечественная литература пополнилась рядом публикаций о крупнейшем казахском общественном деятеле Алихане Нурмухамедовиче Букейханове (5.03.1866 — 27.09.1937). Особенно часто его имя звучало в 2006 г., когда Государственная Дума России (Государственная Дума Российской Империи первого созыва) отмечала свое столетие. А.Н.Букейханов в первой Государственной Думе представлял казахское население Семипалатинской области. К этому времени он окончил Омское техническое училище (1890 г.), Лесной институт в Санкт-Петербурге (1894 г.), участвовал в ряде экспедиционных проектов, написал цикл публицистических и исторических работ, стал членом конституционно-демократической партии.

А.Н.Букейханов — один из организаторов и лидеров первой национальной политической партии «Алаш», председатель правительства «Народный Совет Алаш-Орда», возглавлявшего автономию казахских областей «Алаш», созданных на II Всеказахском съезде в декабре 1917 г. Добиваясь признания советским правительством созданной автономии «Алаш», А.Букейханов вел в переговоры с В.И.Лениным и И.В.Сталиным весной 1918 г. Истинный сын казахского народа трагически окончил свои дни, став впоследствии жертвой сталинского геноцида.

Предметом нашего исследования будет малоизученная тема общественных, политических, научных взаимоотношений А.Н.Букейханова со своими земляками из Каркаралинского уезда. Его сподвижниками в уезде выступали многие люди, чьи имена, к сожалению, потерялись в сложные периоды минувших лет.

Алихан Нурмухамедович Букейханов родился в ауле  № 7  Токраунской  волости  Каркаралинского  уезда Семипалатинской волости. Год рождения А.Букейханова до сих пор является нерешенной проблемой для некоторых исследователей. В предисловии, написанном М.Базарбаевым и С.Аккуулы к избранным трудам А.Букейханова, его год рождения указан как 1870. Причем авторы предисловия отмечают, что предлагаемая ими дата рождения основана на найденных в государственном архиве Омской области документах (свидетельстве и аттестате об учебе А.Букейханова в Каркаралинском и Омском училищах) [1]. Однако в свидетельстве, выданном Каркаралинским уездным начальником об учебе Алихана в Каркаралинской трехклассной школе и трехгодичном городском училище, нет точной даты рождения. В данном документе лишь указано, что «…Алихан Нурмухамедов, магометанского вероисповедания, имеющий 16 лет от роду…», и далее по тексту [2]. Составленный документ датирован 1886 г. На основе этих данных авторы считают 1870 г. как более вероятный год рождения Букейханова. Иных материалов авторы для подтверждения своей версии не предлагают. Однако, по нашему мнению, этот аргумент не является доказательным и достоверным. В других источниках указаны иные данные о годе рождения А.Букейханова — 1866 (М.Койгельдиев «Краткая казахская энциклопедия»), 1869 (Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон «Новый энциклопедический словарь», 8 т.) и т.д. Один из авторов данной статьи (З.Г.Сактаганова) обращалась в Центральный архив ФСБ России с просьбой допустить ее к работе с личным делом А.Букейханова. На данный запрос пришел ответ, подписанный заместителем начальника управления ФСБ России, где указано, что Букейханов Алихан Нурмухамедович являлся уроженцем Семипалатинской области, Каркаралинского уезда, Токраунской волости и указан год рождения — 1866. В анкете арестованного, заполненной собственноручно Алиханом Букейхановым и находящейся в архивах ФСБ РФ, указана дата рождения — 5 марта 1866 год [3]. В случае допуска к архивному личному делу, хранящемуся в Центральном архиве ФСБ России, будет возможность уточнения многих других эпизодов из жизни А.Букейханова, до сих пор находящихся под грифом секретности.

Начальное образование А.Букейханов получил в аульной кочевой школе у татарина муллы Зариева. В 1879 г. отец Нурмухамед (Мукан) Мырзатаев  отвез сына в Каркаралинский интернат для казахских мальчиков, открытый в 1872 г. под началом учителя Петра Ивановича Серебрянского. Алихан посещал Каркаралинскую киргизскую школу. Здесь с ним русским языком занимался учитель Павел Волков. По окончании курса киргизской школы Букейханов был переведен в Каркаралинское приходское училище.

В приходском училище в это же время обучался еще один будущий государственный и военный деятель Российской империи Лавр Георгиевич Корнилов. Пока никто не обратил внимания, что жизненные дороги «курдасов» Алихана и Лавра часто переплетались. После Каркаралинска они находились в Омске, где Алихан был студентом Технического училища, а Лавр — курсантом кадетского корпуса. Из Омска оба отбыли в Петербург, Лавр Корнилов поступил в Михайловское артиллерийское училище, Алихан Букейханов спустя год прибыл для обучения в Лесной институт. Предполагаемые дружеские и деловые взаимоотношения земляков могут стать темой отдельного поиска.

С 1-го июля 1881 г. Каркаралинское приходское училище было преобразовано в трехклассное городское училище со штатом из четырех человек. Возглавил училище учитель-инспектор, титулярный советник Николай Матвеевич Блинов. Закон Божий читал священник местной Князе-Владимирской церкви А.Н.Шестаков. Общеобразовательные предметы вели Дмитрий Вяткин и Петр Серебрянский, профессиональная подготовка которых высоко оценивалась в Омске. Вяткин и Серебрянский со временем стали членами-сотрудниками Западно-Сибирского отдела ИРГО [4].

После завершения обучения А.Н.Букейханов получил аттестат следующего содержания:

«Предъявитель сего сын султана Каркаралинского уезда Алихан Нурмухамедов, вероисповедания магометанского, имеющий от роду 16 лет, обучался в Каркаралинском городском училище с 17 августа 1881 года по 16 июня 1886 года, во все время учебы вел себя отлично. На окончательном испытании учеников городского училища, бывшего в июне 1886 года, показал в предметах курса городского училища следующие успехи: в Законе Божьем, Русском языке, Арифметике, Геометрии, Алгебре, Физике, Географии — отличные; Истории всеобщей и русской, Естественной истории — отличные; Черчении и Рисовании — хорошие. Нурмухамедов, как окончивший курс наук в городском училище, при отбывании воинской повинности пользуется льготой 3-го разряда по образованию. В удостоверении чего и дан ему,  Нурмухамедову,  сей аттестат за надлежащим подписом и приложением казенной печати. Каркаралинск, 16 июня дня 1886 года» [5]. На оригинале хорошо сохранилась сургучная печать училища, разборчивы подписи председателя педагогического совета (он же учитель-инспектор) Николая Блинова и учителя Дмитрия Вяткина.

В книге Срыма Букейханова приводятся сохранившиеся в семье фрагменты рассказов о детских годах А.Букейханова. И один из них, по мнению автора, определяет дальнейшую судьбу Алихана. Интернат, где учился Букейханов, посетил губернатор Г.А.Колпаковский. На встрече с учениками он задал задачу: «Между Омском и Каркаралинском 760 верст. Сколько раз колесо арбы прокрутится на этом расстоянии?». Быстрее всех, пишет автор, задачу одолел Алихан. И поэтому, по семейной легенде, А.Букейханову была дана рекомендация в Техническое училище в Омск [3].

На тот период для поступления в средние и высшие учебные заведения Российской империи инородцам действительно требовалась виза губернатора. 2 августа 1886 г. Каркаралинский уездный начальник отправил документы на Алихана Нурмухамедова в канцелярию Военного губернатора Семипалатинской области. Губернатор 19 августа 1886 г. поддержал стремление юноши к дальнейшему обучению, о чем были извещены и Каркаралинский уездный начальник, и директор Омского технического училища, куда решился поступать Алихан. А.Нурмухамедову из сумм Каркаралинского уездного ведомства была определена стипендия в 200 рублей.

Алихан Нурмухамедов стал студентом Омского технического училища. Каникулярное время обязательно проводил дома, в кругу родственников. Здесь, в Токраунской волости, он сделал первые шаги в своей общественно-политической деятельности. События, которые он наблюдает в Каркаралинском уезде, становятся фактами омской печати. Под псевдонимом «А.Н.» выходят следующие его работы: «Муллы в Каркаралинском уезде», «Из жизни киргизских должностных лиц Каркаралинского уезда», «Из Каркаралинского уезда», «Деятельный управитель». Особо следует отметить его зарисовку «О земледелии в Токраунской, Котан-Булакской и Западно-Балхашской волостях Каркаралинского уезда», в которых автор поднимает тему сохранения тугаев по берегам реки Токрау, защиты лесных массивов с привлечением государственных органов. Это, можно сказать, была своего рода заявка на обучение в стенах Санкт-Петербургского Лесного института[6].

Откроем «Акмолинские областные ведомости» за 28 августа 1890 г. Отъезд на учебу в Санкт-Петербург казахского юноши А.Н.Нурмухамедова вызвал в сердцах омских горожан определенную гордость за воспитанника. «Окончивший в нынешнем году полный курс наук в Омском Техническом училище киргиз Токраунской волости Каркаралинского уезда султан Алихан Нурмухамедов изъявил желание отправиться в С-Петербург для поступления в Лесной институт. Вполне сочувствуя такому стремлению Нурмухамедова и признавая крайне желательным для Степного края иметь лицо со специальным лесным образованием, господин Главный начальник края (барон М.А.Таубе. — авторы) рекомендовал названного молодого человека профессору института Н.Н.Бородину. Султан Нурмухамедов выехал уже в С-Петербург, получив на поездку пособие в 200 руб. из киргизских сумм на народное образование. Дай Бог успеха молодым людям в их научных занятиях для пользы своей и своего народа!» [7].

Еще во время обучения в Омске Алихан решил сменить фамилию Нурмухамедов на Букейханов. В Санкт-Петербурге он подписывает свои заявления «Алихан Нурмухамедов» или «Алихан Нурмухамедов Букейханов». Однако Каркаралинский уездный начальник высылал стипендию (сначала 300, потом 350 рублей) на имя Алихана Нурмухамедова.

Есть косвенные свидетельства, что из Санкт-Петербурга Алихан Букейханов отправлял письма на родину. 13 июня 1891 г. он обращается к директору Лесного института: «Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство разрешить мне отпуск на каникулярное время в Каркаралинский уезд до 15 сентября». В следующем, 1892 г. Алихан Букейханов проводит отпуск в Омске, в 1893 г. — в Кыштымском заводе Пермской губернии. 20 июня 1894 г. он обращается за разрешением к директору института провести отпуск в г. Каркаралинске [8].

Еще будучи студентом Лесного института, А.Букейханов проявлял активность в общественно-политической деятельности, являясь одним из лидеров студенческого движения в своем институте, организатором «студенческих беспорядков». Данные факты отслеживаются в материалах Департамента полиции Российской империи. В частности, в агентурных материалах 1892 и 1893 гг. обозначено, что функционирует «кружок Санкт-Петербургских лесников, состоящих из 8 лиц, среди которых — Букейханов» [9]. Еще материалы агентов: «Студент 3 курса Лесного института Букейханов (Нурмухамедов) Алихан … — член кружка студентов-лесников». По данным агента, «поименованные лица, по большей части теоретически подготовленные, разобравшиеся во многих вопросах и желающие приняться за практическую деятельность, как-то создание твердой организации, завязывание знакомств, как с существующими здесь кружками и индивидуальными личностями, так равно и в провинции, приобретение связей и добывание материальных средств с целью образовать кружковой фонд, выписывание нелегальных изданий с целью распространения в кружках и т.д.» пользуются значительным влиянием среди студентов [10]. В архивном деле Департамента полиции о волнениях среди учащейся молодежи в Санкт-Петербурге есть письмо от Санкт-Петербургского градоначальника, где указано, что «среди учащейся молодежи некоторых высших учебных заведений замечаются сильные волнения…Брожения эти являются результатом воздействия на своих товарищей — неблагонадежных лиц, стремящихся организовать беспорядки в учебных заведениях… Произносят зажигательные речи, возбуждая товарищей к выражению протеста и производству беспорядков… Подстрекателями являются в Лесном институте: Константин Владимиров Виелков, Максимилиан Иванов Выходцев, Алихан Букейханов и Николай Васильев Кузнецов». К данному делу прилагается список студентов Санкт-Петербургского университета и Лесного института, под номером 8 — «Букейханов Нурмухамедов Алихан, студент 4 курса, личность сомнительной благонадежности» [11]. Эти материалы позволяют сделать вывод: Алихан Букейханов еще в студенчестве проявляет себя не только как политически активная, зрелая личность, это, несомненно, лидер, причем лидер «теоретически подготовленный,разобравшийся во многих вопросах», выделявшийся среди своих сверстников интеллектом, способностью влиять на их умы и настроения.

После окончания Лесного института выпускник получил аттестат за № 1429:

«Дан от Совета Санкт-Петербургского Лесного института в том, что предъявитель сего сын Султана Алихан Нурмухамедов Султан Букей-Ханов, вероисповедания магометанского, родившийся в 1870 (Обращаем внимание на неточность сведений. — авторы) году, по постановлению Совета Лесного Института 9 октября 1890 года принят в число слушателей института и по выслушиванию полного курса выдержал испытания по всем предметам: ботанике — 5, дендрологии — 4, зоологии, минерологи, химии — 5, статистике — 3, общее законоведение и полицейское право — 5, лесной и межевой законы — 4, лесоводство, лесная технология, оценка лесов — 3, лесоустройство, лесное инженерное искусство — 5, немецкий язык — 3, и в заседании 12 сентября 1894 года удостоен звания ученого лесовода второго разряда. Аттестат выдан 19 сентября 1894 г. Подписи директора, помощника директора, секретаря» [12].

Из Санкт-Петербурга А.Н.Букейханов вернулся в Омск и служил в различных учреждениях до 1908 г. Появляются его многочисленные газетные и научные публикации. А.Н.Букейханов первым исследует все стороны жизни Степного края, куда входили Семипалатинская и Акмолинская области, и, конечно, не забывает Каркаралинский уезд и Токраунскую волость.

16 декабря 1900 г. в Омске состоялось общее собрание членов Западно-Сибирского отдела ИРГО. Доклад на тему «Краткий очерк состояния горнозаводского дела в степных областях Западной Сибири» сделал Н.А.Зборовский. В прениях выступил действительный член общества А.Н Букейханов, отметивший, что автор уделил недостаточно внимания положению рабочих на горных промыслах:

«В Каркаралинском уезде на юге находится Степановский завод (Кзылэспе) Попова. Здесь эксплуатация рабочих приобретает особый вид. Рабочие получают продовольствие на заводе. Этого до­статочно, чтобы заработок остался в конторе. Рабочим вместо зарплаты выдают квитанции, по которым они получают расчет в Каркаралах за 250 верст. Поездка туда стоит 5 рублей за лошадь. Поэтому квитанции продаются посредникам за 60–70 % заработка». А.Н.Букейханов настаивал на проверке контрактов с рабочими при строительстве железной дороги от Экибастуза до Иртыша [13].

В статьях в «Киргизской степной газете» за 1900 г. (от 2, 20, 27 января) А.Н.Букейханов дает характеристику волостным управителям Павлодарского уезда Исе Бердалину и Хусаину Бочтаеву, обстоятельно информирует читателей, как проходят поминки в степи [14]. Неоднократно посещает Семипалатинск. В Семипалатинске его привлекают к работе в областном статистическом комитете и утверждают в звании действительного члена. А.Н.Букейханов сближается с такими исследователями Прииртышья, как Е.П.Михаиэлис и Н.Я.Коншин, участвует в составлении нескольких томов «Памятных книжек Семипалатинской области».

Совершенно справедливо А.Н.Букейханова считают основателем абаеведения. Написанная Букейхановым статья-некролог «Абай (Ибрагим) Кунанбаев» была опубликована в «Семипалатинском листке» (1905, 25, 27 ноября), в трудах Семипалатинского подотдела ЗСО ИРГО (1907, в.III, с. 1–8). Автор показал блестящее знание жизни предков Абая — прадеда Ыргызбая, деда Ускенбая и отца Кунанбая. Мать Абая Улжан роднилась с бием Бертысом, который привел казахов рода Каракесек в Сары-Арку. Эти и подобные им исторические тонкости А.Н.Букейханов знал отлично. Из-под его пера вышел небольшой, но весьма насыщенный фактами рассказ о просветителе Абае, сразу определивший его место среди самых ярких звезд казахского народа.

Необходимо отметить и сотрудничество А.Н.Букейханова с Семипалатинским подотделом ЗСО ИРГО. Он передал подотделу не только статью об Абае Кунанбаеве, но и переписку султана Сюка Аблайханова. При осмотре в Семипалатинске музея Географического общества А.Н.Букейханов обратил внимание на лишние (вторые, третьи) экземпляры приспособлений для клеймения преступников, бичей для наказания и ходатайствовал об их отправке в Омск [15].

В Семипалатинске увидела свет и его работа «Из переписки хана Средней Киргизской орды Букея и его потомков» [16].

В конце XIX в. А.Н.Букейханов был одним из крупных исследователей хозяйственной жизни Казахстана. В течение ряда лет он сотрудничал в Экспедиции по исследованию степных областей в статистико-экономическом отношении, руководимой Ф.А.Щербиной. В 1890-х годах вместе с Д.Сатыбалдиным, Е.Итбаевым, У.Абичевым, И.Ф.Гусевым, М.Чумбаловым, И.Д.Трипольским и другими занимался обследованием Каркаралинского уезда. Была проведена перепись 67 % всех имеющихся хозяйств, материалы которой опубликованы в 1905 г. Руководитель отряда Л.К.Чермак высоко оценил вклад Букейханова: «Ему принадлежит составление примечаний к общинно-аульным группам, разные схемы, установление естественно-исторических районов и описание их, составление таблицы перекочевок и составление алфавитного указателя киргизских слов, вошедших в примечания. Им же совместно с И.Ф.Гусевым была составлена карта киргизского землепользования».

Первые результаты статистического обследования населения ряда уездов Семипалатинской области А.Н.Букейханов опубликовал в «Киргизской степной газете» уже 15 февраля 1898 г. Удалось найти и другие редкие труды экспедиции и ознакомиться с разделами, написанными А.Н.Букейхановым. Особенно впечатляет естественно-историческая характеристика пастбищных районов. Всего их выделено 22, для каждого приведено описание рельефа местности, растительности, дается характеристика летним и зимним пастбищам. Вероятно, А.Н.Букейханов, первым из казахских ученых, стал широко употреблять понятие Сары-Арка. Так казахи называли ковыльно-типцовые степи, так как летом засохшие степные злаки принимали желтый цвет. Перевод А.Н.Букейханова — «желтая спина», «желтый свод».

Обобщая итоги обследования хозяйственной жизни казахов, А.Н.Букейханов отмечает, что в Каркаралинском уезде население имеет различные занятия: 12 % населения имеют посевы, 27 — разнообразные промыслы, 4 — осели и стали жатаками. Главным же источником существования остается скотоводство, которое удовлетворяет все потребности семьи. В здешних условиях нормальное хозяйство должно быть обязательно скотоводческим. Только в этом случае хозяйство будет рентабельным и полностью, через реализацию продуктов животноводства, обеспечит себя всем необходимым, в том числе и хлебом.

Ленинградский ученый С.П.Швецов в 1928 г. так характеризовал исследования А.Н.Бу­кейханова: «Работы, произведенные им в экспедиции, отличаются высокой доброкачественностью, обнаруживая в авторе глубокое знание и понимание казахского хозяйства, большую объективность и способность к критической оценке самых сложных явлений казахского хозяйства, до того времени почти совершенно не изученного».

Отдельно следует отметить, что А.Н.Букейханов в опубликованных материалах экспедиции предоставил тщательно подготовленную полную характеристику аульно-хозяйственной жизни родной Токраунской волости. На момент обследования Токраунская волость состояла из 10-ти административных аулов, к анализу было принято 1358 кибиток (хозяйств) с населением в 7069 человек. Население проживало в саманных землянках и юртах, деревянных домов было всего 20, в то время как землянок — 839, юрт — 1436. 167 хозяйств, кроме животноводства, держали различные промыслы.

Остановимся только на статистических данных по 19-ти аулам, жители которых являлись прямыми потомками султана Букейхана. Отец Алихана — Нурмухамед Букейханов — зимовал в урочище Каражал, в 135 километрах от Каркаралинска, поселился в урочище он недавно — в 1889 г. Воду брали из колодца. В ауле Нурмухамеда было 5 хозяйств, население — 17 мужчин и 7 женщин. Аул имел 5 юрт, 4 землянки, 2 деревянных дома и 6 кухонь. Три хозяйства занимались промыслами, какими — Букейханов не указывает. Перечень аульного скота: взрослых лошадей с двухлетками — 42, из них 5 двухлеток; жеребят 6 голов, рогатого скота разных возрастов 13 голов и столько же верблюдов; овец с ягнятами — 162, коз с козлятами — 44. Всего имелось 285 единиц домашних животных. Два хозяйства держали наемных работников. Аул занимался хлебопашеством 30 лет, высеяно 22 пуда пшеницы, поставлено 50 копен сена.

А какой достаток имели другие потомки султана Букейхана? Обратимся к итогам переписи. Мухамеджан Даирхан — кстау Жосалы у реки Токрау: 12 хозяйств, 82 жителя, 1092 головы разного скота. Его сосед Мухамедхан Даиржан — кстау Актобе на реке Токрау: 9 хозяйств, 53 жителя, 568 голов скота. Шалахан Бабахан — кстау Караменде у реки Токрау: 11 хозяйств, 58 жителей, 476 голов скота. Рядом брат Шалахана Джангир Бабахан — кстау Акжарык у реки Токрау: 7 хозяйств, 38 жителей, 358 голов скота.

Остальные сородичи Букейхана имели: Абыпай Рустем, кстау Караунгур: хозяйств 3, население 9 человек, скота 106 голов; Кока Урстем, кстау Актюбе у реки Токрау: хозяйств 3, население 16 человек, скота 73 головы; Абдыхан Мурзатай, кстау Акавал у реки Токрау: хозяйств 6, население 32 человека, скота 106 голов; Хасен Ханхожа, кстау Карамоин у реки Токрау: хозяйств 2, жителей 9, деревянный дом, скота 23 головы; Куттыбай Кунжан, кстау Сакау откель у реки Токрау: хозяйств 1, жителей 2, скота 53 головы; Хамза Омыр, кстау Керуен откель у реки Токрау: хозяйств 5, жителей 35, скота 101 голова; Гали Сыздык, кстау Актогай у реки Токрау: хозяйств 2, жителей 12, скота 10 голов; Нурыш Кашим, кстау Актогай: 1 хозяйство, 5 душ населения, 11 голов скота; Жанторе Худаймендин, кстау Улытау: 1 хозяйство, 10 душ населения, 13 голов скота; Шокбар Абеу, кстау Карыжурт: 2 хозяйства, 13 душ, 22 головы скота; Еркеш Худаймендеу, кстау Акарал: 4 хозяйства, 20 душ, 112 голов скота; Абжан Оспан, кстау Юялытал: 4 хозяйства, 18 душ, 107 голов скота; Сейтым Оспан, кстау Каракемер: 1 хозяйство, 5 душ, 114 голов скота; Кучук Оспан, кстау Каракемер: 2 хозяйства, 17 душ, 150 голов скота.

Кроме этого, в отдельную группу были выделены так называемые тюленгуты Букейхана в количестве 9-ти аулов. Некоторые из них хозяйничали весьма умело и жили с достатком: Кенесары Худайменде, кстау Талдыбулак: 3 хозяйства, 14 душ населения, 143 головы скота; Темирбек Курманбай, кстау Каратас: данных нет; Сагым Карымбай, кстау Донгал: 1 хозяйство, 7 жителей, 5 голов скота; Торебай Айтбай, кстау Казыкоткель: 2 хозяйства, 16 душ, 30 голов скота; Молдахмет Алтайбай, кстау Аралтюбе: 3 хозяйства, 12 душ, 152 головы скота; Иса Сарымбай, кстау Кумарал: 4 хозяйства, 22 жителя, 54 головы скота; Сармантай Баймен, кстау Чубарарал: 2 хозяйства, 9 душ, 33 головы скота; Болеген Баймен, кстау Такырарал: 3 хозяйства, 23 жителя, 49 голов скота, Садык Коржунбай, кстау Акжал: 1 хозяйство, 4 жителя, 44 головы скота [17].

А.Н.Букейханов являлся одним из авторов редкой и удивительной книги «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга под редакцией В.П.Семенова. Том XVIII. Киргизский край». Уникальное собрание появилось в 1903 г. в типографии известного издателя А.Ф.Девриена. А.Н.Букейханову, А.Н.Седельникову и С.Д.Чадову принадлежит глава «Исторические судьбы Киргизского края и культурные его успехи». Ясно, что без участия А.Н.Букейханова история русско-киргизских отношений была бы изложена неполно. В очерке названы имена многих могущественных и влиятельных в свое время ханов, султанов и батыров. Среди них Аблай, Абул-Мамбет, Барак, Букей, Кенесары. Авторы сообщают, что «в 20-х годах казачье войско захватило лучшую часть современного Кокчетавского уезда и поселилось на месте современных Акмолинска, Баян-Аула, Кокчетава и Каркаралинска». Значительное место отведено истории крестьянской колонизации края. Ученые авторы дают свои рекомендации по развитию степных областей: «Край нуждается в открытии высшего сельскохозяйственного и ветеринарного институтов, так как земледелие и скотоводство составляют краеугольный камень его экономического благосостояния». Не забыта и родина А.Н.Букейханова: «Долина Токрау издавна служит киргизам местом для посева хлеба, который родится здесь хорошо; земледелие ведется арычным способом».

В другом очерке «Киргизы» А.Н.Букейханов подробно описывает жизнь, быт, обычаи своего народа. В частности, автор указывает, что киргизы между своими степными хозяйствами (аулами) проводят границы по хребтам гор, рекам, озерам, приметным увалам. Волостные судьи жалования не получают, а имеют установленный процент с обеих судящихся сторон. В статье мелькают употребляемые киргизами слова: котан — летний аул, кстау — зимнее поселение, корык — выпасы «про черный день», мугалим — учитель. На 20 волостей Каркаралинского уезда приходилось 130–160 мугалимов, которые обучали детей в летних кочевых школах [18].

Кроме активной исследовательской работы, А.Н.Букейханов занимается и общественно-политической деятельностью, к 1905 г. он сформировался как лидер казахского национального движения. 10 июля 1905 г. Степному генерал-губернатору в секретной докладной военный губернатор сообщал: «Каркаралинский уездный начальник рапортом 30 июня сего года донес, что по собранным им негласным сведениям на Куяндинско-Ботовской ярмарке киргизы Акмолинской и соседних уездов Семипалатинской области пригласили киргизов Каркаралинского уезда к участию в общей петиции на Высочайшее Имя. Главнейшие пункты этой петиции: уменьшение податей, упразднение института крестьянских начальников, предоставление полной свободы вероисповедания, учреждение особой должности киргизского муфтия и участие выборных киргизов в народном Представительстве. Порядок подачи петиции следующий: от Каркаралинского уезда предложено выбрать двух доверенных, которых отправить в Омск для участия в общем совещании доверенных от всех уездов Акмолинской, Семипалатинской и Тургайской областей. В Омске предполагают выбрать из всего состава совещания двух уполномоченных для доставления петиции в Петербург…». Далее уездный начальник Оссовский информировал Омские власти о поданной киргизами Каркаралинского уезда телеграмме в Петербург. Текст ее был составлен в Омске, прислан в Каркаралинск по почте и 22 июля за подписью 42 доверенных лиц через местную почтово-телеграфную контору отправлен Императору и в редакции газет «Сын Отечества» и «Русские ведомости».

Ввиду чрезвычайного интереса приводим документ, к составлению которого, как мы увидим ниже, А.Н.Букейханов имел самое непосредственное отношение. «В Омске совещание чиновников различных ведомств во главе с генералом Сухотиным высказалось против допуска представителей от киргизов в Земский Собор. Подобное недальновидное решение объясняемо лишь незнакомством с характером развития и стремлением главной массы населения Степного края, на которую это устранение произвело удручающее действие. Киргизы, населяющие огромную территорию, прилегающую к Китаю и Афганистану, связывают свою судьбу и интересы с судьбами всего государства, считают себя равноправными с другими народами и знают решение Вашего Величества привлекать достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей. В самом деле, какие же могут быть серьезные основания, не греша против элементарной справедливости и истины, выделять шестимиллионных киргизов в особо бесправную и незаконную группу.

Правда, мы занимаемся скотоводством, и интересы скотоводческого хозяйства заставляют нас кочевать, а не бродить, как думают, 3–4 месяца, но следует ли из-за этого лишать нас такого важного, драгоценного политического права участвовать в Земском Соборе? Почему занятие скотоводческой культурой должно лишать киргизов избирательного права, когда такого права не лишают занятия торговлей, земледелием, рыболовством и другими промыслам? Народы Российской империи, действительно, весьма различны по образованности, культуре и, следовательно, пониманию государственных задач. Между ними киргизы занимают не первое, но и не последнее место.

Не доказано, чтобы киргизы общественные и государственные задачи понимали хуже русских крестьян, не говоря уже о других оседлых инородцах, призываемых, предпочтительно перед киргизами, к устройству государственной жизни. Кто будет защищать интересы киргизов? Кто может правильно выяснить их нужды и способы их устранения, если не будут участвовать в Земском Соборе избранные нашим народом на общественных теперь основаниях представители? Просим верить, Государь, что мы, киргизы, не хуже других считаем себя подготовленными к этой великой работе. Нас не желают знать, считают чем-то низшим, бюрократия сморит на нас свысока и пренебрежительно; за это отношение нам приходится расплачиваться дорогой ценой. Во всяком случае, мы неповинны в том, что нас не знают те, кому надлежит знать.

Ввиду изложенного всеподданнейше просим Ваше Императорское Величество повелеть призвать на Земский Собор представителей от киргизского населения, так как правильное выяснение наших назревших нужд и способы их удовлетворения, а также правильное наше отношение к другим народам Империи могут быть установлены лишь при участии представителей от киргизского народа.

Коллективную телеграмму подписали следующие доверенные лица:

от Аксаринской волости — Балсеит Матаев и Мухаммед-ага Толубаев; от Кентской — Кирбай Матаев и Токтарбай Жандибаев; от Кувской — Мусатай Татсимбетов и Магат Акаев; от Эдрейской — Омар Кандыбаев и Какабай Алшинбаев; от Темиршинской — Серикбай Кангожин и Оспан Жангобылов; от Беркаринской — Акпай Джандеркин, Суюнбай Миротоков, Усембай Бугумбаев; от Нуринской — Арстамбек Давлетов и Халиулла Дюсембаев; от Акботинской — Жунус Кулбатыров и Боктыбай Барабаев; от Дегеленской — Керемхан Толебаев и Ташканбай Кошапов; от Дагандельской — Демесин Меирманов и Жолжан Байкабин; от Балхашской — Нормамбет Орманбетов и Турусбек Жантокин; от Сарыбулакской — Аралбай Султанов и Жунус Накипов; от Сартовской — Жусумгали Аяганов и Жусупбек Жельдыозеков; от Котанбулакской — Худайберды Байсарин и Иглик Кангожин; от Кызылтавской — Токбай Токсанбаев; от Моинтинской — Жумабек Куланов и Тасыбек Бакин; от Бюрлинской — Талмухамед Алтынторин и Рахия Сатпаев; от Токраунской — Ахмет Бекбембетов и Шангарбай Сатанов; от Абралинской — Муса Коянбаев и Сулейман Койсамасов».

Петиция и телеграмма на высочайшее имя вызвали переполох в местной администрации. Начался поиск зачинщиков. 21 августа 1905 г. Оссовский отправил в Омск телеграмму, где были такие строки: «Приговор был отправлен в Омск на имя ученого лесовода Алихана Букейханова, который, можно думать, является главным организаторам и руководителем дела. По некоторым определениям можно думать, что первоначальный текст телеграммы был значительно изменен Акпаевым, ввиду чего Букейханов является только инициатором и руководителем этого дела, но не может считаться ответственным за редакцию телеграммы. Выясняется, что петиция была отправлена Букейхановым в Петербург из Омска 28 июля. Букейханов ведет длительную переписку с влиятельными киргизами и, очевидно, пользуется в степи авторитетом. Телеграмма из Омска в Каркаралинск была привезена служащим в Омской Судебной палате кандидатом на судебную должность Жакыпом Акбаевым, который и выдает себя за составителя телеграммы. Но весьма возможно, что в составлении телеграммы принимал участие Букейханов. Доверенными лицами для участия в народном представительстве от Каркаралинского уезда намечены Алихан Букейханов и Жакып Акбаев»[19].

Не успели еще высохнуть чернила на посланиях о зачинщиках, как Каркаралинск потрясли новые события. 15 ноября в городе прошел митинг, вызванный обсуждением царского манифеста от 17 октября. В выступлениях жителей Каркаралинска обозначилась конфронтация с уездным начальником Б.А.Оссовским, который считал, что в городе возникла «чиновничья политическая партия или уездный комитет Семипалатинского отдела Социал-демократической партии».

А.Н.Букейханов принял участие в конфликте, встав на сторону волнующегося народа. Б.А.Оссовский 15 декабря 1905 г. составил документ на имя военного генерал-губернатора Семипалатинской области, в котором, в частности, сообщает: «Как образец гласной агитации против уездного начальника представляю Вашему превосходительству статью господина Букейханова, напечатанную в 256 номере «Степного края» под заголовком «Все тайное становится явным»: «Каркаралинский уездный начальник секретно донес Генерал-губернатору о том, что во вверенном его благородию Оссовскому уезде — бунт, для устранения которого необходимы экстренные меры. В Каркаралинск командированы товарищ прокурора Омского суда Жданович и Петропавловский жандармский ротмистр Прокопович. Как говорят, к ним в подмогу отправят отряд казаков. Стало быть, уезду угрожают все ужасы беззакония и произвола. В чем же, однако, дело? Я, нижеподписавшийся, узнав о том, что так легкомысленно замышляют преступные люди, не знающие киргизский народ, его степь, к сожалению, превращенную в сатрапию, послал в Каркаралинск телеграмму-запрос: «К.Чингисову — А.Байтурсынову. 20 ноября выехал в Каркаралинск прокурор Жданович, Оссовский доносит Сухотину о бунте в уезде. Телеграфируйте правду. Я сообщу в Москву и Петербург. 2 декабря 1905 года. Букейханов».

На эту телеграмму-запрос я получил 3 декабря ответ, подписанный десятками граждан города и уезда: «Донесение Оссовского о каком-то бунте в уезде ложно. 15 ноября (день мусульманского праздника курбан-айт) в городе была только манифестация. Участвовали городские киргизы, татары, русские и интеллигенты толпою не более 400 человек. Говорились речи, безусловно, законные. Порядок был образцовый. Следующие дни не было ни одной манифестации в городе, а тем более в уезде: до сего времени не было решительно никакого безобразия, насилия, а тем более бунта. Все возмущены ложным донесением уездного начальника Оссовского. Подписали: А.Байтурсынов, К.Тюленгутов, Михалевич — следователь, Нигметжан Бекметьев, Абдулла Бекметьев, Чемоданов — волостной писарь, А.Курманов, А.Аяганов — учитель, Бекметьев — купец, Сутюшев — купец, Мустафа Мамлеев — письмоводитель, Якупов, Бекметьев, Урманов, Вайсер — мировой судья, Абдулгазиз Бекметьев — переводчик, Найдевич, Желтан, Ибрай Акбаев, станичный атаман Рязанцев, городской староста Сивилов, Чанчиков — чиновник, Захаров, начальник местной команды Гомбинский, заведующий сельскохозяйственной школой Белдыцкий, Сатыбалдин — чиновник переселенческого управления, Митяшев — учитель, Павел Астреин — лесничий, Сергей Панфилов — податный инспектор, Владислав Рогалевич — крестьянский начальник, Мухамедша Галеев».

Как только восстановится телеграфное сообщение с Москвой и Петербургом, я сообщу приведенную выше телеграмму в совет рабочих, комитет союза союзов и бюро труда земских и городских деятелей и опубликую в столичных газетах на суд борющейся, обновляющейся молодой России.

Киргизы пока не знают и не чтут великие имена борцов за свободу России, но они узнают, и будут знать, и обязаны чтить освободителей России, начиная от Пестеля, кончая настоящими узниками Шлиссельбурга.

Не умножайте свои преступления, могильщики приказного строя. Ваши дни сочтены. С вами мы рассчитаемся в русском представительном собрании. Алихан Букейханов».

Манифестация была признана антиправительственной. Государственные служащие понесли наказание. Секретарь съезда крестьянских начальников Чанчиков был арестован на 7 суток с содержанием на воинской гауптвахте. Управляющий сельскохозяйственной школы П.П.Белдыцкий уволен от должности. Крестьянскому начальнику 1-го участка подполковнику В.А.Рогалевичу объявлен выговор. Должность Кувского волостного управителя потерял Хасен Акаев. В Зайсан переведен учитель Митяшев. Пострадал и Каркаралинский уездный начальник Б.А.Оссовский, его перевели в Петропавловск [20]. 6 марта 1906 г. был смещен священник местной церкви отец Геннадий Иванов.

Для Алихана Букейханова шаг в большую политику отмечен преодолением значительных препятствий и борьбой, особенно после событий, связанных с выходом царского манифеста о свободе. Алихан Нурмухамедович Букейханов по праву стал членом первой Государственной Думы.

А.Н.Букейханов в 1906 г. жил в Омске, но был приписан к Токраунской волости, где он числился в семье матери. Мать проживала с другим своим сыном, который являлся владельцем аула, А.Н.Букейханов имел определенную долю в наследстве. К моменту выборов брат Алихана скончался, что позволило омичу баллотироваться в списки выборщиков по избранию члена Государственной Думы именно от Токраунской волости. Согласно статье 10 Положения о выборах в Государственную Думу от 6 августа 1905 г. сыновья имели право голоса по желанию родителей или их уполномоченного, что подтверждалось соответствующей доверенностью. Такую доверенность мать Алихана составила и заверила у нотариуса. Однако «тонкие знатоки избирательного закона и толкователи» — волостной управитель и писарь А.Н.Букейханова в список для голосования не включили. Корреспондент газеты «Семипалатинские ведомости» (1906, 27 апреля) писал по этому поводу:

«23 апреля производились выборы выборщиков от Токраунской волости Каркаралинского уезда. На съезд явились 27 выборщиков, из них 18 наметили выборщиком Алихана Букейханова, но управитель, не объясняя причин, отклонил ходатайство их, не допустив Букейханова до баллотировки».

Сторонники Букейханова инициировали процесс обжалования решения волостного управителя в Каркаралинской и Семипалатинской выборных комиссиях. Остается неизвестным имя соратника А.Н.Букейханова, который занимался протестными процедурами в его пользу. Возможно, это был дипломированный юрист Жакуп Акбаев. Выборы проходили в сложный для А.Н.Букейханова период — сам он с 8 января по 30 апреля 1906 г. находился за участие в «днях свободы» в Павлодарской и Омской тюрьмах. В конце концов, справедливость в отношении кандидатуры А.Н.Букейханова была восстановлена.

Впервые публикуем текст телеграммы от 31 мая 1906 г. из Каркаралинска в Семипалатинск от председателя комиссии Зброзинского на имя генерал-губернатора и Областной по выборам в Государственную Думу комиссии: «Выборы по Токраунской волости утверждены. Выборщиками избраны киргизы аула № 7 Алихан Букейханов и аула № 4 Токмет Кренчин. Выборы по Кувской волости утверждены. Выборщиками избраны киргизы аула № 3 Хасен Акаев и аула № 8 Мусатай Таттимбетов»[21].

В начале июня в Семипалатинск приехали выборщики со всех уездов области — 176 человек из 184 избранных. Соперников у А.Н.Букейханова сначала не было. Известные, уважаемые аксакалы, хаджи, молодые богачи, степная интеллигенция решили отдать свои голоса за ученого-лесовода. Вдруг нашелся соперник — Зайсанские и Усть-Каменогорские выборщики агитировали за доктора А.Д.Айтбакина. А.Н.Букейханов получил приглашение на беседу к зятю доктора, известному Садвокасу Чорманову из Аккелинской волости Павлодарского уезда. Сорок знатоков права и обычаев учинили экзамен в части религиозной веры и семейных законов. Беседа длилась до захода солнца. Блестящие способности Алихана были замечены всеми. Самый достойный хаджи Кайрыбай огласил фетву, которую завершил словами «Пусть лишится жены и будет неверным тот, кто не выберет завтра Алихана!». Самых почетных выборщиков пригласил к себе на беседу и губернатор Галкин. В числе приглашенных был и Алихан. А.Д.Айтбакин, раздосадованный неудачей, уже покинул Семипалатинск. Алихана Букейханова выбрали с впечатляющим результатом — всего один голос против [22]. За А.Н.Букейханова проголосовали 175 человек, в том числе делегаты Каркаралинского уезда: Акбай Ибраев и Аубакир Курманов (Беркаринская волость), Сеилхан Бесчегулов и Хасен Бийжанов (Котан-Булакская волость), Шертык Тлеубаев и Аюбай Олжабаев (Акботинская волость), Нока Беркутбаев и Матели Ундербаев (Абралинская волость), Куанышбек Урунхаев и Кенжеходжа Булемесов (Кызылтауская волость), Ахмет Тышканбаев и Аман Бельгибаев (Дегеленская волость) и другие, числом около сорока человек.

Первая Государственная Дума была распущена 8 июля 1906 г., но депутаты не сдались без боя. Около 200 депутатов, в их числе был и А.Н.Букейханов, собрались в Выборге, где после бурных обсуждений приняли воззвание «Народу от народных представителей», так называемое «Выборгское воззвание». Депутаты призвали население в знак протеста против разгона Думы прекратить выплату налогов, выполнение других повинностей, новобранцам предлагали не являться на призывные пункты и т.д. Против подписавших «Выборгское воззвание» правительство возбудило уголовное преследование. По решению суда все депутаты, подписавшие воззвание, отсидели по три месяца в крепости, а затем были лишены избирательных прав при выборах в новую Думу и на другие общественные должности.

А.Н.Букейханов был осужден на три месяца тюрьмы 18 декабря 1907 г. Пока шло следствие, он борется за участие в выборах во II Государственную Думу, но безрезультатно. В статье «Открытое письмо киргизам Семипалатинской области», опубликованной в газете «Голос степи» в Омске 13 января 1907 г., А.Н.Букейханов рассказывает об этом. В декабре 1906 г. уездная Омская комиссия по выборам в Государственную Думу внесла А.Н.Букейханова в список по г. Омску. Но премьер Столыпин и министр юстиции Щегловитов прислали телеграмму — исключить бунтаря из списков избирателей. Уездная комиссия свое решение оставила в силе. Но областная комиссия исключила А.Н.Букейханова из списков. Тогда он выставил свою кандидатуру по Семипалатинской области в родной Токраунской волости и был избран в выборщики 10 декабря 1906 г. Результаты отменили после телеграммы Семипалатинского губернатора. Повторные выборы в Токраунской волости прошли 10 января 1907 г. Их вновь выиграл А.Н.Букейханов. Семипалатинский губернатор, сославшись на п.3 первой части 129 статьи Положения о выборах, повторно признал выборы недействительными. Как подписавшему «Выборгское воззвание», А.Н.Букейханову карьера в Государственной Думе была закрыта навсегда. Доверие и уважение к автору вызывает все эмоционально-патриотическое содержание публикации. А концовка-призвание сохранила прямое обращение к потомкам: «Выбирайте, друзья, тех, кто служит Родине! Смелый сам найдет Родину, а трус место, где его кормили. Алихан Нурмухамедович Букейханов. Бывший член Государственной Думы от киргиз Семипалатинской области. 11 января 1907 года, Омск. P.S.Мусульманские газеты прошу перепечатать» [23].

14 февраля 1907 г. тот же «Голос Степи» сообщает, что в Государственную Думу от киргиз Семипалатинской области избран ходжа Темиргали Тюйтин Нароконов. 18 февраля газета поместила телеграмму в его адрес от депутата Государственной Думы от сибирских казаков И.П.Леонтьева: «Сердечно поздравляю, дорогой Темиргали, избранием. Надеюсь, будете достойным преемником Алихана» [24].

В российских архивах в дореволюционной периодике Российского государства находится огромный пласт материалов, фрагменты из которого позволяют говорить о глубине и широте научных, общественно-политических и других интересов и связей Алихана Нурмухамедовича Букейханова. Они не только не систематизированы и не исследованы, они до сих пор еще неизвестны исследователям, не задействованы учеными. Некоторые фрагменты таких материалов мы предлагаем.

В Каркаралинском уезде А.Н.Букейханов сделал ряд заявок на разведку полезных ископаемых. Вот один из таких документов. «Томское горное управление объявляет, что Омским Управлением Государственных имуществ выдано Алихану Нурмухамедову Букейханову дозволительное свидетельство от 8 марта 1908 года за № 230 на право производства в течение 5 лет разведок месторождения асбеста на урочище Шет-Аркалык Эдрейской волости. Разведочный знак от заявочного столба: на Восток в 2-х верстах зимовка Тезекбая Науанова; на Юг в 1 ½ версты горы Аркалык; на Запад в ½ версте горы Аркалык; на Север в одной версте зимовка Калибая Тюйтина и около нее могила. Между могилой и заявочным столбом дорога в станицу Семиярскую и на Северо-Восток в 2 ½ верстах зимовка Бектемира Умбетбаева» [25].

В 1908 г. А.Н.Букейханов был выслан из Омска в Самару. Отсюда уходили его письма в Западную Сибирь и Центральный Казахстан. Об этом свидетельствуют воспоминания ученого Г.Н.Потанина, который в июне 1913 г. совершал поездку этнографического характера в Северное Прибалхашье. А.Н.Букейханов посоветовал известному путешественнику сделать остановку в ауле своего брата Смахана. Г.Н.Потанин замечает: «Алихан, постоянно проживающий в Самаре, не мог на это лето приехать в Каркаралинский уезд, но прислал письма в край, благодаря которым я познакомился с его друзьями Хасеном Акаевым, Жакупом Акбаевым, Хасеном Бижановым и другими». Однако до Смахана Букейханова Г.Н.Потанин не доехал, остановившись в ауле А.А.Ермекова. Брат Алихана тотчас же приехал туда и прислал в помощники Г.Н.Потанину своего двоюродного брата Сартека. Целью поездки Г.Н.Потанина была запись казахских сказок, и родственники Алихана Букейханова очень помогли ему в этом деле. «Смахан Букейханов доставлял лучших сказочников, Сартек вел запись сказок на казахском языке и переводил их на русский» [26].

Имя А.Н.Букейханова заслуженно пользовалось авторитетом не только в Степном крае, но и в Западной Сибири, оно было известно на всероссийском уровне. Личность Алихана Нурмухамедовича Букейханова неизменно привлекает к себе заинтересованных исследователей. О нем писали и пишут, свидетельство тому — многочисленные статьи и книги последних лет. Связи А.Н.Букейханова с Каркаралинской землей были обширны и многогранны и, конечно, требуют дальнейших исследований.

 

Список литературы

     1.   Алихан Букейхан. Избранное. — Алматы, 1995. — С. 30; Аккулы С. Жизнь и смерть лидера Алаш-Орды // Нива. — 2001. — № 6. — С. 122–146.

     2.   ГАОО. Ф.43. Оп.1. Д.942. Л.14.

     3.   Букейханов С. Нельзя о прошлом позабыть. — Алматы, 2002.

     4.   Семипалатинские областные ведомости. — 1891. — № № 17, 33; Акмолинские областные ведомости. — 1892. — 5 окт.

     5.   ЦГИА, г. Санкт-Петербург. Ф.994. Оп.4. Д.910. Л.7.

     6.   Особое прибавление к «Акмолинским областным ведомостям». — Омск, 1889. — 12 мая, 21 июня, 13 и 27 октября, 10 ноября.

     7.   Акмолинские областные ведомости. — 1890. — 28 авг.

     8.   ЦГИА г. Санкт-Петербург. Ф.994. Оп.4. Д.910. Л. 8. 24, 28, 31.

     9.   ЦГА РФ. Ф.102. Оп.90. Д.755. Ч.1. Т.1.

  10.   ЦГА РФ. Ф.102. Оп.91. Д.190. Т.1. Л.23–2.5

  11.   ЦГА РФ. Ф.102. Оп.91. Д.1112. Л.1–2.

  12.   ЦГИА г. Санкт-Петербург. Ф.994. Оп.4. Д.910. Л.33.

  13.   Сибирский вестник: — Томск, 1900. — 25 февр.

  14.   Киргизская степная газета. — 1900. — 2, 20, 27 янв.

  15.   Записки Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела ИРГО, 1906, в.2. Заседания 3 апреля и 4 июня 1904 года.

  16.   Семипалатинские областные ведомости. — 1900. — № 22–25.

  17.   Материалы по киргизскому землепользованию, собранные и разработанные экспедицией по исследованию степных областей. Семипалатинская область, Каркаралинский уезд. Т. VI. — СПб., 1905. — С. 226–239.

  18.   Букейханов А. Киргизы // Формы национального движения в современных государствах. — СПб., 1910. — С. 575–600.

  19.   Попов Ю.Г. Алихан Букейханов — возвращение имени. — Индустриальная Караганда. — 1992. — 2 окт.

  20.   Семипалатинские областные ведомости. — 1906. — № № 13, 16, 17, 19.

  21.   Семипалатинские областные ведомости. — 1906. — № 23 (10 июня).

  22.   Букейханов А.Н. Выборы в Степном крае // К десятилетию I Государственной Думы. — Петроград. — 1916. — С. 43–50.

  23.   Голос степи. — Омск, 1907. — 13 янв.

  24.   Голос степи. — Омск, 1907. — 4 февр.

  25.   Семипалатинские областные ведомости. — 1908. — № 14.

  26.   Потанин Г.Н. На притоке реки Токрау // Сибирская жизнь. — Томск, 1914. — 22 апр.

Фамилия автора: З.Г.Сактаганова, Ю.Г.Попов
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика