Природоохранная деятельность на предприятиях цветной металлургии прииртышья в 1980–2000-е годы

Природные богатства стали определяющим фактором в хозяйственном развитии Прииртышья. Наличие залежей руд цветных металлов в недрах Восточного Казахстана способствовало развитию горно-добывающей промышленности. На основе свинцово-цинковых, полиметаллических месторождений функционируют крупные горно-обогатительные и металлургические предприятия в Лениногорске, Зыряновске, Усть-Каменогорске, Верхней Уба-Шемонаихе, Змеиногорске и Куршум-Каршигы. В республиканском объеме свыше 30 % добычи руд цветных металлов приходится на предприятия Восточно-Казахстанской области. Здесь производится около 45 % свинца, почти 50 — цинка и 90 — редких металлов республики [1]. Так, в Восточном Казахстане была сконцентрирована значительная часть предприятий цветной металлургии республики, оказывающая наиболее отрицательное воздействие на природную среду и здоровье населения. В этой отрасли технологические процессы вовлекают значительные размеры земельных площадей. Процессы получения цветных металлов водоемки и сопровождаются ощутимыми выбросами загрязняющих веществ в атмосферу.

В работах исследователей рассматривались вопросы возрастающего негативного влияния промышленности на окружающую природную среду. Проблемы развития природоохранной инфраструктуры предприятий, комплексного использования природных ресурсов, региональных программ охраны природы рассмотрены в работах Т.С.Хачатурова, Я.М.Лемешева, О.А.Веклич, М.С.Тонкопий, О.Г.Передерий; и других авторов. В 1970–1980-е годы вышел целый ряд монографий, посвященных истории становления различных отраслей экономики Казахстана: энергетики, железорудной, угольной, химической, нефтяной промышленности, черной и цветной металлургии. Все исследования конца 80-х годов ХХ в. пронизаны жесткими идеологическими установками и стереотипами. В них освещены различные проблемы освоения края, становления промышленности, вопросы социально-экономического развития, но складывавшиеся социально-экономические противоречия упоминались исследователями вскользь. Что касается вопросов охраны природной среды, то им совершенно не уделялось внимания.

Форсированное освоение рудных залежей Приртышья, крупномасштабное производство металлов оказывало колоссальное давление на окружающую природную среду, состояние которой резко ухудшалось. Экономическая кома — таков был диагноз Восточного Казахстана, поставленный общественностью. Данная оценка имеет основание: ежегодно в области выбрасывается до 450 тысяч тонн вредных веществ, более миллиарда тонн накоплено твердых отходов, что оказывало негативное влияние на состояние окружающей среды [2]. Стоки промышленных городов Восточного Казахстана загрязняют Иртыш и его притоки. В результате промышленных сбросов содержание меди в реке достигло 300, цинка — 190 предельно допустимых концентраций вредных веществ. Среднегодовая концентрация вредных веществ превышала норму в 30–60 раз, возрастая в реке Глубочанка до 160, а иногда до 800 ПДК [3]. Таким образом, предприятия цветной металлургии оказывали интенсивное загрязнение природной среды Прииртышья.

Неблагоприятное экологическое состояние окружающей природной среды оказывало негативное влияние на здоровье населения региона. Сведения о смертности, изученные на примере города Усть-Каменогорска, показали, что 53 % всех случаев приходится на смертность от болезней сердечно-сосудистой системы и злокачественных новообразований. По исследованиям медиков, в большинстве случаев причиной этих заболеваний является нездоровая экологическая обстановка окружающей природной среды.

Немалое значение в увеличении количества заболеваний населения имеет несоблюдение режима санитарных зон промышленных предприятий. Долгое время развитие и застройка городов происходили стихийно. Формально все города имели генеральные планы, разработкой которых руководил госкомитет по архитектуре и строительству, а также его учреждения на местах. Однако им практически не подчинялось промышленное строительство в городах. Шла настоящая промышленная экспансия — захват городских территорий производственными предприятиями. Таким образом, в санитарной зоне промышленных предприятий Усть-Каменогорска в 1990 г. жили 21000 человек, Лениногорска — 5500, в Глубоком — 7500 человек [2]. Промышленное строительство входило в компетенцию министерств и ведомств и было полностью подчинено производственным нуждам. При этом не учитывалось, что санитарно-защитная зона расширяется и в нее попадает значительная часть жилого района. Так, 55 промышленных предприятий Усть-Каменогорска находилось в черте города. Среди них свинцово-цинковый и титаномагниевый комбинаты. Около 150 тысяч кв. м жилого фонда города Усть-Каменогорска, в котором проживали 25 тысяч жителей, попадали в зоны санитарной вредности промышленных предприятий Такая практика разрушала комплексное развитие городов: производственные корпуса росли, а строительство жилых домов, социально-культурных объектов, предприятий сферы услуг отставало. Министерства и ведомства не принимали необходимых мер для выноса жилых строений и объектов культурно-бытового назначения из зон санитарной вредности. В 1980-е годы из зоны санитарной вредности предстояло вынести пять тысяч домостроений и объектов социально-культурного назначения, но выполнение этих мероприятий откладывалось. Ульбинский металлургический завод с бериллиевым производством практически не имел санитарно-защитной зоны, по соседству с заводом были расположены жилые здания [4]. Учитывая экологическую вредность данного производства, его технологическую отсталость и неэффективную работу очистных и улавливающих установок защиты природной среды, сложившуюся ситуацию можно оценить как одно из проявлений экоцида.

На предприятиях цветной промышленности предусматривались мероприятия по охране природы. С целью совершенствования средозащитной деятельности был принят ряд документов, среди них Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении охраны природы и улучшении использования природных ресурсов», «О дополнительных мерах по усилению охраны природы и улучшению использования природных ресурсов», «О работе партийных, советских, хозяйственных организаций города Усть-Каменогорска по предотвращению загрязнения окружающей среды», «О мерах по дальнейшему оздоровлению воздушного бассейна наиболее загрязнённых промышленных городов КазССР», «О дополнительных мерах по дальнейшему усилению охраны от загрязнения вод бассейнов рек Иртыш, Чу и Урал, Каспийского моря, Капчагайского водохранилища и водных источников Карагандинско-Темиртауского промышленного района». Для осуществления природоохранной деятельности и успешного управления качеством природной среды была подготовлена соответствующая нормативно-техническая база. С этой целью в 80-е годы был разработан и утвержден ГОСТ 2425.4 — 80 «Управление производственным объединением и промышленным предприятием. Управление охраной окружающей среды. Основные положения».

Для обеспечения охраны водных объектов от вредного воздействия производства на предприятиях цветной металлургии в 1980-е годы наметилась тенденция перевода технологии производства на оборотные системы водоснабжения, и продолжалось оснащение источников загрязнения очистными и улавливающими установками.

Внедрение полного водооборота на обогатительной фабрике Лениногорского полиметаллического комбината обеспечило сокращение ущерба от загрязнения водоемов на 2,7 млн. руб/год [4]. Задания по строительству оборотных систем водоснабжения в первой половине 80-х годов получили ряд предприятий цветной металлургии, среди них Белоусовская обогатительная фабрика Иртышского полиметаллического комбината, Усть-Каменогорский титаномагниевый и свинцово-цинковый комбинаты, а также другие промышленные предприятия [5]. Реализация данных мероприятий позволила снизить содержание цинка в сточных водах свинцово-цинкового комбината до 0.05–0.07мг/литр, против 6 мг/литр, существовавших ранее. Также в результате введения оборотной системы водоснабжения сброс сточных вод был снижен на 18 тысяч куб.м/сек [6]. Но эти успехи были незначительными. В целом на протяжении всего исследуемого периода проблема очистки сточных вод так и не была решена.

В отрасли цветной металлургии наблюдалась тенденция, характерная для всей экономики в целом — строительство природоохранных объектов, как и других объектов социальной сферы, не­оправданно затягивали. Трест «Алтайсвинецстрой» с большим отставанием вёл реконструкцию хвостохранилища, систему оборотного водоснабжения обогатительной фабрики Иртышского полиметаллического комбината, где за 1985 г. план строительно-монтажных работ был выполнен на 31 % [5]. Хотя согласно постановлению Совета Министров Казахской ССР от 11 декабря 1973 г., система полного водооборота должна быть построена на свинцово-цинковом комбинате в 1977 г. Но лишь в 1985 г. было утверждено обоснование технического перевооружения, в состав которого входила локальная очистка сточных вод и перевод комбината на полное оборотное водоснабжение Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат из-за отсутствия оборотной системы водоснабжения продолжал сбрасывать в Ульбу 17,7 млн. куб. м загрязняющих вод ежегодно [7]. Но к началу 90-х годов так ничего не было сделано. Таких примеров можно привести множество. Таким образом, мероприятия по охране природной среды откладывались на одно из последних мест. Несмотря на существование очистных сооружений, решить проблему в исследуемое время не удавалось в силу определенных причин — технологического, организационного и политического характера.

Вопрос об эффективности функционирования очистных установок неоднократно поднимался на заседаниях областных бюро Компартии Казахстана. Проблемы состояния и охраны атмосферного воздуха, предотвращения его загрязнения рассматривались на заседаниях Восточно-Казахстанского областного бюро Коммунистической партии Казахстана в конце 70-х – начале 80-х годов XX в., где отмечались серьёзные недостатки в осуществлении природоохранной деятельности на предприятиях, а именно: низкое техническое состояние пылегазоочистных установок, приводившее к выбросам технических газов в атмосферу очищенными только на 60–63 % [8].

Предприятия цветной металлургии в силу открытости технологических процессов оказывали колоссальное воздействие на атмосферный бассейн. Традиционно проблема уменьшения негативного влияния на атмосферу решалась путем улавливания загрязняющих веществ. На начало 1980-х годов минувшего столетия предприятия металлургии Прииртышья располагали определенным количеством очистных установок для улавливания загрязняющих веществ. Однако функционировали не все из них. Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат имел 104 очистные установки, состояние которых в начале 80-х годов оценивалось удовлетворительно; титаномагниевый комбинат располагал около 113 установками, из них 27 находилось в неудовлетворительном состоянии [9]. В результате основные предприятия — загрязнители: свинцово-цинковый и титаномагниевый комбинаты допускали выбросы не проходивших очистку газов. Таким образом, наличие улавливающих природоохранных установок не обеспечивало должной охраны атмосферного воздуха в промышленных регионах. К концу 80-х годов ХХ в. на предприятиях активизировалась природоохранная деятельность. Начались реконструкция и модернизация природозащитных технических средств. Так, на Усть-Каменогорском свинцово-цинковом комбинате благодаря проведённой реконструкции улавливающих установок сокращен выброс пыли в атмосферу на 384 тонн/год; на титаномагниевом комбинате реконструкция установок пылеулавливания позволила снизить выбросы вредных веществ в атмосферу на 0,547 тонн/сутки [10].

Практика показала, что создание и ввод а эксплуатацию совершенных систем водоснабжения и очистки сточных вод, а также пыле-, газоулавливающих установок еще не является абсолютной гарантией охраны вод и атмосферного воздуха от загрязнения. Необходимо было еще обеспечить надежную эксплуатацию этих систем, т.е. беспрерывную, технически грамотную и наиболее эффективную. Так, в конце 80-х годов более 40 % водоохранных объектов работали неудовлетворительно. К примеру, при проверке водоохранной деятельности на Ульбинском металлургическом заводе выявлены грубейшие нарушения эксплуатации очистных агрегатов.

Помимо нерешенных проблем со строительством и эксплуатацией очистных сооружений, загрязнение окружающей среды связано с аварийными выбросами вредных веществ. Такие выбросы возникают в условиях экстенсивной экономики, при которой недостаточно средств вкладывалось не только в природоохранные объекты, но и в технологическую модернизацию самих предприятий. Однако в исследуемый период на промышленных предприятиях цветной металлургии региона, а также других отраслей производства проблемы обновления технического оборудования, модернизации технологии и совершенствования работы предприятия в целом оставались нерешенными долгое время. Промышленные производственные фонды ряда предприятий, в том числе металлургических цехов свинцово-цинкового комбината, физически и морально устарели. Во второй половине 1980-х годов аварийные сбросы загрязняющих окружающую среду веществ случались чаще. К примеру, в результате аварийного сброса в августе 1987 г. загрязнение в Ульбе по цинку достигло 306 ПДК. В результате аналогичных сбросов в январе 1988 и июле 1989 гг. нанесённый ущерб природной среде оценивался в 3220 тысяч рублей [2].

К сожалению, несмотря на бесконечные аварии в производственном процессе повышением технического уровня производства во второй половине 80-х годов ХХ в. занималось немногим более половины промышленных предприятий и только треть внедряла прогрессивные, малоотходные технологии. Проект реконструкции Усть-Каменогорского свинцово-цинкового комбината на 1989–91 гг. был реализован всего на 4 %. Степень износа производственных фондов свинцово-цинкового комбината составляет 60,5 %. Для подразделений комбината эти показатели следующие: фонды свинцового завода изношены на 80,5, цинкового — 96,4, сернокислотного — 96,1 %. Другой гигант цветной металлургии — титаномагниевый комбинат, расположенный в Усть-Каменогорске, — практически исключил из планов технического перевооружения строительство природоохранных объектов. Не имели планы и не проводили мероприятия по охране природы полиметаллический комбинат города Лениногорска, свинцовый комбинат г. Зыряновска, цементный завод поселка Бухтарма [2].

Таким образом, исторический опыт показал, что управление природоохраной и природопользованием в отраслевых структурах на основе поресурсного, отраслевого подхода к охране природы неэффективно. Так как руководство промышленных предприятий в первую очередь было более заинтересовано в выполнении производственных планов, заботе об окружающей среде уделяло второстепенное внимание. В техническом плане, как бы не были совершенны средозащитные средства, улучшения состояния природной среды не произойдет, поскольку всегда будет существовать угроза разового выброса загрязняющих веществ в результате аварий, физического износа оборудования, несоблюдения технологии производства. Следовательно, уменьшения негативного воздействия на природную среду можно достичь в результате экологизации промышленного процесса, т.е. через организацию экологически чистых производств, внедрения более чистых технологий, а также через рациональное использование природных ресурсов, безотходное производство.

Исторически сложившийся экстенсивный, затратный характер экономики обусловил расточительное использование природных ресурсов и многократно повысил антропогенное и техногенное воздействие на природную среду, изменив ландшафты. Разработка богатейших природных запасов любой ценой превратила Рудный Алтай в экономически уязвимую провинцию Евразии. Учитывая специфику отрасли, максимальная эффективность природоохранной деятельности на ее предприятиях может быть обеспечена только при комплексном подходе к решению проблемы. Система ведомственного управления, ориентированная на экстенсивный рост, не обеспечивала комплексного подхода к решению вопросов охраны природы и рационального использования природных ресурсов. Развитие производства в изучаемом регионе осуществлялось без должного учета экологических последствий. По данным академика Т. Р.Хачатурова, вес произведённой готовой продукции составляет всего лишь 1–1,5 % от общего объема добытого сырья и материалов. Партией и правительством неоднократно принимались постановления, направленные на экономию и ресурсосбережение, однако допускались очень большие потери металла, начиная от добычи и кончая получением конечного продукта — проката: «О коренном улучшении использования сырьевых, топливно-энергетических и других материальных ресурсов в 1986–1990 гг. и в период до 2000 г.» (23.05.86); «Об усилении работы, связанной с экономией сырьевых, топливно-энергетических ресурсов» (12.02.88), в которых отмечается, что со значительным отставанием заданий по экономии работали предприятия и организации Восточно-Казахстанской и Семипалатинской областей. В связи с названными постановлениями Министерство цветной промышленности СССР разработало отраслевые программы «Экономия». Однако эти программы носили декларативный, формальный характер, предусмотренные в них объемы работ не были подкреплены необходимой организацией технических мероприятий. В справке об исполнении постановления указывается, что на предприятиях Восточного Казахстана со значительным отставанием выполняются задания по экономии. Принятие программ по экономии, а также меры по реализации постановлений не дали ожидаемого результата. Извлекаемая из недр горная масса использовалась на 10 %, комплексность и полнота освоения месторождения не превышала 50 %. Поэтому регулярно возрастал объем отходов. По состоянию на конец 90-х годов в Восточно-Казахстанской области зарегистрировано около тридцати крупных накопителей отходов горно-обогатительного металлургического производства, содержащих около 1,5 млрд. тонн. Их ежегодное образование составляет до 30 млн. тонн. Внедрение экономических механизмов воздействия на промышленные предприятия с целью улучшения его природоохранной деятельности в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ в. стало шагом вперед в проведении эффективной экологической политики государства. Данное нововведение создавало условия для заинтересованности каждого предприятия в проведении экологических мероприятий.

Новые экономические условия стимулировали поиск путей совершенствования технологий. В частности, некоторые предприятия цветной металлургии Прииртышья стали уделять внимание совершенствованию технологических процессов, рациональному использованию вторичных ресурсов. Так, ОАО «Казцинк» наладил комплексную переработку клинкера, скопившегося на отвалах Усть-Каменогорского металлургического производства в количестве 1,5 млн. тонн. На Усть-Каменогорском титаномагниевом комбинате внедрена технология переработки отходов данного производства, которая позволяет утилизовать отходы в товарные продукты. На Павлодарском алюминиевом заводе отход производства шлам используется при строительстве дорог Павлодарской и Омской областей. Максимальный объем отгрузки шлама в 1987 г. составил 300 тысяч тонн. Также предприятие реализует другие способы утилизации шлама путем использования их в производстве стеновых материалов, гравия, кирпичей [11].

Отрадно, что в конце 90-х ХХ в. хозяйствующие структуры стали уделять некоторое внимание экологическим проблемам своих производств. Это явилось следствием последовательной экологической политики государства, результатом совершенствования системы охраны природы и изменения методов управления природопользованием.

Управление качеством природной среды возможно, главным образом, через воздействие на технологические процессы. В 1994 г. на Павлодарском алюминиевом заводе объем выпуска глинозема составил 822,9 тысячи тонн, а в 2000-м достиг 1208 тысяч тонн. С расширением производства параллельно увеличивались вложения в природоохранные мероприятия. После образования в 1997 г. ОАО «Казцинк» на предприятии был сделан акцент на ремонт и модернизацию основного технологического и средозащитного оборудования. Это позволило при увеличении выпуска продукции не допускать роста выбросов загрязняющих веществ. На титаномагниевом комбинате также созданы условия для снижения выбросов с 915 тонн/год в 1999 г. до 745 тонн/год в 2003 г. [12].

Изменение форм собственности, экономических и экологических отношений создает условия для учета экологических последствий производственной деятельности промышленными предприятиями. Для этого на современном этапе используется мониторинговая система. Пример успешного применения мониторинговой системы есть на Павлодарском алюминиевом заводе [12]. Автоматизированная мониторинговая система управления экологическими рисками коренным образом расширяет возможности предприятия в сфере природопользования, владения информацией об экологической ситуации, управлении технологическим процессом исходя из требований защиты окружающей среды и здоровья населения. Новизна созданной системы заключается, в основном, в объединении в рамках единого информационно-аналитического комплекса всех экологических аспектов деятельности предприятия, а также качества производственной среды и здоровья рабочих и служащих в обеспечении сетевой технологии оперативного контроля и информирования руководства о протекающих процессах, аттестации рабочих мест.

В результате совершенствования системы природопользования и природоохраны и применения новых методов экологическими службами в конце 90-х годов ХХ в. активно стала использоваться экологическая экспертиза. Она явилась определенной преградой в реализации экологически ненадежных проектов, значительно ограничила беспредельную власть отраслевых ведомств, способствовуя внедрению экологически чистых технологий. С обретением независимости изменились приоритеты экономического развития республики и ее регионов.

Итак, в 80-е годы ХХ в. предприятия цветной металлургии Прииртышья осуществляли свою деятельность, сосредоточив в своих руках и право использования природными ресурсами, и обязанность их охраны. Парадокс данного явления вылился в ухудшение экологической обстановки в регионе. Анализ отраслевого подхода к управлению охраной природы на примере природоохранной деятельности предприятий цветной металлургии показал несостоятельность названного подхода. Так как расцвет ведомственного диктата в регионе, которому не могли противостоять ни местные органы власти, ни региональные природоохранные управления, ни общественность, обусловил диспропорцию в развитии Края, истощение природных ресурсов, загрязнение окружающей среды. По этой причине система охраны природы, сформированная на основе отраслевого подхода в 80-е годы XX в., не могла обеспечить экологическую безопасность в областях. Промышленные предприятия цветной металлургии, более заинтересованные в росте производства, в выполнении производственных планов, меньше всего уделяли внимание и выделяли средства на мероприятия социального плана, в том числе на охрану природы, что выразилось в несовершенстве технологических процессов, неэффективной работе природоохранных установок и объектов, в нерациональном использовании природных ресурсов.

С обретением Казахстаном независимости сделаны первые шаги на пути к оздоровлению экономики, ее экологизации, однако наследие прежнего экстенсивного развития отрасли преодолеть в одночасье невозможно. Становление независимой экологической службы в республике и его подразделений в областях, применение новых экономических механизмов управления природопользованием создали условия для проведения более активных средозащитных мероприятий каждым предприятием цветной промышленности, а также для экологизации технологических процессов.

Хотя найдены пути экологизации промышленности, используются экономические методы в регулировании природопользования, введена экологическая экспертиза технологии, но остается множество проблем, связанных с правовым регулированием экологических отношений. 

Список литературы

     1.   Тонкопий М.С. Экология и экономика природопользования. — Алматы: Экономикс, 2003. — С. 160.

     2.   Диагноз Восточного Казахстана: экологическая кома // Экспресс К. — 1992. — № 113–114. — С. 7–8.

     3.   Алимбаев Т.А.Экология и политика. — Астана, 2003. — С. 36.

     4.   Передерий О.Г., Микшевич Н.В.Охрана окружающей среды на предприятиях цветной металлургии. — М: Металлургия, 1991. — С. 5.

     5.   ГАВКО. Ф.1-п. Оп 2. Д.3144. Л.7–8.

     6.   ЦГА. Ф.1553. Оп.3. Д.6994а. Л.57.

     7.   ГАВКО. Ф.1п. Оп.2. Д.2246. Л.64.

     8.   ГАВКО. Ф.1п. Оп.2. Д.2005. Л.37–40.

     9.   ГАВКО. Ф.1п. Оп.2. Д.2130. Л.27.

  10.   ГАВКО. Ф.1п. Оп.2. Д.4515. Л.4.

  11.   Бузмакова В.Отходы — в дело // Экологический курьер. — 2001. — 4 июля. — С. 5.

  12.   Родионов В. Повышать требовательность к экспертизе // Экокурьер. — 2004. — 7 янв. — С. 2.

Фамилия автора: Т.А.Алимбаев, А.М.Сыздыкова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика