Тайна как предмет преступления

Самое главное в общении — услышать то, что не было сказано.

Дракер

 

Право на тайну берет свое начало из Конституции Республики Казахстан. В ст.18 говорится, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства». Каковы же меры уголовно-правовые защиты такого важного института, как информация, такого правового института, как тайна?

Термин «тайна» в действующем Уголовном кодексе применяется довольно широко. Законодатель при описании составов преступлений включил ее в круг обязательных признаков объекта и установил уголовную ответственность за общественно опасные деяния, посягающие на различного рода конфиденциальную информацию, в частности: государственную, личную, семейную, коммерческую, банковскую тайну и ряд иных видов тайн.

Но несмотря на это уголовный закон определение термина «тайна», так же как и термина «информация», не раскрывает, придавая соответствующим нормам бланкетный характер, а единообразия в понимании тайны (сведений конфиденциального характера) как предмета уголовно-правовой охраны в науке уголовного права пока не достигнуто. Нормы отраслевого права, аналогично уголовному законодательству, ставят своей основной задачей разрешение правовых вопросов регулирования конкретных видов тайн, а не целостного института тайны, как комплекса конфиденциальной информации. В связи с этим для более детального уяснения терминов «конфиденциальная информация» и «тайна» мы считаем необходимым обратиться к нормам частного права и специальной научной литературе, отмечая тот факт, что и отраслевое законодательство до настоящего времени также окончательно не разрешило вопрос о юридической природе тайны [1].

Говоря о тайне как о комплексном социальном, экономическом и правовом понятии, необходимо в первую очередь отметить то, что им охватывается достаточно широкий круг разнородных общественных отношений, возникающих в различных сферах деятельности личности, общества и государства [2]. Содержание же любой конкретной тайны заключается в том, что в качестве ее предмета всегда выступают сведения, не предназначенные для широкого круга лиц, а их разглашение может повлечь различного рода нежелательные последствия для собственника или иного владельца такой тайны.

За последнее десятилетие в специальных научных изданиях было опубликовано значительное количество работ, посвященных различным видам тайн, связанных как с экономическими, так и с иными вопросами жизнедеятельности человека [3]. Целый ряд таких публикаций посвящен интересующим нас проблемам защиты конфиденциальности коммерческой и банковской тайны, что подтверждает актуальность изучения данных институтов для дальнейшего развития экономических отношений, обеспечения экономической безопасности государства и общества. Однако подавляющее большинство проводимых исследований затрагивает либо экономические, либо гражданско-правовые аспекты проблемы, оставляя неразрешенным большое количество вопросов, находящихся в уголовно-правовом поле.

Первоочередным моментом в изучении природы любого явления по-прежнему остается вопрос определения содержания рассматриваемого понятия и составляющих его признаков. Что касается «тайны», то под ней, в общепринятом смысле, понимают такую сферу объективной реальности, которая остается скрытой от восприятия либо понимания ее сути [4].

В.Даль дает определение «тайны» как «всего сокрытого, неизвестного, неведомого, нечто скрытно хранимого, что скрывают от кого-либо с намерением, таят» [5]. Аналогично определяет «тайну» и С.И.Ожегов. По его мнению, «это нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет» [6].

Разумеется, данные понятия, расширяя содержательные пределы тайны, характеризуют лишь бытовой смысл этого термина и абсолютно недостаточны с правовой точки зрения. Хотя во многих иных словарях и справочных изданиях (например, в Философском, Кратком политическом словарях, словарях по психологии и социологии) термин «тайна» даже не упоминается, что вызывает определенное недоумение. Большая Советская Энциклопедия включает в себя информацию только о двух видах тайны — государственной и переписки [7].

В дореволюционной юридической литературе «тайна» определялась в основном как «сохранение в негласности обстоятельства, разглашение которого принесло бы больше вреда, чем пользы, понимая последнюю не только в смысле утилитарном, но и в смысле отвлеченном, т.е. ограждение существования и питания нравственных идеалов человеческого совершенствования» [8].

В настоящее время наряду с «тайной» все более частое применение начал получать такой термин заимствованного происхождения, как «конфиденциальная информация». Понятие «нарушение целостности и конфиденциальности» наиболее широко используется, когда рассматривается проблема безопасности информационных систем. При этом, говоря о целостности, подразумевается защита данных от разрушения и изменения. Конфиденциальность же понимается как предотвращение возможности использования информации лицами, которые не имеют к ней отношения. Появление вслед за специальной литературой и в законодательстве об информации термина «конфиденциальность» наряду с термином «тайна», на наш взгляд, абсолютно оправданно. Обратимся для примера к Современному словарю иностранных слов, который толкует данное определение (от латинского confidension — доверие), как «доверительный, не подлежащий огласке, секретный» [9]. В связи с этим можно сделать вполне определенный вывод о том, что термин «конфиденциальная информация» выступает в качестве одного из синонимов термина «тайна», и данные понятия являются абсолютно взаимозаменяемыми.

В действующем законодательстве, как уже отмечалось, отсутствует определение обобщенного понятия «тайна», но в связи с актуальностью и правовой необходимостью попытки определить и описать данную дефиницию в литературе юридического характера начинают предприниматься все чаще. Так, Л.О.Красавчикова толкует понятие «тайна» как «определенную информацию о действиях (состоянии и иных обстоятельствах) определенного лица (гражданина, организации, государства), не подлежащую разглашению» [10]. Тем не менее, как справедливо отмечает И.В.Смолькова, данное определение нельзя признать достаточным, так как оно «не включает ряд существенных признаков тайны, связанных с обязанностями хранить тайну, и ответственностью за ее разглашение» [11, 13].

В своих работах И.В.Смолькова достаточно подробно рассматривает признаки, характеризующие тайну как объект правового регулирования, и выделяет семь из них в качестве основных [11, 14–16]:

1) тайна — это прежде всего информация, сведения;

2) сведения должны быть известны или доверены узкому кругу лиц;

3) сведения также могут быть известны или доверены определенным лицам в связи с их профессиональной или служебной деятельностью, осуществлением определенных поручений;

4) сведения не подлежат разглашению;

5) разглашение указанных сведений может повлечь наступление негативных последствий — имущественного, иного материального или морального ущерба собственнику, владельцу, пользователю информации или иному лицу;

6) на лицах, которым не подлежащая оглашению информация доверена в связи с осуществлением ими служебных полномочий или выполнением профессиональных функций, лежит правовая обязанность сохранности таких сведений;

7) разглашение таких сведений влечет за собой юридическую ответственность, основания возникновения которой устанавливаются действующим законодательством.

На основании приведенных признаков под «тайной» автор предлагает понимать «особым образом охраняемый законом блок секретной или конфиденциальной информации (сведений), известной или доверенной узкому кругу субъектов в силу исполнения служебных, профессиональных и иных обязанностей или отдельных поручений, разглашение которой может повлечь юридическую ответственность» [11, 23].

С.В.Кузьмин, в свою очередь, рассматривая «тайну» с точки зрения филологического подхода, делает достаточно интересный вывод о том, что данный термин в русском языке имеет два смысловых значения: «нечто абсолютно неизвестное всем и нечто относительно неизвестное для какого-либо круга лиц. Очевидно, что уголовно-правовое значение имеет только второе значение исследуемого термина» [12, 8]. Опираясь на содержание правовых норм, регулирующих различные виды конфиденциальной информации, С.В.Кузьмин выделяет следующие характерные признаки тайны [12, 8]:

1) тайна есть отраженные в материализованной либо нематериализованной форме и имеющие конфиденциальный характер сведения (информация);

2) доступ к таким сведениям в силу предписаний федерального законодательства должен быть ограничен;

3) разглашение сведений, составляющих тайну, должно повлечь за собой наступление негативные последствия для собственника или иного законного владельца информации, пользователя, иных лиц, общества либо государства;

4) за незаконное разглашение этих сведений или за сам факт нарушения конфиденциальности информации законодательством установлена уголовная ответственность.

«Тайна» в уголовно-правовом смысле, в связи с этим, есть «сведения (информация), доступ к которым ограничен в соответствии с положениями …законодательства и за несанкционированное нарушение конфиденциальности которых установлена уголовная ответственность» [12, 8].

Приведенные точки зрения относительно содержания рассматриваемого термина, на наш взгляд, достаточно полно раскрывают сущность тайны, характеризуя ее как комплексный правовой институт со специфичными, присущими лишь ей признаками. Но при всех положительных моментах указанных мнений, хотелось бы отметить тот факт, что даже все перечисленные признаки в полной мере охарактеризовать сложное социально-правовое явление тайны не смогут, оставляя место для дальнейших научных исследований и дискуссий [13].

В ряду обозначенных признаков, на наш взгляд, существует лишь один существенный пробел, который никто из указанных авторов не отметил в своих работах. Принимая во внимание все названные характеристики режимов тайны, возникающих и существующих в связи с охраной определенной конфиденциальной информации, и опираясь на содержание отраслевых норм, регулирующих различные виды тайн, необходимо отметить то, что с помощью введения режима ограниченного доступа в отношении конкретного вида информации, в целях предотвращения возможного наступления негативных последствий от разглашения таких сведений, собственник или иной владелец информации, помимо мер, предусмотренных государством, сам принимает необходимые меры к охране ее конфиденциальности. Таким образом, в систему признаков, характеризующих институт тайны, будет целесообразным включить и такой ее признак, как «принятие собственником или иным законным владельцем информации мер, необходимых для охраны ее конфиденциальности» [14].

Иными словами, под тайной, выступающей в качестве объекта правового регулирования, следует понимать информацию (сведения), известную или доверенную узкому кругу субъектов в силу исполнения ими служебных, профессиональных либо иных обязанностей, доступ к которой ограничен действующим законодательством, в связи с чем собственник либо иной владелец информации принимает необходимые меры к охране ее конфиденциальности, и разглашение которой влечет за собой юридическую ответственность.

Рассматривая тайну как своего рода систему, включающую в себя информацию определенного статуса и назначения использования, а также право на обеспечение ее конфиденциальности, нельзя обойти своим вниманием вопрос классификации различного рода секретов, существующих в современном обществе и регламентированных нормами действующего законодательства. Тем более, что любая совокупность однородных предметов или явлений, существующих в объективной реальности, в целях их отграничения и упорядочивания может, а в отдельных случаях должна быть подвергнута классификации по определенным критериям.

Необходимо отметить, что для уголовного законодательства вопрос классификации тайн на определенные виды имеет особое значение как для квалификации конкретных преступлений, так и для отграничения смежных составов преступлений друг от друга. Выступая в качестве предмета уголовно-правовой охраны, конфиденциальная информация определенного вида, помимо прочего, характеризует собой родовой и видовой объекты, т.е. те однородные общественные отношения, которым причиняется или может быть причинен вред в результате совершенного преступления. Так, например, в результате распространения сведений, отнесенных к государственной тайне, под угрозу причинения вреда ставятся интересы государственной власти, а в частности основы конституционного строя и безопасность государства. В случае же незаконного разглашения или использования коммерческой тайны речь необходимо вести о причинении вреда экономическим интересам, нарушении нормального, установленного законом порядка осуществления экономической деятельности.

Учеными-теоретиками, рассматривавшими проблемы правовой защиты тайны, систематизация различных ее видов по наиболее характерным признакам проводилась неоднократно. Предлагаемые системы, привнося в развитие института защиты конфиденциальной информации что-то новое, тем не менее не всегда существенно отличались одна от другой, порой даже копируя друг друга с незначительными оговорками.

За основу при рассмотрении различных точек зрения, возникших в процессе формирования системы сведений, составляющих тайну, на наш взгляд, целесообразнее всего взять классификацию, предложенную Г.Шнейкертом. Данная система включает в себя максимально большие группы конфиденциальной информации, сформированные по признаку определенности или относительности круга лиц, владеющих тайной. Первую группу здесь составляют индивидуальные, возникающие между двумя конкретными лицами или в виде знаний одного лица, секреты. Вторая группа тайн включает в себя секреты коллективные, возникающие в более широком, порой абсолютно не определенном кругу лиц [15]. Данная позиция для уголовно-правовой науки представляет интерес в связи с тем, что все виды охраняемых уголовным законом конфиденциальных сведений также несут в себе определенный или относительный характер при формировании круга лиц, имеющих право на осведомленность о сущности конфиденциальных сведений. Необходимо отметить, что в основной своей массе абсолютно определенным кругом лиц, допущенным к тайне, характеризуются сведения, несущие в себе частные начала, — все виды профессиональных тайн, банковская тайна, личная и семейная тайна. Информация, сохранение которой в режиме конфиденциальности преследует больше публичные интересы, как правило, относится к тайне, определенной Г.Шнейкертом в качестве коллективной. В данную группу входят сведения с ограниченным, но относительно определенным доступом, в частности, содержащие государственную, а также коммерческую или служебную тайну.

В процессе классификации тайны В.Б.Вехов указывает на три вида защищаемой законом информации: 1) сведения, отнесенные к государственной тайне; 2) сведения, отнесенные к служебной и коммерческой тайне; 3) сведения, имеющие статус персональных данных [16]. В свою очередь, А.А.Шиверский, опираясь на нормы действующего законодательства, проводит градацию тайны исходя из степени секретности. Так, для сведений, составляющих государственную тайну, устанавливаются три степени секретности и соответствующие этим степеням грифы секретности для носителей указанных сведений: «особой важности», «совершенно секретно» и «секретно». Для иных видов конфиденциальной информации собственником могут использоваться грифы «конфиденциально», «для служебного пользования» [17]. С.В.Кузьмин предлагает проводить классификацию тайны по двум основным критериям. Первым критерием так называемой видовой классификации он определяет характер общественных отношений, возникающих по поводу интересов охраны той или иной тайны. В связи с данным обстоятельством указанным автором предлагаются следующие виды тайн: а) тайна, связанная с обеспечением конституционных и иных прав личности (личная тайна); б) тайна, связанная с интересами семейной жизни (семейная тайна усыновления); в) тайна, связанная с интересами предпринимательской деятельности (коммерческая и банковская тайна); г) тайна, связанная с обеспечением безопасности государства (государственная тайна); д) тайна, связанная с интересами государственной службы и службы в органах местного самоуправления (должностная служебная тайна); е) тайна, связанная с интересами службы в коммерческих и иных организациях (иная служебная тайна); ж) тайна, связанная с интересами предварительного расследования (следственная тайна); з) тайна, связанная с нормальным отправлением правосудия и осуществлением предварительного следствия (свидетельская тайна); и) тайна, связанная с обеспечением безопасности субъектов порядка управления (тайна безопасности субъектов порядка управления). В качестве второго критерия классификации тайны автор предлагает использовать такой признак, как законодательную технику и выделяет следующие виды тайны: а) непосредственная — указание на охрану которой содержится в нормах права; б) опосредованная — прямое указание на которую в тексте правовой нормы отсутствует, но тайна имеет правовое значение в силу предписания иных актов федерального законодательства или норм международного права [12, 9–10].

Представленные системы несомненно представляют определенный интерес при изучении института тайны, хотя при всех своих положительных моментах не обделены и определенной дискуссионностью. Так, например, трудно согласиться с автором по поводу формулировки «семейная тайна усыновления». Исходя из анализа действующего уголовного законодательства, нам кажется, что отождествление семейной тайны и тайны усыновления (удочерения) путем их слияния в единую словесную конструкцию не совсем корректно по отношению к тексту закона. Подтверждением тому служит то, что законодатель поместил составы преступлений, предусматривающие ответственность за нарушение неприкосновенности частной (в том числе и семейной) жизни (ст. 142 УК РК) и разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 135 УК РК), в различных главах, констатировав тем самым тот факт, что в первом случае в качестве видового объекта выступают конституционные и иные права и свободы человека и гражданина, а во-втором — нормальное функционирование семьи и развитие несовершеннолетних.

В качестве второго дискуссионного момента в данном случае, на наш взгляд, необходимо выделить категорическое разделение служебной тайны на «должностную служебную тайну» и «иную служебную тайну». Автор справедливо отмечает, что такие виды тайны носят опосредованный характер, т.е. не имеют прямого указания на себя в законе. Но, обратившись к норме, предусмотренной ст. 126 ГК РК, определяющей содержание служебной тайны, становится очевидным, что сведения составляют служебную тайну в случае, когда они имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к ним нет свободного доступа на законном основании, и обладатель такой информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. То есть независимо от того, является ли лицо, которому подобного рода тайна была доверена в связи с выполнением им служебных обязанностей или профессиональных функций, должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой либо иной организации, указанные сведения подпадают под режим служебной тайны, если иное не предусмотрено законом. Хотя можно и согласиться с приведенной точкой зрения, но только лишь в процессе квалификации конкретного совершенного преступления на этапе определения непосредственного объекта.

Весьма спорным в приведенной классификации также является момент отнесения таких видов тайн, как коммерческая и банковская, к тайне, связанной с интересами предпринимательской деятельности. Если обратиться к составу преступления, предусмотренному ст. 200 УК РК (Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну) и помещенному законодателем в гл. 7 УК РК «Преступления в сфере экономической деятельности», становится очевидным, что в качестве объекта данной группы составов преступлений можно выделить общественные отношения, складывающиеся по поводу нормального, установленного законом порядка осуществления экономической деятельности. Отождествлять же понятия «экономическая деятельность» и «предпринимательская деятельность» будет не совсем верно, так как данные категории соотносятся как общее и частное. И если институт коммерческой тайны в большей степени связан с осуществлением именно предпринимательской деятельности, то по отношению к банковской тайне с полной долей уверенности данного факта констатировать нельзя. Ниже, в процессе рассмотрения правовой природы и сущности банковской тайны, мы постараемся показать специфический характер данного явления, вобравшего в себя признаки как коммерческих, так и профессиональных секретов, а также тайны частной жизни, и являющего собой конгломерат публичных и частных интересов. В связи с этим целесообразнее было бы отнесение коммерческих и банковских секретов к тайне, связанной не с интересами предпринимательской деятельности, а с интересами предпринимательской и иной экономической деятельности.

Особого внимания при рассмотрении данного вопроса заслуживает классификация конфиденциальной информации, регламентированной действующим законодательством, данная И.В.Смольковой [18]. В зависимости от того, какое обстоятельство послужило причиной появления того или иного предмета тайны, автор выделяет следующие ее виды:

1) государственная (в том числе и военная) тайна;

2) конфиденциальная информация, включающая в себя:

а) личную тайну (в том числе персональные данные);

б) семейную тайну;

в) профессиональную тайну (в том числе адвокатскую, врачебную, банковскую, нотариальную

   тайны, тайны исповеди, усыновления и др.);

г) коммерческую тайну;

д) служебную тайну.

Рассматривая представленную систему, хотелось лишь отметить свое несогласие с автором по поводу отнесения банковской тайны к одному из видов профессиональных тайн. Не заостряя в настоящий момент внимания на данном тезисе, в последующем мы более детально остановимся на данном виде тайны, характеризуя ее как самостоятельный правовой институт.

В.В.Крыловым была предложена своя точка зрения на систему охраняемой информации. По его мнению, установлена защита нескольких видов информации, принадлежащей гражданам, — личной конфиденциальной информации, к которой в частности относятся:

а) коммуникационные тайны (тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых телеграфных или иных сообщений (ч. 2 ст. 18 Конституции РК; ст. 143 УК РК. — здесь и далее в скобках примечания аспиранта);

б) тайна усыновления (ст. 91 Закона РК О браке и семье»; ст. 135 УК РК);

в) сведения о частной жизни лица (ст. 18 Конституции РК, ст. 115 ГК РК; ст. 142 УК РК);

г) личная тайна (ст. 115 ГК РК, ст. 142 УК РК);

д) семейная тайна (ст. 115 ГК РК; ст. 142 УК РК);

е) тайна голосования (ст. 147 УК РК);

ж) информация, являющаяся объектом авторских и смежных прав (Закон РК от 10.06.1996 N 6–1 «Об авторском праве и смежных правах» [19]; ст. 124 УК РК; ст. 125 ГК РК);

з) информация, непосредственно затрагивающая права и свободы гражданина или персональные данные (Закон РФ от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации; ст.140 УК РФ);

и) профессиональная тайна (нотариальная тайна, адвокатская тайна, врачебная тайна).

Законом, помимо этого, защищена и конфиденциальная информация, принадлежащая юридическим лицам: а) служебная тайна (ст. 126 ГК РК); б) коммерческая тайна (ст. 126 ГК РК, ст. 200 УК РК, ст. 158 КоАП РК); в) банковская тайна (ст. 200 УК РК; ст. 158 КоАП РК, Закон РК от 31.08.1995 N 2444 «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан»); г) тайна связи.

Конфиденциальной может объявляться также информация, принадлежащая непосредственно государству или его субъектам и образованиям, в частности: а) служебная тайна (ст. 126 ГК РК); б) государственная тайна (Закон РК от 15.03.1999 N 349–1 «О государственных секретах»; ст. 172, 173, 386 УК РК); в) данные предварительного следствия (ст. 355 УК РК); г) сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 356 УК РК); д) сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 322 УК РК).

Кроме перечисленных видов конфиденциальной информации, законом отнесены к таковой и некоторые специальные разновидности сообщений независимо от воли их собственника. Так, например, ограничен порядок предоставления потребителю информации эротического содержания и запрещена к распространению порнография (ст. 273 УК РК) [16, 65–67].

В качестве еще одной из точек зрения относительно классификации конфиденциальных сведений, охраняемых законом в режиме тайны, хотелось бы привести позицию В.Михайлова [20]. Автор, объединяет все виды тайн в три основные группы.

Первую группу в данной классификации представляют сведения, составляющие тайну частной жизни: а) банковская тайна (тайна вкладов); б) врачебная (медицинская) тайна; в) тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; г) тайна предварительного следствия; д) нотариальная тайна; е) тайна усыновления; ж) тайна страхования; з) адвокатская тайна; и) тайна исповеди; к) тайна голосования; л) сведения о мерах безопасности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

Вторую группу образуют сведения, составляющие коммерческую тайну, а также иные конфиденциальные данные, связанные с экономической деятельностью. К этой же группе автор относит журналистскую и редакционную тайну.

К третьей группе в данной системе тайн отнесены государственные секреты, включающие: а) государственную тайну; б) служебную тайну; в) иную служебную информацию.

Данный взгляд на рассматриваемую проблему, по нашему мнению, представляется наиболее дискуссионным из всех приведенных выше точек зрения в связи с крайне нестандартным подходом к ней. Так, например, абсолютно непонятна позиция автора относительно природы профессиональной тайны, кстати, не выделяемой им в самостоятельную группу конфиденциальной информации, а отнесенной в качестве подвидов к тайне частной жизни и коммерческой тайне.

Можно безоговорочно согласиться с приведенным мнением по нескольким причинам:

-  во-первых, явление, пусть даже объективно и существующее, но в настоящий период развития науки и общества никому неизвестное, не может порождать конкретных правоотношений по причине своей абстрактности и асоциальности. Действие правовых норм, целью которых является регулирование конкретных отношений, существующих в данный момент в обществе, на такие явления, естественно, распространяться не может;

-  во-вторых, основанием возникновения конкретных уголовно-правовых отношений является факт совершения конкретного преступления. Данное обстоятельство неизбежно влечет за собой причинение вреда общественным отношениям, благам и интересам личности, общества или государства как объектам уголовно-правовой охраны либо поставление их в опасность причинения такого вреда.

Абстрактным, в настоящий момент не существующим отношениям, по поводу никому неизвестного явления или блага вред хоть и может быть причинен, но зафиксировать и оценить его с точки зрения уголовного закона не представляется возможным. Действенным выходом из ситуации, в случае появления и развития новых отношений, может служить такая характеристика права, как его динамичность. В том случае, если ранее «абсолютно неизвестное всем» в ходе развития общественной формации переходит в разряд известного, но по определенным причинам ему необходимо придание статуса «относительно неизвестного для какого-либо круга лиц», с помощью средств правового регулирования на данное явление распространяется режим тайны, предусмотренный действующим законодательством. Естественно, что в данном случае мы рассматриваем тайну лишь в ее втором значении, охарактеризованном выше.

Принимая во внимание все приведенные точки зрения относительно вопроса классификации охраняемой законом тайны и опираясь на нормы действующего законодательства, предусматривающего ответственность за нарушение конфиденциальности определенного рода информации, нам представляется, что все сведения, содержащие тайну, могут быть подразделены, исходя из характера общественных отношений, возникающих по поводу интересов охраны той или иной конфиденциальной информации, на следующие виды тайн:

1) государственную (включая военную);

2) тайну частной жизни (включая семейную и личную);

3) служебную;

4) коммерческую (включая производственную);

5) банковскую;

6) профессиональную (включая врачебную, адвокатскую, нотариальную, тайну исповеди и др.).

Представленная классификация позволяет нам выделить совокупность тождественных, обладающих сходными признаками сведений в отдельную группу в целях установления единого режима правовой охраны такой информации. Каждый самостоятельный, обладающий только ему присущими чертами режим конфиденциальности содержит в себе правовые предписания норм отраслевого (включая и уголовное) законодательства относительно порядка использования защищаемой информации и мер юридической ответственности за нарушение установленного режима. С позиции же решения уголовно-правовых вопросов точно и объективно классифицированная конфиденциальная информация позволяет безошибочно проводить процесс квалификации конкретного совершенного преступления, выделяя, исходя из природы тайны, признаки того объекта, которому в результате совершения общественно опасного деяния был причинен определенный вред. 

Список литературы

     1.   Борисов С., Диев С., Кравченко С., Фатыхов Ф. Правовые вопросы защиты информации // Бизнес и банки. — 1995. — № 43. — С. 8.

     2.   Фатьянов A.А. Тайна как социальное и правовое явление. Ее виды // Государство и право. — 1998. — № 6. — С. 19–28.

     3.   Нурпеисов Д.К. Национальная безопасность: правовой аспект. Научно-справоч­ное издание. — Алматы: 2003.— 168 с.; Мэггс П.Б., Сергеев А.П. Интеллектуальная собственность. — М.: Юристъ, 2000. — 400 с.; Красавчикова Л.О. Личная жизнь под охраной закона. — М.; Юрид. лит., 1983. — 178 с.; Смолькова И.В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. — М.: Луч, 1997. — 100 с.

     4.   Копылов В.А. Расследование преступлений в сфере информации. — М.: Изд-во «Городец», 1998. — С. 118–264.

     5.   Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. — М.: Рус. яз., 1982. — Т. 4. — С. 386–683.

     6.   Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М.: Рус. яз., 1986. — С. 683.

     7.   Большая Советская Энциклопедия: В 30 т. 3-е изд. / Гл. ред. A. M. Прохоров. — М.: Сов. Энцикл., 1976. — Т. 25. — С. 214.

     8.   Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. — СПб.: Изд-е книжн. магазина «Законоведение», 1910. — С. 304–618.

     9.   Современный словарь иностранных слов. — СПб.: Дуэт, 1994. — С. 144–752.

  10.   Красавчикова Л.О. Указ. соч.— С. 119.

  11.   Смолькова И.В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе. —  М.: Луч, 1999. — С. 13.

  12.   Кузьмин С.В. Taйна в уголовном праве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Ставрополь: Ставропольский гос. ун-т, 2000. — 23 с.

  13.   Панченко П.Н. Институт тайны: правоохранительные аспекты. Рецензия на монографии: И. В. Смолькова, Тайна и уголовно-процессуальный закон. — М.: Луч, 1997. — 100 с.; Смолькова И.В. Частная жизнь граждан: основания и пределы уголовно-процессуального вмешательства. — М.: Луч, 1997. — 85 с. // Государство и право. — 1998. — №8 — С. 124–125.

  14.   Гражданский Кодекс Республики Казахстан от 27 декабря 1994 г. (Общая часть). Ст. 126 .

  15.   Шнейкерт Г. Тайна преступника и пути к ее раскрытию (к учению о судебных доказательствах). — М.: Право и жизнь, 1925. — С. 14.

  16.   Крылов В.В. Расследование преступлений в сфере информации. — М.: Изд-во «Городец», 1998. — С. 264.

  17.   Шиверский A.A. Защита информации: проблемы, теории и практики. — М.: Юрист, 1996. — С. 13.

  18.   Смолькова И.В. Указ. раб. — С. 21–22.

  19.   Закон Республики Казахстан от 10.06.1996 N 6-1 «Об авторских и смежных правах». Ст. 6 .

  20.   Михайлов В. Право на тайну // Закон. — 1998. — № 2. — С. 5–8.

Фамилия автора: А.Б.Канбаков
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика