Квалифицирующее значение общественно опасных последствийв некоторых половых преступлениях

 Человеческое действие вызывает определенные изменения в объективной действительности. Антиобщественные свойства преступных деяний проявляются в том, что оно влечет за собой наступления опасных последствий, т.е. преступление не заканчивается лишь совершением действия или бездействия, оно продолжается далее, включая и тот ущерб, который причинен этим поведением. Указанный вред, причиненный преступным деянием, часто приводит к необходимости запретить данное деяние и установить за его совершение уголовную ответственность.

Общественно опасное деяние (действие или бездействие) влечет определенные негативные изменения в окружающем мире и вызывает наступление определенных последствий, вредных для охраняемых уголовным законом общественных отношений. «Общественная опасность последствий преступления — один из основных показателей степени опасности деяния в целом, напрямую определяющей тяжесть уголовной ответственности и наказания. Это обусловливает важность технически грамотного и правильного описания таких последствий в законе» [1].

Следовало бы коснуться споров в юридической литературе по поводу того, являются ли последствия преступления элементами самого действия (бездействия). Еще Ф.Лист писал: «Понятие действия требует наступления изменения во внешнем мире (т.е. в людях и вещах). Эти изменения мы называем последствием. Последствия образуют, таким образом, составную часть понятия действия» [2]. Профессор Н.Д.Дурманов также смешивал понятие действия и результата, подчеркивая, что всякого рода воздействия на объект, хотя бы оно и производило некоторые несущественные изменения в объекте, должна быть отнесена к действию. Изменения качественного порядка (соответствующие описанным в диспозиции закона) образуют результат [3]. Его поддержал А.Н.Трайнин. Он полагал, что выполнение преступного деяния содержит в себе и причинения ущерба этому объекту [4, 188–195]. В противоположность этому Н.Ф.Кузнецова отмечала, что преступное последствие не является элементом самого действия [5, 14–15].

Так как в основе всякого преступного действия лежит подконтрольное сознание, мотивированное физическое телодвижение или воздержание от него, лицо может в любой момент прекратить или изменить свое поведения. Последствия же относятся к сфере внешнего мира, однако тесная связь преступного результата с деянием иногда затрудняет подробное описание в Уголовном законе [6]. «Так, особое внимание при совершенствовании уголовного законодательства, — отмечает С.В.Землюков, — должно быть уделено описанию общественно опасных последствий преступлений. Сложность установления содержания понятий, описывающих вредные последствия преступлений в действующем уголовном законодательстве породила многочисленные трудности и ошибки в следственной и судебной практике и разноречия в теории» [7].

Влияние на судьбу преступных последствий со стороны определенного лица ограничивается совершением определенных действий. Последующее объективное развитие событий от него не зависит. Именно потому, что наступление преступного результата не является элементом действия, а относится к сфере внешнего мира, возможны покушения и приготовления, а также и неосторожные преступления», — писала Н.Ф.Кузнецова [5, 15].

Рассматрение и анализ последствий преступления показывают, что некоторые последствия могут быть отдалены от действия, проявляясь через довольно значительный промежуток времени. Виновному должны вменяться все последствия его преступных действий, независимо от их отдаленности, если только они находились в причинной связи с действием виновного, который предвидел их наступление или должен был и мог предвидеть.

В половых преступлениях общественно опасные последствия имеют значение для квалификации в двух составах: это ст.120 УК РК «Изнасилование» в части 2, пункт «в», — повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием, и в части 3, пункт «а», — повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей; пункт «б» — повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, заражение ее ВИЧ/СПИДом или иные тяжкие последствия. Второй состав и ст 121 УК РК «Насильственные действия сексуального характера» имеет анологичные вышеуказанные квалифицирующие признаки. Изнасилование признается совершеным при заражении венерическим заболеванием, если оно имело своим последствием заражение потерпевшей таким заболеваниеми, как сифилис, гонорея, мягкий шанкр и др.

В действующем уголовном законодательстве указанное последствие изнасилования выделено в качестве сомостоятельного квалифицирующего признака. Оно охватывается пунктам «в» ч. 2 ст.120 УК РК и самостоятельной квалификации по ст. 115 УК не требует. При применении данной нормы УК важно установление того, знал ли виновный о наличии у него венерической болезни. По субъективной стороне рассматриваемое деяние может совершаться с прямым умыслом, косвенным умыслом, неосторожная форма вины возможна в виде преступной самонадеянности [8].

Если осведомленность о своей болезни у виновного не будет установлена, хотя фактически виновный заражает потерпевшую венерической болезнью, пункт «в» ч. 2 ст.120 УК РК применяться не может. Рассматриваемое последствие должно находиться в причинной связи с изнасилованием. Сам по себе основной состав изнасилования относится к формальному составу, и производное от него — последствие заражения венерическим заболеванием потерпевшей — является материальным составом, что и отягчает вину субъекта. Поэтому и обязательно наличие субъективной стороны, хотя бы в форме неосторожной вины, в виде преступной самонадеянности, что оказывает влияние на определение причинной связи и, в свою очередь, на обоснование привлечения к уголовной ответственности по наступившему последствию.

Под изнасилованием, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшей, понимается причинение ей смерти непосредственно при покушении на изнасилование или во время полового сношения против ее воли. Последствия в виде смерти потерпевшей, кроме того, могут наступить и вслед за насильственным половым сношением, например, самоубийство потерпевшей или ее гибель при попытке спастись от сексуального насилия. Например, имеются случаи, когда жертва насилия прыгает из окна или балкона многоэтажного дома. Однако смерть потерпевшей в результате удушения ее виновным или причинение серьезного вреда ее здоровью необходимо рассматривать наряду с изнасилованием и как убийство, сопряженное с изнасилованием (пункт «к» ч. 2 96 УК РК), так как виновный в данной ситуации относится к последствиям своего деяния умышленно. Квалификация действий виновного по рассматриваемому пункту ч.3 ст.120 УК РК может быть произведена только тогда, когда будет установлено, что он к наступлению смерти потерпевшей относился неосторожно, т.е. наносил вред здоровью с целью преодоления сопротивления потерпевшей, а не с целю ее убийства. Здесь налицо двойная форма вины, где по отношению к действию у виновного умысел, а производному от действия к последствию — неосторожность.

В научный оборот само понятие преступлений с двумя формами вины введено сравнительно давно, но законодательное закрепление оно нашло лишь в новом Уголовном кодексе Республики Казахстан 1997 г. Статья 22 УК РК (ответственность за преступления, совершенные с двумя формами вины) закрепила это понятие в следующей редакции: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно [9].

Далее, если по отношению к смерти потерпевшей будет установлена вина насильника в виде косвенного умысла, т.е. он не желал, но сознательно допускал возможность наступления смерти потерпевшей либо относился к этому безразлично, действия виновного необходимо квалифицировать по пункту «к» ч. 2 ст.96 УК РК.

Также нельзя усматривать наличие рассматриваемого квалифицирующего признака, если смерть потерпевшей наступила в результате обострения какой-либо болезни потерпевшей, которое произошло из-за совершенного в отношении нее насилия, если насильник заведомо не знал и не мог знать о наличии у потерпевшей такой болезни. В связи с этим в юридической литературе приводится пример, где указывается, что вызывает сомнение правильность осуждения по пункту «а» ч. 3 ст. 120 УК РК М., который изнасиловал А., страдающую болезнью сердца. Потерпевшая почувствовала себя плохо и скончалась по истечении непродолжительного времени после изнасилования. По делу не была установлена умышленная или неосторожная вина осужденного по отношению к смерти потерпевшей; он не предвидел, не мог и не должен был предвидеть возможность наступления смерти потерпевшей в результате ее изнасилования [10].

Что касается самоубийства потерпевшей, как последствия изнасилования, то во всех подобного рода случаях надо установить причину самоубийства, т.е. насилие, причину связи между совершенным изнасилованием потерпевшей и ее самоубийством. Если главной причиной является насилие, совершенное в отношении нее, то в действиях виновного следует усмотреть наличие вышеуказанного квалифицирующего признака изнасилования независимо от того, сколько времени прошло после изнасилования до самоубийства потерпевшей. Вина в форме неосторожности к последствию изнасилования здесь может быть установлена: субъект, совершая изнасилование, мог и должен был предвидеть такой его исход, как посягательство потерпевшей на свою жизнь. Такое предвидение особенно очевидно, когда насилуют замужнюю женщину или девушку, которая особо дорожит своей репутацией, девичьей честью.

В уголовно-правовой литературе указывается, что причинная связь объективна, она существует вне нашего сознания между явлениями внешнего мира [11]. Например, как мы уже выше указывали, через определенное время после совершения действия изнасилования потерпевшая совершает самоубийство, что является последствием преступного действия. Между ними объективно существует причинная связь независимо от продолжительности времени.

В уголовном праве нас интересует связь между человеком и материальными последствиями (смертью, телесными повреждениями, самоубийством и т.п.). При исследовании проблемы причинной связи в уголовном праве необходимо твердо помнить, что установление причинной связи между действием человека и наступившим изменением внешнего мира, подпадающим под объективные признаки состава преступления, описанного в уголовном законе, еще не решает проблемы ответственности. Кроме этого, требуется установление объективной общественной опасности деяния и виновности лица. Причинная связь лишь объясняет происхождение одного явления от другого и вовсе не содержит каких-либо оценочных моментов, на основании которых, без привлечения других предпосылок уголовной ответственности, можно было бы добиться справедливых и соответствующих правосознанию решений. Причиненная связь устанавливает чисто объективный предел ответственности: нельзя ставить вопрос об общественной опасности деяния и виновности лица, если действие лица не содействовало наступлению последствий.

Следующие признаки изнасилования также связаны наступлением преступных последствий. Пункт «б» ч. 3 ст. 120 УК РК — изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, объединяет три самостоятельных отягчающих обстоятельства. Под неосторожным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей понимается опасное для жизни человека повреждение. Как и смерть, оно может быть причинено виновным непосредственно перед изнасилованием, либо в процессе изнасилования, или наступить позже, закономерно вытекая из насильственного полового акта. Заражение ВИЧ-инфекцией в данном случае означает, что потерпевшая, по крайней мере, стала вирусоносителем и вовсе не обязательно, чтобы эта болезнь прогрессировала. Ответственность в этом случае наступает лишь тогда, если виновный заведомо до совершения преступления знал о наличии у него такого заболеваения.

В ряде случаев изнасилование может повлечь психическую болезнь в форме неврозов, различных психических расторойств у совершенно здоровых людей, а иногда и обострение ранее имевшегося у потерпевшей душевного заболевания. Установление того, повлекло ли изнасилоание душевное заболевание потерпевшей, должно решаться по заключению компетентных врачей-экспертов. При этом не имеет значения, носит ли заболевание стойкий или временный характер. Душевное заболевание является одним из видов привлечения тяжкого вреда здоровью.

Потеря способности к деторождению и прерывание беременности также признаки тяжкого вреда здоровью. Спорным является вопрос об отнесении к иным тяжким последствиям наступление беременности потерпевшей. Следует согласиться с тем, что если в результате изнасилования забеременела несовершеннолетняя или малолетняя, а также взрослая женщина, у которых имеются противопоказания сделать аборт, то такие случаи следует относить к иным тяжким последствиям изнасилования.

Можно ли отнести самоубийство к иным тяжким последствиям изнасилования, на это можно дать положительный ответ в том случае, если по делу будет установлена причинная связь между изнасилованием и самоубийством.

Рассматриваемые общественно опасные последствия имеют квалифицирующее значение в изнасиловании и в насильственных действиях сексуального характера, при всем при том, что больший акцент дается на их рассматрении отдельно, но более объективно и глубже они раскрываются в комплексе с другими понятиями — причинная связь и двойная форма вины. 

Список литературы

     1.   Ковалев М.И. Общественно опасные последствия преступления и диспозиция уголовного закона // Советское государство и право. — 1990. — № 10. — С. 38.

     2.   Лист Ф. Учебник уголовного права. Общая часть. — М., 1903. — С. 126.

     3.   Дурманов Н.Д. Понятие «преступление». — М. — С. 57.

     4.   Трайнин А.Н. Состав преступления по Советскому Уголовному праву. — М., 1951. — С. 188–195.

     5.   Кузнецова Н.Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности. — М., 1958. — С. 14–15.

     6.   Шарапов Р. Классификация составов преступлений на формальные и материальные: Миф и реальность? // Уголовное право. — 2000. — № 3. — С. 53.

     7.   Землюков С.В. Об одном аспекте совершенствования уголовного-правовой терминологии // Советское государство и право. — 1988. — № 9. — С. 80.

     8.   Уголовное право Казахстана (Особенная часть). — Алматы: ТОО «Баспа». — 2001. — С. 69.

     9.   Уголовный кодекс Республики Казахстан. — Алматы: Изд-во «Норма-К», 2006. — С. 8.

  10.   Рахметов С.М., Турецкий Н.Н. Преступления против личности: Учебное пособие. — Алматы: Жеті жарғы, 2004. —С. 135.

  11.   Малинин В.Б., Парфенов А.Ф. Объективная сторона преступления. — СПб., 2004. — С. 129.

Фамилия автора: А.Ж.Машабаев
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика