Обмен и культура — основа взаимодействия экономики и общества

Предметом моего исследования является проблема взаимовлияния экономики и общественной среды. Под общественной средой я понимаю культуру и образование, науку и право, мораль и нравственные основы, культуру управления, экологическую и технологическую культуру, политические институты власти и гражданское общество с его основами: НПО, общественные движения и политические партии.

«Марксистская теория утверждает, что экономика представляет собой базис, на котором покоится политическая, идеологическая и культурная надстройка, что материальное бытие определяет со­знание, а стало быть, роль надстройки не может быть определяющей» [1].

Экономика неотделима от политики и функционирования политической системы, от состояния общественного сознания, нравственного уровня населения и многих других сторон жизни и поведения людей.

Общество в любой стране — это единый организм, в котором все системы и составляющие тесно взаимосвязаны и взаимодействуют. К сожалению, в общественном сознании, да и у экономистов, правящей элиты и политиков в прошлом в бывшем СССР доминировала формула «Экономика — всё, надстройка — второстепенна, вторична».

Вопрос о взаимовлиянии и взаимодействии, о синхронности их развития даже не рассматривался. А между тем в недооценке этих взаимовлияний нередко скрываются основные и глубинные причины экономических, технологических, экологических и производственных неудач. Существует эта проблема и в наши дни. Не обошло стороной недопонимание роли общественной среды и у нас в Казахстане.

В социально-экономических преобразованиях, проводимых в нашей стране, сегодня главный акцент делается на ключевые факторы конкурентоспособности — науку, образование и новые технологии. «Экономический уровень страны и её конкретные позиции в мире в первую очередь зависят от качества её людей — человеческого капитала. Поставив перед собой стратегическую задачу — в ближайшие 10 лет вывести страну в число 50-ти наиболее конкурентоспособных стран мира, — сказал Президент Казахстана Н.Назарбаев, — мы должны внимательно отслеживать глобальные тенденции развития науки и технологий, развития образования»[2].

Однако объективно оценивая роль, говоря определением Маркса, — надстройки, у нас явно недооценивается роль общественной нравственности, её воздействия на экономику и государственное управление. Как бы совершенны не были законы и государственные институты, устанавливающие рыночные основы, нужны ещё и нравственные устои и принципы, которых придерживаются участники рынка. Только тогда можно надеяться, что он станет цивилизованным и будет способствовать экономическому росту страны. В ряде отечественных журналов я уже опубликовал статьи, в которых сделал попытку рассмотреть роль культуры, этики и духовных основ в развитии бизнеса и управления. По их заголовкам можно определить логическую связь в этой системе представлений. Вот некоторые из них: «Джентльменское соглашение и деловая репутация — нравственная основа бизнеса», «Нравственная экономика. Мечта или реальность?», «Экономика, право и маргинальная культура», «Мораль как ресурс экономики и общества», «Экономика — производное этнокультурного генезиса» и др. В польском журнале «GAZETA BAHKOWA» вышла статья «Этика в Казахстанском бизнесе».

Во всех этих публикациях стоял один и тот же вопрос: что было первичным, а что вторичным? Думаю, ответ на этот вопрос требует теоретического взгляда на проблему взаимодействия экономики и общественной среды.

В качестве инструмента, позволяющего приблизиться к более полному пониманию роли экономики и надстройки, в данной статье я избрал тему обмена и культуры как основы их взаимодействия. Почему? Прежде всего потому, что обмен (вещами, услугами, информацией, подарками, наконец) является основой всякого взаимодействия. А культура — потому, что это понятие включает в себя накопленный и передаваемый из поколения в поколение опыт общества. Общественный опыт закрепляется, прежде всего, в механизмах взаимодействия между людьми. Многие общества, как в прошлом, так и в настоящем, весьма заметно различаются, в зависимости от преобладающих в них форм и принципов обмена. И даже процессы глобализации не приводят к полной унификации в данной сфере. Эти различия связаны с историческим опытом обществ, т.е., в конечном счёте, с их культурой. Ошибки, связанные с игнорированием исторического опыта различных обществ, недооценкой национальных традиций, очень болезненно сказываются в экономической сфере. Любой экономист, политик, менеджер и управленец должен знать, какой инерцией обладает культура того или иного этноса, всего общества, базирующегося на определённых принципах обмена. Конечно, нельзя и преувеличивать культурную специфику обществ, считать границы между культурами непроходимыми и отрицать процессы конвергенции культур. Очевидно, однако, что тенденция к конвергенции постоянно присутствовала на всём протяжении человеческой истории. Игнорирование этой специфики особенно опасно сейчас, когда от эффективности взаимодействия цивилизации зависит выживание всего человечества.

Проблема взаимовлияния обмена и культуры предполагает изучение влияния культурной традиции обществ и этносов на экономические отношения, прежде всего отношения обмена и распределения. Её актуальность обусловлена процессами глобализации рынков. Речь идёт не только о розничных и оптовых рынках товаров, но и рынках рабочей силы. В связи с этим с практической точки зрения очень важным стал вопрос: подчиняются ли все рынки некоторым универсальным законам, или национальные и этнические культуры накладывают свой неповторимый отпечаток на их функционирование?

Попытка ответить на этот вопрос выводит на более широкую постановку проблемы. Какие формы обмена и распределения, помимо рыночных, имели место в истории разных стран? Как они соотносились друг с другом? Сохраняются ли они в современных обществах или происходит их вытеснение универсальными рыночными схемами? Каково влияние глобальных процессов на экономику Казахстана, где достаточно высоко представлено инвестиционное участие международных корпораций, использование иностранной рабочей силы?

От ответов на эти вопросы зависит решение многих практических проблем, в т.ч. и в нашей стране.

Многие исследователи — отечественные, российские и дальнего зарубежья — связывают неудачи дорогостоящих программ модернизации развивающихся стран именно с недооценкой этнокультурного фактора, с механическим переносом «западных» стандартов, технологий и организации труда на новые условия. В качестве подтверждения можно привести примеры ельцинского периода реформирования экономики и политических институтов власти в России. Результат? В области экономики — разбалансированная система управления. В области общественных отношений — этнические противоречия, сепаратистские настроения регионов и даже неуправляемость некоторыми из них.

Экономику и общество Казахстана это не коснулось. И только потому, что Президент страны не допустил вольного толкования в переходный период перевода плановой, командно-административной экономики на рельсы рыночных отношений. Но это не значит, что наше общество свободно от крупных просчётов. Недавние события в Атырауской области, когда из-за элементарных нарушений казахстанских законов, недооценки традиций местного населения и даже неуважительного отношения к нашей культуре вспыхнул инцидент, вылившийся в национальный протест против иностранных инвесторов.

Стивен Коэн, один из наиболее знающих и глубоких исследователей СССР, проработавший более 40 лет в Москве, писал: «Вся эта политика миссионерства и вмешательства есть почти сплошная ошибка. Она подразумевает, что политическая, экономическая и социальная системы могут быть искусственно имплантированы, причём успешно, в иную, более старую цивилизацию» [3].

В этом актуальность проблемы соотношения экономики и общественной среды, отношения обмена и культуры. Мы никогда не наладим у себя нормальной экономики, никогда не научимся торговать и зарабатывать деньги, пока не поймём, чем и как определяется специфика Казахстанской экономики, экономической культуры, что в ней устарело, а что из её арсеналов требует бережного отношения и развития. Ибо стремление любой ценой стать обществом с рыночной экономикой упирается в вопрос: а будет ли такая модель поведения превалирующей в человеческом обществе будущего, или в глубинных тайниках культуры найдутся другие механизмы, позволяющие более эффективно организовать жизнь?

Вообще, в Казахстане мало, даже очень мало в научных публикациях появляется материалов, исследующих эту тему. Как правило, проблемы реформирования экономики, создания основ рыночных отношений рассматриваются с позиций технократического взгляда. Не учитываются особенности экономической социологии и экономической антропологии. В современном обществе не учитывать эти дисциплины просто невозможно. Чтобы по-настоящему понять развитие общества, его экономику, следует особо выделить экономико-антропологические исследования.

Вопросы производства и обмена во все времена были в подчинённом положении. Начиная с Маркса, эти проблемы стали находить своё место в научном определении и рассмотрении. Пожалуй, первым исследователем, кто попытался выявить специфику экономических взаимодействий в обществах, обладающих разной культурой, был М.Вебер (1864–1920гг.). В его трудах можно увидеть научное противостояние различных наук — экономики, социологии, философии и антропологии между различными теоретическими школами. И даже сейчас современные авторы, занимающие диаметрально противоположные взгляды и позиции в теоретической дискуссии, в подтверждение своего мнения ссылаются на одни и те же работы Вебера. Значимые проблемы в общественных науках всегда носят междисциплинарный, синтетический характер. Вопрос взаимодействия экономики и общественной среды, на мой взгляд, сегодня весьма значимый. И естественно, он также находится на стыке разных дисциплин: прежде всего — это экономика, философия, социология и, отчасти, — политология.

Разумеется, сам по себе вопрос о том, имеет ли приоритет политика над экономикой, или всё-таки экономика — базис, а культура, мораль, наука, технологии и право — надстройка, уже вызывает споры и разные суждения.

Вебер, например, считал одним из главных факторов, определяющих развитие общества, господствующую в нём идеологию. Маркс же, не отрицая активной роли идеологии, считал её производным от реальных социально-экономических условий фактором.

Близкого подхода придерживался В.Зомбарт, хотя его конкретные выводы расходились с выводами Вебера.

Продолжателями традиции Вебера стали представители так называемой Школы Анналов. Своё название это направление исследований получило от названия журнала «Анналы экономической и социальной истории», созданного в 1929 г. во Франции.

Современное изучение экономики и общества расширяет возможности экономической социологии и экономической антропологии. Многие учёные мира задаются вопросом, почему не сработали экономические механизмы, столь эффективные в Европе, США и Канаде? Почему Китай, который имел на старте своих реформ гораздо худшие позиции, чем Россия, сегодня является едва ли не самым мощным в экономическом отношении государством мира? Почему наиболее успешные транснациональные корпорации уделяют столько внимания учёту национальных особенностей культур своих зарубежных партнёров, а консультирование по межкультурным контактам стало прибыльной сферой бизнеса?

Если попытаться коротко ответить на эти вопросы, то можно сказать, что причина этих явлений — опыт, накопленный каждым обществом или цивилизацией, т.е. культура. В наше время только наивные люди могут считать, что существуют универсальные рыночные механизмы, одинаковые для всех времён и народов. Понимание роли культурных особенностей в экономике и менеджменте важнее всего для широкого круга всех участников рынка. Наше стремление сделать экономику, как и общество в целом, конкурентоспособными станет возможным только при условии единства и синхронного их взаимовлияния.

 

Список литературы

     1.   Богомолов О. Экономика и общественная среда // Экономика, финансы, безопасность. — 2005. — № 2. — С. 1.

     2.   Назарбаев Н. К экономике знаний — через инновации и образование: Лекция в Евразийском национальном университете им. Л.Н.Гумилёва. — Астана, 2006. — С. 13.

     3.   Коэн С. Провал крестового похода. США и трагедия посткоммунистической России. — М.: АИРО-XX, 2001. — С. 105, 50.

Фамилия автора: А.А.Башмаков
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика