Декабрьские события — начало крушения тоталитарного режима на постсоветском пространстве

Как известно, 16 декабря 1986 г. состоялся V пленум Центрального Комитета Компартии Казахстана, рассмотревшего организационный вопрос. В связи с уходом на пенсию от обязанностей первого секретаря Центрального Комитета был освобожден Д.А.Кунаев. Первым секретарем Центрального Комитета Компартии Казахстана избран Г.В.Колбин, член ЦК КПСС, до этого работавший первым секретарем Ульяновского обкома партии.

Д.А.Кунаев до последних своих дней остался человеком системы, беспредельно веривший в социалистический выбор и коммунистическую идею. Как первый секретарь Центрального Комитета Компартии Казахстана, он активно проводил в жизнь политику Центра. Одним из немногих республиканских лидеров был назначен членом Политбюро Центрального Комитета КПСС.

Д.А.Кунаев сделал много заметного для социально-экономического и культурного развития Казахстана. И он представлял собой авторитарный тип руководителя с претензией на просвещенного лидера. И тем менее новым лидером в Казахстан был направлен «солдат партии» Г.Колбин. Это был первый прецедент в СССР, когда во главе национальной республики поставили человека, не только не представляющего коренного этноса, но даже не жившего в ней. Это ущемляло достоинство казахского населения, его национальное самосознание, вызвало чувство обиды за публичную демонстрацию отказа в доверии народу и его представителям. На этот комплекс причин накладывались провалы в социальной и национальной политике, экономике, маргинализация населения и студенческой молодежи и т.д. Все это, соединяясь в едином векторе, дало мощную этническую мобилизацию, вызвало импульсивный всплеск недовольства.

Декабрьские события впервые со всей очевидностью показали, что область приложимости идей гласности и демократизации виделись правящей Коммунистической партией в весьма суженных пределах. Их реализация как-то допускалась в сфере культурной и интеллектуальной жизни, но строго табуировалась во всем том, что претендовало на какую-либо критику и оппозицию к системе. Но даже в этом случае подходы заметно разнились. В то время как в Москве или Ленинграде миллионными тиражами выходили литературные журналы, печатавшие запрещенных ранее писателей-диссидентов и публицистические статьи, шокирующие цензуру, Казахстан волею властей продолжал оставаться интеллектуальной пустыней. Более того, в рамках широко развернувшейся кампании по борьбе с «казахским национализмом» началось как бы вторичное выкорчевывание из исторической памяти народа всего того, что так или иначе связывалось с национально-либеральной интеллиген­цией, репрессированной сталинским режимом.Вся гласность сводилась к критике в печати и на партийно–хозяйственных активах таких явлений, как коррупция, кадровый и региональный протекционизм. В целях имитации «непоколебимой решимости» властей бороться с этими высокопоставленным лицам были инкриминированы уголовные дела.

«Не сметь думать, рассуждать, сомневаться» — КПСС диктовала, чтобы масса жила только по такому принципу.

За эти несколько декабрьских дней, потрясших не только Казахстан, но и весь Союз, партия вдруг реально почувствовала свое пошатнувшееся положение и поспешила нейтрализовать ситуацию. В райкомах, горкомах, обкомах функционеры строчили списки «неблагонадежных националистов и экстремистов». Центр требовал данные о национальном составе вузов, партийных органов, сведения о принимаемых мерах к участникам антиобщественных проявлений, уровне образования представителей отдельных национальностей в возрасте от 10 лет и старше.

При всей противоречивости этого процесса, смысл которого заключался не в коренной модернизации власти и общества, а в попытке придать демократический глянец тоталитарному государству, напор надвигающихся перемен был таким мощным, что впервые за все годы существования СССР происшедшее событие в столице Казахстана вошло в официальные хроники событий, но в формате, как теперь говорят, советской пропаганды. В периодических изданиях того времени эти события были названы бунтом националистического характера. Включился на полный оборот идеологически-пропагандистский механизм КПСС, который своими массированными атаками старался исказить объективный смысл тех событий.

Не щадила пропагандистская машина не только безымянных студентов, молодых рабочих, вышедших на площадь, но и известных, авторитетных в стране людей. Читая воспоминания участников тех событий, людей хоть как-то проявивших им сочувствие, видишь несправедливый характер правовых норм на всех этапах принятия решения о наказании принявших участие в памятных событиях.

О значении для жизни казахстанцев декабрьских событий говорят немало, но по мере их осмысления, роль тех волнений мы станем постигать все больше и больше. Это еще раз свидетельствует о действии в бывшем СССР идеологизированного правосудия.

Видный писатель, общественный деятель Абиш Кекилбаев, оценивая декабрьское волнение 1986 г. в связи с его десятилетием, писал: «Движение можно расценить, во-первых, как событие, имевшее внутринациональное значение (пробуждение национального самосознания), во-вторых, как события общесоюзного масштаба (давшее толчок суверенизации союзных республик), в-третьих, как событие мировой значительности (начало распада социалистического лагеря)».

Декабрь 1986 г. оказал кардинальное влияние на формирование национального самосознания казахского народа. После 1986 г. начался необратимый процесс бесповоротных изменений. Все старые стереотипы, как в общественной жизни, так и критерии личного плана, безжалостно и неумолимо отменялись. Происходила трансформация общественного сознания в позитивном направлении.

Широкое распространение демократических идей, глубина критического осмысления события имели реальное проявление в жизни казахстанцев. Декабрьские события освещались и зарубежной прессой. Международное демократическое сообщество активно встало на защиту «декабристов», пострадавших от произвола административно-командой, тоталитарной системы.

Хочется привести слова выдающегося писателя современности Чингиза Айтматова: «Желтоксан — событие, которое останется в памяти человечества». Его хронику, значение и роль еще долго будут изучать, исследовать, и с годами его величие только будет расти не только проявленными социальными, национальными, политическими проблемами, но и человеческими судьбами, каждая из них замечательна высотой духа и красотой чувств, как эта история. События декабря 1986 г. оставили след в судьбах многих молодых людей.

Сегодня, живя в независимом государстве — Республике Казахстан, празднуя 20-летие декабрьских событий, многие согласятся, что события Желтоксана — это начало конца тоталитарного государства СССР.

Уже было признано, что характер тех событий не носил националистического оттенка. Считаем, что декабрьские события были пропитаны исключительно демократическими идеями, идеями реформирования прежней политической системы в более модернизированную. Мощный бюрократический аппарат, не считавшийся с интересами народа, обречен на крах. Каждой исторической эпохе, а также каждому социально-экономическому устройству общества характерны свои ценности, что, естественно, делает необходимым становление новой модели государств с новым типом права.

Но советское государство, имеющее более 70-летнюю историю, не соответствовало эпохе, в которой оно существовало. Еще в XIX в. величайшими ценностями цивилизации считались естественные права человека, его право на достойную жизнь. В XIX в. Ш.Монтескье была разработана концепция правового государства, с разделением властей на исполнительную, законодательную и судебную, провозглашением верховенства закона и соблюдением прав человека. Идеи, мысли великих людей, которые успешно реализовались практически во всех развитых государствах мира, игнорировались в СССР, что вызвало естественную реакцию 17 декабря 1986 г. в Алма-Ате.

В формально провозглашаемом демократическом государстве фактически суд как орган власти не был отделен от администрации: все функции правохранительных органов сводились к слежкам, наказанию, всюду попирались права человека. Словом, налицо не просто тоталитарное государство, а этатическое государство, крах которого начался именно с декабрьских волнений в Казахской ССР.

Процесс становления Казахстана как суверенной Республики, т.е. переход от тоталитарного режима к демократии, от плановой экономики к рыночной наверняка помнят все.

Стремление к построению правового государства, к демократическим преобразованиям в обществе послужило мощным стимулом для крутых поворотов, которые подорвали основу административно-командной системы тоталитарного государства и привели к его краху. На его же основах было создано 15 суверенных государств, одно из которых — Казахстан, в котором сегодня воплощаются идеи тех, кто боролся за справедливость, свободу, независимость и демократию. 

Фамилия автора: М.Ш.Какимова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика