Еще раз к вопросу о кладах металлических изделий Семиречья

На территории Семиречья (Юго-Восточный Казахстан) и в долине озера Иссык-Куль (Киргизия) известны многочисленные случайные находки, клады металлических (бронзовых) предметов эпохи поздней бронзы и раннего железного века. В хронологическом отношении «клады», охватывают пе­риод от конца эпохи бронзы (конец II тыс. до н.э. — начало I тыс. до н.э.), включая период ранних кочевников до последней трети 1 тыс. до н.э. (табл. 1).

Состав так называемых «кладов» эпохи поздней бронзы достаточно многообразен. Они содер­жат, как правило, орудия труда, предметы многофункционального использования (тесла, долота, но­жи, топоры, зеркала, бритвы, крючки, кельты и др.). В этот период «клады» с подобным набором из­делий встречаются довольно широко на огромной территории Евразии. Причину массового появле­ния «кладов» одновременно на обширной территории объясняют по-разному. В целом, видимо, этот факт связан с глобальными изменениями в Степи, произошедшими в конце II - начале I тыс. до н.э., обусловленными экологическими факторами и коренными социально-экономическими изменениями, повлекшими за собой массовые подвижки и миграции племен.

Следующую группу кладов образуют находки комплексов, содержащих предметы вооружения и конского снаряжения: клады, датируемые концом II - начале I тыс. до н.э. (до VIII в. до н.э.), состоя­щие из предметов вооружения, и раннескифские комплексы, содержащие предметы конского снаря­жения (обычно удила и псалии, пронизи и др.), наконечники стрел, ножи (VIII-VI вв. до н.э.). Они представляют собой проявления стадиального явления. Вероятно, состав этих комплексов отражает особенности всаднического погребального обряда. Возможно, находки узды в насыпях курганов, в раннесакских погребальных памятниках на территории Казахстана являются следами особых риту­альных действий. «Клады», не связанные непосредственно с погребением, состоящие из предметов конского снаряжения и оружия, видимо, также не являются «кладами» в современном смысле слова, как и те, которые выявлены в пределах погребально-поминальных сооружений и, по сути, представ­ляют собой спрятанные наборы ритуального характера

Взаимовстречаемость предметов в кладах эпохи поздней бронзы и начального этапа раннего железного века на территории Семиречья

Дух войны, межплеменная борьба, борьба за перераспределение территорий, необходимость в охране стад и пастбищ, усилившаяся подвижность населения в «горно-степной» зоне Евразии приве­ли к выделению особой страты — военной, социального статуса воина, к сакрализации военного де­ла. В этих условиях вожди, племенная аристократия осуществляли и хозяйственные, и очень важные военно-политические функции. Оружие и сбруя входили в престижно-знаковую систему, маркирова­ли выделившуюся социальную группу воинов-всадников.

Состав третьей группы кладов включает бронзовый котел (обычно один), кинжал (чаще один и однотипный), а также удила, наконечник копья и по одному случаю: зеркало, наконечник стрелы, кельт. Датировка их широкая, около VI-IV вв. до н.э. Отличает их обязательное присутствие котла и однотипного, со сломанным клинком кинжала. Наконечники копий также аналогичны. Последнюю, четвертую группу образуют клады, состоящие из металлических котлов, курильниц и жертвенных столов. Возможно, они представляют собой остатки древних храмов, которые в сакское время уста­навливались под открытым небом. Этот тезис верен, вероятно, относительно той части комплексов, которые состоят из нескольких котлов и котлов с курильницами и жертвенными столами, остальные —    маркируют святилища, поселения, зимовки и т.д.

Анализ месторасположения участков с находками котлов, курильниц и жертвенных столов; условий находок позволяет предположить, что они были спрятаны, но не брошены и в этом плане представляют интерес как определенный археологический источник. Очевиден неслучайный харак­тер наложения благоприятных природно-климатических и ландшафтных условий территории Семи­речья и Иссык-Кульской долины и большого количества царских курганов и находок бронз. Можно предположить, что сосредоточение на северных склонах Заилийского Алатау масштабных царских курганов как фактора сакрализации территории придает этому региону особый статус. Значительное количество поселений раннего железного века также расположено у подножия гор, территория их распространения совпадает с локализацией культовых бронз. В целом можно предположить, что зона распространения котлов и курильниц маркирует определенную в природно-климатическом и ланд­шафтном отношении территорию. Древние кочевники, судя по концентрации сохранившихся памят­ников, максимально освоили эту своеобразную экологическую нишу, приспособились к условиям предгорно-горной полосы. Концентрация бронз на ограниченной территории, их значительная сум­марная емкость, косвенная связь с могильниками, в том числе «царскими», несомненно, культовый характер бронз — комплекс всех этих факторов, возможно, указывает на существование здесь поли­тического и религиозного центра раннегосударственного образования во 2 половине 1 тыс. до н. э.

В приведенной ниже таблице отражены сводные данные о составе кладов эпохи поздней бронзы и начального этапа раннего железного века в Семиречье.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подавляющее большинство погребений ря­довых кочевников Семиречья не содержит предметов вооружения. Это, возможно, служит свидетель­ством в пользу того, что в сакском обществе Семиречья существовало строго ранжированное обще­ство, где элита характеризуется этнической или социальной отстраненностью от основной массы на­селения региона. Эта элита образовала страту воинов-«всадников» в широком смысле. Время функ­ционирования святилищ и ограниченной военной прослойки говорит о достаточно высоком уровне общественного развития саков Семиречья и о достаточно стабильной, спокойной ситуации по этой территории. Это явление стадиально близко обстоятельству находок котлов в погребениях царей и аристократии в сакральном «герросе» скифов. Возможно, что и поселения, пастбища, предполагае­мые святилища и культовые места в Семиречье, большей частью, принадлежали правящему, «княже­скому» роду, т.е. вождям и военной аристократии саков. Возможно, что после того, как сакские пле­мена во II в. до н.э. вынуждены были покинуть Семиречье под давлением племен юечжей и усуней, то святилища, фиксируемые в виде скопления металлической утвари, были оставлены на местах. Смена правящего рода и частично населения, обслуживающего святилища, привела к их затуханию.

Прослеживая эволюцию кладов с оружием и котлами, можно предположить, что они представ­ляют собой непрерывную линию развития от раннесакских комплексов до более поздних храмов, ко­торые хранили культовые атрибуты, большое количество оружия и имели военную организацию. Это оружие выступает и в качестве ценных приношений, жертвенных даров и использовалось в реальной жизни.

Бронзовые котлы, встречаемые как случайные находки на территории Семиречья и Киргизии, могли использоваться не только в утилитарных, но и в ритуальных целях. Можно предположить, что они применялись в обрядах переходного цикла (погребально-поминальные, инициации и др.); отра­жали новые ориентиры и систему ценностей, связанные с культом воина-героя, вождя, бога войны и воинских мужских союзов. Они определены социально-экономическими изменениями, произошед­шими в Степи в I тыс. до н.э

Фамилия автора: Г.С.Джумабекова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика