Либеральное движение в степном крае в начале ХХ века

Формирование либеральных партий активно началось в годы первой российской революции. Как известно, 17 октября 1905 г. был опубликован царский манифест, «даровавший» народу полити­ческие свободы. Это послужило поводом к оформлению либералами своих политических партий. На правом фланге российского либерального лагеря находилась партия «Союз 17 октября».

Программа октябристов начиналась разделом о сохранении «единства и нераздельности Россий­ского государства». Они отрицали возможность предоставления автономии отдельным частям импе­рии, кроме Финляндии [1]. Центральное место в программе Союза 17 октября занимал вопрос о ха­рактере и структуре государственной власти в стране. Партия выступала за установление в России конституционно-монархического строя на основе манифеста 17 октября, с сохранением за монархом титула «самодержец» [2]. Выход из революционного кризиса октябристы видели в немедленном со­зыве законодательной думы.

Программа октябристов признавала необходимым введение демократических свобод (совести, слова, печати, собраний, союзов) и гражданского равенства без различия пола, национальности и ве­роисповедания, содержала требования бессословного независимого суда, расширения компетенции суда присяжных, развития и укрепления местного самоуправления. Октябристы выступали в защиту частной собственности, в том числе помещичьей, но вместе с тем они высказывались за уравнение крестьян в правах с другими сословиями, облегчение им выхода из общины и закрепления земли в их полную собственность. Решение рабочего вопроса имело целью урегулирование отношений пред­принимателей и рабочих, перевода их борьбы в экономическое русло. Предполагались установление свободы рабочих организаций, союзов и собраний на основе их экономических, профессиональных и культурных нужд, свобода стачек «на экономической почве», учреждение примирительных камер для разрешения споров с работодателями, организация государственного страхования рабочих и др. Предусматривалось также принятие мер, содействовавших развитию экономики, народного образо­вания и др. [1].

Организационное оформление Союза началось вскоре после издания манифеста 17 октября (по­ложения которого легли в основу политической программы партии и в честь которого она и была на­звана), а завершилось на I съезде в Москве в феврале 1906 г. [2]. Вслед за центром страны сторонни­ки октябристов приступили к консолидации своих рядов также в провинции, в том числе и в Степном крае.

В Омске оформление отдела «Союза 17 октября» состоялось в апреле 1906 г. Первоначальное название отдела звучало так: «Русский либеральный союз», и лишь позднее он стал называться Ом­ским отделом «Союза 17 октября». Для иллюстрации состава комитета омского отдела октябристской партии приведем список ее членов: председатель — А.В.Соболевский (военный врач), члены — А.И.Касаткин (ветеринар, редактор печатного органа местных октябристов газеты «Степь»), Подши- валов (управляющий отделением Сибирского банка), П.А.Липатников (купец 1 гильдии), Сушинский (чиновник), Пасальский (врач), Ивченко (учитель гимназии), Двиняников (управляющий отделением Волжско-Камского банка) [3, 104].

В других городах Степного края, ввиду отсутствия широкой социальной базы, попыток сторон­ников октябристов к объединению, за исключением г. Петропавловска, не наблюдалось. В Петропав­ловске сочувствующие октябристам лица в помещении пожарного депо провели собрание, на кото­ром присутствовали около 300 человек. На собрании обсуждались организационные вопросы, про­грамма октябристов, ее отличительные особенности по сравнению с другими партиями [4].

Ведущими лозунгами, используемыми октябристами в Омске и Петропавловске, были следующие: «За царя, за свободный народ, за неделимую Россию!». По духу это так напоминало заклинания черно­сотенных агитаторов, что рядовой обыватель путал тех и других. И тем не менее, только что сформиро­вавшиеся организации октябристов вступили в борьбу за голоса избирателей в Государственную думу. Из листовок Русского либерального союза в Омске известна листовка «Граждане избиратели!», выпу­щенная в мае 1906 г., с изложением программы партии и с призывом голосовать только «за коренного сибиряка», представителя Русского либерального союза [5]. Одной из характерных черт тактики октяб­ристов было то, что они не отказывались от сотрудничества с монархистами и кадетами, но соглашения редко достигались. Имея ограниченный круг сторонников, октябристы в Омске и Петропавловске не сумели добиться сколько-нибудь заметных успехов в избирательных кампаниях по выборам в I и II Го­сударственные думы. После завершения выборов во II Государственную думу октябристы в Степном крае фактически ни в чем себя не проявляли. Во всяком случае, в исторической литературе и архивных источниках нами не выявлено никаких сведений об их деятельности.

Наиболее крупной и влиятельной либеральной партией России была конституционно­демократическая, которая с января 1906 г. к своему основному названию добавила новое — партия «Народная свобода». Кадеты представляли собой левое крыло российского либерализма. К кадетам примыкало большинство национально-либеральных политических организаций. Первый съезд кон­ституционно-демократической партии прошел в октябре 1905 г. в Москве, а к весне 1906 г. партия насчитывала в своих рядах уже свыше 100 тыс. членов [6].

Выразительную характеристику кадетам дал человек, который знал их лучше, чем кто бы то ни был — лидер партии П.Н.Милюков: «оппозиция его величества». Воззрения кадетов были связаны с конституционным строем и с сильным парламентом, контролирующим действия правительства. Они заявляли себя сторонниками широких гражданских прав и свобод, требовали полной амнистии по­страдавшим за политические и религиозные убеждения, выступали за отмену смертной казни. Каде­ты отстаивали право на свободное культурное самоопределение нерусских народов, употребление наряду с государственным «местных языков», получение всеми гражданами образования на родном языке. В то же время они не отрицали возможности сохранения в стране царского престола, защища­ли частную собственность, для их требований, касающихся улучшения положения рабочего класса и крестьянства, был характерен недостаточный радикализм. Поэтому среди трудового населения пар­тия «Народной свободы» не смогла найти прочной социальной базы. В 1905-1907 гг. в стране было создано более 360 организаций кадетской партии, при этом большая их часть возникла в период вы­боров в I Государственную думу [10]. Выступая в качестве оппозиции самодержавию, кадеты пыта­лись для давления на него использовать революционное движение масс и одновременно стремились ввести его в реформистское русло. Этим и определялась их тактика.

Началом оформления кадетских ячеек в Степном крае можно считать конец 1905 - начало 1906 гг. Так, в Омске отдел партии «Народной свободы» открылся в апреле 1906 г. Однако еще в но­ябре 1905 г. на московском совещании Центрального Комитета кадетской партии присутствовали представители либеральной оппозиции Омска А.Н.Букейханов и В .И.Пищиков [3, 33].

Многие из будущих омских кадетов играли ранее видную роль в наиболее крупных и авторитет­ных культурно-просветительных организациях, действовавших в городе. Так, В.И.Пищиков, А.А.Квак, Я.С.Севостьянов, П.Б.Ящеров состояли в руководстве Западно-Сибирского отдела Русско­го Географического общества, а А.С.Кабалкин, В.И.Пищиков, И.А.Поваренных, А.И.Хлебников — в руководстве Общества попечения о начальном образовании в Омске [7].

По социальному составу кадетская организация в Омске состояла в основном из представителей местной интеллигенции (врачей, адвокатов и т.п.), служащих и торгово-промышленной буржуазии. Показателен в этом отношении состав актива омского отдела кадетской партии: если взять выборку из 29 человек, то из них 6 — были предпринимателями, 21 — представлял буржуазную интеллиген­цию, 2 — являлись выходцами из среды городской мелкой буржуазии [8]. Всего же в Омске кадет­ская организация смогла собрать в свои ряды до 250 человек. 30 апреля 1906 г. состоялось учреди­тельное собрание Омского отдела конституционно-демократической партии. Был избран комитет в составе 9 человек: В него вошли: Ф.Ф.Вереденко (податной инспектор), Г.П.Кастров (учитель гимна­зии), А.Я.Малышев (приказчик), И.А.Поваренных (присяжный поверенный), П.М.Савин (торговец), И.И.Шершевский (врач), С.И.Ядзовский (инженер, управляющий красочным заводом), П.Б.Ящеров (отставной офицер, торговец), А.Д.Квак (учитель гимназии). Возглавил организацию П.Б.Ящеров [3, 40]. Xотя кадетская организация в Омске, на первый взгляд, была достаточно многочисленной, однако многие из кадетов являлись членами партии лишь формально, не платили взносов и не посе­щали собраний. Так, на собрании 30 апреля 1906 г. присутствовали всего 96 членов партии и 185 при­глашенных по билетам.

Сведения о руководителях кадетов в Петропавловске содержат материалы полицейского дозна­ния, проведенного в декабре 1906 г. Их фамилии значатся в графе «лиц, отмеченных проявлением своей преступной деятельности, направленной против государственного строя и обнаруживших себя, принадлежащими к оппозиционной партии». В материалах дознания дана следующая характеристика задержанным полицией лицам: И.П.Трофимов — присяжный поверенный Омского окружного суда, председатель петропавловского «политического прогрессивного союза»; Ф.Н.Зеленин — преподава­тель омской школы молочного хозяйства, главный оратор «петропавловского прогрессивно­политического союза»; М.П.Михайлов — податный инспектор петропавловского участка, «тайный и явный руководитель прогрессивно-политической партии» (на допросе выяснилось, что он принадле­жал к партии кадетов) [9].

По свидетельству газеты «Сибирский листок», выходившей в Тобольске, в г.Петропавловске в ноябре 1906 г. организовался «Народный союз» с программой конституционно-демократической пар­тии. Но потом «этот союз переименовался в прогрессивно-политический; объединяющими пунктами которого являются: 1) проведение явочным порядком свободы слова, собраний, союзов и пр.; 2) все­общее, равное, тайное и прямое избирательное право; 3) созыв Учредительного собрания. Цель союза

—    распространение среди населения политического, так сказать, образования посредством устройст­ва чтений, митингов и пр.; и главным образом, чтобы предупредить образование черной сотни ... Прогрессивно-политический союз на первом митинге занимался объяснением свобод, на втором — критикою программы торгово-промышленной партии» [10].

В Семипалатинске оформление партийной ячейки кадетов пришлось на первую половину 1906 г. Во главе отдела партии стояло бюро. Наиболее видными членами кадетской партии здесь являлись Н.Я.Коншин, В.М.Роменский-Николаевский и Суторихины [11]. На собрании местных кадетов 7 мая 1906 г. были определены их кандидаты для участия в выборах в 1 Государственную думу. Царская администрация не препятствовала кадетам, что не преминула отметить семипалатинская печать: «по сравнению с социал-демократами и социал-революционерами, кадетам было сделано послабление, предоставлено право устно и письменно вести агитацию своей программы» [12].

В целях углубления агитационной работы кадеты наладили связи с представителями казахской интеллигенции, придерживавшимися либеральных взглядов. 15 июня 1906 г. на заседании бюро пар­тии «Народная свобода» в Семипалатинске было принято решение: «Войти в соглашение с местным киргизским (казахским. — Р.Б.) бюро партии «Народной свободы» для совместной, по возможности, работы» [13]. Программные установки кадетов, в свою очередь, нашли отклик у представителей ка­захской демократической интеллигенции. Для них особое значение имели представления кадетов о правах народностей, населявших Российскую империю. Анализ программных требований местных либералов по этому вопросу показывает, что они не отличались принципиально от общепартийных, предусматривая свободное культурное самоопределение. Разногласий не было и в понимании сути этой формулы, как гарантии полной свободы употребления различных языков и наречий в публичной жизни, свободы основания и содержания учебных заведений и всякого рода учреждений, имеющих целью сохранение и развитие языка, литературы и культуры каждой народности и т.п. [14]. Разделяя программное заявление о «свободном культурном самоопределении» народностей России, кадеты считали необходимым обеспечить «инородцам» право на самостоятельное устройство своей особой жизни, поскольку они сохранили самобытность, язык, верования и проявили себя «в достаточной степени жизненным, способным к повышению дальнейшего уровня культурности племенем» [15]. Эти идеи активно поддержали А.Букейханов, Ж.Акпаев, Т.Норекенов, игравшие заметную роль в общественной жизни Степного края, полагая, что они в той или иной мере отвечают их представле­ниям о возможных путях самоопределения казахского народа.

В архивных источниках не сохранилось данных о существовании кадетской организации в Усть- Каменогорске, однако лица, поддерживающие и активно пропагандирующие идеи этой партии, здесь имелись. К их числу относился бывший административный ссыльный Орест Костюрин. Так, после принятия манифеста 17 октября 1905 г. им, по сообщениям полиции, был «предпринят в народном доме г. Усть-Каменогорска ряд чтений, направленных «частью к разъяснению манифеста, частью к ознакомлению публики с текущими событиями и сообщению различных газетных известий». Высо­чайший манифест трактовался Костюриным в довольно тенденциозном направлении. Он говорил, что «теперь не нужно платить подати, что полиция не имеет права разгонять сборища и арестовывать». На чтениях 6 декабря 1905 г. Костюрин объяснял значение слова «свобода» в таком духе, что «в на­стоящее время можно писать и говорить про всё и про всех, можно писать всё, что каждый думает, можно собираться для обсуждения различных вопросов. Прежде нельзя было и возбуждать вопрос о том, что крестьяне находятся в бедственном положении, что их притесняют люди, живущие за счет крестьян, что крестьяне платят много податей, а деньги эти расходуются непроизводительно» [16].

Затем О.Костюриным была прочитана программа социальных требований «об учении детей на казенный счет и предоставлении рабочим прав забастовки в целях улучшения их материального по­ложения и сокращения рабочего дня до 8 часов. Были изложены требования солдат — в увеличении содержания, улучшении пищи, сокращении службы до 2 лет, предоставлении права посещения соб­раний, клубов, маскарадов, увольнения в запас» [16]. Следствием этих речей явилось брожение сре­ди солдат усть-каменогорской местной команды, которые начали собираться группами и выдвигать различные требования. Деятельность О.Костюрина не осталась без внимания местных властей, в от­ношении него было проведено дознание. Не удивительно, что О.Костюрин оказался в списке полити­чески неблагонадежных.

Интересно проследить дальнейшую деятельность О.Костюрина, поскольку архивные источники позволяют это сделать. Так, в полицейском донесении от 2 августа 1908 г. записано, что О.Костюрин состоял лектором усть-каменогорского уездного комитета попечительства о народной трезвости и «на лекциях старался возбудить в слушателях вражду к правительству». Здесь же отмечалось, что О.Костюрин принадлежит к партии «Народная свобода» [17].

Большинство исследователей объясняют влияние кадетов на казахскую интеллигенцию в Степ­ном крае тем, что немалая часть казахской молодежи получила высшее образование в вузах России. Многие из них затем вступили в ряды кадетской партии и своей просветительской деятельностью сыграли большую роль в пробуждении политической активности масс, создании основ национально­освободительного движения. К числу ярких личностей, сыгравших значительную роль в развитии общественного движения в Степном крае, несомненно, относится Алихан Нурмухамедович Букейха- нов, в биографии которого отразились все перипетии того сложного периода. В его жизни, как ни в какой другой, мы можем увидеть историю целого народа. На него несомненное влияние оказали годы пребывания в российских городах, общение с известными российскими деятелями.

Успешно окончив Санкт-Петербургский лесной институт по специальности лесного экономиста, А.Н.Букейханов в 1894 г. вернулся в г. Омск, где он провел более 14 лет своей жизни (с 1894 по 1908 гг.). Алихан Нурмухамедович сначала получил место преподавателя в местной лесной школе. Затем, вплоть до 1905 г., служил чиновником Омского переселенческого управления. В это же время он сотрудничал в редакциях газет «Степной край», «Степной пионер», «Иртыш», «Омич» и др. При­нимал непосредственное участие в нескольких научно-исследовательских экспедициях, в том числе и в знаменитой экспедиции Щербины. Активно участвовал в работе Западно-Сибирского отдела Рус­ского Географического общества, был в числе организаторов Омского отдела Московского общества сельского хозяйства [18].

Здесь, в Омске, А.Н.Букейханов быстро сближается с прогрессивной и демократически настро­енной интеллигенцией, политическими ссыльными города. Он становится активным участником об­щественной жизни города. Алихан Нурмухамедович некоторое время сотрудничал с социал- демократами, однако затем примкнул к кадетам [19]. А.Н.Букейханов, будучи знаком с теорией мар­ксизма, досконально изучив прошлую и современную историю собственного народа, пришел к выво­ду о теоретической возможности построения социализма, но ни в коем случае не в Степном крае. Ибо интенсивное, насильственное вмешательство в естественно-эволюционный, как единственно верный путь развития казахского общества, было бы пагубным для казахского народа. Именно этот факт явился одной из причин перехода А.Н.Букейханова на позиции российских конституционных демо­кратов, сумевших, по его мнению, в наибольшей степени отразить в своей программе насущную не­обходимость легальных, демократических реформ. Именно под руководством А.Н.Букейханова с 1905 г. казахское национально-освободительное движение приобретает ярко выраженную политиче­скую направленность. Это стало особенно заметно после обнародования Манифеста 17 октября, фор­мально предоставившего всем народам империи свободу слова, совести, собраний и гарантию непри­косновенности личности.

В 1905 г. в качестве делегата А.Н.Букейханов принимал участие в работе съезда земских и го­родских деятелей России в Москве, где впервые в истории казахов со столь высокой трибуны произ­нес речь о судьбе и чаяниях казахского народа. В своем выступлении он, в частности, сказал: «Я яв­ляюсь представителем четырехмиллионного киргизского народа, занимающего огромную террито­рию от Урала до Алтая, от линии Сибирской железной дороги до Омска. Когда я слушал все, что здесь рассказывают поляки, малороссы, латыши и другие, я точно читаю старую книгу. У нас тоже преследуется школа с киргизским языком, нас тоже душит цензура... Крестьянские начальники (большей частью бывшие ротмистры) не допускают при рассмотрении дел киргизского языка. Бли­жайшей нуждой киргизов является свобода в употреблении родного языка, особенно необходимая ввиду предстоящей выборной агитации, и я присоединяюсь к предложению тех товарищей, которые просили съезд высказаться за немедленную отмену всех ограничений в правах местных языков» [20].

Волна революционных событий 1905-1907 гг. вынесла А.Н.Букейханова на арену политической борьбы в качестве теоретического основоположника и безусловного политического лидера нацио­нально-освободительного движения казахского народа. Именно он, по признанию начальника Омско­го жандармского управления, являлся «душою всех митингов и петиций и противоправительствен­ных агитаций и как главный инициатор и руководитель всего религиозно-политического движения киргизов... в степи» [21].

В конце 1905 г. в г. Уральске состоялся съезд представителей пяти степных областей по созда­нию Казахской конституционно-демократической партии. Инициаторами съезда были А.Н.Букейханов, Ж.Сейдалин, М.Дулатов, Б.Каратаев, М.Тынышпаев, Б.Сыртаев. Спустя некоторое время, в 1906 г., в г. Семипалатинске прошел второй съезд, в котором приняли участие 150 человек [22]. Участники данных съездов полностью одобрили программу конституционно-демократической партии «Народная свобода» [23]. По мнению некоторых казахстанских ученых, эти съезды следует рассматривать как попытку создания в Казахской Степи филиала Российской конституционно­демократической партии «Народная свобода» [24]. На съездах выдвигались такие требования, как издание закона, объявляющего казахскую землю собственностью казахов, закона об открытии школ, медресе и университета для казахских детей, ограничение процесса переселения крестьян из внут­ренней России в Казахскую Степь, предоставление казахам равенства в правах с русским населением.

Руководители съезда выразили свою поддержку программе российских кадетов и открыто зая­вили, что будущая казахская конституционно-демократическая партия, подобная русской партии «Народная свобода», будет находиться на позициях демократических ценностей и противостоять в оппозиции самодержавному строю [25]. Но инициатива казахской интеллигенции не получила одоб­рения у руководителей партии кадетов и их второго Всероссийского съезда, в итоге казахский фили­ал кадетской партии так и не смог состояться.

После организационного оформления кадеты в Степном крае приступили к пропаганде своих идей. 30 500 экземпляров — таков общий тираж агитационной продукции, выпущенной омским от­делом партии кадетов только в 1906 г. [26]. Цифра внушительная, если учесть, что речь идет о кадет­ской организации, действовавшей на периферии. Печатная продукция составлялась по всем правилам пропагандистской деятельности, а именно в первую очередь издавались брошюры с разъяснением целей и задач партии.

Так, в брошюре Омского бюро конституционных демократов «Объяснения к требованиям пар­тии “Народной свободы”», изданной 21 мая 1906 г., критиковалась постановка правительством пере­селенческого дела, от которой страдали переселенцы, старожилы, казаки и киргизы, а также содержа­лось требование «уничтожить насаждение в Сибири крупного частного землевладения, раздачу и продажу больших участков сибирской земли чиновникам, военным и дворянам в частную собствен­ность» [27].

Важнейшим политическим событием для кадетов явились выборы в Государственную думу. II Всероссийский съезд кадетской партии (5-11 января 1906 г.) поручил ЦК войти в соглашение с цен- тральными органами социалистических партий по вопросу о предоставлении известного числа депу­татских мест в I Государственной думе представителям рабочего класса [28].

На собрании кадетской организации Омска 14 мая 1906 г. было принято решение о заключении избирательного блока с социал-демократами, но Омский комитет РСДРП предложение о блоке от­клонил. Поэтому на следующий день 15 мая бюро отдела конституционно-демократической партии выдвинуло список 4 кандидатов в выборщики от своей партии: Пищикова, Ящерова, Квака, Вереден- ко [29]. В погоне за голосами избирателей омские кадеты участвовали в многочисленных предвы­борных собраниях. Так, 19 мая состоялось два предвыборных собрания кадетов с участием социал- демократов: первое — в театре общества приказчиков, второе — в Детском саду. Первое собрание прошло удачно для социал-демократов, а на собрании в Детском саду кадет Букейханов сумел «поко­лебать авторитет социал-демократов» [30]. 21 мая в городской думе были проведено избрание 4-х выборщиков от Омска. Результаты выборов говорят о том, что несомненно ведущими политическими партиями в городе являлись две: социал-демократическая и партия кадетов. Причем социал- демократы смогли набрать на 703 голоса больше, чем кадеты. Октябристы не смогли составить суще­ственную конкуренцию этим партиям.

Так же как и в период первой предвыборной кампании представители партии кадетов участвова­ли в собраниях в ходе подготовки к выборам во II Государственную думу. Так, 11 января 1907 г. в здании Западно-Сибирского отдела Русского географического общества состоялось предвыборное собрание по выдвижению кандидатов в выборщики, на котором выступали представители от различ­ных партий, в том числе кадет Столярский [31].

Стремились склонить на свою сторону избирателей и представители кадетской партии в Семи­палатинске на предвыборных собраниях, проходивших 15, 19, 21 января 1907 г. В итоге по сведениям губернатора Семипалатинской области все выборщики от Семипалатинска были представителями партии «Народная свобода» [32].

На организационном состоянии партии кадетов негативно сказалось наступление реакции. Это и судебные репрессии, которым были подвергнуты депутаты I Думы (в том числе кадетские, например, от Степного края А.Н.Букейханов), подписавшие «Выборгское воззвание». Временно был приоста­новлен выход газеты «Речь» ряда местных периодических изданий. Затем был роспуск II Государст­венной думы, издание нового избирательного закона в нарушение «Основных законов Российской империи». Все эти факторы дезорганизовали кадетов, подорвали их моральный дух. В результате появилась тенденция к смягчению и без того весьма умеренной оппозиции царским властям. В част­ности, эта тенденция была выражена в кадетско-областническом журнале «Сибирские вопросы» сле­дующим образом: «В третьей Думе, откуда хоть немножко можно взять — надо взять: земство — хо­тя бы несовершенное; порто-франко хотя бы частичное — это рассеет несколько мрак сибирской жизни» [33].

Эти события сказались и на численности кадетских организаций. Боясь репрессий, из партии вышли многие государственные служащие и значительная часть либеральной интеллигенции, вслед­ствие чего ее ряды заметно поредели. Те же процессы имели место в Степном крае. В конце 1907 - начале 1908 гг. отдел кадетской партии в г. Омске, по сути дела, перестал существовать [34]. Еще раньше прекратил свое существование кадетский отдел в Семипалатинске. Организационный кризис кадетов был вызван не только опасением репрессий со стороны властей, но, главным образом, их просчетами в тактике. Кадеты даже в условиях политической реакции придерживались только ле­гальных форм деятельности. От ЦК партии исходили рекомендации губернским отделам использо­вать легальные, толерантные методы и формы общественно-политической работы. Они считали, что лишь таким путем возможно сохранение региональных партийных групп и их влияние на широкие слои общественности.

Свою организационную работу в период реакции кадеты пытались осуществлять в разных направ­лениях, в частности, действуя в культурно-просветительных, профессиональных, хозяйственно­бытовых, благотворительных и других обществах. Деятельность этих обществ и организаций в Крае активизировалась в 1908 г. В Омске, например, центром сосредоточения местной либеральной интел­лигенции был отдел «Московского общества сельского хозяйства», во главе которого стоял «видный местный общественный кадетствующий деятель Ф.Ф.Штумпф, член местного биржевого комитета. На своих собраниях общество поднимало вопросы социально-экономического и политического характера» [35]. Красной нитью в деятельности кадетов проходила идея о том, чтобы «деятельность партии на мес­тах. преследовала не только политические, но и культурно-экономические задачи. » [36].

По мере отступления реакции либералы активно приступили к организации новых, более широ­ких по их общественному назначению организаций — обществ обывателей и избирателей. В г. Омске подобное общество стало функционировать в конце 1909 — начале 1910 гг. В уставах обществ обы­вателей и избирателей было сказано, что их учредители не ограничиваются лишь содействием благо­устройству городов, но рассчитывают через посредство указанных организаций активно влиять на формирование общественного мнения, добиваться проведения своих кандидатов в городские думы. Таким образом либералы надеялись, с одной стороны, укрепить доверие к себе верхов торгово­промышленной буржуазии, с другой — расширить влияние на городские мелкобуржуазные слои [37]. Однако эти намерения либералов были довольно быстро поняты местными властями и черносотенно­монархическими элементами. Так, газета «Голос Сибири», которая издавалась в Омске отделом Сою­за Михаила Архангела, комментировала деятельность либералов по созданию обществ обывателей и избирателей следующим образом: «Явно кадетская партия работать не может, а поэтому хитроумные кадетские дельцы придумали лазейку, они повсюду организуют общества обывателей и избирателей, где являются и учредителями, и руководителями, и членами правлений, и всем. Ближайшая цель «общества» — агитация на выборы в городские думы и проведение в гласные «своих», то есть чисто кадетских дельцов». Или вот еще одна характеристика в адрес этих обществ «это — одна из новей­ших кадетских затей» [38].

Царская администрация, разделяя недоверчивое мнение «отцов города» к обществам обывателей и избирателей, со своей стороны также чинила различные помехи их деятельности. В результате, напри­мер, в Омске, просуществовав всего около пяти месяцев, по распоряжению акмолинского областного присутствия по делам обществ и союзов, общество обывателей и избирателей было закрыто [39].

Поскольку администрация чинила препятствия деятельности легальных организаций, местные либералы искали другие формы и методы воздействия на жителей края. В частности, выход из соз­давшейся ситуации был ими найден в более активном использовании периодических изданий. В 1907

—      1914 гг. активная часть кадетствующей интеллигенции группировалась в основном вокруг либе­ральных газет. Наиболее отчетливо кадетское влияние прослеживалось в таких газетах, как «Голос степи», «Омский телеграф» и «Омский вестник». Несмотря на то, что в этих изданиях сотруднича­

ли представители самых различных политических направлений, включая социал-демократов и эсе­ров, именно либеральное начало в них было преобладающим. Их целью было создание вокруг редак­ционных коллективов газет «возможно более широкого блока местных оппозиционных элементов под главенством кадетствующей интеллигенции» [40].

Имея в руках такой важный инструмент для воздействия на общественное мнение, каким явля­лась местная либерально-буржуазная печать, кадеты активизировали работу в этом направлении, особенно после того, как были закрыты общества обывателей и избирателей. Со страниц газеты «Ом­ский телеграф» и некоторых других изданий либералы выступали с обличением царившего в Крае административно-полицейского произвола, осуждали власти за преследование всякой общественной самодеятельности, требовали от них действий в рамках закона. Омское жандармское управление в своем обзоре политического положения в Степном крае за 1909-1913 гг. отмечало, что оппозицион­ные газеты (в их числе имелся в виду и «Омский телеграф». — Р.Б.) оказывают вредное влияние на настроения «обывательских масс, воспринимающих на веру всякое печатное слово и изо дня в день воспитываемых в оппозиционном направлении» [41]. Такие действия местных либералов соответст­вовали тактике кадетской партии, которая пыталась легальными средствами оказывать давление на самодержавие, вынудить его пойти на осуществление реформ, а народное движение направить в рус­ло так называемых законных форм борьбы.

Особой популярностью среди коренного населения Степного края пользовалась газета «Казах», которая издавалась на казахском языке. Что касается политической ориентации газеты, то она пол­ностью соответствовала программным заявлениям кадетов о «свободном культурном самоопределе­нии» народностей России. Кадеты считали необходимым обеспечить «инородцам» право на само­стоятельное устройство своей жизни, поскольку они сохранили самобытность, язык, верования. Это совпадало с реформистскими требованиями национальной интеллигенции во главе с А.Букейхановым.

Издание газеты на казахском языке было задумано национальными лидерами, как известно, еще в 1905 г.: «На киргизском (казахском) языке пока нет ни одной газеты, точно так же киргизы не рас­полагают до сих пор своей типографией. Мысль о том и другом возникала в киргизской (казахской) степи в счастливые дни свободы, но не осуществилась» [41, 141]. Издание газеты «Казах» стало воз­можным лишь в 1913 г. Она переходила из рук в руки, кочевала из аула в аул и зачитывалась до дыр.

Ее выписывали во многих уголках Степного и Туркестанского краев, ею зачитывалась казахская сту­денческая молодежь, обучавшаяся в вузах Казани, Томска, Минска, Москвы, Санкт-Петербурга.

Особое значение придавали издатели газеты ее названию, о чем свидетельствует статья «Турш баласы» (букв. «потомок тюрков». — Р.Б.), опубликованная в одном из первых номеров газеты: «Ка­зак есть казак (казах. — Р.Б.), а киргиз совершенно иная народность. Русские, в особенности русское правительство, казаков не называет казаками, а именует иначе — киргизами. Основной причиной то­му является наличие у русских «Казачьего войска». И чтобы не путать нас с русскими «казаками», нас стали называть киргизами или киргиз-кайсаками» [41, 142].

«Как показывает история, — отмечалось далее в статье, — в былые времена основная масса рус­ских не имела традиции ездить верхом, она возникла значительно позднее. Некоторая часть его насе­ления, переняв тюркскую традицию, избрала «вольную верховую службу» и, став похожими на нас, тоже стала именоваться «казаками». Но мы не должны терять своего имени только потому, что и они стали носить это имя. Более того, должны стремиться к поднятию своих корней, к просвещению и, таким образом, сохранить и приумножить национальные традиции, мы обязаны на основе прошлой традиции создать казахскую культуру и казахскую литературу. И только тогда мы сможем сохранить свое настоящее имя — имя «казака» (казаха)» [41, 141].

Свою основную задачу газета «Казах» видела в подъеме самобытной культуры казахов, разви­тии национального языка и литературы. Одним словом, издатели газеты «Казах» стремились к сохра­нению казахского народа как единой нации и, наконец, восстановлению его национальной государст­венности, утраченной в результате проводимой Российской империей национальной политики в те­чение XVIII-XIX вв. Об этом свидетельствует программная статья за подписью «А.Б.» (вероятно ее автором был А.Букейханов. — Р.Б), опубликованная во втором номере газеты: «Веками казахский народ занимал свою территорию и жил своей жизнью, но сейчас степь задыхается от наплыва пересе­ленцев. Каким будет наше будущее? История учит нас, что, когда пришлые в культурном отношении превосходят коренное население, происходит поглощение последних. Но если обе стороны, и при­шлые и коренные, в культурном отношении уравновешивают друг друга, они могут развиваться, пользуясь при этом равными правами и сохраняя каждый свой национальный характер.

Преобразование экономической жизни казахов отныне кажется неизбежным. Крестьяне занима­ют наши лучшие пахотные земли, земельные участки реквизированы. иначе говоря, иностранец проникает в наши недра. Само существование казахского народа принимает проблематичный харак­тер. Чтобы сохранить нашу автономию, мы должны изо всех сил бороться за развитие образования и культуры. Мы должны, таким образом, развивать национальную культуру и язык. Мы никогда не должны забывать, что только народ, который сумел создать свою литературу на родном языке, имеет право на независимое существование...» [42].

В течение 1913-1914 гг. Букейханов опубликовал в «Казахе» 19 статей по проблеме переселения и по аграрной политике самодержавия. В таких публикациях, как «Ашык хат» (1913, № 24), «Екі жол» (1915, № 100,101), «Жауап хат» (1913,№ 24), «Тортінші Дума Ьам казак» (1913, № 91), Букейха- нов не только показывает формы казахского землевладения, принципы ведения сельского хозяйства, определяет необходимые нормы земли для кочевников, но и поднимает такие больные темы, как пе­реселение из Центральной России огромных масс крестьян. Достаточно подробно в статьях Букейха- нов останавливается на проблемах седентаризации, рассматривая при этом как положительные, так и отрицательные стороны этого процесса для казахов.

Пропагандируемая газетой идея национального возрождения охватила самые широкие слои на­селения, послужила мощным толчком для развития его национального самосознания. Более 5 лет на этой идее воспитывалась новая блестящая плеяда казахской интеллигенции, которая вскоре, в 1917­1920 гг., составит костяк первой национальной партии «Алаш», сыграет видную роль в деле восста­новления национальной государственности во главе с Народным Советом (правительством) Алаш- Орда. После установления Советской власти в Казахстане, перейдя на сторону большевиков, новая волна национальной интеллигенции, вплоть до середины 1930-х годов, еще будет играть ведущую роль в управлении молодой казахской автономией и исчезнет в результате сталинских репрессий. Но все это произойдет значительно позже.

Годы первой мировой войны вызвали некоторое оживление оппозиционных настроений кадетов в Степном крае. Пожалуй, общее настроение их выразила телеграмма, отправленная 17 ноября 1916 г. на имя председателя IV Государственной думы членами правления Омского отдела Московского об­щества сельского хозяйства, значительная часть которых разделяли идеи кадетской партии: «Видя, как безответственная власть крайне незаконно, бессистемно и безрезультатно тратит живую народ- ную силу и богатство, видя, как деревня постепенно разоряется и местами стоит на границе отчаяния и полного равнодушия к своему хозяйственному бытию, деятели сельского хозяйства Западной Си­бири присоединяют свой голос к требованию Государственной думы полного единения с народом. Только полное доверие к народу и обществу, только воодушевленная совместная работа народа с правительством, ответственным перед ним, может привести Россию к решительной победе над вра­гом и спасти ее от дальнейшего гибельного разорения и унижения ее народной чести» [43]. Однако кадеты, как в центре страны, так и в провинции, по-прежнему выступали против любых радикальных действий, направленных на устранение царского режима, все больше утрачивая доверие к себе со стороны широких слоев населения.

Тем временем в России назревал кризис власти, нарастало недовольство населения. Революци­онные события 1917 г. стали еще одним свидетельством непопулярности политической линии кадет­ской партии, что нашло проявление и в заявлениях ряда ее видных членов. С целью недопущения хаоса в стране и прихода к власти большевиков А.Букейханов, в частности, в июле 1917 г. выступил в газете «Казах» со статьей, в которой говорилось, что ни одна из программ действующих в стране партий, в том числе и кадетской, «не соответствует целям казахского общества». В июле же он заявил о своем выходе из партии кадетов. В другой статье под заголовком «Почему я вышел из кадетской партии» он называл три основные причины, подтолкнувшие его принять это решение. Первая из них заключалась в стремлении кадетов сохранить частную собственность на землю тогда, когда в период проведения так называемой «земельной реформы» казахский народ был насильственно лишен своих лучших земель. А.Букейханов же настаивал на возвращении этих земель. Вторая — кадеты выступа­ли против отделения церкви от государства. Казахский лидер выступал «за», с тем чтобы «улучшить деятельность религиозных структур». И третья, наиболее важная из причин, — стремление кадетов к унитарному государственному устройству и отказ в предоставлении казахскому народу националь­ной автономии.

Партия и народ — понятия взаимосвязанные. В 1917 г. широкие слои народа отвернулись от ка­детской партии, предпочтя ее программе лозунги революционного преобразования российского об­щества.

Список литературы

 

  1. Программы политических партий России. Конец XIX - начало XX вв. — М., 1995. — С. 341-349.
  2. Шелохаев В.В. Партия октябристов в период первой российской революции. — М., 1987. — С. 35.
  3. Харусь О.А. Xроника либерального движения в Сибири в 1905-1907 гг. // Материалы к хронике общественного движе­ния в Сибири в 1895-1917 гг. — Томск, 1994. — С. 40-41; Плотников А.Е. Организации политических партий в Сибири в период первой российской революции 1905-1907 гг.: перечень и предварительный анализ // Проблемы классовой борьбы и общественного движения в Сибири в дооктябрьский период. — Омск, 1992.
  4. ГАОО. Ф. 270. Оп. 1. Д.596. Л. 33.
  5. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д.169. Л. 16.
  6. Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX века. Энциклопедия. — М., 1996. — С. 267.
  7. Харусь О.А. Политическая консолидация буржуазии в Омске в годы первой российской революции // История Западной Сибири в дореволюционный период: Тез. докл. обл. науч. конф. — Омск, 1988. — С. 68.
  8. Там же. — С. 70.
  9. ГАОО. Ф. 270. Оп. 1. Д. 371. Л. 1.
  10. ГАОО. Ф. 25. Оп. 1. Д. 146. Л. 65 об.
  11. Революционное движение в Казахстане в 1905-1907 гг. — С. 194; Степной пионер, 1906. 13 окт.
  12. Семипалатинская жизнь. 1907. 23 дек.
  13. Семипалатинский листок. 1906. 17 июня.
  14.  Харусь О.А. Либерализм в Сибири начала XX в. Идеология и политика. — Томск, 1996. — С. 119.
  15. Там же. — С. 120.
  16. ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 4. Д.1. Л. 32-33.
  17. Там же. Л.58.
  18. Аккулулы С. Алихан Букейханов // Простор, 1993. — № 10. — С.89.
  19. Там же. — Л. 90.
  20. Семипалатинский листок. 1905. 8 дек.
  21. ГАРФ. Ф. ДП. 7 д-во. 1904. Д. 2. Ч. 39. Л. 64.
  22. Семипалатинский листок. 1906. 13 дек.
  23. Заключение комиссии ЦК Компартии Казахстана о Мыржакыпе (Мир-Якубе) Дулатове // Казахстанская правда. —1988. — 26 июля.
  24. Базарбаев В., Аккулы С. Алихан Нурмухамедулы Букейхан // Букейхан А. Тандамалы. Избранное. — Алматы, 2002. — С. 28.
  25. История Казахстана: белые пятна. — Алма-Ата, 1991. — С. 50-51.
  26. ГАРФ. Ф.533. Оп.1. Д.169. Л.13.
  27. Там же. — Л.29.
  28. Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в первой русской революции. — М., 1970. — С. 220.
  29. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 169. Л. 8.
  30. Родионов Ю.П. Хроника избирательных кампаний в I и II Государственные думы в Сибири//Материалы к хронике об­щественного движения в Сибири в 1895 - 1917 гг. — Томск, 1994. — С. 95.
  31. Толочко А.П., Плотников А.Е., Родионов Ю.П., Зиновьев В.П. Указ. соч. — С.131.
  32. ЦГА РК. Ф. 15. Оп.4. Д.1. Л.39.
  33. Борьба большевиков в Сибири против оппортунизма... — С. 117.
  34. Толочко А.П., Плотников А.Е., Родионов Ю.П., Зиновьев В.П. Указ. соч. — С. 56.
  35. ГАОО. Ф. 270. Оп. 1. Д. 59. Л. 6.
  36. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 33а. Л. 58-59.
  37. Толочко А.П. Политические партии и борьба за массы в Сибири. — С. 127-128.
  38. Голос Сибири. 1910. 21 марта.
  39. Толочко А.П. Политические партии и борьба за массы в Сибири. — С. 130.
  40. Там же. — С. 133.
  41. ГАОО. Ф, 270. Оп. 1. Д. 59. Л. 10.
  42. Казах. 1913. № 2.
  43. Толочко А.П., Плотников А.Е., Родионов Ю.П., Зиновьев В.П. Указ. соч. — С. 168-169.
Фамилия автора: Р.С.Буктугутова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика