Охрана заключенных в исправительно-трудовых лагерях 30-50-е годы ХХ века

Изолирование заключенных от общества и организацию режима осуществляла военизированная охрана (ВОХР) [1-7]. В соответствии с «Временными наставлениями по службе военизированной охраны исправительно-трудовых лагерей НКВД СССР», утвержденными заместителем НКВД СССР Чернышевым 04.03.1939г., задачами ВОХР были:

а) охрана заключенных, находящихся в лагерях, участках (пунктах) и на производстве;

б) охрана готовых сооружений, складов общего назначения и основных баз с материальными ценностями;

в) конвоирование заключенных на производство и другие участки лагеря и охрана их на месте работы;

г) конвоирование заключенных за пределы лагеря;

д) борьба с побегами и розыск бежавших заключенных;

е) подавление групповых выступлений и неповиновение заключенных.

Кроме того, решением советского правительства в мае 1951 г. на ВОХР ГУЛАГа были возложе­ны и другие задачи:

а) охрана особо опасных преступников, содержащихся в особых лагерях МВД, конвоирование их на производство и охрана на месте работы;

б) охрана лагерей с осужденными военными преступниками из числа бывших военнопленных, конвоирование их на производство и охрана на месте работы.

Для того чтобы военизированная охрана оправдывала свое назначение, Уставом ВОХР несение службы определялось как выполнение боевой задачи.

В ряде лагерей и строительств НКВД в качестве обслуги в подразделениях военизированной охраны использовались заключенные, которые, имея доступ в казармы, знали о количестве охраны и ее расположении, бытовые условия, организацию и инструктаж нарядов по охране заключенных, вооружение и т.д. Более того, стрелки охраны попадали в зависимость от заключенных при распре­делении питания, так как поварами и заведующими складами были заключенные, в результате чего данные по охране являлись доступными осужденному контингенту.

В целях сохранения служебных тайн и прекращения доступа заключенных в расположение час­тей охраны лагерей приказом НКВД СССР № 05 от 08.01.1939г. «О замене в военизированной охране обслуги заключенных вольнонаемными» имеющуюся обслугу в лагерях из числа заключенных пова­ров, уборщиков, заведующих и кладовщиков продовольственно-вещевыми складами и других были заменены вольнонаемным составом. Все расходы по содержанию обслуги ВОХР отнесли за счет ла­геря.

В преддверии Великой Отечественной войны приказом НКВД СССР № 0097 от 29.01.1941 г. с 1 января того же года вводятся типовые штаты исправительно-трудовых лагерей и колоний, в основу которой был положен следующий расчет. В лагерях с численностью военизированной охраны более 3000 человек рядового и младшего начальствующего состава организовывалась охрана 1 категории, от 2000 до 3000 человек — 2 категории, от 1000 до 200 человек — 3 категории, от 500 до 1000 чело­век — 4 категории, от 100 до 400 человек — 5 категории.

По структуре ВОХР 1,2 и 3 категории состояла не из отдельных отрядов 3-5 дивизионного со­става, а отдельные отряды состояли из неотдельных дивизионов 3-х и 5-взводного состава, причем количество этих дивизионов не превышало 6. На отдельные дивизионы были 3-5 единиц взводного состава, в свою очередь взводы состояли из 3-х - 5-ти отделений с численностью 55 человек рядового и младшего начальствующего состава.

С началом Великой Отечественной войны, в соответствии с директивой Наркомата внутренних дел № 211 от 22.06.1941 г., начальник управления Карлага приказом № 0037 от 23.06.1941 г. перевел военизированную охрану лагеря на военное, а личный состав — на казарменное положение. Прекра­щается использование на бесконвойных работах заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, перебежчиков, иностранных подданных, а также бандитов. Прекращается освобожде­ние из лагеря вышеназванных категорий заключенных и других опасных преступников. В лагерных отделениях отбираются проверенные заключенные из числа «бытовиков» для использования в каче­стве самоохраны.

В связи с переводом военизированной охраны исправительно-трудовых колоний на военное по­ложение НКВД СССР № 603 от 30.06.1941 г., затем Указом Президиума Верховного Совета СССР от

11.03.1942   г. дисциплинарный устав Красной Армии был распространен на их личный состав. В при­казе НКВД был указан сравнительный перечень дисциплинарных прав начальствующего состава ВОХР лагерей и колоний НКВД с аналогичным составом Красной Армии, в соответствии с занимае­мыми ими должностями. Суровые годы Великой Отечественной войны показали правильность при­нятия этого решения.

После начала войны приказом НКВД № 43 от 02.02.1942г. объявляется «Инструкция о режиме содержания и охраны заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР в военное время», согласно которой для надежной изоляции контингента проводились следующие мероприятия: личный состав ВОХР переводился на военное положение; максимально усиливалась охрана заключенных и особо важных объектов; в каждом ИТЛ, ЛО и ОЛП организовывались ма­невренные группы ВОХР, а в лагерных подразделениях и колониях — резервные дежурные группы ВОХР, которые имели задачи по ликвидации преступлений заключенных. Более того, здесь органи­зовывались боевые группы содействия охране из числа проверенных вольнонаемных работников ла­герей и колоний; проживание заключенных вне зоны не допускалось, также в лагерных подразделе­ниях и колониях устанавливался строжайший режим содержания контингента и другое.

Для подавления возможных эксцессов и выступлений со стороны заключенных, а также ликви­дации побегов в соответствии с приказом начальника управления Карлага 04.11.1942г. в подразделе­ниях ВОХР была сформирована маневренная группа в количестве 25 человек. Для маневренной группы были подобраны лучшие кадры среднего командного политсостава, а также хорошо подго­товленные бойцы из ополчения. Группы комплектовались из расчета 5 % личного состава военизиро­ванной охраны.

В дальнейшем на местах ВОХР строится по категорийному принципу. Так, например, согласно приказа МВД СССР № 00592 — 1950 г. было установлено 10 категорий охраны, в зависимости от численности и состава. Каждая категория строила свою структуру исходя из местных условий и тер­риториальной разбросанности.

Карлаг в 1953 г. по штату относился к 3-й категории военизированной охраны, где на 40500 за­ключенных предполагалось иметь 2485 человек ВОХР. Наиболее крупные дивизионы военизирован­ной охраны были в лагерных отделениях: во 2-м Долинском, Коксунском, Караджарском и Самар­ском, где заключенных было соответственно 2820, 2310 и 2000 человек. На каждый год устанавлива­ется лимит личного состава ВОХР, штат охраны на 1953 г. был установлен из расчета 8,2 % от плано­вого контингента заключенных, а процент охраны от контингента заключенных — 6,1. В среднем на одного охранника в Карлаге приходилось около 19 заключенных. Таким образом, если увеличивался контингент заключенных в Карлаге за счет новых этапов, то пропорционально увеличивался и лич­ный состав военизированной охраны.

Категории ВОХР лагерей в исследуемые годы в зависимости от численности сотрудников пре­терпевали изменения. Например, в связи с ликвидацией Управления Песчаного ИТЛ МВД и переда­чей его подразделений в состав Карагандинского лагеря численность военизированной стрелковой охраны последнего достигла 3200 человек. Поэтому приказом Начальника Управления Карлага № 0029 от 20 сентября 1955 г. отделу ВОХР лагеря применяются типовые штаты 1-й категории, а с 1 июля 1956 г., в связи с уменьшением численности заключенных, — 2-й категории.

С февраля 1944 г. в соответствии с приказом народного комиссара внутренних дел СССР, гене­рального комиссара государственной безопасности Берии № 0458 от 28.12.1943 г. начинает организо­вываться внутренняя надзирательная служба. В отличие от военизированной охраны, главной задачей которой является охрана заключенных, она получила право непосредственной организации режима. В ее функции входило усиление изоляции заключенных, постоянный надзор за соблюдением ими правил режима и внутреннего распорядка, укрепление трудовой дисциплины и контроль за обеспече­нием надлежащих бытовых условий. Организация надзирательной службы осуществлялась за счет численности военизированной охраны и комендантского состава подразделений.

В 1945 г. права надзирательной службы еще более расширились. Основанием для этого по­служил случай в Усольском исправительно-трудовом лагере, где была раскрыта группа заключен­ных, осужденных за контрреволюционные преступления, «пробравшихся» на руководящие долж­ности и занимавшихся вредительской деятельностью. В результате этого приказ начальника Управления охраны и режима ГУЛАГа НКВД СССР № 30/С от 31.03.1945 г. предписывал немедлен­но реагировать на все сигналы надзирательного состава о фактах нарушения режима содержания и изоляции заключенных. По этим сигналам требовалось принимать соответствующие меры, вплоть до производства расследования.

Таким образом, организацией режима заключенных в лагерях занимались 2 подразделения — военизированная охрана и внутренняя надзирательная служба.

Существовали строгорежимные и общие зоны. Различие между ними состояло в том, что в зонах строгого режима содержались, как правило, осужденные по политическим статьям и уголовники- рецидивисты. В общих зонах отбывали наказание чаще всего «бытовики». Отсюда возникло и разли­чие в организации режима. В связи с этим заключенные делились на подконвойных и бесконвойных.

Подконвойные заключенные содержались, как правило, в закрытых зонах. В отношении к ним режим был жестокий. Всякое их бесконвойное передвижение запрещалось, наказывалось, вплоть до расстрела. Охрана их велась как внутри лагерного пункта, так и на объектах работы. Самовольное передвижение расценивалось как попытка к бегству. Бесконвойные заключенные, сконцентрирован­ные в общих зонах, тоже охранялись, но уже не так строго. В некоторых случаях им предоставлялось свободное, без охраны, передвижение и возможность выходить за пределы зоны. помимо этого, для них существовал ряд льгот. Различие в режиме между политическими заключенными и осужденными за имущественные и бытовые преступления проявились также в разнице сроков свиданий и передач, в запрещении назначения классово-враждебных элементов в административную часть и выбора их на руководящую работу в зонах.

Наиболее благоприятными подразделениями в отношении побегов являлись отделения, где условия быта, производства и режима были более жестокими. Нередко виновниками побегов за­ключенных являлись работники военизированной охраны и руководство лагерных пунктов. Донесе­ния на бежавших заключенных в штаб военизированной охраны представлялись с большим опозда­нием, что не позволяло вовремя задействовать оперативные маневренные группы, а также правоох­ранительные органы населенных пунктов. Подобные недостатки в работе военизированной охраны приводили к задействованию вспомогательных структур по охране и поимке заключенных. На прак­тике это группы самоохраны и группы содействия.

Группы самоохраны были в Карлаге в соответствии с приказом НКВД СССР от 20 января 1943 г. Состояли они из заключенных, их основной задачей являлось оказание помощи ВОXР. За нарушение лагерного режима и невыполнение правил несения службы провинившихся заключенных из само­охраны немедленно убирали и водворяли под конвой, с выходом на общие работы.

Группы содействия формировались из числа местных жителей и участвовали в поимке сбежав­ших осужденных. Членами группы, например, в Карлаге были 600 человек, охватившие 67 населен­ных пунктов Карагандинской области. С их помощью в 1941 г. из 192 бежавших заключенных были задержаны 172.

Членам групп содействия, отличившимся при задержании бежавших заключенных, объявлялась благодарность и выплачивалась денежная премия в размере от100 до 200 рублей. Чаще всего бежали либо политические заключенные, либо уголовники-рецидивисты, т.е. кому освобождение не предви­делось, по крайней мере, до окончания войны.

Важными компонентами в организации лагерного режима являлись поощрения и наказания за­ключенных. Помимо чисто административного значения, они применялись и с целью «воспитатель­ного воздействия» на заключенных. Чаще всего основанием для поощрения заключенных служило соблюдение режима, добросовестное отношение к труду и высокие показатели в работе. Наиболее распространенной формой поощрения являлось зачисление заключенных на улучшенное питание. Отличившиеся заключенные должны были получить премиальное блюдо, вместо 400 граммов хлеба

—    700-800 и больше. На улучшенное питание зачислялись также заключенные из самоохраны.

Начиная с 1943 г., в соответствии с директивой НКВД и Прокуратуры СССР № 388 от 03.08.1943 г., изредка стало практиковаться освобождение на общем основании бывших заключен­ных, закрепленных при лагере по пункту 2 директивы НКВД и Прокуратуры СССР № 185 от

29.04.1942    г. Основанием для освобождения служило также честное и добросовестное отношение к труду, хорошее поведение в быту и отсутствие замечаний со стороны начальства лагеря. Практикова­лось снижение сроков наказания тем, кто отличился в быту и труде, а также принимавшим активное участие в культурно-массовой работе. Однако таких было немного. В 1945 г. срок наказания был снижен всего лишь нескольким десяткам заключенных. На политических заключенных это благо не распространялось.

Политотдел ГУЛАГа посчитал принятие 7-й партийной конференцией решений по улучшению состояние охраны и режима в лагере недостаточным, не нацеливающим внимание партийных органи­заций и хозяйственных руководителей на безусловное выполнение руководящих документов МВД СССР по улучшению работы военизированной охраны, потребовал от руководства Карлага привле­чения к ответственности начальников лагерных отделений Царевского, Дроздовского, Дегтярева и других за непроявление должной заботы о нуждах личного состава охраны.

Сотни тысяч людей, служивших в системе ГУЛАГа в качестве охранников, считали вполне есте­ственным жить за счет повседневной эксплуатации сограждан, превращенных в рабочий скот. Их де­ти воспитывались на примерах безжалостного отношения к людям.

Список литературы

  1. ГАРФ. Ф.9401. Оп.1а. Д.451. Л.223,223 об.
  2. Временное наставление по службе военизированной охраны ИТЛ НКВД СССР. — М.: Изд. ГУЛАГ НКВД СССР, 1939.—  С. 3.
  3. ГАРФ. Ф. 9414. Оп.1. Д.22. Л.6.
  4. Архив МВД Республики Казахстан. Ф. 23. Оп.1. Д.139. Л.146.
  5.  История сталинского Гулага. Конец 1920-х - первая половина 1950-х гг. Численность и условия содержания / А.Б.Безбородов, В.М.Хрусталев.
  6. Казахстан в системе ГУЛАГа. — Алматы, Каз ГЮА, 2002.
Фамилия автора: К.Б.Косынтаев, С.Д.Дильманов
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика