Религиозный фактор в Казахстане:влияние радикальных религиозных организаций

Многие ученые, исследуя современные особенности ислама в Казахстане, часто используют по­нятие «исламское возрождение». Это представляется, скорее, данью традиционным установкам, чем реальной действительностью. На современном этапе мы сталкиваемся с совершенно новыми явле­ниями и процессами в сфере жизнедеятельности исламской общины. Речь, скорее, идет о новом этапе исламской волны, который приобретает различные формы. В этой связи особо актуальной для Казах­стана становится проблема религиозного экстремизма и терроризма. В целях регулирования сложив­шейся ситуации государство предпринимает ряд мер по предотвращению возможных угроз на рели­гиозной почве, в отношении активизации различных религиозных радикальных движений и течений.

В законном порядке деятельность религиозных объединений регламентируется Конституцией Республики Казахстан, Гражданским кодексом и Законом «О свободе вероисповедания и религиоз­ных объединениях», принятого 15 января 1992 г. еще Верховным Советом (внесены изменения в со­ответствии с Указами Президента РК от 05.10.95 г. N2488; от 05.10.95 г. N2489; Законом РК от 07.97 г. N 154-1).

Государство пытается официально придерживаться политики невмешательства в религиозную сферу, регулировать этот процесс принятием разного рода законов, в основном осуждением антикон­ституционных действий тех или иных религиозных объединений. Так, в 1993 г. в соответствии с ука­заниями Президента Республики Казахстан Н.Назарбаева в Конституцию было внесено положение о запрете на деятельность религиозных и общественных объединений, «провозглашающих или на практике реализующих... религиозную нетерпимость» (ст. 55). Это положение позднее было воспро­изведено и в Конституции 1995 г. (ст. 5.3), правда, в новом варианте: «религиозная нетерпимость» была заменена более «широкой» формулировкой о «разжигании религиозной розни». Кроме того, в 1995 г. в Конституции появилась статья 20.3, запрещающая «пропаганду или агитацию... религиозно­го... превосходства». В расследовании ряда государственных преступлений те или иные действия осуждались по ст. 164: «Возбуждения социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды»; ст. 168 — «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»; ст. 170: «Призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя либо насильст­венному нарушению территории Республики Казахстан» [1].

Ужесточение государственной политики в отношении религиозного экстремизма и сепаратизма началось с 1994 г., когда в новый Гражданский кодекс были внесены положения об обязательном со­гласовании с государственными органами кандидатур руководителей религиозных объединений, на­значаемых в Казахстан зарубежными религиозными центрами, и об обязательной аккредитации мис­сионеров, не являющихся гражданами Казахстана, и «духовных учебных религиозных объединений и заведений» в местных органах власти (ст. 109). Позднее положение о согласовании с государствен­ными органами вопросов деятельности иностранных религиозных объединений и назначения ино­странными религиозными центрами руководителей религиозных объединений было закреплено в Конституции Казахстана 1995 г. (ст. 5.5). Но особо сильно усиление контроля над религиозными процессами и религиозным образованием, в частности, началось после известных событий в Ташкен­те, когда, по мнению официальных властей, имели место попытки покушения на И.Каримова. После этих событий принятые меры, в свою очередь, имели определенные результаты. Например, только за 1999 г. было возбуждено 5 уголовных дел в отношении 14 духовных лиц за совершение ими различ­ных преступлений. Недопущение радикализации религиозного сознания казахстанских граждан Пре­зидент Казахстана Н.А.Назарбаев назвал стратегическим направлением государства [2]. Так, 10 фев­раля 2000 г. был принят Указ Президента РК «О мерах по предупреждению и пересечению проявле­ний терроризма и экстремизма».

В целях регулирования этой ситуации на разных этапах предпринимались действия по усилению контроля государства в религиозной сфере, которые в основном закачивались неудачно. Так, в конце 1998 г. Министерством информации, культуры и общественного согласия была предпринята попытка в урегулировании религиозной ситуации в республике. Этим ведомством был подготовлен проект Закона «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях», в котором предусматривались усиления контроля государства в сфере религии и правовые ограничения для последователей «нетра­диционных» конфессий. В 2002-2003 гг. государством также предпринимались меры по внесению изменения Закона «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях». Этот законопроект назывался «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Ка­захстан по вопросам свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений». Однако эти предпринятые инициативы государства были отозваны на доработку в связи с тем, что, по утвер­ждению представителей религиозных меньшинств, они противоречили международным стандартам.

Другими инициативами государства по укреплению национальной безопасности стали разработка и принятие законов «О противодействии экстремистской деятельности» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам противодействия экс­тремистской деятельности» [3].

В этих законопроектах в числе принципиальных новшеств в части осуществления профилактиче­ских мер в области противодействия экстремистской деятельности является установление возможности признания иностранной или международной организации, осуществляющей данную деятельность на территории других государств, экстремистской. Полномочиями по признанию ее таковой наделяется суд города Астаны. Так, в октябре 2004 г. по иску Генеральной Прокуратуры РК на территории Казах­стана следующие четыре международные организации были признаны террористическими:

1)      Аль-Каида;

2)      Исламская партия Восточного Туркестана;

3)      Курдский народный конгресс;

4)      Исламское движение Узбекистана.

Затем, в марте 2005 г., в соответствии со ст. 21 Закона «О борьбе с терроризмом» Верховный суд полностью удовлетворил другое заявление Генеральной прокуратуры о признании террористически­ми еще семи международных организаций:

  • -    Асабат аль-ансар;
  • -    Братья-мусульмане;
  • -    Талибан;
  • -    Боз гурд;
  • -    Жамаат моджахедов Центральной Азии;
  • -    Лашкар-и-Тайба;
  • -    Общество социальных реформ.

Чуть позднее в этом же месяце и религиозно-политическая партия {Х^изб-ут Тахрир» согласно Закону РК «О противодействии экстремизму» была признана экстремистской и ее деятельность на территории Казахстана была объявлена вне закона. Также террористической признана организация «Жамаат моджахедов Центральной Азии», совершившая серию терактов в Ташкенте в 2004 г. [4].

Принимая во внимание факт, что корни религиозного экстремизма исходят извне, был ужесто­чен контроль за обучением казахстанцев в духовных учреждениях за рубежом. Президент Н.Назарбаев распорядился вернуть на родину молодых людей, которые попали за рубеж не по госу­дарственным каналам, а за счет частных фирм или по собственной инициативе [5].

В 2000 г. официальный представитель Министерства образования объявил, что Министерство иностранных дел «отзовет» всех казахстанских студентов, обучающихся в религиозных образова­тельных учреждениях за пределами страны. По мнению некоторых наблюдателей, этот шаг властей был направлен, прежде всего, на недопущение прививания радикальных убеждений молодым му­сульманам, получающим образование за границей у агрессивно настроенного мусульманского духо­венства. Вице-премьер И.Тасмаганбетов по этому поводу выразил свою обеспокоенность на страни­цах официальной центральной газеты [6]. Постановлением Правительства РК от 20 февраля 2001 г. № 259 «О некоторых вопросах международного сотрудничества в области образования» была обра­зована соответствующая Межведомственная комиссия, которая наделена полномочиями принимать решения по спорным вопросам обучения граждан РК за рубежом и иностранных граждан в учебных заведениях РК.

В Казахстане нет политических партий или организаций, выступающих за внедрение исламских со­циально-политических установлений в жизнь общества и построений теократического государства [7]. Государство запрещает создание религиозных партий. В «Законе об общественных объединениях» и «Законе о политических партиях» записано, что не допускается деятельность партий на религиозной основе. Примечательно, что существующие светские политические партии, в том числе и этноориен- тированные, не обращаются к исламу в своей идеологии. Не случайно, к примеру, что на съезде му- сульман-активистов Советского Союза в городе Астрахань в 1990 г. по созданию Исламской партии возрождения не было представителей от Казахстана.

Можно утверждать, что к настоящему времени в Казахстане отсутствует соответствующая со­циокультурная ниша для активности политического ислама, в том числе в форме партий и движений.

Социологическое исследование религиозной ситуаций в Казахстане: влияние радикальных религиозных организации

В целях полноценного анализа религиозной ситуации нами были проведены социологическое изучение степени влияния радикальных религиозных организаций на внутриполитическую стабиль­ность в РК, оценка уровня религиозной напряженности. Выборка носила многоступенчатый и квот­ный характер.

Характерной чертой последнего десятилетия стала стремительная и беспрецедентная по своим темпам структурная трансформация конфессионального пространства Казахстана. Учитывая этот момент, мы стремились в социологическом исследовании охватить весь регион Казахстана.

Так, единицей первой ступени отбора являются города областного значения, которые располо­жены в разных регионах Казахстана (выбор этих центров характеризовался их географическим ме­сторасположением и особой религиозной обстановкой), где наблюдается концентрация различных религиозных организаций. Также эти областные центры отражают в исследовании региональную и этнокультурную специфику религиозной обстановки в Казахстане.

В целях выяснения у населения того, что они понимают под термином «религиозный экстре­мизм», респондентам был задан вопрос: «Что такое, по Вашему мнению, религиозный экстремизм?». Варианты ответов были разные (табл. 1).

 

 Что такое, по Вашему мнению, религиозный экстремизм?

Далее респондентам был задан другой вопрос: «Насколько серьезной считаете Вы проблему ре­лигиозного экстремизма для нашей страны?». — «Считают очень и скорее, серьезной» 67,2 % рес­пондентов, «скорее несерьезной и совсем не проблема» — 29,5 опрощенных, остальные дали разные варианты ответов, 2,5 % затруднились ответить (диагр. 1).

Насколько серьезной считаете Вы проблему религиозного экстремизма для нашей страны?

Также вытекающий из этого для респондентов был поставлен другой вопрос: «Имеются ли в Ка­захстане экстремистские религиозные организации?». 37,2 % респондентов ответили «да», 20,2 — «нет», 42,3 — «не знают о существовании в Казахстане экстремистских религиозных организаций», 0,3 % оставили анкету без ответа. Итак, больше одной трети опрошенных ответили положительно, и этот факт говорит о многом (диагр. 2)

Как вы думаете, имеются ли в Казахстане экстремистские религиозные организации?

Далее респондентам был предложен следующий вопрос: «Как вы думаете, возможно ли появление экстремистских религиозных организаций в Казахстане?» Большой процент респондентов дали поло­жительный ответ: «вполне возможно» ответили 43,2 % опрошенных, «они уже существуют» — 26,0, отрицательный ответ дали только 7,1 % и 19,0 — ответили «их пока в Казахстане нет» (диагр. 3)

Как Вы думаете, возможно ли появление экстремистских религиозных организаций в РК?

В связи с большим риском появления и существования экстремистских религиозных организа­ций респондентам были заданы два вопроса для выяснения причины активизации и появления рели­гиозных организаций: «Почему, по Вашему мнению, в наши дни экстремистские религиозные орга­низации стали активно действовать?» и «Как вы думаете, с чем связано появление экстремистских религиозных организаций?». Основная часть респондентов причину активизации экстремистских ре­лигиозных организаций связывают с «увеличением числа бедных, безработицы» (21,3 %), с «полити­ческой ситуацией в мире» (17,8 %), «из-за стремления отдельных лиц захватить власть» (14,9 %),«слабость духовенства» (11,1 %), «бездействие и слабый контроль со стороны государства» (9,3 %), все вышеперечисленное (22,6 %) (табл. 2).

Почему, по Вашему мнению, в наши дни экстремистские религиозные организации стали активно действовать? 

Появление экстремистских организаций основная часть респондентов связывают с «внешними и внутренними проблемами» (39,0 %), «влияние внешних факторов» (17,5 %), «следствие внутренних причин» (15,4 %), «ни внешние ни внутренние проблемы» (5,2 %), затруднились ответить (22,8 %), не ответили 0,2 % (диагр. 4).
Как вы думаете, с чем связано появление экстремистских религиозных организаций?
 

В связи с актуальностью данной темы и недавними террористическими актами в соседних ре­гионах респондентам был задан вопрос: «Возможны ли террористические акты, организованные ре­лигиозными организациями, в Казахстане?». На этот вопрос (из 2288 респондентов), как и в выше­указанных вопросах, основная часть респондентов ответила, что «да, вполне возможно» (57,1 %) и «нет, для этого не существуют никаких причин» (35,5 %), остальные респонденты дали другие отве­ты (табл. 3).

 

 Возможны ли террористические акты, организованные религиозными организациями, в Казахстане?

Ответившие «Да» среди причин называют в основном «слабость власти» (32,9 %), «слабый при­граничный контроль» (29,4 %), «обострение отношений с зарубежными странами» (22,2 %) (табл. 4).

 

 Если ДА, то какие для этого существуют причины?

Также респондентам был задан вопрос: «При каких жизненных обстоятельствах Вы вступили бы в экстремистские религиозные организации?». Среди причин возможного вступления в экстремист­ские религиозные организации называют: «От отчаяния и безысходности» (16,1 %), «Если бы пред­ложили хорошие деньги» (11,4 %), «Разочаровавшись в политике официального духовенства» (2,5 %), «Из политических и/или религиозных соображений» (4,9 %) и большой контингент респон­дентов ответили «никогда» (63,0 %) (табл. 5).

При каких жизненных обстоятельствах Вы вступили бы в экстремистские религиозные организации?

 

Как показали результаты социологического исследования, в целом религиозная ситуация в Ка­захстане характеризуется как спокойная и стабильная. Однако изначально толерантное население в условиях огромного многообразия религиозной сферы (вследствие влияния внешних сил) может ока­заться в противоборствующих лагерях и стать носителями чуждых этнокультурных ценностей. На современном этапе наблюдается процесс нарастания религиозно-политических факторов, которые апеллируют к общественному сознанию. Уровень религиозной напряженности может возрасти в за­висимости от активизации в основном внешних дестабилизирующих религиозно-политических сил на территории Казахстана. Отдельные регионы в силу этнических и религиозных особенностей могут стать центрами напряженности, и религиозные процессы могут обрести этническую окраску.

Большой процент населения идентифицирует себя верующими, однако эти данные никак не мо­гут соответствовать истине, если судить по тому, какое место религия занимает в жизни наших со­отечественников. Это в особенности проявилось в ответе на вопросы: «Посещаете ли Вы религиоз­ные учреждения?», «Празднуете ли Вы в семье религиозные праздники?». Самоопределение как «ве­рующего» в данном случае есть во многом лишь положительное отношение к религии и причисление себя к ее сторонникам, но отнюдь не религиозность. Особо подчеркнем и то, что само мировоззрение, в том числе и религиозное, населения далеко от «монолитности», его характеризует довольно слож­ная структура и размытость. Так, в обществе наблюдается определенная дифференциация: одна пятая часть населения глубоко религиозна, а одна шестая — проявила себя как нерелигиозный тип. Среди социально-нравственных ценностей верующая молодежь значительно в большей мере, чем неверую­щая, ориентирована на духовные ценности.

Что касается собственно мировоззренческих вопросов, то в последнее время наблюдается неко­торое повышение интереса молодежи к новым религиозным культам и движениям, преимущественно зарубежного происхождения. Этот фактор привел к тому что духовно-конфессиональное пространст­во Казахстана стало заполняться различного рода нетрадиционными религиозными направлениями, что привело к факту огромного многообразия религиозной сферы.

Как показали результаты социологического исследования, на сегодняшний день не проблема ре­лигиозного экстремизма станет доминирующим явлением, а их огромное многообразие, что приведет к закономерному соперничеству различных религиозных течений и движений, раздирающему духов­ные основы общества (возможен вариант и крайне радикального развития). Изначально толерантное население может оказаться в противоборствующих лагерях и носителями иных чуждых этнокультур­ных ценностей. В этом случае на первый план выдвигается вопрос формирования общенациональной идеи, духовной основы общества.

Если учитывать такие факты из социологического исследования, что 16,5 % респондентов не­терпимо относятся к представителям других религиозных вероисповеданий, а со случаями притесне­ния по религиозному признаку сталкивались 29,1 % опрошенного населения, другая часть респондентов (5,7 %) испытывают постоянное притеснение, то эти факты говорят о многом. Хотя эти случаи, возможно, проявляются в повседневной бытовой жизни, но это может в скором будущем пе­рейти и на политическую область. Детонатором могут, в основном, послужить активные действия нетрадиционных религиозных направлений, чему могут способствовать объективные и действенные факторы, как поликонфессиональное и полиэтничное население Казахстана и сильное влияние внеш­него фактора.

Учитывая все это, мы как в законодательной, так и административно-силовой форме должны прийти к определенному сужению конфессионального пространства путем закрытия тоталитарных нетрадиционных сект и направлений.

Так ответ на вопрос «Какова должна быть политика государства по отношению к экстремист­ским религиозным организациям?» большинство респондентов ответило: «Государство должно пре­секать их деятельность самыми жесткими мерами, вплоть до применения силы». Многие респонден­ты высказывали мнение, что религиозная политика не должна идти на обочине, а ею нужно серьезно заниматься и проводить научные исследования. Так, респонденты, которые отвечали, что — «у нас благополучная религиозная ситуация», дополнительно отмечали — «поверхностная».

Факт о том, что 37,2 % респондентов знают о существовании экстремистских религиозных орга­низаций, а 57,1 % опрошенных ответили, что «террористические акты в Казахстане возможны», го­ворит о серьезности проблемы религиозного экстремизма. И во многом этот факт связывают со сла­бостью власти, т.е. бездействие и слабый контроль государства над религиозными процессами.

Если учитывать что международный терроризм располагает мощными экономическими ресур­сами и для достижения своей цели использует любые уязвимые факторы (например, цена одного взрыва шахида (самоподрыва) в странах Центральной Азии стоит 5 тыс. долларов), то на вопрос «При каких жизненных обстоятельствах Вы вступили бы в экстремистские религиозные организации?», часть респондентов ответила — «если бы предложили хорошие деньги». Низкий уро­вень жизни в Центральной Азии является экономической составляющей в совершении террористиче­ских актов. Многое определяют социальная среда и политические элиты, использующие верующих и свои народы в политических интересах; важен экономический вопрос.

Также на вопрос, существует ли в исламе конфликтная ситуация, большая часть респондентов дала положительный ответ: «конфликт есть» — 31,5 % и «конфликт назревает» — 15,9 %. Этот факт, наверное, связывался недавним противостоянием так называемых «ортодоксов» с представителями суфийского направления Йассавийа (группа последователей пира Исматуллы). Также этот инцидент показал и другую картину — столкновения и конфликты по линии «фундаментализм» и «суфизм» имеют под собой реальную почву.

Об активизации нетрадиционных религиозных направлений говорят и ответы на вопрос: «пред­лагали ли Вам когда-либо вступить в религиозную организацию»? Так, определенная часть опрошен­ных (28,2 %) ответила «да». Интересным фактом является то, что из перечисленных 19 религиозных организаций только 3 являются исламскими. Возглавляют этот список такие организации, как Свиде­тели Иеговы, Баптисты, Кришнаиты, Грейс. Далее, основная часть опрошенных респондентов причи­ну религиозного экстремизма (призыв к агрессивности и нетерпимости) не связывают с исламом (67,0 %).

В возрастной когорте между страшим и молодым поколением имеет место возрастная диффе­ренциация ценностей. Молодые охотно принимает новые ценности и религию молодые воспринима­ют больше в его классической ортодоксальной форме. Так молодежь воспринимает религию как «ве­ру в Бога», тогда как у старшего поколения понимание религии есть «традиция предков». Старшая группа в основном придерживается старых ценностей. С другой стороны, молодежь, даже верующая, с большей вероятностью примет новые ценности из-за большей восприимчивости к изменению цен­ностных установок. Это связано с тем, что в государстве присутствует идеологический вакуум, кото­рый заполняется различного рода религиозными направлениями. Этот фактор говорит о существова­нии двух проблем: неурегулированность и отсутствие духовных приоритетов во внутренней полити­ке и сильное влияние внешних сил.

У взрослого поколения сказывается здесь среди прочих причин тесная связь религиозного и на­ционального самосознания. При глубокой религиозности при мировоззренческой самоидентифика­ции респонденты в то же время относят себя к приверженцам традиционных религиозных объедине­ний. Таким образом, ислам и христианство воспринимаются не только как собственно религиозная система, а как естественная культурная среда, национальный образ жизни. Но и при этом в отношении ислама наблюдается размытость позиции.

Религиозность, как и все мировоззрение молодежи, имеет довольно сложную структуру. При возрастании по сравнению с прошлыми десятилетиями числа верующих наблюдается их увеличение среди молодых респондентов. Также имеется категория населения, которая не определилась — ко­леблющиеся между верой и неверием, индифферентные, верящие в сверхъестественные силы. При определенной дифференциации молодежи также и нерелигиозный тип мировоззрения занимает зна­чительное место в сознании. Сама религиозная молодежь в большей мере выступает за сохранение семейных и национальных ценностей, и чем старше поколение, тем оно отличается более терпимым отношением к представителям другого вероисповедания.

Молодежь больше, чем старшее поколение, втянута в процесс религиозных отношений и более грамотна в вопросах религии. Именно молодежь отмечает такие факты, что в Казахстане имеются или могут появиться экстремистские религиозные организации. Также молодые люди отмечают и факт существования конфликтов внутри ислама.

Итак, как показали результаты социологических исследований, на сегодня основную обеспоко­енность у населения вызывают три фактора: сильное влияние внешнего фактора, активизация дея­тельности нетрадиционных религиозных организаций и проблема религиозного экстремизма. Причи­ну появления этих проблем респонденты связывают как с внутренним, так и (в бо льшей степени) с внешними обстоятельствами.

Выводы

Как показали результаты социологических и эмпирических исследований, проблема религиозно­го экстремизма и терроризма является одним из самых крайних и опасных явлений современности. Казахстан в этом случае оказался втянутым в сферу деятельности международных террористических организаций, в основном исламского толка. При этом Казахстан рассматривается ими главным обра­зом не как зона для совершения возможных терактов, а как своего рода база для осуществления кон­спиративной работы по подготовке подрывных действий в отношении соседних с республикой госу­дарств, в первую очередь Узбекистана. Например, это четко показала деятельность религиозной группы «Джамаат моджахедов Центральной Азии». В этом случае безопасность региона следует рас­сматривать как составляющую часть евроазиатской системы безопасности, являющейся, в свою оче­редь, частью глобальной системы безопасности.

Немалый процент людей, поддерживающих усиление контроля в религиозной сфере, — это в значительной степени поддержка людей, которые считают, что снижение уровня распространения религиозного экстремизма во многом зависит от «решительных действий» государственной власти. Хотя, как показывает опыт истории, возможности этих действий вовсе не безграничны, а порой и не­обоснованны. Распространяющаяся религиозно-экстремистская идеология порождает спрос на пер­манентные «решительные действия», со всеми вытекающими отсюда последствиями. В то же время и предпринимаемые государством меры оказались недостаточно эффективными. Особенно это касает­ся устранения факторов в условиях внутреннего развития, которые способствуют проявлению терро­ризма и экстремизма. В этом случае основной упор сделан на силовые методы. В то же время внима­тельное наблюдение за религиозными процессами, происходящими в Казахстане и других странах региона, позволяет сделать вывод о том, что с проявлениями религиозного экстремизма нужно бо­роться прежде всего методом установления информационно- просветительского режима.

 

Список литературы

  1.  Указ Президента РК «О мерах по предупреждению и пересечению проявлений терроризма и экстремизма» от 10 фев­раля 2000 г. // САПП Республики Казахстан. — 2000. — № 7. — С. 75.
  2. Назарбаев Н. Быть ближе к людям, решать их проблемы // Казахстанская правда. — 2001. — 31 янв.
  3. В зоне особого внимания // Казахстанская правда. — 2004. — 24 дек.
  4. С «Жамаатом» покончено // Казахстанская правда. — 2004. — 12 ноября. (Члены этой группировки были задержаны в ноябре 2004 г. на территории Южно-Казахстанской области. В числе арестованных руководителей, членов и пособни­ков группировки девять граждан Казахстана и четыре гражданина Узбекистана. Задержаны также четыре жительницы Южно-Казахстанской области, прошедшие подготовку в качестве «смертниц». Этой группировкой и его лидерами (Ахматом Бекмирзаевым и Жакшыбеком Биймурзаевым), как заявил генерал-майор КНБ РК Владимир Божко, плани­ровалось проведение на территории Центральной Азии ряда террористических актов.
  5. Ислам должен возвышать человека // Казахстанская правда. — 2000. — 25 нояб.
  6. Религиозная свобода — не анархия // Казахстанская правда. — 1995. — 21 июля.
  7. Султангалиева А.К. Ислам в Казахстане: история, этничность, общество. — Алматы, 1998. — С. 67. 
Фамилия автора: А.К.Избаиров
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика