Специализированные суды, их организация и место в судебной системе Республики Казахстан

В обеспечении надлежащего функционирования органов судебной власти, эффективной защиты прав и законных интересов каждого, обратившегося за судебной защитой, важное значение имеет создание наиболее оптимальной системы судебных органов. В этом аспекте особая роль принадлежит специализированным судам [1], некоторые из которых сравнительно недавно были созданы в респуб­лике. При этом следует заметить, что Конституция Республики не содержит специальной нормы, пре­дусматривающей учреждение таких судов. Однако формулировка п. 3 ст. 75 Конституции РК, не ус­танавливая систему судов, указывает, что судами республики являются Верховный Суд Республики и местные суды, что позволяет в рамках местных судов проводить их специализацию. Подобное опре­деление используют и конституции многих государств. В этой связи следует согласиться с А.И.Александровым, который, отмечая явный лаконизм конституций большинства стран мира в от­ношении отсутствия в них развернутой фиксации структуры судебной системы, объясняет это тем, что «судебные структуры достаточно часто подвергаются реформам, создаются новые и упраздняют­ся старые судебные инстанции, изменяется подсудность, судебные округа и т.п. детальная конститу­ционная регламентация судоустройства затруднила бы такие реформы» [2].

Решение о создании специализированных судов было вызвано тем, что с переходом страны к ры­ночной экономике правовое регулирование многих сфер деятельности государства значительно изме­нилось и расширилось — произошли и продолжают происходить крупные изменения в экономической сфере, в сфере отношений собственности, производства, крупного торгового оборота, страховой дея­тельности, в сфере деятельности, связанной с применением ценных бумаг и т.д. и, как следствие этого, правоотношения стали носить сложный и комплексный характер. В этой связи значительно усилилась роль суда в защите прав и законных интересов граждан и организаций — возросло в судах число обра­щений, для рассмотрения которых необходима специализация в определенных отраслях права (финан­сового, налогового, трудового, таможенного, административного и т.д.), что обусловлено сложностью правоприменительного процесса, требующего от судей более широкого юридического кругозора, глу­боких знаний как теоретических вопросов конкретных отраслей права, так и практики их применения. Появились категории дел, которых до начала судебной реформы в практике казахстанских судов не было (например, дела о защите прав потребителей, защите интеллектуальной собственности, об оспарива­нии решений и постановлений государственных органов и должностных лиц и др.).

Национальная судебная практика показала, что существовавшая специализация судей в местных судах до 2001 г. не была обеспечена в достаточной степени, поскольку судьи, которые специализировались на рассмотрении определенной категории дел (например, гражданских), в силу сложившихся объективных факторов вынуждены были рассматривать и другие дела и материалы. Создание же специализированных судов способствовало тому, чтобы наиболее оптимально решить вопросы специализации и, как следствие этого, — повышения квалификации судей, уменьшения на­грузки на суды и, в первую очередь, основного звена, что содействует эффективности судебной дея­тельности, а также решению ряда судоустройственных вопросов.

Как показывает опыт действующих во многих странах специализированных судов, специализа­ция позволяет судьям на основе углубленных знаний по определенным отраслям права, специфиче­ских особенностей и нюансов отдельных категорий дел выносить более квалифицированные судеб­ные решения, а в целом является одним из важнейших факторов, обеспечивающих интенсификацию судебной работы и решения некоторых проблем, связанных с судебной нагрузкой.

Однако некоторые авторы, отвергая необходимость создания специализированных судов [3], ар­гументируют это тем, что специализация судов, в конечном счете, может привести к раздроблению и ослаблению всей судебной системы [4], а специфика рассмотрения и разрешения отдельных катего­рий дел может быть учтена посредством специализации судей [5]. Такое мнение, на наш взгляд, пред­ставляется ошибочным. Создание специализированных судов ни в коей мере не нарушает принципа единства судебной системы, поскольку все суды, в том числе и специализированные, образуются и функционирует на общих и единых для них принципах, установленных Конституцией РК и соответ­ствующими законами, осуществляют принадлежащую им судебную власть посредством единых для всех судов установленных законом форм судопроизводства, применяют нормы действующего нацио­нального права; финансируются только из республиканского бюджета. Судьи этих судов имеют тот же правовой статус, что и судьи судов общей юрисдикции.

Вместе с тем следует отметить, что создание специализированных судов затрагивает ряд прин­ципиально важных вопросов, к числу которых, на наш взгляд, относятся:

1) определение организаци­онно-правовой основы деятельности таких судов;

2) решение кадровой политики (т.е. формирование судейского корпуса таких судов и определение критериев отбора кандидатов в судьи этих судов);

3)   определение подсудности этим судам (что обусловлено сложностью определения строго исчерпы­вающего круга дел, подсудных каждому из судов);

4) процессуальная регламентация рассмотрения дел в этих судах.

Отвечая на эти вопросы, прежде всего, следует отметить, что образование специализированных судов, по замечанию Ю.А.Тихомирова, отражает общие тенденции развития судов и судопроизводст­ва в зарубежных странах [6], в которых имеется большое разнообразие указанных судов. Например, в современных правовых системах действуют следующие специализированные суды:

  • в Германии — патентные, административные, финансовые суды, суды по трудовым спорам, социальным вопросам и др.;
  • в Греции — административные, полицейские, исправительные суды, суды по делам несовер­шеннолетних, специальный суд по обвинению, выдвинутому против министров;
  • в Италии — суды по торговым, административным, трудовым делам, трибуналы по делам не­совершеннолетних, административные трибуналы;
  • в Люксембурге — суды по делам молодежи, торговым, трудовым, полицейским делам, адми­нистративные, арбитражные суды, арбитражный совет по социальному страхованию;
  • в Мальте — суды по делам несовершеннолетних, церковные суды, суд по контролю за нотари­альными актами, различные советы, являющиеся частью судебной системы, — арбитражный земельный совет, советы по регламентации арендной платы за жилье, по контролю за арендой сельскохозяйственных земель, специальных комиссаров по подоходному налогу;
  • в Польше — суды по семейным делам, трудовым делам и социальным вопросам, по исполне­нию наказаний, военные суды;
  • в США — суды по делам о несостоятельности, налоговые суды и др.;
  • в Турции — торговые суды, суды по трудовым спорам, кадастровым спорам, по надзору в от­ношении долговых исков, исправительные уголовные суды, суды по делам прессы, государст­венной безопасности, налоговые, дисциплинарные суды;
  • в Финляндии — Высший суд по импичменту, суды по земельным спорам, вопросам водополь­зования, трудовым спорам, торговый, страховой, пенитенциарный, административный суды;
  • во Франции — суды административные, торговые, полицейские, по социальным вопросам, морские торговые, трибунал по конфликтам, Высокая палата правосудия (обладает исключи­тельной компетенцией — судить Президента Франции в случае государственной измены, а также Палата правосудия — политический суд, осуществляющий правосудие в отношении членов правительства за преступления и правонарушения, совершенные при исполнении ими своих обязанностей) [7];
  • во всех странах Латинской Америки, за исключением Мексики, существуют военные суды (трибуналы), а в ряде из этих стран — военно-морские, трудовые суды (или трибуналы по примирению и арбитражу), финансовые, административные суды, суды по налогообложению, делам несовершеннолетних, водопользованию и землепользованию, по делам полицейской службы и другие; а также довольно специфическая разновидность таких судов, как суды по делам индейцев, по делам боен [8].

Как видно из изложенного, в основу образования таких судов положены различные критерии: персональный; специфика определенной категории дел, обусловленная особенностями материально­правовых отношений; а также в некоторых случаях и исторические традиции. В соответствии с этим к их подсудности отнесены дела, требующие либо особого порядка их рассмотрения, в зависимости от специфических особенностей участников разбирательства (например, по делам несовершеннолет­них, прессы, по обвинению, выдвинутому против министров и др.), либо применения процессуаль­ных норм к особенностям материальных правоотношений, по поводу которых возникают споры (на­пример, трудовые, коммерческие, налоговые, транспортные и т.д.), либо обусловленные сложивши­мися национальными правовыми традициями (например, церковные суды, суды по делам боен и др.). При этом создание в этих странах специализированных судов, относящихся к судам низшей инстан­ции, обусловлено в большинстве случаев процессуальной экономией — быстро, недорого, квалифи­цированно в рамках достаточно неформального судебного разбирательства рассматривать дела и ма­териалы, отнесенные к судебной юрисдикции. Несмотря на такое разнообразие в названиях указан­ных выше судов всех их объединяет то, что традиционно принято именовать специальной юрисдик­цией — компетенцией суда по рассмотрению строго определенного круга дел, т.е. они отличаются от судов общей юрисдикции своей предметной либо персональной подсудностью, а в некоторых случа­ях и процедурой судопроизводства.

В Казахстане из числа специализированных судов в настоящее время действуют межрайонные экономические, административные, военные суды и финансовый суд г. Алматы.

В соответствии с Указом Президента РК от 16 января 2001 г. № 535 в Алматы и Карагандинской области впервые были образованы специализированные межрайонные экономические суды, уполно­моченные рассматривать экономические споры [9]. В дальнейшем Указом Президента РК от 9 февра­ля 2002 г. № 803 аналогичные суды были образованы в других регионах республики [10]. В отличие от судов общей юрисдикции специализированные межрайонные экономические суды призваны осу­ществлять судебную власть при разрешений гражданских дел по имущественным и неимуществен­ным спорам, сторонами в которых являются граждане, осуществляющие предпринимательскую дея­тельность без образования юридического лица, за исключением дел, перечень которых установлен ст. 30 ГПК РК, т.е. законодателем отнесены к подсудности экономических межрайонных судов только те дела, которые изъяты из подсудности судов общей юрисдикции.

Специализированные межрайонные административные суды были образованы Указом Прези­дента РК от 9 февраля 2002 г. № 803 в городах Астане и Алматы [11]. Их создание было обусловлено необходимостью обеспечения законности и гарантий прав и законных интересов граждан, вовлечен­ных в сферу правоотношений с органами и должностными лицами исполнительной ветви государст­венной власти. К их компетенции отнесено рассмотрение дел: 1) об оспаривании постановлений ор­ганов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонаруше­ниях (ч. 1-1 ст. 30 ГПК РК), 2) дела об административных правонарушениях, перечень которых уста­новлен ч. 1 ст. 541 КоАП. В этой связи представляется, что подсудность дел этим судам должна быть расширена и к их компетенции должны быть отнесены:

1) производство по делам об административ­ных правонарушениях;

2) дела, возникающие из административно-правовых и иных публично­правовых отношений;

3) споры о компетенции между органами государственной власти;

4) споры о компетенции между органами государственной власти и местного самоуправления.

Кроме того, исходя из специфики юрисдикции этих судов, дела в них, на наш взгляд, должны рассматриваться в форме административного судопроизводства. «Наличие или отсутствие особого административного судопроизводства, — отмечает Ю.Н.Старилов, — это показатель соответствия национальной судебной системы международным государственно-правовым стандартам, в частности, стандартам обеспечения прав и свобод граждан, доступности системы эффективного и справедливого правосудия для всех субъектов права, формирования соответствующей структуры органов судебной власти» [12].

Дальнейшим шагом в развитии специализированных судов явилось образование финансового суда г. Алматы, уполномоченного рассматривать гражданско-правовые споры участников региональ­ного финансового центра г. Алматы (далее — РФЦА). Статус этого суда был приравнен к областному суду [13]. РФЦА был создан в целях развития рынка ценных бумаг, обеспечения его интеграции с международными рынками капитала, привлечения инвестиций в экономику Казахстана, а также вы­хода казахстанского капитала на зарубежные рынки ценных бумаг и представляет собой особый пра­вовой режим, регулирующий взаимоотношения участников финансового центра и заинтересованных лиц, направленный на развитие финансового рынка Республики (ст. 2 Закона РК от 5 июня 2006 г. № 145-III ЗРК «О региональном финансовом центре города Алматы») [14]. Установленная ст. 28 ГПК РК подсудность дел специализированным финансовым судам [15] применяется по мере образования таких судов. До образования специализированных финансовых судов подсудность дел судам первой инстанции определяется по правилам, установленным ст. 27 ГПК РК (ст. 4-1 Закона РК от 13 июля 1999 г. «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан» [16].

В отличие от указанных специализированных судов по иному принципу образуются и действу­ют военные суды. Особенности организации и деятельности этих судов обусловлены спецификой организации и структуры Вооруженных Сил государства и стоящих перед ними задач. В этой связи военные суды создаются по месту дислокации воинских частей и иных приравненных к ним законом формирований и органов. Подсистему военных судов образуют три звена — основное (военный суд гарнизона); среднее (Военный суд РК) и высшая судебная инстанция — Верховный суд РК в лице его Коллегии по уголовным делам. К юрисдикции военных судов отнесено рассмотрение дел в качестве суда первой и апелляционной инстанции, а также в порядке судебного надзора и ввиду вновь от­крывшихся обстоятельств (ч. 2-1 ст. 30 ГПК РК, ст. 293 УПК РК). Разграничение дел между различ­ными звеньями системы военных судов предусмотрено законом по персональному (в зависимости от того, кто совершил преступление) и родовому (в зависимости от характера совершенного преступле­ния) признаку. При рассмотрении уголовных, гражданских и иных дел военные суды руководствуют­ся теми же процессуальными и материальными законами, что и суды общей юрисдикции.

Установленная ст. 28 ГПК РК подсудность дел специализированным финансовым судам приме­няется по мере образования таких судов. До образования специализированных финансовых судов подсудность дел судам первой инстанции определяется по правилам, установленным ст. 27 ГПК РК (ст. 4-1 Закон РК от 13 июля 1999 г. № 412-I «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан» [17].

Таким образом, в организации всех указанных специализированных судов четко выделяются следующие модели:

  1. Специализированные суды, образованные как суды основного звена, рассматривающие отне­сенные к их компетенции дела только по первой инстанции. К ним относятся межрайонные экономи­ческие и административные суды. Образование специализированных судов как межрайонных, т.е. не совпадающих с административно-территориальным устройством республики, является важнейшей гарантией независимости этих судов и ограждения их от влияния органов и должностных местных органов исполнительной власти. Судебный надзор за их процессуальной деятельностью осуществля­ют вышестоящие суды (областные и приравненные к ним суды, Верховный суд РК) в порядке апел­ляционного и надзорного производства. Как видно из названий этих судов, они специализируются на рассмотрении дел определенной категории, подсудность которых определяется по двум критериям — спецификой материально-правовых отношений и участников этих правоотношений.
  2. Специализированные суды, образованные как суды, приравненные по своему статусу к обла­стному суду, к числу которых относится финансовый суд г. Алматы.
  3. Специализированные суды, образующие в рамках единой судебной системы республики определенную подсистему, подразделенную на звенья, между которыми, как и между судами об­щей юрисдикции, установлены инстанционные взаимоотношения. Подсудность каждого звена этой подсистемы определяется по тем же признакам, что и для звеньев судов общей юрисдикции—      по территориальному, предметному и персональному. Такой подсистемой являются только военные суды, состоящие, как нами было указано выше, из трех звеньев.

На наш взгляд, дальнейшее развитие специализированных судов должно идти по пути формиро­вания соответствующих специализированных подсистем в рамках судебной системы по аналогии с подсистемой военных судов. Имеется в виду создание соответствующей подсистемы экономических, административных, финансовых и других судов. Исходя из сегодняшних реалий, наиболее оптималь­ная, на мой взгляд, подсистема специализированных судов, должна состоять из:

1) специализирован­ных межрайонных судов (как судов первой инстанции);

2) окружных специализированных апелляци­онных судов (на первоначальном этапе можно было бы ввести специализированные коллегии в обла­стных и приравненных к ним судах);

3) специализированных коллегий Верховного суда РК.

Кроме того, важное практическое значение имеет вопрос об определении и уточнении подсудно­сти этим судам. Это обусловлено тем, что в юридической литературе отсутствует единство мнений о правовой природе и объеме компетенции специализированных судов. Но при этом большинство ав­торов единодушны в том, что создание специализированных судов вряд ли будет целесообразным, если не будут созданы процессуальные основы для рассмотрения в них дел. Речь идет об установле­нии специальной процедуры производства по отнесенным к их юрисдикции и принятии соответст­вующих процессуальных кодексов (например, Административно-процессуального кодекса по анало­гии с Гражданско-процессуальным и Уголовно-процессуальным кодексами [18].

Кроме того, представляется, что для надлежащего и эффективного функционирования таких су­дов должна быть создана не только собственная процессуальная, но и материальная основа их орга­низации и деятельности, каковой могли бы явиться соответствующие законы, например, «Об админи­стративных судах», «О специализированных экономических судах», «О военных судах» и т.д., в ко­торых должен быть закреплен статус каждого из указанных судов как специализированной подсис­темы судебной системы республики (по аналогии с подсистемой военных судов), их задачи, компе­тенция, подсудность дел этим судам и т. д.

Необходимость принятия кодифицированного процессуального закона, а также образования в областных и Верховном судах специализированных коллегий и составов, наряду с коллегиями по уголовным и гражданским делам, отмечается как учеными, так и практическими работниками, в том числе и самими судьями [19].

В этой связи особую актуальность приобретает вопрос о четком разграничении подсудности между судами общей и специальной юрисдикции, поскольку действующим законодательством оп­ределение подсудности проведено непоследовательно, вследствие чего один и тот же спор может быть рассмотрен как судом общей юрисдикции, так и специализированным. Например, в соответ­ствии со ст. 278 ГПК РК заявления об оспаривании решений, действий (бездействий) государствен­ного органа должны подаваться в суд по правилам подсудности, установленным нормами главы 3 ГПК РК. Частью 2 ст. 28 ГПК РК установлено, что дела об оспаривании ненормативных актов рес­публиканских исполнительных органов подсудны суду г. Астаны. В то же время действия государст­венного органа, в том числе, и исполнительного, могут быть оспорены путем подачи заявления в рай­онный (городской) или специализированный межрайонный суд. Кроме того, зачастую «при рассмот­рении дела об административном правонарушении становится известно, что основания привлечения к такой ответственности оспариваются в порядке гражданского судопроизводства. При этих об­стоятельствах нередко административные дела производством приостанавливаются административ­ными судами, в связи с рассмотрением гражданского дела в порядке особого искового производства» [20]. В других случаях граждане не знают, в какой суд следует обращаться, поскольку один и тот же оспариваемый незаконный акт местного государственного органа может быть рассмотрен в различ­ных судах: в одном случае — в районном, если заявителем является физическое лицо, в другом — в экономическом, если заявитель — юридическое лицо. Помимо этого, в тех случаях, когда на физиче­ское или юридическое лицо наложено административное взыскание, предусмотренное этим же нор­мативным правовым актом, то вопрос о судебной защите прав и законных интересов лица должен рассматриваться в административном суде. Подобных примеров можно привести немало, на что об­ращают внимание как казахстанские [21], так и зарубежные специалисты [22].

Такое положение приводит к тому, что даже при наличии достаточно развитой системы специа­лизированных судов, проблемы, связанные с вопросом определения суда, в который следует обра­титься за защитой нарушенного или оспариваемого права, является существенным препятствием не только для обеспечения доступа к правосудию гражданам, но и для его разрешения специалистами в области права, а в конечном итоге, отрицательно влияет на эффективность правосудия.

Поэтому в целях исключения подобных фактов, а также возможности для недобросовестных сторон злоупотреблять своими правами и обращаться со спором для его разрешения в «удобный» суд, необходимо в законе предусмотреть такое положение, которое бы устанавливало запрет на па­раллельное рассмотрение одного и того же спора в разных судах [23], а также исключало бы пересе­кающуюся подсудность, т.е. должна быть установлена императивная подсудность дел, поскольку об­ратное ведёт к нарушению принципа единства, стабильности и непротиворечивости судебной прак­тики.

Исследуя вопросы, связанные с учреждением в республике специализированных судов, важно обратить внимание на то, что в республике предусматривается дальнейшее увеличение их различных видов. Так, в Концепции правовой политики РК предусмотрено: «В целях дальнейшего совершенст­вования судебной системы представляется важным рассмотрение вопроса развития института эконо­мических, административных, а в перспективе ювенальных (по делам несовершеннолетних) и других специализированных судов» [24].

Безусловно, процесс создания таких судов — задача не из легких. В этой связи закономерно воз­никает вопрос о том, какие специализированные суды целесообразно создать в дополнение к сущест­вующим в настоящее время? Для его разрешения необходим взвешенный подход, который бы учиты­вал и мнение ученых, и правоприменительную практику, и зарубежный опыт по этому вопросу.

Так, по мнению Ю.В.Романца, создавать системы специализированных судов следует лишь в том случае, когда, во-первых, существует достаточно крупная категория дел, специфика которых требует самостоятельного углубленного изучения и применения нормативно-правового материала; во-вторых, отраслевые особенности этой группы правоотношений предопределяют специфику судо­производства; в-третьих, в рамках государства имеются организационно-технические возможности и целесообразность создания судебной подсистемы [25].

Ю.А Тихомиров считает, что создание специализированных судов предполагает:

а) обоснова­ние круга специальных судебных дел;

б) создание судебных структур (палат, коллегий) с участием профессиональных судов и постоянных специалистов в виде либо экспертов, либо членов судов;

в) введение специальных правил судопроизводства на базе общих правил гражданского и админист­ративного судопроизводства» [26].

Солидаризируясь с указанными мнениями, полагаем, что при решении этого вопроса необходи­мо руководствоваться следующими критериями:

  • -   наличие значительной по количеству категории дел, специфика рассмотрения которых требует углубленных знаний нормативно-правовых актов определенной отрасли права и практики их применения;
  • -   достаточные финансовые, организационные и ресурсные возможности государства для созда­ния определенного вида специализированного суда;
  • -   специфика группы судебных дел требует введения специальной регламентации судопроизвод­ства.

В этой связи представляется, что на современном этапе в первую очередь должны быть созданы суды ювенальные. Определенная работа в этом направлении в республике уже проводится на протя­жении нескольких лет [27]. Мировой опыт показывает, что эффективность в вопросе правовой защи­ты несовершеннолетних граждан достигается в тех странах, в которых существуют специальные структуры — суды по делам несовершеннолетних, действующие в тесном взаимодействии с различ­ного рода консультативными центрами по защите прав несовершеннолетних, специальными предста­вителями государства (омбудсменами, арбитрами и др.) по делам этой возрастной группы. При соз­дании модели казахстанского правосудия по делам несовершеннолетних необходимо, чтобы она пре­дусматривала и обеспечивала доступность не только в сфере уголовного, но и гражданского, админи­стративного и иных отраслях права. Поэтому ювенальная юстиция, составной частью которой явля­ется специализированная судебная подсистема ювенальных судов, должна осуществляться, как пред­ставляется, в рамках комплексной, смешанной юрисдикции, отнесенной к компетенции межрайон­ных специализированных судов по делам несовершеннолетних. При этом особое внимание должно быть уделено требованиям, которым должен отвечать судебный состав таких коллегий. Прежде все­го, он должен быть сформирован из числа судей, имеющих не только высокие профессиональные юридические знания, но и прошедших специализацию в области детской и юношеской педагогики, психологии и дефектологии. Необходимо, чтобы специализированные суды по делам несовершенно­летних были судами комплексной, смешанной юрисдикции, т.е. помимо рассмотрения уголовных дел и связанных с ними вопросов охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, эти суды должны рассматривать дела и гражданской, административной и др. юрисдикции, касающиеся лиц, не достигших совершеннолетия. Иначе говоря, этот суд должен иметь строго социальную направлен­ность. Необходимо, чтобы было предусмотрено положение о недопустимости передачи таких дел на рассмотрение судам общей юрисдикции, а также иным органам и организациям. Вместе с тем нацио­нальная модель ювенальной юстиции должна представлять собой систему, состоящую не только из судов по делам несовершеннолетних, но и включать в себя:

1) различные социальные службы по за­щите прав несовершеннолетних, консультативные центры, учреждения для социальной реабилитации несовершеннолетних правонарушителей и др.;

2) службы, исполняющие решения судов в отношении несовершеннолетних. При этом важно, чтобы в эту систему были вовлечены и органы, разрабаты­вающие нормативные правовые акты, касающиеся несовершеннолетних.

Помимо этого, в последнее время обсуждается вопрос о возможности учреждения в республике института мировых судей. Представляется, что имеется настоятельная необходимость их введения, поскольку мировые судьи значительно бы разгрузили судей основного звена от рассмотрения дел, не представляющих особой сложности.

Учитывая зарубежный, в частности российский опыт, полагаем, что институт мировых судей должен быть односоставным судебным органом, входящим в единую судебную систему Казахстана и наделенный полномочиями по единоличному рассмотрению в упрощенном порядке дел, не представ­ляющих особой сложности. По аналогии со специализированными судами в крупных районах и го­родах можно учредить должности специализированных мировых судей (например, по гражданским и уголовным делам). Юрисдикция мировых судей должна распространяться на определенный, закреп­ленный за каждым из них судебный участок — территорию района (города). При этом судебные уча­стки должны иметь сквозную нумерацию на территории района (города). Судебные участки можно создавать из расчета численности населения на одном участке от 10 до 20 тысяч человек. А в районах (городах) с численностью населения менее 15 тысяч человек можно создавать один судебный уча­сток.

К компетенции мировых судей можно отнести две категории дел:

1) уголовные дела о преступ­лениях, за совершение которых может быть назначено максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы;

2) ряд гражданских дел, отличающихся менее сложным характером (на­пример: дела о выдаче судебного приказа; возникающие из семейно-правовых отношений, трудовых споров и др.).

К мировому судье должны, на наш взгляд, предъявляться те же требования, что и к судьям, т.е. ус­тановленные ст. 28 Конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей Республики Ка­захстан» А к кандидатам на эти должности — те же требования, что и к судье районного суда, т.е. уста­новленные п. 1 ст. 29 и ст. 29- 1 этого же Конституционного закона. Порядок наделения полномочиями мировых судей можно установить посредством либо их избрания населением соответствующего судеб­ного участка или районным (городским) представительным органом — маслихатом; либо назначением (избранием) маслихатом. При этом, представляется, что необходимо установить срочность полномочий мировых судей — первоначально на срок, например, — три года. По истечении этого срока мировой судья может повторно выдвинуть свою кандидатуру для назначения (избрания) на данную должность. В этом случае он может быть назначен на срок, допустим, 7 лет. А в последующем — при выдвижении своей кандидатуры в третий раз — он может быть назначен бессрочно.

Следует при этом указать, что назначение мировых судей на определенный срок не будет проти­воречить закрепленному в п.1 ст. 79 Конституции РК принципу постоянства судей. Назначение (из­брание) судей на постоянной основе не исключает наделения их полномочиями на определенный срок, что предусматривают и международные документы (например, п.12 Основных принципов, ка­сающихся независимости судебных органов: одобрены резолюциями генеральной Ассамблеи ООН 40/146 от 13 декабря 1985 г.; п. 3 Европейской хартии о статусе судей (Лиссабон, 10 июля 1998 г.). В этой связи следует указать, что пункт 1 ст. 79 Конституции РК в части «суды состоят из постоянных судей», означает, на наш взгляд, назначение судей не на неопределенный срок, как это указано в По­становлении Конституционного Совета РК от 23 июня 2004 г. № 6 «Об официальном толковании пункта 1 статьи 79 Конституции Республики Казахстан» [28], а только на их несменяемость, на что указывается в этом же постановлении Конституционного Совета РК.

Безусловно, что введение института мировых судей потребует внесения изменений в Конститу­цию и Конституционный закон РК от 25 декабря 2000 г. № 132-II «О судебной системе и статусе су­дей Республики Казахстан». В этом случае, представляется, что п. 3 ст. 82 Конституции РК можно изложить в следующей редакции: «3. Председатели и судьи районных и городских судов Респуб­лики назначаются на должность Президентом Республики по представлению министра юстиции, ос­нованному на рекомендации Квалификационной коллегии юстиции» и дополнить эту же статью пунктом 3-1 следующего содержания: «Порядок наделения полномочиями председателей и судей других судов Республики устанавливается Конституционным законом». А в Конституционный закон РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» внести следующие изменения и до­полнения:

1)  подпункт 2 пункта 2 статьи 3 дополнить подпунктом «2-1. мировые судьи»;

2)        пункт 1 ст. 29 изложить в следующей редакции: «1. Судьей районного суда, а также мировым судьей может быть гражданин Республики Казахстан:» и далее по тексту;

3)  пункт 3 ст. 31 дополнить пунктом 3-1 следующего содержания: «3-1.

Вариант 1. «Мировые судьи избираются на должность населением соответствующего судебного участка в порядке, установленным Законом Республики Казахстан «О мировых судьях в Республике Казахстан».

Вариант 2: «Мировые судьи избираются на должность районным (городским) представитель­ным органом — маслихатом в порядке, установленным Законом Республики Казахстан «О мировых судьях в Республике Казахстан».

Вариант 3. «Мировые судьи назначаются на должность населением соответствующего судебно­го участка в порядке, установленным Законом Республики Казахстан «О мировых судьях в Республи­ке Казахстан».

 

Список литературы

  1. Следует отличать специализированные суды от специальных и чрезвычайных, создание которых запрещено ч. 4 ст. 75 Конституции РК. Создание чрезвычайных судов преследует, в основном, политические цели, и они присущи государ­ствам с авторитарным режимом. Такого рода чрезвычайные суды были известны советской правовой системе. Напри­мер, действовавшие в тридцатых года XX в. при НКВД так называемые «тройки», «особые тройки», «двойки», «выс­шие двойки», особые совещания при НКВД СССР и т.п. Как отмечается в юридической литературе, чрезвычайные су­ды всегда имеют карательный, репрессивный характер. Их деятельность не основана на установленной законом проце­дуре судебного разбирательства, в том числе и принципах правосудия (например, такими, как гласность, презумпция невиновности, право обвиняемого на защиту, состязательность и др.). В таких судах рассмотрение дел осуществляется, как правило, при закрытых дверях, решения вступают в силу немедленно, обращаются к исполнению.
  2. Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы / Под ред. В.З. Лукашевича. — СПб.: СПб. гос. ун-т, 2003. — С. 283-284.
  3. Бахрах Д.Н. Юридический процесс и административное судопроизводство // Журнал российского права. — 2000. -№ 9.—  С. 14-15.
  4. Абсалямов А.В. Проблемы административного судопроизводства в арбитражном процессе: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2000. — С. 5; Судебная система России. — М.: Дело, 2000. — С. 324-325.
  5. Общая теория прав человека / Руководитель авторского коллектива и отв. ред. Е.А. Лукашева. — М.: НОРМА, 1996. — C. 228.
  6.  Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. — М.: Издание г-на М.Ю.Тихомирова. — 2001. — С. 187.
  7.  Судебные системы европейских стран. Справочник / Перев. с фр. Д.И. Васильева и с англ. О.Ю. Кобякова. — М.: Меж- дунар. отношения, 2002. — С. 83-97, 143-150, 166, 172, 218-219, 262-263, 272-276, 284-285.
  8. ОрловА.Г. Судебная власть // Высшие органы государственной власти стран Латинской Америки. — М.: Анкил, 2001.—  С. 116-122.
  9. Об образовании в городе Алматы и Карагандинской области специализированных межрайонных экономических судов: Указ Президента РК от 16 января 2001 г. № 535 // САПП РК. — 2001. — № 1-2. — Ст. 1.
  10. Об образовании специализированных межрайонных экономических и административных судов: Указ Президента РК от 9 февраля 2002 г. № 803 // САПП. — 2002. — № 6. — Ст. 38.
  11. Об образовании специализированных межрайонных экономических и административных судов: Указ Президента РК от 9 февраля 2002 г. № 803 // САПП. 2002. — № 6. — Ст. 38.
  12.  СтариловЮ.Н. Административная юстиция. Теория, история, перспективы. — М.: НОРМА, 2001. — С. 124-125.
  13. Указ Президента РК от 17 августа 2006 г. № 158 «Об образовании специализированного финансового суда в городе Алматы» // САПП РК. — 2006. — № 28. — Ст. 299.
  14. Ведомости Парламента РК. — 2006. — № 10. — Ст. 51.
  15.  Закон РК от 5 июня 2006 г. № 146-III ЗРК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам создания регионального финансового центра города Алматы» // Ведомости Парла­мента РК. — 2006. — № 10. — Ст. 52.
  16. Ведомости Парламента РК. — 1999. — № 18. — Ст. 645; 2000. — № 6. — Ст. 141; 2001. — № 15-16. — Ст. 239.
  17. Ведомости Парламента РК. — 1999. — № 18. — Ст. 645; 2000. — № 6. — Ст. 141; 2001. — № 15-16. — Ст. 239; 2006.—  № 10. — Ст. 52.
  18.  Подробнее об этом см.: Сулейменова Г. Административные суды в судебной системе Республики Казахстан: проблемы организации и правового регулирования // Вестник КарГУ. — 2006. — № 3 (43). — Сер. История.Философия.Право. — С. 189-193.
  19. Административные суды: процесс реформирования // Известия Казахстана. — 2005. — 10 июня.
  20. Сулейменова У.А. Принятие Административного процессуального кодекса — требование времени // Административное судопроизводство: Проблемы и перспективы развития. Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Астана, 2005.
  21. Тугел А.К. Участие адвоката в административном судопроизводстве // Административное судопроизводство: Проблемы и перспективы развития. Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Астана, 2005.
  22. Граалманн-Шеерер К. Правовые нормы, регулирующие административные правонарушения (нарушения общественно­го порядка) // Административное судопроизводство: Проблемы и перспективы развития. Материалы междунар. науч.- практ. конф. — Астана, 2005.
  23. Романец Ю.В. Специализация в судебной деятельности как средство повышения эффективности правосудия // Пробле­мы защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Материалы междунар. науч.-практ. конф. — Краснодар, 2002. — С. 5-13.
  24. О Концепции правовой политики Республики Казахстан: Одобрена Указом Президента РК от 20 сентября 2002 г. № 949 // САПП РК. — 2002. — № 31. — Ст. 336; 2005. — № 30. — Ст. 381.
  25. Романец Ю.В. Указ. раб. — С. 2 -3.
  26. Тихомиров Ю.А. Указ. раб. — С. 187.
  27.  См., например: О ребенке замолвите слово // Юридическая газета. — 2002. 17 апр.; Бычкова С.Ф. Ювенальная юстиция в Республике Казахстан — перспективы развития // ЮРИСТ. — 2003. — № 11; Сартаев Д. О создании Концепции за­щиты прав несовершеннолетних в Республике Казахстан // Фемида. — 2003. — № 7; Витковская С. Уникальный пре- цендент, необычный даже для мировой практики // ЗАНГЕР. — 2006. — № 2; Юрченко Р. Развитие специализирован­ных судов в Казахстане // ЗАНГЕР. — 2006. — № 2 и др.
  28. Казахстанская правда. — 2004. — 1 июля (№ 147 (24457).
Фамилия автора: Г.Ж.Сулейменова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика