Государственная Дума России и ее влияние на идейно-политическую жизнь степного края в 1906-1917 годах

Государственная дума, функционировавшая в период 1906-1917 гг., была результатом первой русской буржуазно-демократической революции. Причиной революции являлись сложные социаль­но-экономические и политико-правовые противоречия российского общества.

Когда подъем революции 1905-1907 гг. достиг наивысшего накала, царизм, предчувствуя угрозу своему существованию, пошел на уступки, издав Манифест 17 октября 1905 г. [1]. Манифест 17 ок­тября 1905 г. представлялся либеральным слоям российского общества как прототип европейской Конституции, а Государственная дума, которую обещал созвать император, — как модель представи­тельного органа власти. На самом деле, ни император, ни правящие классы российского общества не намеревались делать из Думы полновластный народный парламент. Наоборот, Дума должна была создать видимость того, что царизм пошел по пути буржуазных реформ и поэтому парламент был ограничен в своих законодательных правомочиях.

Немаловажным являлось то, что исполнительная власть не была подчинена парламенту. Оставив исполнительную власть под своим контролем, Николай II отказался от одного из важных принципов парламентаризма — формирования ответственного думского министерства, создав тем самым допол­нительные противоречия между исполнительной и представительной властью. В стране шел дисба­ланс между двух ветвями власти. Все это говорило о том, что авторитарная власть психологически не была готова к самореформированию, неумолимо вела к политической дестабилизации в стране, вы­лившейся, в конечном счете, в революцию 1917 г. [2].

В то же время нельзя недооценивать исторической роли Государственной думы в развитии рево­люционно-демократического движения России и ее колониальных окраин, в росте политического са­мосознания задавленных колониальным режимом народов. Освободительное движение народов Рос­сии, революционные события 1905-1907 гг. в центре России отозвались и в Степном крае. Под влия­нием этих событий в идейно-политической жизни Края происходили ощутимые изменения, которые можно было назвать пробуждением народного самосознания.

Революция 1905 г. в России придала значительный импульс национальной жизни казахов. Она пробудила почти все силы местного населения. Начался новый этап в интеллектуальной истории ка­захского общества [3, 36]. «Степь не спокойна: киргизы внимательно следят за всем происходящим в России» [4], — пишет главе колониальной администрации Степного края Семипалатинский военный губернатор. Действительно, у местных властей были все основания для беспокойства. Революцион­ное настроение и солидарность с восставшим в России народом имели место не только в областных центрах и городах Казахстана, но и в переселенческих поселках и волостях кочевых скотоводов.

Местом для обсуждения своих проблем, споров, обмена мнениями с соотечественниками, как правило, у казахов служили ярмарки и летние стоянки. На одной из них — Кояндинской ярмарке в Каркаралинском уезде — летом 1905 г. по инициативе демократической казахской интеллигенции была составлена известная Каркаралинская петиция. Ее подписали почти 15 тысяч человек, что со­ставляло половину численности населения уезда, и направили в адрес правительства. В петиции сре­ди требований демократизации политической жизни, ослабления колониального гнета был пункт, указывающий на предоставление избирательных прав для кочевников в Государственной думе.

В этой акции волеизъявления усматривается не только желание участвовать в деятельности уч­реждаемого в России парламента в целях защиты интересов казахского населения, но и своего рода форма выражения солидарности с революционным народом и неповиновения колониальным властям. В областных центрах, в которых концентрировалась вся общественная и политическая жизнь края, существовавшие революционные и демократические партии и группы вели усиленную агитацию и разъяснение происходящих в стране событий. Особый авторитет и влияние среди населения имели политические ссыльные, имевшие опыт борьбы с царизмом.

Вести об объявлении демократических свобод и политических прав, учреждении Государствен­ной думы в мгновение ока облетели все населенные пункты Степного края. Государственная дума в глазах большинства народов Казахстана представлялась новым высшим форумом, на котором можно было обсудить и разрешить назревшие проблемы. Безусловно, каждый класс, слои населения по- своему полагали использовать Думу, однако многие питали серьезные надежды на демократизацию существующего строя парламентским путем.

Отношение народов Степного края к Думе ярко проявилось в период выборов в I- и II созывы. Выборы в Думу выглядели не рядовым, будничным явлением. Они проходили при большом душев­ном подъеме широких масс, искренне желавших выдвинуть достойнейших из своей среды представи­телей в члены Государственной думы, по их мнению, способных выразить и защитить интересы из­бирателей в парламенте.

Манифест 17 октября, переведенный на казахский язык, распространялся по кочевым аулам Края. Знающие грамоту лица доводили до населения содержание закона. Особенно активной в этом плане была казахская демократическая интеллигенция, пытавшаяся приобщить широкие массы к об­щественно-политической жизни, используя для этого все предоставленные царизмом легальные спо­собы и методы.

Казахская интеллигенция по своему социальному составу была неоднородной. Наряду с пред­ставителями низших и средних слоев в ее составе были и выходцы из зажиточных, обеспеченных се­мей и даже нарождающейся крупной национальной буржуазии. Их объединяла ненависть к самодер­жавию. Царизм стремился искоренить всякие суждения и поступки, противоречившие его интересам, задушить в самом зародыше любое проявление критического отношения к политике самодержавного управления и не допустить проникновения в Казахскую Степь идей прогрессивных мыслителей Рос­сии. Все это тормозило, но не смогло свести на нет демократическое движение и идейно­политические течения казахского общества.

Как уже отмечалось, проводниками идейно-политической жизни кочевого общества была казах­ская интеллигенция. Уже в начале XX столетия в Степном крае появились первые казахи, получив­шие образование в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Казани, Омске и других культурных центрах Российской империи.

В процессе обучения в широко известных университетах России казахской молодежью не толь­ко набирались научные знания, но и закреплялись личные связи с научными кругами, демократиче­скими и революционными движениями, которые впоследствии оказали огромную помощь в их обще­ственно-политическом росте и становлении [3, 38]. Как отмечает С.З.Зиманов, перед вернувшейся в Степном крае молодежью стояли два пути: первый — занять выгодную и прибыльную должность при колониальной администрации и тем самым приспособиться к местным условиям, зарабатывать себе состояние; второй — посвятить себя интересам народа, вывести его из патриархальщины и кос­ности, пробудить в нем стремление к новой и лучшей жизни. Многие из казахских молодых интелли­гентов выбрали второй путь.

Для пропаганды своих идей и просвещения кочевого населения казахской интеллигенцией дела­лись отчаянные попытки открыть издания на казахском языке. Безусловно, что такие задачи и цели без событий 1905 г. в условиях колониального Казахстана были немыслимы. Поэтому решению это­го вопроса посвятила много трудов младоказахская интеллигенция. Открытие печатного органа яви­лось серьезным испытанием для всех, поскольку при всем том, что Манифест 17 октября 1905 г. объ­являл свободу слова и печати, колониальное управление не намеревалось менять своих методов по отношению к коренному населению. Вопрос об открытии печатного органа особо важным стал в пе­риод проведения выборов в I Государственную думу, однако эти попытки были неудачными.

В 1907 г., являясь депутатом II Государственной думы, Ш.Кощегулов, используя свои связи, до­говорился с татарским издательством в Петербурге о выпуске казахского журнала «Серке». Однако цензура закрыла его после выхода первого номера. В том же году в Троицке вышел первый номер «Киргизской газеты» на казахском и русском языках. Инициаторами газеты были Андреев, Исмаи- лов, Сосновский и Сералин. Это издание постигла та же судьба, что и предыдущие газеты и журна­лы. Причем такие же попытки казахской молодежью делались в городах Томске, Уфе и других обла­стных центрах Поволжья и Сибири [3, 63]. Но работа, несмотря на это, продолжалась и, наконец, в 1910 г. правительство удовлетворило ходатайство М.Сералина и дало разрешение на издание журна­ла, первый номер которого вышел 10 января 1911 г. в городе Троицке и который назывался «Айкап». 16 марта того же года вышла газета «Казахстан». Со 2 февраля 1913 г. в Оренбурге начала выходить газета «Казах». До революции 1917 г. этот список пополнился еще несколькими печатными органами, но основными, вокруг которых формировалась идейно-политическая жизнь Края, были журнал «Ай- кап» и газета «Казах».

Каждое печатное издание объединяло в своих рядах наиболее ярких представителей идейно­политической жизни Казахстана. В редакцию журнала «Айкап», например, вошли Мухамеджан Се- ралин, Бахытжан Каратаев, Жансултан Сейдалин, Жанша Сейдалин и другие. Признанным лидером среди них был Мухамеджан Сералин. Он родился в 1872 г. в Кустанайском уезде Тургайской облас­ти. В юношеские годы закончил медресе, позже поступил в Оренбургскую учительскую семинарию, которую закончить ему не удалось в силу материальных обстоятельств. С 1900 г. он переехал в Троицк, где работал приказчиком у купца Яушева. С виду неброская биография М.Сералина на деле скрывала судьбу одаренного и высокообразованного человека. В жизни Сералина и его идейно­политическом становлении город Троицк сыграл первостепенную роль. Здесь по-настоящему он при­общился к идеям русских и татарских просветителей, установил контакты с образованной частью ка­захской молодежи, стал ее лидером.

В период своей активной деятельности в 1905-1907 гг. Сералин сблизился с социал- демократами края — С.Ужгиным, П.Зиссером, Ф. Сыромолотовым, которые старались влиять на ка­захскую молодежь, что в некоторой мере им удавалось. В 1906 г. социал-демократы выдви­нули Сералина в депутаты I Думы, призывая поддержать его кандидатуру местному кочевому на­селению, однако выборщики отдали предпочтение другому претенденту [3, 95]. Эта неудавшаяся по­пытка свидетельствует о непопулярности «революционеров-бунтарей» среди кочевников.

М.Сералин, не попав в Думу, тем не менее, внимательно следил за ее работой и доносил до ши­роких масс ее практические шаги. Особо интересными были его статьи, посвященные переселенче­скому вопросу, системе колониального управления и ее реорганизации, вопросам народного образо­вания и др. После февральской буржуазной революции 1917 г. Сералин примкнул к революционерам и вплоть до своей кончины, 1929 г., был на службе Советов в своей родной Кустанайской области.

Бахытжан Каратаев родился в 1860 г., происходил из султанского сословия. Начальное образова­ние получил в мектебе, затем окончил Оренбургскую гимназию в 1886 г. С 1886 по 1890 гг. учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, где за высокие знания был удосто­ен именной золотой медали «Каратаев-1890» второй степени. Б.Каратаев избирался депутатом II Го­сударственной думы и ему, одному из немногих, удалось выступить с трибуны парламента по аграр­ному вопросу в Казахстане. После разгона Думы Каратаев разъезжает по кочевым аулам с агитацией о переходе к оседлости. В городе Уральске в 1911 г. при его активном участии была учреждена газета «Казахстан». Однако за критические суждения в отношении царского правительства это печатное из­дание было закрыто властями в 1912 г.

Еще будучи депутатом парламента, Бахытжан Каратаев входил во многие комиссии и был лично знаком с сибирскими депутатами-революционерами. Ближе к революции 1917 г. крепнут его отно­шения с социал-демократами, он сильно увлекается их идеями. После революции Каратаев активно включается в установление Советской власти в городе Уральске. Он вступает в ряды партии и в 1919 г. командует казахской кавалерийской бригадой, входившей в Чапаевскую дивизию. В последние го­ды жизни, отойдя от активных государственных дел, Каратаев стал убеждаться, что новая власть в реальной жизни не соответствует провозглашенным лозунгам. Внутреннее разочарование не сломило этого сильного духом человека, который открыто выступил с критикой в адрес первых руководите­лей Казахстана в период голода 1932 г. Это произошло в городе Актюбинске на многолюдном ми­тинге, посвященном приезду Ф.И.Голощекина. Обращаясь к «высоким» гостям, Каратаев, обвиняя их в происходящей трагедии, открыто спросил: «Разве большевики боролись за то, чтобы люди гиб­ли от голода? Прекратите болтать!» Негодование, охватившее собравшихся, после выступления Каратаева, вынудило Голощекина и его свиту покинуть митинг и уехать на вокзал. Б.Каратаев умер 24 августа 1934 г. в возрасте 74-х лет в городе Актюбинске.

Число авторов журнала «Айкап» росло с каждым годом. В него входили многие известные лю­ди Степного края: С.Сейфуллин, С.Донентаев, С.Торайгыров, Г.Карашев, С.Лапин и другие. Этот перечень можно продолжать и дальше, причем другие, детально нами не рассмотренные личности, были не менее яркими и интересными. Они все представляли ту часть казахской интеллигенции, ко­торая признала и поддерживала идеи большевизма в Казахстане. Жертвуя собой во имя высоких идей, они вряд ли могли предполагать, что закладывают фундамент новой тоталитарной системы.

В условиях Советского Казахстана многие продолжали защиту интересов населения от произвола авторитарного режима, поэтому не случайно, что они в числе первых попали под репрессии 30-40-х годов XX в.

Газета «Казах», выходившая в городе Оренбурге, также объединяла в своих рядах незаурядных людей Степного края, таких как А.Букейханов, А.Байтурсунов, Ж.Акбаев, М.Дулатов и многие другие.

Алихан Нурмагамбетович Букейханов родился в 1870 г. в Токраунской волости Каркаралинско- го уезда. После окончания Петербургского лесного института работал в должности экономиста в го­родах Самаре и Омске. Там же он освоил специальности статиста и агронома [5]. По своей инициати­ве для защиты интересов кочевников участвовал в знаменитой экспедиции Федора Щербины, которая, по приказу правительства, в конце XIX в. исследовала земли Казахстана для переселения крестьян. Участие в таких мероприятиях подняло научную известность Букейханова в России. Его труды о землеустройстве, аграрном вопросе были опубликованы на страницах газеты «Казах», он являлся также одним из авторов энциклопедии «Россия — полное географическое описание». Букейханов намеревался выступить с трибуны Думы со своим проектом по аграрному вопросу. Его идеи по ра­циональному использованию земель остаются актуальными и сегодня.

После разгона I Думы Букейханов активизировал свою общественно-политическую деятель­ность в Крае. Парламентская деятельность сыграла большую роль в становлении и политической зре­лости Букейханова. Он, побывав в центре общероссийской политической борьбы, научился много­му, завязал новые связи с российскими демократами и готов был использовать накопленное в борь­бе против царского правительства.

Много интересных проблем было поднято Букейхановым о реформировании Степного положе­ния в связи с подготовкой его нового проекта в 1914 г. в Государственной думе. Особого внимания заслуживают идеи Алихана Нурмагамбетовича о судьбе обычного права и суда биев. Он предлагал их сохранение в новом проекте «Положения», с введением в Казахстане института суда присяжных.

В 1917 г., после февральской буржуазной революции, Алихан Букейханов и его соратники вы­разили поддержку Временному правительству и в июле того же года образовали партию «Алаш». В программе партии Казахстан виделся им самостоятельным субъектом федеративного государства. По форме правления Россия должна была стать демократической республикой. Много места в про­грамме уделялось двухпалатному парламенту, президенту, судебной власти и местному самоуправле­нию [6]. По сути, программой партии «Алаш» предлагался альтернативный большевистскому путь развития Казахстана на тот исторический период.

Большевикам и Советам Алихан Букейханов и его соратники не поверили, видя, какими метода­ми они укрепляли собственную власть. После самороспуска правительства Алаш-Орды Букейханов не выехал за рубеж, а остался в Степном крае. Руководство Казахстана, зная непримиримость его по­зиций с новой властью, старалось удалить его подальше от населения. 14 Июля 1937 г. он был аре­стован в своей московской квартире, а в мае 1938 г. был расстрелян органами НКВД в возрасте 68 лет.

Жакып Акбаев родился в Каркаралинском уезде в 1876 г. В 1898 г. он закончил Томскую гимназию, в том же году поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, который закончил в 1903 г. В 1903 г. он первым среди юристов-казахов получает диплом магистра права и направляется в город Омск на должность мирового судьи. Свою политическую деятельность Ж.Акбаев начал в 1905 г., где на собраниях, митингах, посвященных русской революции, он пропа­гандировал демократические идеи, заключенные в Манифесте 17 октября. Он был также одним из инициаторов «Каркаралинской петиции», куда вошли многие его идеи. Колониальная администра­ция, боясь размаха революции, стала преследовать таких деятелей, как Акбаев. По сфабрикованным материалам он был посажен в тюрьму. В 1906 г. Акбаев был оправдан судом, однако, ему была за­крыта дорога в царские судебные учреждения. С этого времени он целиком посвящает себя полити­ческой и правозащитной деятельности. В различные годы — 1908, 1915, 1917 — он привлекался к уго­ловной ответственности за политическую деятельность [7]. Огромную пользу своему народу Акбаев принес, работая в редакции газеты «Казах». Его перу принадлежат многие статьи, изобличающие цар­скую политику в Казахстане, и публикации о Государственной думе. Большое значение и огромный опыт политической борьбы снискали ему авторитет не только среди простого населения, но и среди русской демократической интеллигенции. Ж.Акбаев и его политико-правовые идеи вошли в основу программы партии «Алаш». Он стал одним из ее признанных лидеров.

Правительство автономии Алаш-Орда в период своей деятельности старалось сохранить ней­тралитет между воюющими сторонами — Красной Армией и «белым» движением. После победы «красных» алашординцы, в целях защиты населения от надвигавшегося террора со стороны Советов, распустили свои административные и военные учреждения.

В 20-х годах XX в. Ж.Акбаев работал в различных судебных учреждениях и в сфере образования. В 1930 г. Акбаев вместе с другими членами партии «Алаш» был осужден органами НКВД за антисо­ветскую деятельность. В 1934 г. Акбаев вследствие тяжелой болезни, полученной в ссылках и тюрь­мах, скончался в городе Алма-Ате. В 1958 г. он был оправдан Верховным судом КазССР [8].

Из вышеизложенного явствует, что идейно-политическая жизнь в Казахстане стала развиваться благодаря первой русской революции и первому Российскому парламенту, Государственной думе через младоказахскую интеллигенцию. При всей ее малочисленности она была представлена наибо­лее яркими личностями, оставившими глубокий след в истории своей эпохи.

Безусловно, ряды ее были неоднородными, что зависело от социальной сферы, в которой она воспитывалась, круга общения, расстановки политических сил в тот период в регионе, и это обуслов­ливало различие в ее подходах к тем или иным вопросам казахского общества. Было бы неверным называть это расколом, наоборот, это подчеркивает многообразие идейно-политической жизни казах­ского общества. Цели национальной интеллигенции были едины в том, чтобы народ Казахстана до­бился независимости и процветания.

Список литературы

  1. Калинычев Ф.И. Государственная дума в России. — М., 1957. — С. 6.
  2. Демин В.А. Государственная дума России (1906-1917): Механизм функционирования. — М., 1996. — С. 5.
  3. Зиманов С.З., Идрисов К.З. Общественно-политические взгляды Мухамеджана Сералина. — Алма-Ата, 1989.
  4. ЦГА РК. Ф. 64. Оп I. Д.5658. ЛІ. об.
  5. Койшыбаев Б. Алихан Букейханов // Қазақ әдебиеті. — 1989. — 9 маусым.
  6. Кул-МухаммедМ. Прогрессивные идеи партии Алаш и Ж.Акбаев. — Алматы, 1996. — С. 71.
  7. Тайшыбай З., Дулатбеков Н.О. Жакып Акбаев. — Алматы, 1997. — С. 61.
  8. Там же. — С. 56.
Фамилия автора: Г.З.Кожахметов
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика