Неолитическая керамика поселения Белкарагай 1 Исследование археологической находки

Поселение Белкарагай 1 находится в 12 км к юго-западу от п. Шобанколь Аулиекольского рай­она Костанайской области, на берегу высохшего озера. Памятник был найден В.И.Гребенюковым, им же был собран первый сбор с поверхности. В дальнейшем памятник был исследован сотрудниками лаборатории археологических исследований Костанайского государственного университета, Тургай- ской археологической экспедицией под руководством А.В.Логвина.

Памятник является поселением эпохи энеолита, терсекской культуры. При первом сборе находок с поверхности был найден один полностью реконструированный сосуд эпохи неолита маханджарской культуры, которому и посвящена данная работа. Так как целые сосуды эпохи неолита достаточно редкое явление на территории Казахстана (на данный момент известно всего три целых керамических сосуда маханджарской культуры со стоянки Соленое Озеро 2 [1]), считаем возможным посвятить данное исследование технико-технологическому анализу изготовления этого сосуда.

Технико-технологический анализ

Сырье и формовочные массы. В качестве исходного сырья использовалась гидрослюда монтмо- риллонитового состава с примесью гидроокислов железа (гетита, гематита, лимонита). Текстура че­репка определена петрографами как однородная (табл. 1). Петрографический анализ показал, что ке­рамическая масса на 65 % состояла из цемента, т.е. глинистых и непластичных частиц размером 0,01 мм. Из других частиц были выявлены зерна кварца (80 %), полевые шпаты (до 28 %). Используемая глина была сильно запесочена. Установленное содержание песка в глине доходит до 80 %. Песок очень мелкий («пылевидный») (табл. 1). Равномерное распределение песка по площади шлифа, его размерность дают возможность определить песок естественной примесью. Из остальных пород еди­нично выделены пластинки слюды, кремний, плагиоклаз, микрокварцит.

Из неорганических наполнителей в формовочных массах был выявлен шамот (керамический бой), который представлен обломками округлой, подквадратной и подпрямоугольной формы. Размер частиц шамота варьируется от 0,5 до 1 мм. Содержание его в образцах единично (до 7 %). Добавле­ние шамота в небольшом количестве (до 10 %) связано с усилением термостойкости сосудов [2].При бинокулярном изучении внешней и внутренней поверхности всех образцов, а также их из­ломов было зафиксировано множество извилистых пустот с округлым сечением диаметром около 0,2 мм, длиной до 60 мм. Пустоты были образованы в результате выгорания органических остатков. Петрографы отметили присутствие углистой массы в составе глины. Анализ с применением молиб­дена аммония (МоН4)2АтО4 не показал присутствия в образцах органики фосфатного типа, что ис­ключило такой органогенный наполнитель, как экскременты животных. По ряду признаков (длине, толщине, округлой форме поперечного сечения пустот, характеру распределения в изломе и на по­верхностях фрагментов) можно предположить использование в качестве органической примеси в ке­рамике шерсти или волоса животных. Шерсть и волосы животных играли большую роль в уменьшении отрицательного влияния усадки глины на изделие во время сушки и обжига [3]. Таким образом, маханджарский сосуд с поселения Белкарагай 1 был изготовлен по следующему рецепту формовочной массы: глина+органика (шерсть)+шамот.

Формообразование сосудов. По программе В.Ф.Генинга [4] были сняты параметры отдельных деталей сосудов (рис.1, 2; табл. 2), а затем по формулам рассчитаны указатели форм сосудов (табл. 3)

Исследуемый сосуд закрытого типа (диаметр по срезу венчика меньше диаметра наиболее раздутой части тулова), остродонный. Срез венчика плоский, скошенный вовнутрь сосуда. Высота сосуда 21,5 см. Горловина у сосуда широкая и средней высоты, тулово округлое, шейка — среднепрофилированная, плечико слабо выпуклое (рис.1; табл. 2,3).

Толщина стенок сосуда варьируется от 3 до 4 мм. Разница в толщине стенок одного сосуда не­значительна (0,5-1 мм) и отмечается при сравнении шейки, тулова и придонной части сосуда.

Сосуд сформован ленточно-кольцевым налепом по емкостной программе. Рельеф лент слабо чи­тается на части поверхности сосуда. Ширина лент колеблется от 1-1,5 см, соединялись друг с другом «внахлест». Тулово наращивалось лентами до горловины. Затем конструировалась шейка сосуда. Шейка состоит из трех лент, четвертая лента одновременно является местом соединения шейки с ту- ловом и самым узким местом сосуда, т.е. основанием шейки.

Затем сосуд переворачивали, ставили на устье и лентами доводили оставшуюся часть тулова. Дно сосуда в виде остродонной чашечки, высота которой составляет около 5,5 см, выдавливалось из одного комка глины, затем примазывалось к стенкам сосуда. В месте стыкования донной чашечки и стенок сосуда отмечается небольшое утолщение. При этом, скорее всего, уже с начала конструирова­ния сосуда готовые его части тщательно выбивались. На внутренней и внешней поверхности сосуда удалось проследить овальные углубления размером 1,5 х 1 см, оставленные, вероятно, вследствие выбивки стенок сосуда инструментом типа гальки-наковаленки либо колотушкой с гладкой рабочей поверхностью.

Такая аналитическая реконструкция по формообразованию маханджарских сосудов была прове­рена экспериментально в лабораторных условиях.

Обработка поверхностей, обжиг. Следует отметить, что поверхности исследуемого сосуда очень хорошо обработаны, что, к сожалению, сильно затрудняет чтение следов обработки поверхно­стей сосуда гончаром. На внутренней и внешней поверхности сосуда отмечено заглаживание чем-то мягким, возможно, кожей, но без ворса, либо мехом.

Кроме этого, на обеих поверхностях сосуда были зафиксированы отпечатки папиллярных линий пальцев гончара, которые имеют случайный характер и не относятся к обработке поверхностей.

Сосуд имеет все следы кострового обжига: слоистость излома (темно-серая или черная середина излома при светлых краевых участках). Для выяснения температуры обжига фрагменты сосуда были помещены в воду на сутки. Фрагменты не претерпели никаких изменений, более того, вокруг них в воде не образовалось осадка глинистых частиц. Отсутствие остаточной пластичности глины свиде­тельствуют о том, что обжиг велся при температуре от 450° до 700° С [5]. Такой низкотемпературный обжиг компенсировался восстановительным режимом, который, как известно, улучшает качество че­репка из железистых глин на 25 % [6].

Орнаментация. Орнаментированы только шейка и срез венчика сосуда. Все выполнено мелким зубчатым штампом. Срез венчика орнаментирован прямыми короткими оттисками штампа. Внешняя поверхность шейки сосуда орнаментирована одним рядом коротких косопоставленных оттисков штампа, ниже которых расположены четыре горизонтальных ряда многорядового зигзага. Первый ряд состоит из четырех зигзагов, второй и третий — из трех, четвертый — из шести

 

Таким образом, в заключение статьи хотелось бы отметить, невероятную тщательность изготов­ления исследованного сосуда, что, впрочем, характерно для большинства сосудов эпохи неолита ма- ханджарской культуры. Аналогов таких характеристик изученного сосуда, как плотность черепка, тонкостенность и пропорциональность (вместе взятые), для сосудов других культур этого периода на данный момент мы не знаем.

Список литературы

  1. Логвин В.Н. Стоянка маханджарской культуры Соленое Озеро 2 // Волго-Уральская степь и лесостепь в эпоху раннего метала. — Куйбышев: Изд-во Куйб. гос. педагогического ин-та, 1982. — С. 148-159.
  2. Глушков И.Г. Керамика как археологический источник. — Новосибирск: ИАЭт СО РАН. — 1996. — С. 23.
  3. Бобринский А.А. Гончарство Восточной Европы. — М.: Наука, 1978. — С. 102.
  4. Генинг В.Ф. Программа статистической обработки керамики из археологических раскопок // Советская археология, — 1973. — № 1.— С. 119-123.
  5. Бобринский А.А. К методике изучения обжига керамики // 1 Кубанская археологическая конференция. — Краснодар, 1989. — С. 20-23; Мыльникова Л., Чемякина М. Керамика позднеирменской культуры (по материалам поселенческого комплекса Омь 1 в Центральной Барабе) // Украінский керамологічний журнал. — 20О3. — № 1. — С. 83.
  6. Лиокумович Л.М. Обжиг кирпича в восстановительной среде // Улучшение качества глиняного строительного кирпича.
  7. М., 1964. — С. 115; Мыльникова Л.Н. Сушка и обжиг неолитической керамики поселения Кондон (Нижний Амур) // Материальная культура и проблемы археологической реконструкции. — Новосибирск, 1991. — C. 96.

 

 

Фамилия автора: И.В.Шевнина
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика