Патриотизм как политическая ценность и технология

Незримым, но мощным оружием процветающих народов был и является патриотизм. Одна из главных причин общепризнанного успеха государств-лидеров ХХ в. заключалась в том, что их наро­ды даже, казалось бы, в тупиковых условиях острейших политических катаклизмов сохранили глубо­кое самоуважение, веру в общую судьбу и особое предназначение, волю к созиданию своего могуще­ства, уверенность в том, что, объединив свои усилия и энергию, они по праву займут полноценное место в мировом сообществе.

Патриотизм — важнейший элемент, константа политических стратегий государств и в совре­менную эпоху. Это фундамент, на котором основывается могущество современных держав, которые претендуют на то, что будут определять ход истории двадцать первого века. Это главное основание, без которого даже упорный и целенаправленный труд нации не получит должной формы, стимула, постоянства, результативности. Будущее можно и следует конструировать. Патриотизм как «пре­красное чувство коллективной ответственности» (Р.Олдингтон) — это, в конечном счете, та основа, на которой народы могут строить свои перспективные проекты и воплощать их в практику. Это об­щепонятная и общеразделяемая ценность, которая объединяет разрозненные массы людей в народ. Государства, игнорирующие эту очевидную истину, будут оттеснены на обочину мировой истории, превратившись, таким образом, в ее маргиналов и аутсайдеров. Патриотизм в контексте такого пони­мания правомерно интерпретировать не только как определяющую политическую ценность, которая легитимирует политический режим, но и технологию, которая формирует перспективную модель общественного устройства. Таким образом, патриотизм в нашем понимании выступает вполне реаль­ным средством не только укрепления национально-государственных образований, но и конструиро­вания нового политического миропорядка, новой политической архитектуры мира двадцать первого века.

В чувстве обостренного патриотизма заложен жизненно важный потенциал нации. Выдающиеся политические лидеры аппелировали к нему в моменты исторической важности — в условиях драма­тических политических коллизий, в ситуациях ответственного выбора и принятия судьбоносных ре­шений, в преддверии радикальных перемен. Начало двадцать первого века демонстрирует преемст­венность этой политической традиции. В февральском Послании народу страны «Новый Казахстан в новом мире» Президент Н.А.Назарбаев, определяя десять приоритетных задач, которые предстоит решить в следующем десятилетии, называет в качестве одного из определяющих условий успешно­сти их реализации «казахстанский патриотизм и политическую волю как факторы построения нового Казахстана» [1]. Президент особо подчеркивает именно их конструктивный и созидательный потен­циал, отмечая: «История знает немало ярких примеров того, как народы поднимаются на новый уро­вень развития, когда объединяют свою волю для реализации проекта исторического масштаба» [1].

Эмпирически бесспорно, что наличие общей идеи, системы ценностей, принятой большинством граждан, консенсуса по узловым проблемам придает государству устойчивость, стабильность, силу. И напротив, сомнение, разочарование, отстраненность большинства граждан предельно усложняют и затрудняют реализацию политического курса государства. Консолидация общества вокруг идеи кар­динальных политических реформ во многом определяется тем, насколько эти процессы соответству­ют основополагающим ценностям, которые осознаются большинством граждан как «несомненное общественное благо» (Р.Нолл). В этом случае формируется основа для консолидации общества. Ею, по авторитетному мнению Д.Растоу, выступает «национальное единство», которое определяется ис­следователем как «чувство преимущественной преданности политическому сообществу». Оно возни­кает как результат «небезучастности» (responsiveness) и «взаимодополненности» (complementary) [2]. Мы разделяем данную исследовательскую позицию.

Могущество любого общества — это, прежде всего, могущество духовное, базирующееся на ценностном консенсусе. Целостность общества также обеспечивается прежде всего ценностным кон­сенсусом. Невозможно сохранить стабильность и устойчивость политической системы общества и, тем более, развернуть процесс ее всесторонней модернизации в случае отсутствия общественного согласия, закрепления его легитимности в массовом политическом сознании в виде ценностного кон­сенсуса. Опыт многих стран, в том числе и постсоветского пространства, свидетельствует, что поли­тическая модернизация, не обеспеченная значимым ценностным потенциалом, затруднительна и чре­вата срывами, откатами и даже отторжением самой идеи реформы. И это отнюдь не случайно.

Общеизвестно, что политика имеет мощное ценностное измерение. Конечно, не всегда в поли­тике ценности проявляют себя так явно и непосредственно, как в других сферах общества. И тем не менее именно ценности играют роль всеобщего и универсального измерителя всех действующих сил и обстоятельств в политике, индикатора результативности и продуктивности политических страте­гий, программ, проектов. Перспективно-расчетливый характер ценностей самым непосредственным образом формирует их главную функциональную предназначенность — устанавливать условия раз­вития общества, придающие ему известную и относительную устойчивость. Причем любой полити­ческий анализ исходит из ценностных предпосылок, причем не произвольных, а соотносимых с об­щественными идеалами, значимыми для общества, так как политический процесс является прежде всего делом коллективного целедостижения. Подчеркивая особую смыслообразующую значимость ценностей в политике, известные российские исследователи А.В.Попов и Л. А.Зуева констатировали: «.никакая долговременная стратегия вне ценностных приоритетов немыслима. Решающее значение для практической деятельности ценности приобретают только в конкретном политической проекте. Из необходимости воплощать базовые ценности все новыми методами и в новых формах, что обу­словлено изменением ситуативных обстоятельств, следует то, что политика, ориентированная на ба­зовые ценности, с необходимостью несет в себе критический и новаторский потенциал» [3].

Особенно велика роль ценностей в условиях глобальных общественных трансформаций, так как происходит разрушение старой, отжившей системы ценностей и замены ее новой. В результате этого процесса, динамичного, насыщенного и сложного, формируется новый перспективный обществен­ный проект, новая модель политического развития. Адекватное ее формулирование и воплощение во многом зависят от ценностного обеспечения. В этих условиях роль патриотизма возрастает много­кратно. Патриотизм, по нашему мнению, является и определяющей политической ценностью и эф­фективной политической технологией.

Материалы многочисленных социологических исследований, проводимых в Казахстане, свиде­тельствуют об определенных сдвигах в общественном сознании, произошедших за последние десять лет. В частности, в 1993-1995 гг. (первые годы государственного суверенитета) результаты респуб­ликанского опроса общественного мнения, проведенного Институтом развития Казахстана, показы­вали абсолютное доминирование ценностей, связанных с частной жизнью граждан и их личным бла­гополучием. В качестве приоритетных респонденты определяли: здоровье — 96,2 %, семейное благо­получие — 93,4, материальный достаток — 91,7, хороший отдых — 85,7 и личное благополучие — 80,0 %. В то же время наименее важными в понимании опрошенных казахстанцев являлись ценности, имеющие общественное, политическое измерение — гордость за Родину — 52,8 %, карьера — 34,6, популярность — 25,0, стремление к власти — 19,2 %. Они замыкали иерархию ценностей опрошен­ных казахстанцев [4].

Такое положение было во многом симптоматично. Причины его многообразны. Во-первых, на­чальный этап становления Казахстана как суверенного государства сопровождался сильным эконо­мическим спадом, инфляцией, ростом безработицы и многочисленными сопутствующими процесса­ми и явлениями социального кризиса. В этих условиях была вполне правомерна актуализация ценно­стей личного «выживания». Во-вторых, ослабление интереса граждан к политике в этот период по сравнению с начальным этапом перестроечного процесса отчасти можно объяснить либерализацией казахстанского общества. Высокий уровень политизированности общества скорее типичен для тота­литарных систем. В-третьих, инертность казахстанцев в политике была напрямую связана с отсутст­вием чувства собственной политической значимости. Рядовые казахстанцы не привыкли рассматри­вать политику в качестве реального средства решения своих жизненных проблем. Другими словами, политика и гражданин были «мирами, существующими врозь» (К.Мангейм). В-четвертых, слабая гражданская позиция, аполитичность большинства казахстанцев, по-видимому, можно было объяс­нить отсутствием доверия к структурам власти, политики в целом. Укорененность политического от­чуждения в казахстанском обществе определяется отчасти «длинной рукой прошлого» (К.Оффе), т.е. инерционным влиянием тоталитарного прошлого, а отчасти негативными современными реалиями.

Результаты социологического опроса, проведенного Институтом развития Казахстана спустя де­сять лет, демонстрируют сдвиги в сторону более сильной идентификации респондентов со своим го­сударством. Абсолютное большинство опрошенных казахстанцев продемонстрировали не просто ло­яльность к государству, но и понимание теснейшей взаимосвязи качества и перспектив своей жизни с результативностью и динамичностью его политического реформирования. Все большее количество казахстанцев начинают осознавать зависимость своего личного благополучия с процветанием госу­дарства. В частности, 63,4 % опрошенных граждан отметили следующее: «я горжусь своей страной, так как у нее большое будущее»; 20,9 — остановились на позиции: «страна не самая плохая, но и не самая хорошая»; 4,5 — заняли крайнюю позицию, а именно — «я не хочу оставаться в этой стране, так как не чувствую себя ее полноправным гражданином»; 11,2 % — не смогли определиться со своей позицией («затрудняюсь ответить») [5].

Постулируя идею особой значимости патриотизма как масштабного политического феномена (ценности и технологии), мы считаем целесообразным в рамках статьи обратиться к вопросу о тех предпосылках, условиях, факторах, которые будут способствовать повышению его роли в формиро­вании оригинальной казахстанской модели политического развития. В свете вышеотмеченного поня­тен наш особый исследовательский интерес к вопросу о национальной идее Казахстана. Актуализа­ция данного проблемного комплекса определяется также необходимостью глубокой интеграции Ка­захстана в мировое сообщество в качестве полноправного политического актора и укрепления пози­ций государства в глобализирующемся мире. Национальная идея призвана отражать жизненные им­перативы и цивилизационные идеалы казахстанского народа, усиливая векторы гражданской иден­тификации.

Значимость национальной идеи для Республики Казахстан определяется следующими важней­шими предназначениями. Она должна:

  1. консолидировать казахстанское общество в единую нацию как гражданскую общность. Здесь следует конкретизировать то значение «нации», из которого мы исходим в своем анализе. Общепризнанным в науке является различение двух типов нации. Первый из них — этниче­ский, т.е. традиционный, второй — гражданский, т.е. политический, объединяющий всех гра­ждан страны, независимо от их этнической принадлежности, и отождествляемый, по сути дела, с государством. Нации во втором значении в Казахстане еще нет. Но ее формирование актуализируется реалиями, особенностями современного мира;
  2. мобилизовать казахстанское общество на качественный рывок, ускоренную и активную мо­дернизацию, без которой невозможен дальнейший социально-экономический рост. Более того, без прорыва наличных политико-экономических условий Казахстан не сможет стать сильным, процветающим государством, войти в число развитых стран, занять достойное место в миро­вом сообществе.

Очевидно, что национальная идея, неразрывно связанная с гражданской идентификацией и пат­риотизмом, может существовать, выполняя свое предназначение, только аппелируя к сильному госу­дарству. Даже самым предварительным условием формулирования и выдвижения национальной идеи является реальный государственный суверенитет. Хрестоматийные примеры политической истории

—   возвышение мощных держав-лидеров ХХ в. (США, Японии, Германии и др.) свидетельствуют о

том, что национальная идея являлась своеобразной «путеводной звездой», которая указывала на ис­торическую миссию этих государств и их народов в мире.

Значительный интерес в этой связи, на наш взгляд, представляет совместная теоретическая раз­работка известных казахстанских исследователей М.Ашимбаева, А.Косиченко, А.Нысанбаева,

А.Шоманова «Национальная идея: предложение к обсуждению». По мнению авторов, национальная идея Казахстана должна включать следующие жизненные императивы казахстанцев:

—созидательный труд;

—процветание и достойная жизнь;

—мир и согласие;

—преемственность традиций.

Авторы отмечают, что «указанные жизненные императивы должны быть всеохватывающими, проникая на все уровни самоорганизации казахстанского народа — государственный уровень, обще­ственный уровень, личностный уровень» [6, 7-8].

В качестве цивилизационный идеалов, как компонентов национальной идеи, разработчики ис­следовательского проекта называют следующие:

—сильное демократическое Государство;

—справедливое и процветающее Общество;

—свободная и уважаемая Личность.

Исследователи резюмируют: «Предложенная формула национальной идеи интегрирует в себе традиции проживающих в Казахстане народов, которые ценны в нравственно-духовном и идейном отношении, и мобилизует казахстанцев на осмысленный труд, ведущий к процветанию общества и человека. Предлагаемая нами формула национальной идеи направлена, прежде всего, на обеспече­ние благополучия и достойной жизни каждого гражданина Казахстана, через которое становится возможным процветание всей страны в целом» [6, 8].

Социологический опрос, проведенный аналитической группой VIProblem среди экспертов г.Алматы (в качестве таковых выступали лидеры политических партий, аналитики, политологи, жур­налисты), показал следующую оценку ими роли и значимости национальной идеи. 83,3 % опрошен­ных экспертов считают, что «национальная идея составляет основу государственной идеологии»; 80,0

—   акцентируют внимание на том, что «национальная идея будет способствовать консолидации этно­сов и разных социальных страт Республики Казахстан (равенство возможностей)»; 80,6 — считают, что «национальная идея задаст долгосрочные приоритеты развития Республики Казахстан»; 43,3 — предполагают, что «национальная идея будет способствовать улучшению жизни казахстанцев в обо­зримом будущем» [7].

Таким образом, результаты социологического опроса показали, что респонденты в полной ме­ре осознают огромный формирующий и созидательный потенциал национальной идеи не только в контексте современного этапа политического развития, но и в плане перспектив Республики Казах­стан. В процессе реализации обозначенных выше масштабных задач патриотизм выступает в качест­ве политической технологии. Такое понимание представляется нам правомерным. Результативность и успешность казахстанской модели политического развития во многом зависят от консолидации обще­ства вокруг программы политических реформ. Как отмечал в этой связи Президент Н.А.Назарбаев, это «позволит Казахстану совершить прорыв поистине исторического масштаба» [1, 6].

Очевидно, что конструирование казахстанской модели политического развития не может ре­шаться безотносительно к гуманитарной значимости созидаемого. Современная политика, ориенти­рованная на высокую продуктивность и эффективность, выступает как сфера «гуманитарного зодче­ства». Поэтому она нацелена не только на создание и закрепление ценностей, поддающихся количе­ственному измерению (экономическое процветание граждан, повышение уровня и качества жизни, дифференциация форм политического участия и пр.), но и позволяет руководствоваться такими цен­ностями, как «самоценность человеческой личности», «гражданский суверенитет», «достойное суще­ствование», «общественное благо».

Неизбежно актуализировалась в процессе формирования «казахстанского пути» проблема, свя­занная с возможностью использования позитивного опыта прошлого, традиционно закрепленного в общественном сознании, отношениях, структурах. В настоящее время в Казахстане идет активный отбор и осмысление тех ценностей, которые можно продуктивно использовать в процессе формиро­вания и закрепления собственной модели политического развития. Важно, чтобы тяга к инновацион­ности, которая в значительной степени определяет модернизационные устремления современного казахстанского общества, сопровождалась тактичным и уважительным отношением к собственному культурному наследию. Это будет способствовать правильной оценке общественным сознанием культурного достояния, отечественной истории, государственной значимости.

Резюмируя положения, сформулированные нами в рамках статьи, отметим особую актуальность понимания патриотизма как политической ценности и технологии для Республики Казахстан. Причем не только в контексте настоящего, но и в плане перспективного развития, характер и направленность которого в значительной степени связаны с формированием самобытной казахстанской модели, «ка­захстанского пути».

Список литературы

  1. Новый Казахстан в новом мире. Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана // Казахстанская прав­да. — 2007. — 1 марта. — С. 6.
  2. Растоу Д. Переходы к демократии: попытка динамической модели // Полис. — 1996. — № 5. — С. 7.
  3. Попов А.В., Зуева Л А. Ценности в политике // Вестник Московского университета. — Сер. 12. Политические науки. — 2000. — № 1. — С. 11.
  4. См.: Шоманов АЖ. Казахстанская мечта. Система жизненных ценностей и идеалов в общественном сознании казах­станского общества по результатам республиканского общественного опроса. — Алматы: Ин-т развития Казахстана, 1996. — С. 35.
  5. См.: Казахстанская мечта // Саясат-policy. — 2002. — № 6. — С. 41.
  6. Ашимбаев М., Косиченко А, Нысанбаев А, Шоманов А. Национальная идея: предложения к обсуждению // Analytic. —— № 1.
  7. См.: Жусупов С., Жусупов Б., Еженова К. Динамика социально-политических процессов в Казахстане за период 1998­2001 гг. (публикации группы VIProblem газеты «Панорама»). — Алматы: Панорама, 2002. — С. 14.
Фамилия автора: С.Б.Алимова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика