Вклад А.Е.Алекторова в создание учебников и учебных пособий для русско-казахских школ

Проблема учебников и учебных пособий для русско-казахских школ являлась одной из важней­ших проблем педагогической мысли в Казахстане во второй половине XIX в. Недостаток, а в некото­рых школах и отсутствие надлежащих учебников и учебных пособий затрудняли процесс обучения казахских детей русской грамоте.

Попечитель Оренбургского учебного округа И.Я.Ростовцев в своем письме [1, 60] к Министру народного просвещения от 28 января 1891 г. отмечал, что в двухклассной русско-казахской школе в Xанской ставке, кроме используемого на уроках объяснительного чтения учебника М.Вольпера «Рус­ская речь», других приспособленных для русско-казахских школ учебников нет. При этом он заме­чал, что этот учебник пригоден для «более культурных народов» — немцев, эстонцев, латышей, но не для казахов.

Попечитель указывал, что отсутствие необходимых учебников создает определенные трудности в обучении русскому языку в русско-казахских школах. Если заниматься по учебнику, предназначен­ному для русских учащихся, то пострадают знания казахских учащихся и, наоборот, если заниматься по учебникам, предназначенным для казахских детей, то пострадают знания русских детей.

Как отмечал инспектор русско-казахских школ Внутренней орды А.Е.Алекторов, в нескольких школах учителя приготовленных отделений около месяца проводили с неграмотными учениками предварительные беседы, не приступая к обучению грамоте. Такую практику попечитель учебного округа признал нецелесообразной, так как в течение продолжительного времени учащиеся не могли приступить к изучению русской грамоты, что снижало интерес к обучению. В некоторых же школах казахских детей до обучения русской грамоте учили читать казахские книги с русской транскрип­цией. И.Я.Ростовцев, проэкзаменовав учеников аульных школ во время своего инспектирования школ Тургайской области в 1893 г., писал, что «учителя аульных школ должны начинать обучение прямо с русской грамоты, а не так, как обыкновенно делают теперь, начиная с чтения киргизских книг с русской транскрипцией». Он предложил, чтобы они как можно больше разговаривали с детьми по-русски и рекомендовал им также строго придерживаться выработанного инспектором казахской учительской школы А.И.Тарнавским метода обучения. С этой целью каждый учитель казахской шко­лы должен приобрести его брошюру, а в качестве учебных пособий при изучении русского языка ис­пользовать рекомендованные автором книги. Попечитель считал целесообразным всем ученикам аульных школ, успешно оканчивающим курс обучения, «выдавать с надписью, в виде награды, рус­скую книгу, доступную и понятную для них по своему содержанию» [2]. То же самое он предложил в отношении всех учеников-казахов, оканчивающих учебные заведения Тургайской области.

До издания учебника, который должен был состоять из рисунков и картинок для изучения по ним русского языка, рекомендовалось пользоваться картинками учебников, книг, учебных пособий, иллюстрированных журналов и т.п. При наглядном обучении с помощью картинок и рисунков учи­тель добивается того, чтобы учащиеся сознательно усваивали названия предметов и их частей, изо­браженных на картинках, а также сознательно составляли несколько предложений с заученными сло­вами. Кроме картинок, хорошим материалом для приучения детей к разговорной русской речи счита­лись упражнения из первой части «Родного слова» Ушинского, которые содержат в себе перечисле­ния предметов по родам и видам.

Много ценных методических указаний об обучении вообще и, в частности, обучении русской грамоте имеется в трудах И.Алтынсарина, А.Е.Алекторова, В.В.Катаринского, в официальных доку­ментах попечителей учебных округов, инспекторов народных училищ и других лиц. Но единых учебников и учебных пособий в школах Казахстана не было. Многие, по своему усмотрению, исполь­зовали те учебники, которыми они располагали. Поэтому не было и единых методов обучения в шко­лах.

В ряде русско-казахских и русско-туземных школ, как и в русских школах, за неимением специ­альных учебников по русскому языку, использовались книги: К.Д.Ушинского — «Родное слово», ч 1 и 2, «Детский мир», ч. 1, где даются сведения о природе, географии и истории; Л.Н.Толстого — «Аз­бука»; Н.Ф.Бунакова — «В школе и дома»; Д.И.Тихомирова — «Букварь для совместного обучения чтению и письму»; М.Вольпера — «Русская речь»; Баранова — «Книга для чтения»; Водовозова — «Книга для чтения»; по грамматике — учебники Соколова, Козьмина, Вольпера, Тихомирова, Кир- пичникова; по чистописанию — учебники В.С.Гербача, Пожарского, О.Ф.Пуцыковича и др. По арифметике использовались сборники арифметических задач В.А.Евтушевского в двух частях, А.Ф.Малинина и К.П.Буренина, Н.А.Бобровникова, Голюденберга, Лубенца, Вишневского, «Бук­варь» Тихомирова (по устному и письменному счету); по истории — «Краткая русская история» Ост­ровского, «Русская история» Фармаковского, «Всеобщая история» Беллярминова, «Историческая хрестоматия» Гуревича, учебник Рождественского; по другим дисциплинам использовались «Эле­ментарный курс физики» Крюгера, «Химические беседы» Константиновича, «Физическая география» Реклю, «Беседы о природе» Зобова и др. В школах часто использовались «Басни Крылова» для за­учивания.

Но эти учебники, предназначенные для русских школ, не могли успешно применяться в обуче­нии казахских детей. А.Е.Алекторов в предисловии к своему пособию «К мудрости ступенька. Азбу­ка для учебников начальных русско-киргизских школ» (далее «Азбука»), отмечая отсутствие русской азбуки для казахов, писал: «Вот почему доселе в русско-киргизских школах обучение письму и чте­нию ведется или по «Родному слову» Ушинского, или по книгам Бунакова, Паульсона, Корфа, Тихо­мирова и Вольпера. Как удивился бы Ушинский, если бы увидел, что его книжка «Родное слово» применяется в тех школах, где учащиеся чужды русской речи. В этих школах совсем не применимы учебные книги известных наших педагогов — Бунакова, Ушинского, Водовозова, Тихомирова и Корфа: материал их обращается в совершенно неудобоваримую пищу там, где учатся дети киргизов. Хорошо владеющие языком их преподаватели кое-как справляются со своей задачей, употребляя при обучении чтению русские буквари, но учителям, не знающим киргизского языка, просто — беда! Трудно им без знания этого языка, языка учеников своих, совершенно не понимающих русской речи, расшевелить и развить органы слуха и произношения для восприятия чуждых им звуков» [3].

Поэтому вопрос о составлении учебников для учащихся русско-казахских школ является одним из самых насущных, над которым работали педагоги.

Во второй половине Х!Х в. для русско-казахских и русско-туземных школ Казахстана некото­рыми русскими учеными и деятелями народного образования, а также казахским педагогом- просветителем И.Алтынсариным был создан ряд учебников и учебных пособий.

Учебники Алтынсарина пользовались большой популярностью среди учителей и учащихся рус­ско-казахских школ. По поводу учебников Алтынсарина Оренбургский генерал-губернатор Г.А.Крыжановский писал: «В недавнее время даровитым киргизом Алтынсариным составлена кир­гизская хрестоматия русским алфавитом, при сем прилагаемая, и приготовленная краткая грамматика киргизского языка, на отпечатание которой отпущены мною денежный средства ...» [1, 65]. Директор Казанской учительской семинарии Н.И.Ильминский, получив на рецензию от попечителя Казанского учебного округа Алтынсарина, положительно отозвался о «Киргизской хрестоматии» и ее авторе. Но, имея свою, отличную от Алтынсарина, точку зрения о русской транскрипции в казахской письменно­сти, Ильминский, отмечая достоинства хрестоматии, воздержался от ее оценки. Он стоял за принятие русского алфавита для казахской письменности с некоторыми изменениями относительно фонетики казахского языка.

В рассматриваемый период в Казахстане действовали два алфавита — арабский и русский. Арабский алфавит, как известно, господствовал в учебном мире мусульманских школ, а русский — в учебных заведениях министерского народного просвещения.

Во второй половине ХІХ в. учебной администрацией была предпринята энергичная кампания по разработке и изданию учебников для русско-казахских школ. Таким образом, вышли в свет следую­щие учебники: «Первоначальный учебник русского языка для киргизов» (1893 г.), «Букварь для кир­гизских детей» (1894 .), «Практические уроки русского языка для киргизов» (Оренбург, 1893 г.), «Грамматика русского языка» (Оренбург, 1897 г.), написанные инспектором татарских, башкирских и казахских школ Оренбургского учебного округа. В 1886 г. Г.С.Ячником была издана «Первая книжка после азбуки для детей туземцев Туркестанского края, с переводом слов на киргизский и сартовский язык»; в 1883 г. в г. Ташкенте — «Киргизская хрестоматия. Сборник образцов народной литературы киргиз Туркестанского края» Я.Лютина, в 1905 г. М.П.Ронгинским — «Букварь для киргизских ауль­ных школ» и др.

Кампания по составлению и изданию учебников грамоты для русско-казахских школ принесла с собой имя Александра Ефимовича Алекторова. Один из видных деятелей народного образования в Казахстане — инспектор народных училищ Тургайской области А.Е.Алекторов составил учебные пособия: «К мудрости ступенька. Азбука для учеников начальных русско-киргизских школ» (Москва, 1891, изданная русским шрифтом) и «Киргизская хрестоматия. Сборник статей для перевода на рус­ский язык для классного и домашнего чтения», ч. 1 (Оренбург, 1898).

Учебники выдержали не одно издание. В предисловиях к различным изданиям «Азбуки» Алек- торов дает весьма ценные методические указания об обучении казахских детей русской грамоте. На­пример, в предисловии ко второму изданию [4, 4] автор указывает, что по первому изданию учебни­ка, который использовался в русско-казахских школах Внутренней орды, Тургайской, Уральской и отчасти Семиреченской областей, научились читать и писать по-русски не одна уже тысяча детей. «Обучение, — писал он, — должно начинаться с легкого и постепенно идти к трудному, от известно­го переходить к неизвестному . Дети учатся читать на родном своем языке и начинают с легких для произношения звуков и слов. Слыша эти слова и звуки, которые сотни и даже тысячи раз произносят­ся в семье и кругом, ученик не страшится обучения и скоро осваивается с положением дела. Понем­ногу киргизский язык уступает русскому и, наконец, русский язык становится господствующим. При обучении письму-чтению каждое слово должно быть вполне разъяснено ученику и, по возможности, наглядно; искусственных же и теоретических объяснений следует избегать» [4, 12].

Наиболее острыми теоретическими вопросами, волновавшими педагогическую общественность конца ХК и начала ХХ вв., были вопросы о языке обучения. В ходе дискуссии о языке обучения в национальной школе Алекторов придерживался целесообразности обучения на родном языке, считая, что искусственное отстранение ребенка от своего родного языка в процессе обучения в начальной школе приведет только к снижению эффективности изучения русского языка. Свою дидактическую концепцию он воплощает при составлении своей «Русско-казахской азбуки. К мудрости ступенька», по которой, начиная с 1891 г., стали работать школы Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областей. В предисловии к третьему изданию «Азбуки ...», он пишет: «Обучение грамоте должно быть начато на природном (т.е. казахском) языке учащихся». А то, что учитель, работающий в на­циональной школе, должен быть двуязычным, для Алекторова было однозначно [5]. «Преподавание в аульных школах первоначально ведется на киргизском языке, с постепенным переходом к русскому, посему учителями в эти школы преимущественно назначаются правоспособные лица из знающих киргизский язык». И далее он продолжает эту же мысль, что «в какой-либо школе по необходимости окажется учитель без познаний в киргизском языке, то на первое время посредниками между ним и учащимися служат ученики старшего отделения, искусившиеся уже несколько в разговорной речи, а затем и для самого учителя обязательно постоянное совершенствование в киргизском языке», — на­стоятельно рекомендует А.Е.Алекторов. Автор ссылается на опыт аульных школ Тургайской области, который показал полную целесообразность обучения казахских детей русскому языку и грамоте при помощи их родного языка. Это было официально подтверждено статским советником Селицким, ко­торого в 1900 г. генерал-губернатор Степного края командировал в Кустанайский уезд Тургайской области для изучения постановки народного образования с целью перенятия опыта для Западной Си­бири.

«Азбука» Алекторова являлась одним из лучших учебных пособий для учащихся русско- казахских и русско-туземных школ. Данное пособие состоит из предисловия, пяти разделов, заключа­ет работу «Материал письменных упражнений и разговорной речи». В конце представлен «Краткий дополнительный словарь», расположенный в алфавитном порядке, с переводами каждого слова с русского на казахский язык, общее их количество около 1300 слов. Общий объем «Азбуки.» 114 страниц.

За методическую основу своей «Азбуки.» Алекторов берет звуковой аналитико-синтакси- ческий метод обучения грамоте К.Ушинского, который предполагает воспитывающий и развиваю­щий характер, обеспечивающий умственное развитие через систему аналитико-синтетических уп­ражнений. Через речевые упражнения он накладывается на систему наблюдений природы и окру­жающей жизни, опирается на жизненный опыт самих учащихся, требует высокого уровня сознатель­ности чтения и других видов учебного труда учащихся. Тренировочные упражнения в «Азбуке.» Алекторова строго распределены в усложняющейся системе, начиная с буквы, слога, слова и предло­жения, с учетом их легкости и доступности. Алекторов, характеризуя принцип составления «Русско- киргизской азбуки. К мудрости ступенька», отмечал, что она составлена в строгой последовательно­сти — от изучения легких в произношении киргизских звуков к более трудным. Азбука, составленная Алекторовым, отличалась от других учебных пособий русских деятелей народного образования разного времени, и затмила все остальные учебные пособия для учащихся русско-казахских школ.

«Киргизская хрестоматия» (далее «Хрестоматия.») Алекторова предназначена для чтения после «Азбуки». Эта работа А.Е.Алекторова уже только своим названием прямо перекликалась с широко из­вестной хрестоматией Ибрая Алтынсарина, первое издание которой было в 1898 г. Затем она переизда­валась несколько раз, постоянно дополнялась материалами для внеклассной работы, обновлялись со­держание упражнений для домашнего чтения, лексический материал для пополнения русско- киргизского словаря «Киргизской хрестоматии». В предисловии ко второму изданию своей работы Алекторов писал: «Киргизская хрестоматия» в первом своем издании (Оренбург, 1898 г.) быстро завое­вала расположение школ с туземным контингентом учащихся и нашла приют в киргизской семье».

При составлении своей «Киргизской хрестоматии» А.Е.Алекторов заимствует и берет за основу опыт и методику К.Ушинского и И.Алтынсарина. По методической концепции его предшественников, учебный материал «Хрестоматии.» должен был соответствовать задачам одно­временного обучения чтению и письму. Поэтому Алекторов свою «Хрестоматию.» построил с мак­симальным приближением к звуковому аналитико-синтетическому методу, предложенному в «Род­ном слове» К.Ушинским.

По опыту И.Алтынсарина, для подготовки детей к систематическому овладению грамотой необ­ходимо было осуществлять одновременно обучение чтению и письму. Основной задачей содержания дидактического материала «Хрестоматии .», по убеждению Алекторова, является подчинение вос­питательным задачам. Учащиеся-казахи, по мысли автора, должны стать в своих семьях проводника­ми навыков к оседлой жизни, а на школу нового типа следует смотреть, прежде всего, как на воспи­тательное учреждение, где учащиеся получали бы здоровые взгляды на вещи, привычки к оседлой жизни и соответствующие гигиенические навыки. Вместе с тем школы, по убеждению Алекторова, должны были давать относительно светские знания, проникнутые симпатиями к русской культуре и просвещению. И все это надлежало через школу, через учащихся передавать семье и дальше — всему народу казахскому, воспитывая доверие к новым школам в становлении нравственного воспитания.

При разработке своей «Xрестоматии ...» Алекторов придерживался концепции, что обучение язы­кам детей-казахов должно осуществляться комплексно, при разнообразии приемов обучения. В преди­словии последнего издания своей «Xрестоматии ...» автор отмечал: «В школе дети читали статьи, а за­тем передавали содержание их по-русски — иногда устно, иногда письменно. Реже прибегали к пере­водам .».

В процессе обучения русскому языку учащихся-казахов Алекторов, как педагог-методист, счи­тает необходимым психологически вникать в познавательную способность детей и, опираясь на об­щие законы развития детской психики, вести учащегося к изучению предмета постепенно, и при этом материал должен быть содержательным, заключать в себе образовательное начало. Анализ его слу­жит воспитанию ума, развитию умственных способностей: «Сначала излагались статьи более легкие и вполне доступные пониманию детей по своему содержанию, далее шли более трудные и сложные статьи, над которыми приходилось много и весьма усердно работать», — писал Алекторов в преди­словии «Киргизской хрестоматии».

При составлении учебников и учебных пособий для казахских школ влияние на Алекторова ока­зывал И.Алтынсарин. А.Е.Алекторов очень высоко ценил своего сподвижника не только как выдаю­щегося педагога-новатора, но и как ученого, этнографа, поэта, писателя, переводчика. Алекторову было хорошо известно, что Алтынсарин стремится приобщить казахский народ к русской классиче­ской литературы. В оценке Алекторова Ибрай Алтынсарин «был первый из среды казахов, вносив­ший свет цивилизации европейской и любви к России в среду своего племени» [6].

Своими произведениями Алтынсарин будил мысль казахского народа, звал к лучшей жизни, к свету знания. И в качестве дидактического материала Алекторов включает в свою «Xрестоматию ...» стихотворение Алтынсарина «Нуржан бидің оқудағы баласына жазған хаты» («Письмо бая Нуржана сыну-ученику»). Это стихотворение, по убеждению Алекторова, оказало исключительное воспита­тельное воздействие на нравственное и духовное становление детей-казахов. Текст стихотворения Алтынсарина в «Xрестоматии ...» Алекторова дан на казахском языке.

Литературное творчество Алтынсарина получило высокую оценку у Алекторова: «Наиболее блестящим представителем казахского народа со стороны литературного творчества может быть на­зван И.Алтынсарин, справедливо считавшийся Пушкиным казахов» [7]. Преклоняясь перед поэтиче­ским мастерством Ибрая Алтынсарина, Алекторов в свою «Xрестоматию ...» включает лирическое стихотворение «Жаз» (Лето). Здесь воспеваются красота родного края с приходом весны и лета, пре­образование природы после первых весенних дождей, положительные изменения в настроении, пове­дении детей и взрослых, неповторимые картины окружающей действительности.

Начинается «Xрестоматия...» с «Оглавления», с указанием страницы каждого текста-рассказа. Рассказы, посвященные домашним и диким животным, птицам, представлены с их черно-белыми изображениями. Все картинки, как иллюстрированный материал, хорошо сохранились, отлично про­сматриваются, тексты все читаются легко из-за довольно крупного шрифта. Наличие такого качест­венного иллюстрированного материала, специфика его подбора, по замыслу Алекторова, должны бы­ли способствовать качественному усвоению изучаемого материала.

В «Xрестоматию ...» также включены Алекторовым рассказы, которые ориентируют детей на самовоспитание, подготовку к школе, учат бережному отношению к личным и школьным принад­лежностям, аккуратности и примерному отношению к учебным обязанностям и прилежанию. Идеями воспитания и приобщения к полезному труду через знания, через прилежное учение пронизаны также рассказы «Жалқау және іскер» (Ленивый и прилежный), «Сағат пен бала» (Мальчик и часы) и др. Со­держание этих рассказов призывало детей совершать только добрые поступки. Но все это приходит тогда, когда человек постоянно делает что-нибудь полезное, вырабатывает в себе любознательность, постоянно стремится к познанию нового. Это было твердым педагогическим кредо Алекторова, кото­рый рассматривал школу не только как общественное учреждение, а, в первую очередь, как воспита­тельное заведение, в котором дети приобретают привычки к опрятности, честности, трудолюбию, коллективизму, товариществу, уважению собственного труда и труда других. В целом «Киргизская хрестоматия» Алекторова сыграла важную роль в деле образования не одного поколения казахских детей. Материалы, методика их подбора и подачи актуальны и в наши дни при составлении учебни­ков для общеобразовательных школ.

Разрабатывая учебники и различные учебные пособия, А.Е.Алекторов отстаивал принцип рус- ско-национального двуязычия, усматривая в этом фактическое равенство наций, взаимное доверие, сближение народов через усвоение языков друг друга.

Рассматривая русско-национальное и национально-русское двуязычие как конкретное взаимо- сближение народов через знания языков друг друга, А.Е.Алекторов воплощает прогрессивные идеи истинного интернационализма в конкретные дела. Впервые для казахов, желающих изучить русский язык, и для русских, желающих изучить казахский, он составляет «Киргизско-русский словарь», из­данный в Оренбурге в 1897 г. Объем словаря 243 страницы, в конце книги, под названием «Замечен­ные погрешности», приведены исправления 30 слов (с указанием страниц и строк в тексте). В словаре около 5000 тысяч слов и словосочетаний, которые расположены в алфавитном порядке.

«Киргизско-русский словарь» А.Е.Алекторова является первым пробным шагом в исследовании казахской лексикографии, где довольно полно использованы лексические богатства общенародного языка для ознакомления с ним русского читателя. Конечно, словарь не претендует на исчерпываю­щую полноту всего лексического богатства казахского языка. В него вошли в основном наиболее важные, популярные в сфере употребления термины общественно-бытовой жизни казахов того пе­риода. Значительное место в словаре занимают материалы, посвященные обрядам, традициям, казах­ским народным обычаям. Описывая их подробно для русского читателя, Алекторов сопровождает их многочисленными казахскими пословицами, поговорками, скороговорками, загадками, различными древними народными преданиями.

«Киргизско-русский словарь» А.Е.Алекторова является познавательным источником, с система­тизированной информацией о народных обычаях, обрядах, интересных бытовых традициях казахов. Включая такого характера материал в свой словарь, автор, успешно воздействовал на интерес к ка­захскому языку. Алекторов — один из первых русских ориенталистов вывел живое народное слово на простор, влил новые силы во взаимоотношения языковых культур казахского и русского народов. Взаимное понимание духовных ценностей А.Е.Алекторов видел в овладении языком другого народа, проживающего рядом.

Таким образом, как автор учебников, Алекторов основной целью обучения считал необходимость научить детей пользоваться казахским и русским языками как средством общения в практической деятельности. Положительные результаты в практическом усвоении языков давали ме­тодика дозировки учебного материала, его расположение в научно обоснованной системе, последова­тельное введение специально отработанных моделей в конструкции на тематически доступном мате­риале. Система подобранных упражнений направлена на качественное закрепление полученных зна­ний. Двуязычные словари, которыми были снабжены учебники Алекторова, сыграли важную роль как в повышении речевой культуры, так и в развитии и сближении культур казахского и русского на­родов.

Список литературы

  1. Тажибаев Т.Т. Педагогическая мысль в Казахстане во второй половине ХІХ в. — Алма-Ата, 1965 — С. 60.
  2. Алекторов А.Е. Очерк народного образования в Тургайской области. Летопись 1744-1898 гг. — С. 168-169.
  3. АлекторовА.Е. Указатель книг, журнальных и газетных статей и заметок о киргизах. — Казань, 1901. — С. 101.
  4. Алекторов А.Е. Русско-киргизская азбука. К мудрости ступенька. — Казань, 1901. — С. 4.
  5. Сулейменов Д.Д. Научно-педагогическая деятельность А.Е.Алекторова. — Семипалатинск, 1997. — С. 104.
  6. Алекторов А.Е. Тургайская область. — Оренбург, 1891.
  7. Алекторов А.Е. Письменная литература киргизов // Астраханский вестник. — 1894. — № 1377.
Фамилия автора: Г.Т.Дандыбаева
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика