Социально-экономическое развитие Астаны в целинные годы (1954-1964)

В истории становления и развития современной столицы Казахстана особое значение имеют 1954-1964 гг. Освоение целинных земель в северных регионах Казахстана и грандиозное развитие производительных сил целины послужили мощным стимулом развития города. Подъем сельскохо­зяйственного производства в крае, вызванный освоением целины, с особой остротой поставил вопрос промышленного, экономического и культурного развития города.

Уже в первое трехлетие освоения целины город активно строится и развивается. Вступили в строй действующих 25 предприятий, среди которых такие крупные, как первая очередь завода желе­зобетонных конструкций (ЖБК) мощностью 50 тысяч куб.метров и завод железобетонных плит- настилов (ЖБП) мощностью 20 тыс.куб.м. В городе работало 15 строительных организаций, среди которых 2 строительно-монтажных управления треста «Акмолинскстрой», 5 строительно-монтажных поездов, с числом рабочих 1646 человек, 4 специализированных строительных управления (Авто- трансстрой, Нефтебазстрой, Элеваторстрой, Казсантехмонтаж), с числом рабочих 872 чел., машинно­дорожная станция, мостопоезд, 2 строительных участка Дорстройтреста управления «Казахские же­лезные дороги» и управления «СММ», с числом рабочих 644 чел. [1, лл. 11-12].

Продолжаются рост и развитие Акмолинска (так назывался город до 1961 г.) как крупного же­лезнодорожного узла. С увеличением товарной нагрузки на железнодорожный узел было построено несколько объектов, увеличивающих грузоперевозки через станцию: четный парк с тремя приемно­отправочными путями и два пути в сортировочном парке, путепроходная развязка на Петропавловск, дополнительные подъездные пути к пункту заготовки зерна и нефтебазы, пути для промывания ваго­нов.

Вместе с тем уровень благоустройства, обеспеченность населения жильем, культурно-бытовыми и коммунальными учреждениями отставали от запросов трудящихся. В городе катастрофически не хватало объектов соцкультбыта. 4 городских больницы на 580 коек не удовлетворяли потребности в медучреждениях горожан, большинство городских школ размещалось в старых, ветхих зданиях с ма­лой кубатурой — 0,63 кв.метра на одного учащегося, при норме — 1,25 кв.м.. В школах города заня­тия проходили в три смены. В городе не было помещения для проведения общественных мероприя­тий. Вопросы благоустройства не решались, отсутствовали водопровод и канализация. Из 430 км го­родских дорог всего 32 км имели твердое покрытие, из них заасфальтировано только 23 км [2].

Наиболее острой проблемой социально-экономического развития города была жилищная про­блема.. По сведениям жилищного отдела городского совета в среднем на одного жителя города при­ходилось 3,6 кв.м жилой площади при норме 9 кв.м. При этом отмечается высокий процент износа жилья, в особенности относящегося к городскому коммунальному хозяйству. По статистике 88000 кв.м жилой площади города изношены на 20-40 %, 71000 кв.м — на 40-60, 73000 кв.м — на 60 %. Ремонт муниципального жилого фонда систематически срывался. Так, в 1957 г. было отремонтирова­но всего 2 дома и выдан 31 ордер на заселение квартир, а в 1958 г. — всего 14 [3, лл. 1,2,4,13,24].

Как отмечали чиновники горсовета, «. вопрос об обеспечении жильем трудящихся перерос из бытового в политический». В 1956 г. в город прибыли 7 тыс. жителей, а убыли — 6,5 тыс., почти столько же [1, лл. 5, 25]. По сведениям городского отдела коммунального хозяйства в 1958 г. в городе насчитывалось 9150 домовладений. И это при том, что численность населения в городе уже в 1947 г. составляла 102230 человек [4, л. 51]. Жилищная проблема стала главным тормозящим фактором раз­вития города. Недостаток жилья осложнял работу промышленных, транспортных и др. предприятий города.

Анализ материалов по жилищному строительству в указанные годы позволяет выявить несколь­ко причин нерешенности жилищной проблемы: слабая техническая оснащенность строительных ор­ганизаций и ремонтной конторы, недостаток стеновых материалов и отсутствие базы по производст­ву стройматериалов, полное отсутствие строительных материалов, слабое финансирование. Так, вме­сто 24 вагонов строительного материала в 1957 г. город получил лишь 8. В 1955 г. началось строи­тельство гостиницы на 100 мест. По смете требовалось 4800,0 тыс. рублей, а выделено было только 400,0 тыс., что хватило только на возведение фундамента. В итоге долгострой затянулся на 3 года [3, лл. 4, 10]. Строительные организации выполняли планы за счет строительства и ремонта объектов соцкультбыта, а уровень и состояние жилищного фонда оставались прежними.

Другой проблемой социально-экономического развития города было водоснабжение. Основным источником воды для промышленных предприятий и населения города были 4 скважины. Одна сква­жина с механической подачей воды была расположена на углу улиц Ленина и Панфилова, где разбор воды велся ведрами и бочками вследствие отсутствия водопровода. Ко второй скважине (у городской бани) был подведен водопровод протяженностью 1200 п.м — до завода им. ОГПУ и дальше, на ок­раину города, с 3 водоразборными будками. Третья скважина с механической подачей воды находи­лась по ул. Кирова, на ее базе была построена водонапорная башня. К ней был подведен водопровод протяженностью 720 п.м, ведущий к заводу «Казпиво» (был построен за счет средств завода). К скважине тянулись 3 водоразборные будки — по ул. Театральной, Спортивной и Октябрьской. Чет­вертая, небольшая по объему скважина находилась по ул. Интернациональной, в районе церкви, где подача воды велась ручным насосом [4, л. 64].

Водопроводные линии часто выходили из строя в силу слабости и изношенности технического оборудования. Система очистки города в 50-е годы не удовлетворяла потребностям. Протяженность городской канализации составляла 3,4 км. Санитарная очистка города осуществлялась маломощной конторой очистки, на балансе которой имелись 24 лошади и 3 ассенизационных обоза. В 1958 г. на строительство водопровода городскими властями был отпущен 1 млн. рублей, хотя согласно проект­но-сметной документации требовалось 27 млн., на строительство городской канализации выделялся 1  млн. рублей, при требуемых 45 млн. [3, л. 6]. Разумеется, что такой подход не способствовал реше­нию проблем.

Фактором, сдерживающим развитие города, был также дефицит электроэнергии. В 1958 г. пода­чу электроэнергии в городе осуществляли 42 энергетические установки, принадлежавшие различным ведомствам и организациям. Все они строились без учета проекта развития города и без привязки друг к другу. Поэтому имели место случаи, когда в одном направлении, по одной улице проходили параллельно две (и более) линии электропередач, принадлежавшие разным ведомствам. Необходимо было объединить все энергетические хозяйства города в единую централизованную систему. В 1957 г. было начато строительство ТЭЦ города мощностью в 12, 0 тыс. квт.

В таких условиях существовала настоятельная необходимость разработки единого плана (проек­та) развития города, который бы предусматривал развитие его как целостного организма, с единой системой энерго- и водоснабжения, системой очистки и который бы упорядочил жилищное и куль­турное строительство. Первый генеральный план города был разработан Алматинским «Горсельст- ройпроектом» в 1957 г. Отражая строительные принципы того времени, план предусматривал, что селитебная часть города будет состоять из кварталов площадью 6-10 га, характер застройки — от одноэтажной до пятиэтажной, с соответствующим зонированием территории по этажности застрой­ки. Предлагалось также выделить зону индивидуальной застройки.

Строительство по первоначальному генплану осуществлялось вплоть до 1961-1962 гг. За эти го­ды были застроены 2-4-этажными домами ул. Н.Монина, частично ул. Мира, а также ряд кварталов в восточной части города. Но в застройке существующей части города имели место проблемы. Так как массовое жилищное строительство осуществлялось типовыми 4-5-этажными домами, создавался тип разноэтажной застройки, который сложно было улучшить какими-либо приемами объемно­пространственной композиции. Более того, застройка территории осуществлялась без наличия проек­тов детальной планировки (ПДП). Строительство велось по проектам, составляемым на отдельные кварталы, на части кварталов, а иногда просто производилась привязка единичных жилых объектов к существующим жилым массивам. Планировочная, композиционная организация застройки, культур- но-бытовое обслуживание населения не соответствовали современным достижениям градостроитель­ства. По замечанию архитекторов города вся капитальная застройка в существующей части города «.несет на себе следы устаревших градостроительных принципов» [5, лл. 2-3].

Бурный скачок городского строительства, как по количественным, так и качественным парамет­рам, происходит в 1960-1961 гг., о чем свидетельствуют цифры. Если ввод жилой площади в 1959 г. составлял 23 тыс.кв.м, то в 1961 г. он возрос до 62 тыс. кв.м. До 1960 г. из 57 тыс.кв.м выстроенного государственного жилого фонда более половины составляли малоэтажные, не имеющие благоустрой­ства дома. С 1961 г. весь вводимый в эксплуатацию жилой фонд размещался в 4-5-этажных крупно­панельных и каменных домах, в которых присутствовали все элементы квартирного благоустройства. Вообще, следует заметить, до 1954 г. застройка в городе велась одноэтажными саманными и дере­вянными жилыми домами. Капитальными были выстроены всего несколько объектов, среди которых отделение железной дороги, школа № 1, достройки почты и телеграфа, одноэтажная баня, т.е. не больше 10-12 зданий. При этом размеры кварталов составляли 1-2 га. Границы застройки доходили до завода «Металлист» и Кооперативного техникума.

Дальнейшее социально-экономическое развитие города определили несколько исторических решений. 26 декабря 1960 г. Президиум Верховного Совета КазССР принял Указ об образовании Це­линного края. В его состав вошли 5 областей Северного Казахстана: Акмолинская, Кокчетавская, Кустанайская, Павлодарская, Северо-Казахстанская. Административным центром края стал Акмо­линск. Целинный край занимал огромную территорию площадью около 600 тыс.кв.км, на которой действовало 508 совхозов и 107 колхозов. Только пахотной земли здесь 18 млн. га. Население Целин­ного края составляло 3,6 млн. человек — почти 1/3 населения республики. В состав края, кроме на­званных областей, входило 14 районов краевого подчинения и более 5000 населенных пунктов [6]. Указом Президиума Верховного совета КазССР от 20 марта 1961 г. Акмолинск был переименован в Целиноград.

Приобретение статуса региональной столицы сопровождалось появлением в городе управленче­ских структур (управление железной дороги, управление сельского хозяйства) и резким ростом чис­ленности населения. В 1963 г. население города составило 140 тысяч чел. — в 4 раза больше, чем в 1939 г. [7]. Столь динамичный рост населения был обусловлен активными процессами урбанизации в северных регионах республики в целинные годы.

В связи с преобразованием города в административный центр Целинного края Совет Министров СССР 16.12.1961 г. принял Постановление за № 1112 «О развитии г. Целинограда». Данным постанов­лением Совет Министров СССР обязал Совет Министров КазССР, Госстрой СССР и Целинный край­исполком обеспечить разработку генерального плана развития г.Целинограда, решить, по согласованию с Госэкономсоветом СССР, вопрос о строительстве промышленных предприятий в городе, обеспечить ввод в эксплуатацию жилых жомов общей площадью 115 тыс.кв.м, общеобразовательных школ на 2170 ученических мест, детских дошкольных учебных заведений и объектов культурно-бытового назначе­ния. Предполагалось в 1962-1965 гг. построить в городе завод крупнопанельного домостроения, ком­бинат железобетонных конструкций и др. предприятия. Мосгорисполкому и Ленгорстрою было пору­чено построить в порядке шефской помощи 8 крупнопанельных домов и 2 школы [8].

Ряд министерств и ведомств (Министерство строительства электростанций, Госстрой СССР, Министерство связи СССР и др.) должны были обеспечить выполнение проектных и изыскательских работ. Ведущими организациями были определены Горстройпроект Главстройпроекта при Госстрое СССР (по жилищному и культурно-бытовому строительству) и Казпромстройпроект Главстройпро- екта при Госстрое СССР (по производственной базе строительных организаций). Для обеспечения разработки технической документации застройки города в 1962 г. были организованы филиалы Каз- промстройпроекта, Главстройпроекта при Госстрое СССР и филиал Казгорстройпроекта Госстроя КазССР.

Постановление наметило целый комплекс мер по обеспечению города электроэнергией, водой, газом и по благоустройству. В 1963-1965 гг. предполагалось построить и ввести в действие первую цепь линии электропередачи Караганда-Целиноград мощностью 220 квт и подстанцию в г. Целино­граде, плотину с регулирующим водохранилищем на р. Ишим, очистные сооружения и водовод. Уже в 1962 г. предстояло ввести в эксплуатацию базу сжиженного газа. Намечены также были меры по обеспечению города специалистами и рабочими кадрами строительных специальностей, таких как «промышленное и гражданское строительство», «архитектура», «городское строительство и хозяйст­во» и пр.

Во исполнение указанного постановления разработка проектов генерального плана развития го­рода была поручена ведущим проектным и научно-исследовательским институтам страны: отделам и управлениям Комитета, Академии строительства и архитектуры, Главстройпроекту и прочим подве­домственным Госстрою СССР учреждениям и организациям. Основную работу по разработке ген­плана города взяло на себя Ленинградское отделение Горстройпроекта.

11   февраля 1963 г. вышло Постановление Совета Министров КазССР «Об утверждении основ­ных положений проекта планировки и генерального плана г. Целинограда» [9]. В нем четко опреде­лялись основные направления и масштабы развития города, его промышленности, рост численности населения, территориальное развитие, очередность строительства, мероприятия по реконструкции существующей застройки и поэтапное развитие города на ближайшие годы.

По генплану предполагалось развитие города как крупного административного, промышленного и культурного центра Целинного края на базе развития промышленности (машиностроение, легкая и пищевая промышленность, строительная индустрия), внешнего транспорта, краевых и областных ад­министративных учреждений и организаций, высших и специальных средних учебных заведений, научно-исследовательских и проектно-изыскательских организаций. Существующая и новая часть города проектировались как целостный городской организм, с единой системой общественных цен­тров обслуживания, единым общегородским центром, единой системой городских магистралей, увя­занных с сетью существующих улиц и инженерного благоустройства. С учетом перспектив промыш­ленного роста города в генплан была заложена проектная численность роста населения на ближай­шие 15-20 лет: первая очередь, 1970 г. — 250 тыс. чел., 1980 г. — 350 тыс. чел. (128 тыс. в 1962 г.).

Генплан предусматривал территориальное развитие города в юго-восточном направлении, за ручьем Соленая балка, единым компактным массивом, объединяющим существующую и новую часть города. Такое решение обеспечивало строительство на свободных территориях без сноса и хороший резерв территории на перспективу — для свободного развития города. По функциональному назна­чению выделялось три зоны: парковая зона отдыха — вдоль реки Ишим, селитебная зона — между зоной отдыха и железнодорожной магистралью и промышленная зона (промзона) — за железнодо­рожной магистралью. Они должны были располагаться параллельно друг к другу и пересекаться од­новременно. Проектируемая структура города обеспечивала организацию промышленных районов с групповым размещением предприятий, учитывающих их кооперирование и специализацию, форми­рование селитебных территорий на основе микрорайонов, дифференциацию улиц и магистралей по видам транспорта и скорости движения, рациональную организацию культурно-бытового обслужи­вания населения и формирование общественных центров города. Планировалось создание системы магистралей общегородского значения, состоящей из меридиональных и широтных улиц, а также ма­гистрального кольца, которые будут обеспечивать связь промышленной и селитебной зон, а также зон отдыха между собой и с внешними автодорогами.

Город в международной литературе по архитектуре рассматривался как классический пример решения промзоны, жилой части и зоны отдыха [10]. Но это классическое решение сочетания произ­водственной, жилой и парковой зон было нарушено. В промзоне в 70-е годы были построены проф­техучилище и 4 общежития, несколько 2-х, 22-х, 24-квартирных жилых домов в районе кирпичного и вагоноремонтного заводов. В парковой зоне построены были СКБ противоэрозийной техники, род­дом, троллейбусное депо, комплекс гаражей индивидуального пользования. Были возведены также производственная база «Целинэнергоремонт» и хлебозавод [11]. В нарушение генплана восстановлен мост через Соленую балку в створе ул. Карла Маркса, в то время как его строительство планирова­лось по магистральной ул. Ленина. В зоне отдыха построены были производственные предприятия — прядильно-ниточное объединение, произведен отвод участка под общежитие управления внутренних дел. Названные нарушения генплана ухудшали функциональное зонирование городской территории, санитарное состояние, условия проживания людей.

В основу архитектурно-планировочной структуры города по генплану был положен жилой мик­рорайон с населением 6-8 тыс. чел. Застройка города велась в основном 4-5-этажными домами, с преобладанием крупнопанельного строительства. Жилые дома планировались с учетом наилучшей ориентации по странам света, по отношению к господствующим ветрам, с учетом рельефа местности. Объединенные в жилые группы, они образовывали замкнутые дворовые пространства для нейтрали­зации постоянно дующих ветров. Жилые дома башенного типа, т.е. 9-этажные здания повышенной этажности размещались в различных частях районов, на участках с хорошей перспективой. Они должны были внести оживление и колорит в застройку.

По генплану основными источниками водоснабжения города должны стать аллювиальные воды Ишима, подземные воды известняков, а также Вячеславское водохранилище, сооружение которого началось в апреле 1965 г. За пределами 1975 г. недостающие объемы воды планировалось компенси­ровать из канала Иртыш-Караганда. На левом берегу ручья Соленая балка сооружались очистные со­оружения для воды. Предполагалось создание раздельной системы водоснабжения — для производ­ственного и хозяйственного назначения. Проблема очистки города решалась так: канализации суще­ствующей части города размещаются юго-западнее строящегося мясокомбината, для новой части го­рода — на левом берегу Ишима, в районе накопителя — озера Талды Коль.

Между тем проблема водоснабжения и очистки города была и оставалась самой актуальной, о чем свидетельствует факт принятия Советом Министров СССР специального Постановления от 24 марта 1964 г. за № 238 «О неотложных мерах по улучшению водоснабжения и канализации в городе Целинограде». В данном постановлении намечались конкретные меры: увеличить мощность источ­ников водоснабжения до 31 тыс.куб. м воды в сутки, увеличить сети хозяйственно-питьевого водо­провода на 28 км и сети хозяйственно-фекальной канализации на 11,2 км, организовать временный сброс хозяйственно-фекальных вод в озеро Талды-Коль [12].

Принятие Постановления было вызвано тем обстоятельством, что развитие города как по чис­ленности, так и по количеству вводимых объектов значительно опережало строительство водопро­водных и канализационных сетей. За 3 года с момента организации Целинного края, численность на­селения увеличилась по годам: 1961 г. — 113 тыс., 1962 г. — 128 тыс., 1963 г. — 140 тыс., 1964 г. — 151,5 тыс. За эти годы было введено 223 тыс.кв.м жилья, построены школы на 5900 мест, детские са­ды — на 725 мест, вокзал, панорамный кинотеатр, завод ЖБИ с паровой котельной и др. [13].

Строительство водопроводных и канализационных сетей города велось трестом «Целинспец- строй», который систематически не обеспечивал выполнение работ по строительству инженерных сооружений. Потребность населения в питьевой воде обеспечивалась лишь на 12 %. Свыше 80 % во­ды, получаемой из источников, расходовалось предприятиями. Имеющийся в городе 91 км разводя­щих водопроводных сетей распределялся по ведомственным организациям. Ведомственная разоб­щенность служб обеспечения водой серьезно влияла на организацию эксплуатации источников. Она привела к развитию их без учета генерального плана строительства города и требовала кардинальной реконструкции. Общий дефицит воды составил 11,6 тыс. куб.м. С 1961 г. предполагалось задейство­вать очистные сооружения, но строительство их в этот год даже не было начато. В городе работало 6 хозяйственно-фекальных коллекторов общей протяженностью 12,9 км. Большая часть городского населения пользовалась привозной водой, а бытовые отходы и нечистоты загрязняли жилые районы.

Особенно неблагополучным было состояние водоснабжения и канализации в городских при­станционных поселках отделения железной дороги. Министерство путей сообщения не выполнило названые выше положения постановления Совета Министров СССР за № 1112 от 16 декабря 1961 г. Более того, несмотря на ряд категорических запретов санитарной службы, руководство отделения железной дороги грубо нарушило санитарные нормы, подключив к питьевому водопроводу техниче­ский, водозабор которого находился в пойме р.Ишим, вблизи от сброса фекальных вод. С конца де­кабря 1963 г. в городе (в районе железнодорожного узла) повысилась заболеваемость гепатитом, ко­торая в январе-феврале 1964 г. переросла в крупную эпидемию. В марте заболевших уже насчитыва­лось 2100 человек, из них 825 человек — это лица, проживающие на территории железнодорожного узла, пользовавшиеся водой из водопровода отделения дороги. Местными властями были приняты срочные меры по ликвидации вспышки эпидемического гепатита: развернуты изоляторы на 200 коек, произведены гамма-глобулиновая профилактика, санитарная обработка, ревизия, хлорирование водо­заборных скважин и водопроводов.

Источником распространения инфекции служило большинство подвальных помещений зданий вследствие высокого стояния грунтовых вод и отсутствия ливневой канализации. Энергетические коммуникации эксплуатировались в тяжелых условиях, частые аварии усугубляли бытовые условия населения. В городе из 450 км проезжих дорог лишь 32 км (7 %) было асфальтировано, в силу пере­груженности они часто выходили из строя.

Проблема обеспеченности города водой имела место и в следующем пятилетии, о чем свиде­тельствует докладная записка Председателя горсовета В.Великанова первому секретарю Целино­градского областного комитета КПК Н.С.Кручине и председателю Целинного облисполкома депу­татов трудящихся Р.О.Шаяхметову «Об остром недостатке питьевой воды в Целинограде» от 22 июля 1967 г. Кризис водоснабжения возник в городе в связи с истощением используемых источни­ков воды — северо-западная гряда известняков вместо проектной водоотдачи 11,5 тыс. куб.м в су­тки уже во второй половине 60-х годов давала всего 4,5-5,0 тыс. куб.м. Аллювиальный водозабор по материалам изысканий должен составлять 6 тыс. куб.м, а давал всего 2,7 тыс. куб.м. В итоге в среднем на человека приходилось по 38 литров воды в сутки, при санитарной норме 150-250 лит­ров. Положение осложнила приостановка водозабора из р. Ишим, так как сток воды в реке прекра­тился. Горисполком предпринимает меры по наращиванию добычи воды посредством бурения новых скважин, но эта мера не уменьшила дефицит воды. Часть населения пользовалась колодцами, но по причине малоснежной зимы они оказались безводными. В итоге почти 40 тысяч жителей использова­ли привозную воду [14].

Городские власти предлагали свое решение проблемы: не дожидаясь окончания строительства Вячеславского водохранилища, немедленно приступить к сооружению водозабора в районе Рождест- венка-Романовка. Северо-Казахстанским гидрологическим трестом в период 1966-67 гг. параллельно строительству Вячеславского водохранилища проводились поисково-разведочные работы по изыска­нию источников водоснабжения города. Было выявлено и разведано месторождение пресных под­земных вод, приуроченных к аллювиальным отложениям р.Нуры. Они вполне отвечали требованиям ГОСТа для питьевых вод: глубина эксплуатации скважин доходила до 15 м, глубина воды — 3-4 м. Месторождение характеризовалось простыми условиями эксплуатации, не требующими дорогого оборудования — откачку воды можно было производить простыми горизонтальными центробежны­ми насосами, стоимость работ по расчетам не превышала 5 млн. рублей. Протяженность водопровода предполагалась 50 км. Новое месторождение могло дать городу дополнительно до 5 тыс. куб. литров воды в сутки, при том, что запасы воды — до 37.3 тыс.куб. литров в сутки. При этом подача воды в город не требовала строительства дорогих очистных сооружений. Основные затраты средств приходились лишь на строительство водовода. Однако по непонятным причинам разработка место­рождения была отложена.

Недостаток воды обострял сложную санитарно-эпидемиологическую обстановку в городе. С ян­варя по май 1967 г. резко увеличилась заболеваемость острыми кишечными инфекциями. Наиболее распространенными заболеваниями были: острая дизентерия, энтериты, эпидемический гепатит, сальмонеллез, тифо-паратифы. 45,5 % заболеваний выявлены у детей в возрасте до 2-х лет. По за­ключению главного санитарного врача города А.Корегяна, такие заболевания имеют место при не­удовлетворительной организации хозяйственно-питьевого водоснабжения. В справке заведующего горздравотделом И.Штильмана от 28 июня 1967г. «О состоянии заболеваемости населения Целино­града острыми кишечными инфекциями» отмечалось, что нехватка воды связана не только с недоста­точностью источников, но и с нарушением режима эксплуатации водозаборных сооружений (колонки не ремонтировались и не благоустраивались). Ввиду отсутствия технического водопровода значи­тельная доля расходовалась на нужды промпредприятий [15].

При реализации генерального плана нарушалась схема застройки города, о чем свидетельствует переписка авторов генплана с чиновниками Крайисполкома [16]. В частности, генпланом предусмат­ривались реконструкция и развитие существующего центра как центра крупного жилого района. На перспективу общегородской (краевой) центр проектировался в районе Соленой балки. Формирование его предполагалось начать строительством Дома молодежи (Дворца молодежи). Но городскими вла­стями принято решение о переносе здания в существующую часть города. Разумеется, такое решение отдаляло сроки формирования нового центра. Размещение Дома молодежи было принято без долж­ной планировочной проработки всего района. Разработчики генплана высказывали по этому поводу критические замечания.

Особую озабоченность вызывало качество строительства, часто повторяющиеся обрушения кон­струкций. Так, в 1963 г. обрушились конструкции торговых рядов базы Казбакалейторга, возводимых «Целиноградстроем», произошло обрушение на заводе крупнопанельного домостроения, возводимо­го «Целинпромстроем», школы в районе мясокомбината и др. [5, лл. 8,10,13]. В 1963 г. ни одного объекта не было сдано на отлично, 60 % сданы на «удовлетворительно», а это все равно, что «плохо». Низкое качество строительного материала местного производства (из железобетона, кирпича и пр.), нарушение строительных норм и правил производства работ на стройплощадках, формальность тех­нического надзора, низкое качество отделочных работ и материалов (древесины), отсутствие квали­фицированных специалистов строительных специальностей, авральный характер сдачи объектов — все это негативно отражалось на качестве вводимого жилья.

По генплану города и согласно Постановлению Совмина СССР за № 1112 от 16 декабря 1961 г. «О развитии города Целинограда» строительство на свободных территориях должно было начаться в 1962  г. Фактически к строительству микрорайона «А» (первого микрорайона на свободных террито- риях) приступили в 1963 г. Микрорайон находился в восточном районе города и являлся как бы пере­ходным мостом от старой части города к новой. Он стал первенцем новой организации селитебной зоны на основе принципов свободной планировки и ступенчатой системы обслуживания населения.

Ввод жилья в эксплуатацию за Соленой балкой начался с 1965 г. Проект детальной планировки района был выполнен «Ленгостройпроектом» в 1963 г. Разработке его предшествовал конкурс на раз­работку проекта южной части жилого района и общегородского центра, объявленный Советом Ми­нистров КазССР и Госстроем СССР. В конкурсе участвовали «Ленгорстройпроект», НИИ градо­строительства и районной планировки АСиА СССР, Московский архитектурный институт, Казахский «Горстройпроект» и бригада молодых архитекторов Целинограда. На конкурс было представлено 7 проектов. В итоге в основу ПДП района были положены архитектурные проекты «Ленгорстройпро- екта» и НИИ градостроительства, получившие 1-ю и 2-ю премии.

Застройка кварталов существующей части города была предметом часто возникавших дискус­сий. Эскизы застройки рассматривались на совещаниях союза архитекторов и в краевом отделе по делам строительства и архитектуры. В ходе обсуждения выделялись оптимальные варианты, учиты­вающие перспективную застройку. Однако при принятии окончательного решения в Крайисполкоме, мнения разделялись. Так, например, застройке квартала на стыке улиц Мира и Монина предшество­вала 2-месячная дискуссия. Архитекторы проектных институтов «Целинпроекта», «Целингипросель- хоза», Целиноградского отделения Союза архитекторов Казахстана, городского и краевого отделов по делам строительства разработали свыше 20 эскизов. Но к исполнению был принят вариант с наи­меньшим сносом, хотя он не являлся лучшим по архитектурным качествам. Как отмечали сами архи­текторы, принятие так называемых «волевых решений» было характерным для Целинограда. В 1964 г. был организован Институт Госстроя Казахской ССР «Целинпроект», что должно было упоря­дочить проектирование и застройку кварталов.

В рассматриваемый период город стал крупным промышленным центром региона с населением около 180 тыс. человек, из которых 17322 были заняты в промышленности. В городе действовало 43 промышленных предприятия, которые распределялись таким образом: машиностроение — 34,3 %, строительная индустрия — 14,9, мясомолочная — 30,9, пищевая — 6,8, легкая — 4, бытовая и мест­ная — 6,1, ремонтные предприятия — 2,4, прочие — 0,6 %. Кроме предприятий союзного значения —  насосный завод, завод «Казахсельмаш», к числу крупных относились прибороремонтный, авторе­монтный, сантехизделий, ЖБК Уралтранспрома, вагоноремонтный и др. Всего же за годы целины в городе было построено около 60 предприятий и новых цехов, что привело к увеличению производст­ва продукции в 2 раза [17].

В рассматриваемое десятилетие предприятия города переживают бурное развитие. К примеру, завод «Казахсельмаш» за семилетие (1959-1965 гг.) резко увеличил производство сельхозтехники. Энергетика пополнилась энергопоездом в 2500 квт, а позже завод подключился к единой энергетиче­ской сети. Началось строительство нового корпуса, выстроен был прессовый корпус, запущено в дей­ствие несколько конвейеров, станков-автоматов, автоматических линий. На заводе работало 100 пе­редаточных устройств (кранов, кранбалок, монорельсов и пр.), действовали межцеховой конвейер, несколько железнодорожных и башенных кранов.

Но в развитии промышленности обозначились проблемы в плане обеспечения нормальной тру­довой занятости горожан. Генпланом по развитию промышленности предусмотрен рост населения города на 1965 г. — 160 тыс. чел., 1970 — 270 тыс., 1980 г. — 350 тыс. (против 128 тыс. в 1962 г.). В действительности, фактический рост населения существенно опережал проектный. Уже в 1964 г. на­селение достигло 160 тыс., но трудовая занятость, по данным горстатуправления, составляла 43 % вместо нормальных 51-52 %. В городе имелись 15 тыс. человек незанятого населения, что свидетель­ствовало о недостаточном развитии промышленности города. В область ежегодно, в наиболее напря­женные периоды сельскохозяйственных работ, завозилось большое количество людей из других об­ластей и республик, на что затрачивалось много средств. В отдельные годы завоз составлял до 40-45 тыс. человек [18]. Строительство промышленных предприятий должно было обеспечить всесторон­нее экономическое развитие города и создать условия для значительного роста населения.

Для обеспечения растущего объема жилищного строительства генпланом предусмотрен был ввод в 1965 г. завода крупнопанельного домостроения, а также завода силикатных стеновых материа­лов. Ввод этих объектов в эксплуатацию из года в год срывался — сначала трестом «Целиноград- строй», а начиная с 1963 г., — трестом «Целиноградпромстрой». Это обстоятельство было серьезным тормозящим фактором качественной застройки города, тем более, что запрещалось строительство жилых зданий из кирпича и мелких блоков с применением мокрой штукатурки фасадов.

Большую помощь в застройке города оказывали строительные организации Москвы, Ленингра­да, а с 1964 г. и Алматы. Ленинградцы сдали городу 20 тыс.кв.м жилой площади, москвичи — до 40 тыс. кв.м, Алматинский домостроительный комбинат — 53 тыс.кв.м. Кроме этого, москвичами было построено несколько школьных зданий, родильный дом, общежитие и магазины. Разумеется, что та­кое решение жилищной проблемы города обходилось государству дороже. Стоимость кв. метра жи­лой площади привозимых домов в 1,5-2 раза выше нормативной, с учетом загрузки железных дорог, перемещения людей с постоянного жительства [5, лл. 12-13].

Инженерная подготовка территории, согласно генплану, включала вертикальную планировку, защиту города от паводковых вод, укрепление берегов, дноуглубление, спрямление русла, создание водоемов на р. Ишим и Соленой балке, а также укрепление и засыпку оврагов. Ежегодно паводковые воды Ишима подмывали правый берег и затапливали отдельные районы города. За последние 10 лет был размыт и обрушен берег на ширину 60 метров протяженностью в 1,5 км, в результате разруши­лась часть парка насаждений и размыты жилые дома. Только в 1960 г. вследствие паводковых вод подверглось разрушению 63 жилых дома [19]. Дноуглубление р.Ишим в черте города было произве­дено в 1968-1972 гг. строительным участком Уральской СУ треста «Гидромеханизация».

Огромное значение для развития города имело решение проблемы энергоснабжения. В июле 1961 г. в русле политики электрификации целинных хозяйств в городе было создано районное энер­гетическое управление «Целинэнерго» До его организации хозяйство целинных областей Северного Казахстана обеспечивалось электроэнергией от 7 промышленных электростанций, 17 энергопоездов, 10 тыс. мелких, неэкономичных дизельных электростанций [20]. Работали небольшие паротурбинные электростанции среднего и низкого давления, не удовлетворявшие потребности растущего региона. Постановлением Совета Министров СССР № 74 от 20 января 1961 г. было положено начало плано­мерной сплошной электрификации целинных областей. В 1964 г. вступила в строй линия электропе­редач Караганда-Целиноград, что дало возможность централизовать электроснабжение города, по­зволило отказаться от энергопоездов и мелких движков как основных источников энергопитания предприятий. Потребление электроэнергии в городе с 1961 по 1970 гг. выросло более чем в пять раз.

Росту благоустройства города способствовала также массовая газификация города, начавшаяся в первой половине 60-х годов. 20 мая 1961 г. было принято решение исполкома Целинного краевого со­вета депутатов трудящихся «О газификации совхозов и городов Целинного края». Оно положило нача­ло газификации города — начались работы по строительству кустовых баз сжиженного газа в Кустанае, Целинограде, Петропавловске и Атбасаре. В 1961 г. было газифицировано 10 тысяч квартир Целинного края, при этом в Целинограде — 1500 квартир. В январе 1963 г. в городе сдана в эксплуатацию газораз­даточная станция в расчете на 180 тысяч квартир, а уже к 1970 г. в городе было газифицировано 23734 квартиры. В начале 60-х годов в городе начал функционировать завод газовой аппаратуры, созданный на основе завода (артель) «Металлист». С 1967 г. завод окончательно перешел на выпуск только про­дукции для газификации города. Параллельно с газификацией активно осуществлялась радиофикация города. В конце 60-х годов 27517 квартир города имели радиоточки [21].

В рассматриваемый период происходит становление научно-образовательного комплекса горо­да. В Целинограде открылось 4 высших учебных заведения, Научно-исследовательский институт зернового хозяйства (в пос. Шортанды), 11 техникумов и 4 профтехучилища. Город постепенно обре­тает статус культурного и научного центра региона. Этому в немалой степени способствовала огром­ная культурно-массовая работа, развернувшаяся на целине при поддержке крупных культурных цен­тров страны: Москвы, Ленинграда, Киева, Минска и др.

Среди построенных в эти годы объектов соцкультбыта особое значение имел Дворец целинни­ков. По формам и системе сооружений Дворец целинников был идентичен Кремлевскому Дворцу съездов. Здание было рассчитано на 2340 мест, в нем было установлено 82 громкоговорителя, 1200 светильников, размеры экрана составляли 34х13,1 м. С первых дней своего функционирования Дво­рец стал центром культурной жизни не только города, но и области и края. За первые 10 месяцев ра­боты дворец посетили почти один млн. зрителей из Целинограда и близлежащих районов. 14 декабря

1963   г. сюда пришли первые посетители, а 15 января 1970 г. порог Дворца переступил 6-миллионный посетитель [22]. Став крупнейшим учреждением культуры, Дворец сыграл важную роль в организа­ции досуга не только горожан, но и сельских жителей края.

Социально-экономическое развитие Астаны в 50-60-е годы XX в., происходившее в рамках эко­номической модернизации страны в государственно-регулируемом виде, характеризовалось быстрым ростом экономики города, основу которой составили предприятия сельскохозяйственного машино­строения, строительной индустрии, легкой и пищевой промышленности. Объективной предпосылкой экономического и культурного развития стало повышение административного статуса города как центра огромного Целинного края. Изменение статуса сопровождалось появлением в городе различ­ного рода управленческих структур и резким ростом численности населения.

Список литературы

  1. Государственный архив г.Астаны. Ф.32.Оп.5.Д.1д.
  2. Государственный архив г.Астаны. Д.100.Лл.1-4, 14-15; Д.1д.Л.14.
  3. Государственный архив г.Астаны. Ф.32.Д.2.Лл.1,2, 4, 13, 24.
  4. Государственный архив г.Астаны. Ф.32.Оп.5.Оп.3.Д.8.
  5. Государственный архив г .Астаны. Ф.32.Өп.5.Д.203.
  6. Государственный архив г .Астаны. Ф.170.Өп.1. Д.15. Л.5.
  7. 1+1. — 2006. 8 дек. — № 45. — С. 20.
  8. Государственный архив г.Астаны. Ф.32.Оп.5.Д.90.Л.4.
  9. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5. Д.190.Л.1.
  10. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.10. Д.1165.Л.91.
  11. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5. Д.2293 ЛЛ.11-13.
  12. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5.Д.268.Л.1.
  13. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5. Д.245.Л.1, 3, 5-6.
  14. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.10.Д.2.ЛЛ.1-6.
  15. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5. Д.8.Л.2.
  16. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5.Д.275.Л.1-8.
  17. Государственный архив г .Астаны. Ф.869. Оп.3. Д. 16.Л.41.
  18. Государственный архив г.Астаны. Ф.32. Оп.5.Д.100.Л.6.
  19. Государственный архив г. Астаны. Ф.362.Оп.4.Д.31.Л.1а.
  20. Государственный архив г. Астаны. Ф.362. Оп.11.Д.34.Л.1-6.
  21. Государственный архив г. Астаны. Ф.362. Оп.5.Д.92.ЛЛ.42,44,46; Оп.11 доп. Д.33.Л.5; Оп.11.Д.34.ЛЛ.17-19.
  22. Государственный архив г. Астаны. Ф.362. Оп.11 доп. Д.33.Л.5, 33.
Фамилия автора: Г.А.Алпыспаева
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика