По страницам истории феминизма

Возвращаясь к вопросу о формировании первых феминистских идей, следует отметить, что про­светительские идеи Руссо, а также положения либеральной теории Джона Локка предвосхитили по­явление идей о равенстве прав и женской эмансипации, сформулированные впервые Мэри Уоллстон- крафт (1759-1797) в ее книге «В защиту прав женщин», вполне закономерно. И Руссо, и Локк высту­пили с критикой рационалистической позиции. В христианской трактовке разумная деятельность — всецело прерогатива мужского начала. Все чувственное — женское начало и к тому же источник гре­ха. Поэтому философское обоснование эмпиризма и признание роли чувственного восприятия по­служило основанием признания права на существование феминного наряду с маскулинным. Если в 545 г. на Македонском Соборе решался вопрос о том, можно ли считать женщину человеком, то в эпоху Просвещения вопрос уже стоял о том, можно ли считать женщину «рациональным субъектом» и «полноценным гражданином». Мэри Уоллстонкрафт признает, что сами женщины не готовы стать полноправными гражданами, но не в силу их особой природы или особенности их разума, как это представляли Руссо и Кант, а в силу недостатка в воспитании и лишения всевозможных гражданских прав. В результате неправильного и несистематического образования мышление женщин не достига­ет уровня дедукции и обобщения: «До тех пор пока женщины остаются в состоянии невежества, они являются одновременно рабами удовольствий и рабами мужчин». Таким образом, право на образова­ние становится основой гражданского права женщин. И здесь принципиальное отличие концепции М.Уоллстонкрафт от просветительских идей Руссо. Для Руссо домашнее образование и воспитание женщин направлено исключительно на подчинение женщин отцу, мужу, детям. Образованная жен­щина обретает свое природное предназначение не хаотично, а под контролем воспитателя и настав­ника. М Уоллстонкрафт основной целью воспитания считает развитие интеллектуальных способно­стей женщин, в том числе активной гражданской позиции. Как отмечает Сергей Жеребкин, «огром­ная заслуга М.Уоллстонкрафт заключается в том, что она впервые проанализировала традиционную модель женской субъективности как искусственный социальный конструкт, созданный в рамках мужской культуры» [1], и способствовала дальнейшей критической оценке всей патриархальной культуры. Классическая бинарная оппозиция разумное — чувственное, духовное — телесное, муж­ское — женское в эпоху романтизма оборачивается в сторону творческого, чувственного начала.

Следующий этап в развитии феминистских идей приходится на конец ХІХ начало ХХ вв. В начале века в Англии и США появилось движение женщин, отстаивавших свои избирательные права, извест­ное как суфражизм. Многие феминистки были глубоко убеждены в том, что добившись права на голо­сование, женщины смогут решить многие свои проблемы. Движение суфражисток одержало победу, и феминизм перерос в свою третью стадию, в которой феминизм обретает собственную теоретическую платформу. «Второй пол» — так называется работа Симоны де Бовуар, основоположницы последней волны феминизма, которая появилась не без влияния «Бытие и Ничто» Жана Поля Сартра. Основными понятиями этой фундаментальной работы стали такие понятия, как Тело, Другой, Взгляд. Субъект и восприятие его другими субъектами стали главной проблемой экзистенциальной философии.

Внутри самого феминизма сформировалось три основных направления: либерально­реформистское, социалистическое и радикальное. Вкратце о каждом из них можно сказать следую­щее. Либерально-реформистское направление в лице Бетти Фридан и ее сторонниц по Национальной Организации Женщин продолжило просветительские идеи М.Уоллстонкрафт и Дж.Ст. Милля. По их мнению, причина неравноправия женщин кроется в отсутствии у них гражданских и юридических прав. Поэтому решить проблему неравенства могут социально-экономические и юридические рефор­мы. Работа Бетти Фридан звучит так: «Загадка женственности».

Социалистическое течение представляет собой сплав воззрений Маркса и Фрейда. Как считали его основные представители, основная причина дискриминации женщин заключается в существова­нии частной собственности и в классовой структуре общества. Программным документом для пред­ставителей социалистического течения стала работа Энгельса «Происхождение семьи и частной соб­ственности», где появление частной собственности способствовало расслоению некогда единого и равноправного общества на непримиримые сословия и классы. По мнению классиков, первой формой эксплуатации была эксплуатация по половому признаку, т.е. это была эксплуатация женского труда, а появление патриархата связано с необходимостью тяжелого земледельческого труда. Хотя не совсем ясно одно — земледельческий труд требовал физической, мужской силы, женщины в основном были заняты домашним трудом, в чем был смысл их эксплуатации? Ведь труд подчиненных мужчин мог быть гораздо эффективнее. Несомненно, что на идеи классиков повлияли работы Моргана и Бахове- на, в чьих трудах мы находим идею преодоления и первобытности.

Что касается современных марксистов-социалистов, по их мнению, ликвидация частной собст­венности с неизбежностью приведет к устранению неравенства во всех его проявлениях. Поэтому в социалистических странах особой гордостью стал факт освобождения женщин. Действительно, в Конституции СССР и всех союзных республик женщины получали равные права и обязанности. Фак­тически тоталитарный режим отличался мужской, маскулиной тотальностью. Если женщина и при­сутствовала на передовых позициях, то, скорее, в качестве демонстрационного экземпляра социали­стической справедливости. В реальной жизни социализм также предоставил женщине возможность проявить свою активность, но это были, скорее, сферы так называемого непрестижного труда. Как ни странно это звучит, но в советское время главный удар пришелся по самой женственности. Идея рав­ноправия завела женское начало в тупик. С одной стороны, предоставлены все условия и возможно­сти для самореализации. Женщиной покорены и космические и земные вершины, но за этим види­мым благополучием не осталось места для реализации главной женской функции — детородной. Женщина превратилась в придаток к станку, трактору, автомату. Все учреждения, связанные с инсти­тутом материнства (роддом, женская консультация), приобрели налет стыдливости. Государство экс­проприировало не только частную собственность, но и частную жизнь.

Радикальное направление явилось наиболее ярким и влиятельным среди других. По мнению ос­новных его представителей, таких как Кейт Миллет, Суламифь Файерстоун, Андрей Дворкин и другие, причины женского угнетения следует искать в глубинных процессах социальной жизни, од­ним из проявлений которых является патриархат. Для радикального феминизма начала семидесятых было характерно стремление разобраться в основах культуры, породившей неравенство женщин и главенствующее положение мужчин. Принцип мужского доминирования присутствует во всех сфе­рах, начиная с воспитания и заканчивая образованием. Примером поведения для детей служит образ «стойкого, оловянного солдатика». Плачущий мальчик слышит в свой адрес упрек — «Ты же не де­вочка!», «Девчонка!». Но эти же слова слышат и маленькие будущие леди, для которых подобное сравнение закладывает на глубинном уровне целый спектр комплекса неполноценности и безропот­ное подчинение мужскому влиянию.

Мировоззренческие ориентиры двадцатого столетия немыслимы без фрейдизма, оказавшего зна­чительное влияние на формирование как движения феминизма, так и теорию гендера. Благодаря кон­цепции Фрейда в историко-философской традиции двадцатого века стало возможным появление по­нятия тела и телесной природы человека. Традиционная трактовка природы человека отсекала его телесную ипостась как греховную, требующую подавления и нивелировки. Страсти или аффекты не­обходимо подчинить рассудочной и разумной ипостаси человека. К этому призывала христианская мораль и рационалистическое направление западноевропейской философской мысли. Забвение или отрицание чувственного начала стало отправной точкой критического отношения к классической фи­лософии и культуре в целом одним из представителей так называемой иррациональной философии или так называемой философии жизни Фридрихом Ницше. Описанные им культы Диониса и Апол­лона свидетельствуют о том, что природное, творящее начало теряет одну из ведущих ролей. Идея подавляющего начала культуры нашла свое отражение в теории невроза Зигмунда Фрейда. По его мнению, на поведение человека влияют не только принятые в обществе законы нравственности и мо­ральные принципы, но подсознательные, т.е. глубоко личные, потаенные мысли и желания, не реали­зованные по какой-либо причине. Фрейд «легализовал» тему сексуального поведения человека в об- ществе. Но, с другой стороны, рассмотренная им природа сексуальности имела отношение к мужско­му поведению. Что и подвигло в последующем исследовать природу женской сексуальности.

Современному человеку сложно воспринять факт отсутствия культуры тела или репрессивного к ней отношения, поскольку сегодня тело, и в первую очередь женское, — это своего рода фетиш. Со­временная культура — это культ body. Культура потребления повсеместно задает тон не подавления, а наоборот, всевозможного возрождения чувственных наклонностей и наслаждений, начиная от гас­трономических, заканчивая сексуальными. По этому поводу известный британский социолог Энтони Гидденс писал, что современные общества имеют окончательно не выявленную скрытую эмоцио­нальную историю, к тому же между полами раскрывается эмоциональная пропасть.

Развитие женских исследований в США прошло несколько стадий. Первая стадия женских ис­следований приходится на конец 1960-х - 1970-е годы и связана с открытием 17 лекционных курсов о женщинах в университете Сан-Диего. К 1980 г. таких курсов насчитывалось около 20 тысяч. В уни­верситетах Северной Америки появились факультеты women s studies — женские исследования, gen­der s studies — гендерные исследования, feminist studies — феминистские исследования, одновремен­но с этническими и черными исследованиями (ethnic studies и black studies).

Женские исследования стали своего рода теоретическим анализом социальных положений и своими корнями уходят в первую волну феминизма. Академические, социальные и политические це­ли феминистского освободительного движения развивались параллельно с освободительными дви­жениями чернокожих, американских индейцев и сексуальных меньшинств, всевозможными движе­ниями за гражданские, студенческие права и антивоенными выступлениями. Социальный и жизнен­ный опыт представителей всех этих групп, как и сами их движения, получили название политик идентичности и повлияли на процесс институциализации женских и гендерных исследований. Изна­чально изучение женщин появилось в рамках традиционных академических дисциплин, в основном в гуманитарном направлении — в литературе, психологии, истории, социологии, философии. Препода­вание многих курсов было начато официально и неофициально и часто по настоянию самих студен­тов. Одними из первых требований, предъявленных университетам: включить женщин-педагогов в учебные планы, учебники, издательские планы, распространить и развить университетские программы по женским исследованим. С 1980-х годов началась вторая стадия развития женских ис­следований. Этот период связан с интеграцией и институциализацией женских исследований в выс­шее образование США. Этот проект получил статус общенационального и финансовую поддержку государственных и частных фондов.

Вторая стадия развития женских исследований была связана с переосмыслением принципа орга­низации образования. Многие дисциплины и отрасли знаний появились сравнительно недавно, мно­гие из них насчитывают несколько сот лет и, по мнению представителей женских исследований, представляют собой способ изучения мира с мужских позиций. Женские исследования попытались не только включить женщин в круг научных интересов, но и создать новую академическую дисцип­лину, основанную на междисциплинарной методологии. Историки, антропологи, психологи изучали не только мужчин, но и женщин. Но многие исторические периоды содержат целый ряд неясностей и пробелов. К примеру, чем занимались женщины в «доаграрных обществах», в период Ренессанса, каковы были женские ритуальные практики в доисторические времена. Для феминистской антропо­логии главной стала необходимость исследования женского вклада в историю общественного разви­тия. Были пересмотрены такие важнейшие институты, как род, семья, брак в связи с новым понима­нием женщин в различных обрядах — сватовстве, свадьбе, заключении торговых, экономических сделок и др., из которых следовало, что женщины не ограничивались ролью пассивного объекта муж­ских желаний. В свою очередь женские исследования не просто заимствовали методики различных традиционных дисциплин, но также способствовали развитию и обновлению сложившихся традиций.

Третья стадия развития женских исследований относится к середине 1980-х годов. В этот период получила развитие так называемая «мультикультурная перспектива», включающая опыт женщин всех рас, этнических, социальных групп и сексуальных меньшинств. Черный феминизм — black feminism — поднимает проблему афро-американских женщин, особенностью которых, по мнению Эллис Уокер, является историческая сила и традиция противостоять жизненным невзгодам. В жизни цветных женщин Америки одновременно взаимодействуют различные формы расового угнетения и сексизмы. К афро-американским феминисткам присоединились еврейские, латиноамериканские, ази­атско-американские, представители коренного населения Америки. В этот период женские исследо­вания поднялись на качественно новый уровень, когда стали учитываться разнообразные проявления феминного в зависимости от расовой, этничной, классовой, религиозной принадлежности. Проблемы разных возрастных групп, представительниц различных сексуальных ориентаций, со своей стороны, способствовали расширению границ феминизма. В 1980-90-х годах появляются программы женских исследований в университетах Великобритании (Уорик, Ньюкэсл, Гендерный институт Лондонской школы экономики). В связи с этим одной из методологических и теоретических проблем женских исследований становится вопрос о взаимоотношении женских исследований в Северной Америке и Западной Европе.

Итак, на первом этапе знакомства с основными этапами истории феминизма можно отметить следующее. История феминизма имеет прочные корни. Его уже нельзя не заметить и считать незна­чительным эпизодом в истории социально-политической жизни Западной Европы и США. Значи­тельным явлением для философии стало эпистемологическое открытие феминизмом понятий гендера и гендерного неравенства. Постепенно из всего многообразия феминистских учений выделяется на­правление, для которого на первый план выходит анализ причин неравенства мужчин и женщин че­рез призму природы социальности как таковой. Социальность — это способность людей объединять­ся по какой-то причине. Задача социальной философии заключается в попытке теоретического анали­за этих причин. По природе люди не равны. Первая форма или первый признак неравенства заключа­ется в принадлежности различным полам и, как ни парадоксально, по этой же причине люди объеди­няются и выстраивают отношения между собой. На первый взгляд, это очевидный факт. Но не всякая очевидность осознается человеком и тем более претендует на научное обоснование. Принадлежность к одному из полов, как и само существование пола, на протяжении многих веков, не без участия классической европейской философии, вытеснялась.

Наверное, благодаря феминизму в какой-то мере можно говорить о появлении новой парадигмы в понимании природы человека. Понятие «гендер» вошло в научный обиход благодаря тому, что в английском языке существует два обозначения слова «пол», одно из которых имеет биологический контекст принадлежности к полу — sex, другое отражает принадлежность к полу в контексте его со­циальной роли и обозначается как gender. Чтобы яснее представить себе суть понятия «гендер», обра­тимся к вопросу об особенностях публичной сферы современного общества. В первую очередь, это сфера политики, науки, искусства, спорта, производства. Главное, что объединяет эти социальные институты, заключается в главенствующем положении в них мужчин, т.е. в их маскулинности, что в переводе означает мужественность. Жизнедеятельность женщин происходит в приватной сфере, со­всем как в древнегреческом, мусульманском или средневековом корейском доме, имевшем строгое предписание для пребывания женщин на отведенной специально для них территории. Для женщин также были ограничены сферы деятельности, в которых они могли принять участие. Это напоминает мальчишеские игры, в которые не принимают девчонок. Если женщины и могли принять какое-то участие, то только на второстепенных ролях: сестрой милосердия, секретаршей и т.п., что, конечно, не означает полной изоляции женщин. Безусловно, были исключения, когда женщины, к примеру, становились королевами, возглавляли семейные кланы, но их действия и принципы трудно назвать женскими. Чтобы выжить в мире мужчин, им приходилось считаться с установленными правилами.

Первое, что привносит понятие гендера, это четкое осознание того, что роли, или функции, вы­полняемые в обществе представителями обоих полов, сформулированы самими их участниками. Ес­ли мальчишки играют в войну или другие «мальчишеские» игры, они сами придумывают ее правила. По аналогии можно сказать то же самое о политике, спорте, армии, космонавтике и других мужских сферах. Можем ли мы с уверенностью утверждать, кому в действительности принадлежит авторство этих сфер деятельности. Традиционный аргумент исключения женщин из общественной жизни сво­дится к женской неполноценности, слабости ее физической и психоэмоциональной конституции. Не только мужчины, но и сами женщины считают этот аргумент незыблемым, естественным законом. Они не претендуют на возможность проявить себя, единственная возможность — заявить о себе, най­ти объект поклонения и подчинения. Понятие «гендер» включает в себя не просто функцию пола и не просто отражает принадлежность к одному из полов, оно связано с другим фундаментальным поня­тием — понятием власти. Таким образом, понятие гендера отражает процесс социализации и власт­ных отношений одновременно. Несомненно, последующее становление философии гендера или фи­лософии пола во многом состоялось в результате «преодоления классической метафизики», случив­шееся в двадцатом веке. В первую очередь, это преодоление монотеистического представления о ми­ре, основанного на признании как единственно возможного отношения — отношения субъекта и объ­екта, что делает проблематичным отношение субъект-субъект. Первым шагом к преодолению этой ситуации стало появление понятия Другого, воспринятого феминизмом как возможность обозначе­ния женского начала. Другой — это не противоположное, это второй пол. Один из итогов этого пре- одоления — возвращение в лоно философского осмысления оказавшихся некогда на периферии или вовсе обойденных вниманием чувственной, телесной сторон человеческого существования.

Список литературы

  1. Введение в гендерные исследования. Ч. I: Хрестоматия / Под ред. С.В.Жеребкина — Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Але- тейя, 2001. — С. 413.
Фамилия автора: Д.А.Жакупбекова
Теги: Феминизм
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Философия
Яндекс.Метрика