Правовой менталитет как феномен,влияющий на правовую культуру личности

Исследование правового менталитета как феномена, в значительной мере определяющего тип и исторические трансформации правовой культуры, имеет широкие научные перспективы. Особенно это касается переходных исторических периодов, в частности, периода, переживаемого сейчас казах­станским обществом. Ибо переход к правовой культуре более высокого уровня невозможен без соот­ветствующих изменений в структуре правового менталитета. Вообще, как показывает, например,

В.Л.Дорошенко [1], правовая система любого общества существует как образ жизни, как менталитет, и именно в рамках менталитета обладает устойчивостью и транслируется правовая культура жизни общества.

Не зная и не интересуясь определениями права, люди рождаются, воспитываются и живут в пра­вовой среде, в правовом языке, в правовом сознании. Именно правовой менталитет является ключом к пониманию правовой культуры, правосознания и правового поведения, и именно в нем кроется специфика традиционного отношения к праву [2].

Понимание необходимости изучать ментальную сферу человечества, влияющую в значительной мере на общественную жизнь, в том числе на право, политику, экономику, развитие духовности, культуры, было особенно характерно для ученых ХК-ХХ вв. Этим вопросом занимались представи­тели разных гуманитарных наук, прежде всего историки, этнологи, психологи, социологи, культуро­логи, философы, а в недавнем прошлом политологи и правоведы.

Появление термина «менталитет» некоторые связывают с латинским словом «mens» и с прилага­тельным от него «mentalis» (mens, mentis — ум и alls — другие), которое родилось в XIV в. в языке средневековой схоластики [3, 158].

Другие ученые полагают, что менталитет происходит от французского эквивалента «mentalis», что, по их мнению, означает «мировидение» [4, 100]. В действительности, вначале появилось англий­ское «mentality» [5], возникшее примерно в XVII в. и являвшееся плодом английской философии, по­этому оставшееся философским термином. Во Франции слово «mentality» в XVIII в., приживается в определенной степени благодаря Вольтеру, но вплоть до начала XX в. это слово всё еще воспринима­лось как неологизм. В дальнейшем этот термин стал употребляться и в обычной речи, им обознача­лись предпочтительно коллективные системы мироощущения и поведения.

В большинстве европейских стран данный термин активно стал употребляться в научной лите­ратуре лишь с середины XIX в. и звучит на разных языках примерно одинаково. Так, во французском языке «mentalis» — это направление мыслей, умонастроение, направленность ума, склад ума. В анг­лийском «mentality» — умственное развитие, склад ума, умонастроение. В немецком «die Mentalial» —   склад ума, образ мыслей, способ мышления. В английском научном языке термин «менталитет» употребляется с середины ХК в., в немецкой научной терминологии — со второй половины XIX в., а во французском — и того ранее [3, 15].

Одним из первых ученых, у которого встречается термин «ментальность», был американский философ Р.Эмерсон (1856 г.). Он вводит его, рассматривая основное метафизическое значение души как первоисточника ценностей и истин. Затем его применяли этнологи в отношении первобытных народов.

В современных англоязычных словарях термин «mentality» интерпретируется как «качество ума, характеризующее отдельного индивида или класс индивидов», или «обобщение всех характеристик, отличающих ум», или «способность или сила разума», или «установки, настроение, содержание ума», или «образ мыслей, направление или характер размышлений», или как «сумма мыслительных спо­собностей или возможностей, отличающихся от физических» [6].

В понимании зарубежных исследователей менталитет включает в себя чувства, симпатии и ан­типатии, образы, представления человека о себе самом и своем месте в мире. Причем все эти пред­ставления определяются, главным образом, не столько сознанием, сколько подсознанием; менталитет имеет отношение как к когнитивному, так и к поведенческому уровням личности. Согласно М.Рожанскому, «Mentality» означает нечто общее, лежащее в основе сознательного и бессознатель­ного, логического и эмоционального, т.е. глубинный и поэтому трудно-фиксируемый источник мыш­ления, идеологии и веры, чувства и эмоции. Mentality связано с самими основаниями социальной жизни и в то же время своеобразно исторически и социально, имеет свою историю [7, 142].

А.Я.Гуревич определяет ментальность как уровень индивидуального и общественного сознания. Имеются в виду не какие-то вполне осознанные и более или менее четко формулируемые идеи и принципы, а то конкретное наполнение, которое в них вкладывается, не «план выражения», а «план содержания» [8].

Словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой толкует «менталитет... как мировосприятие, умона­строение» [9].

М.Б.Смоленский в своем исследовании указывает, что некоторые российские ученые определя­ют менталитет следующим образом: Р.В.Манекин — как «совокупность представлений, воззрений, чувствований общности людей определенной эпохи, географической области и социальной среды, особый психологический уклад общества, влияющий на исторические и социальные процессы»; Ю.Л.Бессмертный — как «совокупность образов и представлений, которой руководствуются в своем поведение члены той или иной социальной группы и в которой выражено их понимание мира в целом и их собственного места в нем»; С.И.Самыгин и Л.Д.Столяренко — как «глубинный уровень коллек­тивного и индивидуального дознания, включающий и бессознательное, совокупность готовностей и установок» [4, 108].

Появившееся не так давно понятие «правовой менталитет» уже в настоящее время занимает свое достойное место в ряду категорий правовых наук. Также «правовой менталитет» — это категория, которая представляет методологическую ценность, связанную с выходом исследования правовой культуры из узкой государственно-законодательной трактовки в более широкую сферу вне позитив­ных правовых явлений.

Для уяснения сущности правового менталитета необходимо сравнить его с другими категориями правоведения, например с такими, как правосознание, правовая культура, правовое мировоззрение, правовое мышление и др.

Понятия «правосознание» и «правовая культура» достаточно глубоко и основательно изучены в отечественной и зарубежной литературе, являлись объектами многочисленных научных исследова­ний. И, как результат, на сегодняшний день в отечественном правоведении создана теория правосоз­нания и правовой культуры.

В связи с тем, что правовой менталитет недостаточно изучен, проблема выяснения духовно­культурного статуса и соотношения правового менталитета и правосознания как социально-правовых феноменов является чрезвычайно интересной и перспективной.

Традиционно наше правоведение в вопросах, связанных с человеческим «элементом» правовой культуры, пользуется категорией правосознания. Это понятие в отечественной юридической науке получило в целом довольно позитивистскую интерпретацию, в традициях которой оно видится как система правовых чувств, эмоций, идей, взглядов, оценок, установок, представлений и других прояв­лений, выражающих отношение людей как к действующему праву, к юридической практике, правам, свободам, обязанностям граждан, так и к желаемому праву и другим желаемым правовым явлениям. Понимая правосознание таким образом, мы имеем в виду лишь психические проекции отражаемых «предметов-норм», более или менее адекватные либо искаженные.

Правовая ментальность не тождественна правосознанию, сохраняет особенную идентичность, содержит неисчерпаемые внутренние силы. Свойственная юридическому менталитету рефлексия по поводу собственного места в ряду других правовых феноменов показывает его культурную и духов­ную самобытность [10].

Без категории «правовой менталитет» исследование глубинных структур юридический психоло­гии, идейных основ правосознания индивида, социальной группы, общества практически невозмож­но, ибо «улавливание» сложнорефлексируемых правовых феноменов требует не только праворацио- нального объяснения, но и интуитивного проникновения в исходные элементы правовой сферы со­циума.

Существует еще ряд моментов, характеризующих «правовой менталитет» как термин, отличный от правового сознания:

-   во-первых, правовая ментальность представляется в виде глубинного слоя сознания, отражая помимо осознанного и неосознанный (подсознательный) правовой уровень;

-   во-вторых, для правового менталитета свойственны консерватизм, стабильность;

-   в-третьих, правовой менталитет выполняет функцию упорядочивания правосознания;

-   в-четвертых, правосознание предполагает не только интеллектуальное постоянство, которое в некоторой степени зависит от качественного состояния правовой ментальности, но и рацио­нальную и эмоциональную изменчивость.

Правовая культура является одной из значимых категорий в правоведении и представляется нам как сложное, разностороннее правовое явление в жизни общества. Правовая культура выступает внутренней духовной стороной правовой системы в обществе и глубоко пронизывает правосознание, право, правоотношения, законность, правопорядок, правотворческую, правоприменительную и лю­бую иную юридическую деятельность [10]. Правовая культура, по сути, дела включает в себя духов­ные ценности, относящиеся к сфере правовой действительности — все то, что является позитивным (прогрессивным, социально-полезным, ценным). Правовая культура является важным критерием ка­чества правовой жизни общества.

При этом было бы верно для полного понимания правовой культуры рассмотреть ее глубинный источник, которым является правовой менталитет. Нельзя не согласиться с утверждением профессора Н.Л.Гранат о том, что правовая культура — это не только результат, но и способ деятельности, и в этом смысле духовная правовая культура понимается как образ мышления, нормы и стандарты пове­дения, а применительно к личности выражается в ее менталитете [11].

В отличие от правовой культуры, которая включает в себя только позитивные проявления (здесь имеется в виду то, что нормативно-правовые акты или иные источники права, закрепляющие произ­вол и противоправное поведение, в правовую культуру не входят). Правовой менталитет имеет более широкую сферу деятельности и отображает устойчивое мировоззрение той или иной социальной группы, класса, нации, личности на существование и функционирование государства и права, особое видение роли правовой и политической реальности в жизни общества. А, как известно, помимо пози­тивных, в действительности существует и достаточно много негативных моментов.

Н.Л.Гранат считает, что правовая культура преимущественно обращена к прошлому (свершив­шемуся позитивному правовому явлению) и настоящему (существующему в настоящий момент), а правосознание — к настоящему и будущему. Что же касается правового менталитета, по нашему мнению, он обращен и к прошлому, и к настоящему, и к будущему. При этом одними из основных черт правового менталитета являются его устойчивость и инерционность, сложность, длительность и трудность изменения.

Правовая культура представляет собой многоуровневое явление. Наиболее важными уровнями, в полной мере характеризующими понятие правовой культуры, являются базовые убеждения, установ­ки, ориентации, нормы, ценности, обращенные на правовую систему. Данные уровни также характе­ризуют и правовой менталитет.

На основании указанных признаков и характерных черт можно сформулировать краткое опреде­ление правового менталитета. Правовым менталитетом являются исторически сложившиеся специ­фические, наиболее типичные и устойчивые для определенной социальной или национально­этнической общности, системы мировоззренческих представлений, оцениваний и реагирований на объекты государственно-правовой действительности. Правовой менталитет гармонично дополняет правовую сферу духовного мира общества, которую образно можно представить в виде большой сферы, в которую входит ряд других, меньших по объему сфер

В середине находится самая маленькая сфера — правовой менталитет, подуровнями которого являются неосознанное (бессознательное, интуитивное, иррациональное) и осознанное (сознательное, рациональное).

В качестве второй сферы, несколько большей по объему, выступает правосознание. Третья сфе­ра, правовое мировоззрение — еще несколько больше предыдущей. Четвертая — правовое мышле­ние. Пятая сфера — это духовная (нематериальная) часть правовой культуры общества. Чем больше сфера по объему, тем содержание её динамичнее, более изменяемо, тем меньше времени необходимо для формирования данного правового процесса, ведь каждое правовое явление рассматривается в оп­ределенных временных рамках, именно в тех, в которых проходит процесс появления, развития и пе­рехода в другую форму под воздействием внешних факторов. Для правового менталитета временные рамки измеряются веками, для правосознания — годами, для правового мышления — секундами, мгновениями. Такое же соотношение в масштабах мы можем наблюдать и среди участников данных правовых явлений. Например, правовой менталитет формируется в рамках общественного субъекта; правосознание — общественного, коллективного, индивидуального; а правовое мышление — только в рамках индивида. Все указанные уровни очень плотно взаимодействуют между собой.

В этом качестве правовой менталитет, среди других правовых явлений сферы духовного мира общества, является низшей ступенью, глубинным отражением существующих правовых реалий. Ме­жду правосознанием, правовым мировоззрением, правовым мышлением и правовым менталитетом существует органическое единство, проявляющееся в их тесном взаимодействии и в том, что право­вой менталитет дает основу для формирования и проявления правосознания, правового мировоззре­ния, правового мышления, в то время как те являются средствами для его внутренней жизни (подпит­ки) и функционирования.

Основываясь на вышесказанном, можно выделить основные признаки и характерные черты та­кого сложнейшего явления, как правовой менталитет. К ним относятся:

-   бинарность;

-   исторически складывающееся культурологическое своеобразие;

-   консервативный, устойчивый, статичный характер;

-   типичность представлений, оценивания, реагирования;

-   политико-правовая природа.

Среди характерных черт можно выделить то, что:

-   правовой менталитет обращен как к прошлому, так и к настоящему и будущему;

-   правовой менталитет включает в себя как позитивные, так и негативные проявления;

-   правовой менталитет, как глубинный, малоизменяемый слой подсознания, по содержанию и по общему объёму меньше правового сознания, юридического мировоззрения, правового мышле­ния, но при этом содержание его носит основополагающий и определяющий для перечислен­ных правовых феноменов сферы духовного мира человека, общества характер.

Бинарность правового менталитета проявляется в его «сознательном и бессознательном (архети- пичном)» характере, «теоретическом — повседневном (обыденном)», «стационарном — динамич­ном», «долговечном — кратковременном».

В отличие от правового сознания и правовой идеологии правовой менталитет не включает спе­циализированные знания теоретического характера. Правовой менталитет образуется в сфере обы­денного опыта, повседневно насыщаясь правовым «эфиром».

Исторически складывающееся культурологическое своеобразие состоит в том, что правовой менталитет того или иного народа, нации отличается индивидуальным складом правоотношений, обычаев, традиций, влияющих на культуру данного общества на всем протяжении его исторического существования, от эпохи к эпохе.

Правовой менталитет, правовые представления, правовые стереотипы, ценностно-правовые ори­ентации и установки складываются под влиянием ряда факторов, среди которых географическое рас­положение, протяженность и заселенность территории, многонациональность, природно­климатические факторы, религия, войны, образование, а также менталитет этносов и эпохальный менталитет. Совокупность перечисленных факторов формирует неповторимый, особый исторический путь развития государственности, права, культуры, менталитета, которые обусловлены условиями жизнедеятельности.

Менталитет и его особенности отражаются в правовых представлениях, которые содержатся в пословицах, поговорках, изречениях, мифах, былинах, сказках, являющихся устной формой проявле­ния народной правовой культуры, а также отражаются в обычаях, традициях, способах действовать, вырабатывавшихся в правовой повседневности на протяжении всей истории существования народа. Кроме того, особенности проявляются в национальных правовых представлениях и реакциях по от­ношению к таким объектам политико-правовой действительности, как государство, право, закон, обычаи, реформы, вождь (монарх), государственные служащие, органы местного самоуправления, преступление, наказание, суд, судебный процесс, семья, наследство, труд, собственность и т.п.

Сегодня говорят об особенностях менталитета евразийских народов, народа Казахстана. Думает­ся, на это есть определенные основания, и они определяются, прежде всего, историческими, социо- культурными, географическими, геополитическими причинами, теснотой этноконфессионального проживания и глубиной взаимодействия культур различных народов на протяжении многих столе­тий, возникновением у них общих черт образа жизни, быта, традиций, миропонимания. Особенно­стью казахстанского менталитета является то, что «общее» признается более важным, чем «частное»; интересы индивида подчинены интересам социума и государства; во взаимоотношениях с обществом и государством у индивида было больше обязанностей, чем прав [7, 145].

Разработка этой проблемы представляет собой практическую и теоретическую необходимость, поскольку образ жизни и отношения людей, их сообществ напрямую зависят от их мыслей, духовных и иных интересов, их ценностных установок, т.е. от их менталитета. Поэтому его изменение есть главная магистраль выхода из глобального кризиса и поиска путей развития страны на перспективу. А изменение ментальности, сознания людей, в свою очередь, зависят от основной идеи, главной цен­ностной установки всей духовной жизни народа.

Список литературы

  1. Дорошенко В.Л. Что такое право? // ЭКО. — Новосибирск. — 2002. — № 3. — С. 136.
  2. Ануфриева Б.А., Лесная Л.В. Российский менталитет как социально-политический и духовный феномен // Социально­политический журнал. — 1997. — № 3. — С. 25.
  3. Пушкарев Л.Н. Что такое менталитет? Историографические заметки // Отечественная история. — 1995. — № 3.
  4. Смоленский М.Б. Правовая культура как элемент социокультурного пространства: Дис.д-ра социол. наук. — М.: РГБ, 2003.
  5. Тадевосян Я.В. Словарь-справочник по социологии и политологии — M.: Знание, 1999. — С. 126.
  6. Большой энциклопедический словарь. / Гл. ред. А.М.Прохоров. 2-е изд. — М.: Научное изд-во «Большая Российская Энциклопедия». — 1998. — С. 717.
  7. Ибраева А.С. Правовая культура: проблемы теории и практики. — Алматы: Жети Жаргы, 2002.
  8. Гуревич А. Ментальность //Опыт словаря нового мышления. — М., 1989. — С. 454.
  9. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1992. — С. 358.
  10. БайниязовР.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. — 2000. — № 2. — С. 32.
  11. Гранат Н.Л. Правосознание и правовая культура // Юрист. — 1998. — № 11-12. — С. 6.
Фамилия автора: Т.В.Гороховская
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика