Ответственность за сообщение инсайдерской информации

Отсутствие раскрытия информации или неравномерность во времени ее раскрытия являются сердцевиной инсайдерства — торговли с использованием инсайдерской (в российской терминологии —  служебной) информации. Декан Harvard Law School Р.Кларк дает следующее определение инсай­дерской информации [1]: «Обычно информация считается инсайдерской, если она касается нового обстоятельства в делах компании, которое не известно широким кругам обычных инвесторов, в осо­бенности держателям выпущенных в свободное обращение ценных бумаг компании и тем инвесто­рам, которые хотели бы приобрести ее ценные бумаги. Информация является существенной или зна­чимой, если в случае ее широкой огласки она могла бы повлиять на рыночную стоимость ценных бу­маг компании либо, по меньшей мере, считалась бы важным фактором для инвесторов при принятии решения о покупке или продаже ценных бумаг компании».

В последнее время в ряде стран были ужесточены законы об инсайдерской торговле: введены самые различные меры, начиная с ужесточения мер наказания за совершение инсайдерских сделок и кончая более строгими правилами отчетности лиц, обладающих инсайдерской информацией и ква­лифицируемых в качестве инсайдеров. В США в 1984 г. был принят Закон о санкциях в отношении торговли с использованием инсайдерской информации (Insider Trading Sanctions Act of 1984), преду­сматривающий троекратное увеличение возмещения за причиненные убытки как дополнительную меру предупреждения такой торговли. В 1988 г. Япония вновь ввела в действие положения своего законодательства, согласно которым лица, имеющие доступ к инсайдерской информации (директора, аудиторы или владельцы более 10 % акций компании), должны предоставлять в Министерство фи­нансов отчетность о фактах продажи или приобретения ими ценных бумаг компании.

В ряде других стран для уточнения определения торговли с использованием инсайдерской (слу­жебной) информации или ужесточения наказания за нее к существующим положениям добавлены новые и приняты поправки. Например, в Великобритании в 1985 г. принято законодательство об ин­сайдерской торговле (Company Securities (Insider Dealing) Act of 1985), а в 1986 г. — Закон о финан­совых услугах (Financial Services Act of 1986); во Франции в 1983 г. приняты изменения к уже суще­ствующим нормам регулирования, касающимся торговли с использованием инсайдерской информа­ции; в Германии в 1988 г. усилены те элементы саморегулирования, которые относятся к инсайдер­ской торговле; в том же году Тайвань ужесточил свое законодательство о торговле с использованием инсайдерской информации.

В США информация предназначается прежде всего для инвестирующей публики, а также про­фессиональных интерпретаторов и аналитиков. С другой стороны, во многих европейских странах раскрытие информации ориентировано на регулятивный орган, который обеспечивает соблюдение стандартов, установленных в этой области. Таким регулятивным органом может быть государствен­ное административное учреждение, которое следит за соответствием проспектов эмиссии установ­ленным критериям и за выполнением других требований законов о компаниях, или фондовая биржа, которая обеспечивает соблюдение правил прохождения листинга.

В других странах, таких как Индонезия, хотя информация и предназначена для широкой публи­ки, средства ее распространения являются ограниченными. Поэтому регулятивный орган становится «цербером», действующим в интересах публики, и, по крайней мере, на ранних стадиях развития рынка — аналитиком и толкователем первой инстанции. Публика полагается, в основном, на тот факт, что выпуск ценных бумаг был одобрен органом по регулированию ценных бумаг. По мере по­вышения своей профессиональной компетенции посредники — брокеры, инвестиционные компании и др. — берут на себя все большую роль в оказании помощи публичным инвесторам в оценке ценных бумаг на основании раскрытой информации. Таким образом, эффективность их работы будет возрас­тать.

Директива Европейского Союза о раскрытии данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумагах (EU Listing Particulars Directive) [2, 22] предусматривает раскрытие информации не­посредственно инвесторам. Документ, называемый «Данные о предлагаемых к листингу ценных бу­магах» (Listing Particulars), должен быть опубликован в установленной форме. Он должен содержать информацию, необходимую для того, чтобы инвесторы могли осуществить «информированную оценку» текущего состояния и перспектив эмитента. В каждом государстве-члене должен быть учре­жден орган, призванный анализировать данные о предлагаемых к листингу ценных бумагах для про­верки их на соответствие стандартным требованиям о раскрытии информации. После завершения проверки указанные данные должны быть опубликованы для всех инвесторов либо в газете с боль­шим тиражом, либо в отдельном документе, схожем с проспектом эмиссии, доступном для публич­ных инвесторов.

Приблизительно через десять лет после выхода Директивы о раскрытии данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумагах ЕС принял Директиву о проспекте предлагаемого к пуб­личному размещению выпуска ценных бумаг (Public Offer Prospectus Directive) для обеспечения вы­полнения требований о раскрытии информации компаниями, акции которых не прошли листинг на фондовой бирже. Это был новый шаг в раскрытии информации инвестирующей публике. По своим требованиям Директива о проспекте предлагаемого к публичному размещению выпуска ценных бу­маг в основном аналогична Директиве о раскрытии данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумагах. Однако она не требует проверки информации на адекватность или точность; дирек­тива лишь обязывает, чтобы проспект был направлен в соответствующий компетентный орган в го­сударстве-члене Европейского Союза. Предполагается, что каждое государство-член ЕС само опре­деляет, куда эмитент должен направлять для проверки проспект эмиссии предлагаемых к публичному размещению ценных бумаг — в регулятивный орган или в саморегулируемый.

В России характерным примером является использование конфиденциальной информации для осуществления сделок с ценными бумагами. Так, в канун кризиса на рынке ГКО в конце января 1998 г. некоторые иностранные компании получили информацию о предстоящем повышении Цен­тральным банком ставки рефинансирования. Они немедленно продали свои облигации, а после того, как процентная ставка была увеличена до 42 %, вновь приобрели ценные бумаги по гораздо более низкой цене. Чистая выручка только одного такого оператора фондового рынка составила около 700 млн. долларов США [3, 10].

В теории уголовного права спорным является вопрос о правовой оценке подобных инсайдерских действий. По мнению некоторых ученых, использование служебной информации профессиональны­ми участниками фондового рынка или должностными лицами эмитента, совершенное из корыстной заинтересованности, охватывается ст. 201 (Злоупотребление полномочиями) или 285 (злоупотребле­ние должностными полномочиями) УК [3, 258-259]. Однако указанные инсайдерские действия мож­но рассматривать как незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммер­ческую тайну, без согласия их владельца, лицом, которому она была доверена, или стала известна по службе или работе (ст. 183 УК. Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих ком­мерческую, налоговую или банковскую тайну). Полагаем, что эта норма точнее отражает суть пре­ступления — разглашение и использование конфиденциальной информации для осуществления сде­лок с ценными бумагами. Тем более, что ст. 201 и ст. 285 УК не позволяют привлечь к уголовной от­ветственности таких инсайдеров, как индивидуальные предприниматели — профессиональные уча­стники рынка ценных бумаг и аудиторы эмитента [4].

Не все сведения, которые могут быть использованы для извлечения незаконной выгоды от сде­лок с ценными бумагами, относятся к коммерческой или банковской тайне. Это может быть любая конфиденциальная информация, способная оказать осущественное влияние на курс ценных бумаг.

Мы согласны с мнением С.Витвицкой, которая пишет: «Следует подчеркнуть, что действующее уголовное законодательство не способно в полной мере противодействовать и другим злоупотребле­ниям, связанным с извлечением выгод из колебания котировок ценных бумаг. Их разновидностями является получение незаконных преимуществ перед другими покупателями ценных бумаг на фондо­вой бирже путем различных махинаций. Таковыми, например, являются: 1) использование подстав­ных покупателей на аукционе, представивших подложные платежные поручения о перечислении за­логовой суммы и впоследствии отказавшихся от покупки ценных бумаг, вследствие чего право на их покупку по более низкой цене переходит к преступнику; 2) искусственное завышение котировок ак­ций путем сговора; 3) искусственное занижение котировок акций с целью их аккумуляции и даль­нейшей перепродажи крупными пакетами либо в целях приобретения пакетов влияния в тех или иных организациях. Эти общественно опасные деяния на рынке ценных бумаг теоретически можно квалифицировать по ст. 165 УК. Однако установление и исчисление ущерба в данном случае пред­ставляется весьма проблематичным. Сказанное заставляет задуматься о необходимости реформиро­вания уголовного закона [3, 15].

В Законе Республике Казахстан от 2 июля 2003 г. «О рынке ценных бумаг » в ст. 1 п. 26-3 дано определение инсайдерской информации. Инсайдерская информация — любая информация об эмис­сионных ценных бумагах и сделках с ними, а также об эмитенте этих ценных бумаг и осуществляе­мой им деятельности, не известная третьим лицам, раскрытие которой может оказать существенное влияние на рыночную цену этих ценных бумаг или производных ценных бумаг, базовым активом ко­торых являются данные ценные бумаги (п. 26-3 ст. 1 вышеназванного закона) [5].

Инсайдер — лицо, которое имеет доступ к инсайдерской информации в силу владения акциями (долями участия в уставном капитале) эмитента или его аффилированного лица, членства в органах управления эмитента или его аффилированного лица, заключенного с эмитентом или его аффилиро­ванным лицом трудового договора или гражданско-правового договора, предоставленных ему пол­номочий как должностному лицу государственного органа (п. 26-2 ст. 1 вышеуказанного закона).

К инсайдерской информации относится информация, составляющая коммерческую тайну в со­ответствии с настоящим законом до момента ее раскрытия.

К инсайдерской информации не относится информация, содержащая оценку стоимости ценных бумаг и (или) оценку имущественного положения эмитента, произведенную на основе общедоступ­ной информации.

В вышеназванном законе в ст. 56-1 предусмотрены ограничения на расторжение и использова­ние инсайдерской информации. Инсайдеры, а также их аффилированные лица не вправе: совершать сделки с ценными бумагами с использованием инсайдерской информации в своих интересах или в интересах третьих лиц; передавать третьим лицам или делать доступной для третьих лиц инсайдер­скую информацию или основанную на ней информацию, за исключением случаев, предусмотренных законами Республики Казахстан; давать третьим лицам рекомендации о совершении сделок с ценны­ми бумагами, основанные на инсайдерской информации (ст. 56-1. Ограничения на распоряжение и использование инсайдерской информации). Закон дополнен ст. 56-1 в соответствии с Законом РК от 19 февраля 2007 г. N 230 (порядок введения в действие см. ст.2).

В соответствии со ст. 41 вышеназванного закона коммерческая тайна на рынке ценных бумаг включает: сведения об остатках и движении эмиссионных ценных бумаг по лицевым счетам в систе­ме реестров держателей ценных бумаг и системе учета номинального держания; сведения о зарегист­рированных лицах, за исключением сведений, представляемых эмитенту о его крупных акционерах и количестве принадлежащих им акций.

Служебная тайна на рынке ценных бумаг включает сведения о деятельности субъектов рынка ценных бумаг, не являющиеся общедоступными на равных условиях для неограниченного круга лиц.

Лицом, располагающим информацией, составляющей служебную тайну на рынке ценных бумаг, является лицо, которое в силу своего служебного положения или родственных отношений, трудовых обязанностей или договора (в том числе устного), заключенного с субъектом рынка ценных бумаг или его аффилированным лицом, имеет возможность доступа к указанной информации, включая: ру­ководящего работника данного субъекта рынка ценных бумаг; любого работника данного субъекта рынка ценных бумаг, имеющего доступ к указанной информации; работника аудиторской организа­ции, оценщика и других лиц, оказывающих услуги субъекту рынка ценных бумаг; работника органи­затора торгов, которому данный субъект рынка ценных бумаг предоставляет информацию о своей деятельности как член этого организатора торгов или как эмитент, чьи ценные бумаги включены в список этого организатора торгов; работника организации, участвующего в подготовке выпуска эмиссионных ценных бумаг, а также в их размещении; работника лицензиата, осуществляющего со­вершение сделки с ценными бумагами и иными финансовыми инструментами по поручению клиента; работника государственного органа и саморегулируемой организации, имеющего в силу представ­ленных ему полномочий доступ к указанной информации.

Сведения, составляющие коммерческую и служебную тайну на рынке ценных бумаг, должны быть представлены: органам дознания и предварительного следствия — по находящимся в их произ­водстве уголовным делам; судам — по находящимся в их производстве делам на основании опреде­ления, постановления; органам прокуратуры — на основании постановления о производстве провер­ки в пределах их компетенции по находящемуся у них на рассмотрении материалу; органам исполни­тельного производства — по находящимся в их производстве делам исполнительного производства на основании постановления судебного исполнителя, заверенного печатью органа исполнительного производства и санкционированного прокурором; налоговым органам — по вопросам, связанным с налогообложением проверяемого лица; уполномоченному органу — по его запросу; нотариусам — по находящимся в их производстве наследственным делам; иностранным консульским учреждениям—  по находящимся в их производстве наследственным делам.

Порядок представления сведений, составляющих коммерческую и служебную тайну на рынке ценных бумаг, органам, указанным в пункте 3 настоящей статьи, устанавливается настоящим зако­ном и иными законодательными актами Республики Казахстан.

Нарушение в области передачи, представление третьим лицам рекомендаций о совершении сде­лок с ценными бумагами (инсайдерской информации) входят в систему административных правоот­ношений (ст. 190 КоАП РК).

Так, действия инсайдеров по передаче инсайдерской информации третьим лицам или незакон­ному ее раскрытию, а также представление третьим лицам рекомендаций о совершении сделок с цен­ными бумагами, основанных на инсайдерской информации, если они не причинили крупного ущерба. Предположим, что нарушение в области передачи, представление третьим лицам рекомендаций о со­вершении сделок с ценными бумагами причинили крупный или особо крупный ущерб — в УК РК отсутствует статья за совершение указанных действий.

Нами предлагается введение в УК специальной нормы, предусматривающей ответственность за инсайдерские действия.

Список литературы

  1. Clark R. Corporate Law 264 (1986).
  2. EU Council Directive 80/390, 1980 O.J. (L 100) 1, as amended by EU Council Directive 82/148, 1982 O.J. (L62)22.
  3. Витвицкая С. Уголовно-правовые средства охраны рынка ценных бумаг // Уголовное право. — 2007. — № 4.
  4. Согласно ст. 32 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. «О рынке ценных бумаг» к лицам, «располагающим служеб­ной информацией», могут быть отнесены: а) члены органов управления эмитента или профессионального участника рынка ценных бумаг, связанного с этим эмитентом договором; 6) профессиональные участники рынка ценных бумаг — физические лица; в) аудиторы эмитента или профессионального участника рынка ценных бумаг, связанного с этим эмитентом договором; г) служащие государственных органов, имеющие в силу контрольных, надзорных и иных пол­номочий доступ к указанной информации. См.: СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.
  5. Закон Республики Казахстан от 2 июля 2003 г. N 461 «О рынке ценных бумаг» (с изм. и дополн., внесененными зако­ном РК от 8 июля 2005 г. N 72, законом от 5 июня 2006 г. N 146) // Ведомости Парламента Республики Казахстан. — 2003. — N 14. — Ст. 119; Казахстанская правда. — 2003. — 10 июля. — N 199-2000.
Фамилия автора: Ш.С.Тогайбаева, А.И.Тогайбаев
Теги: Инсайдер
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика