Уровень жизни городского населения центрального Казахстана в 1945-1953 годах

Переосмысление прошлого нашей страны настоятельно выдвигает на первый план необходи­мость изучения проблем социальной истории и истории повседневности, которые представляются наиболее перспективными направлениями современной историографии вообще и истории советского периода в частности. Долгое время микроистория занимала не подобающее ей, по существу, целиком подчинённое положение по отношению к макроисторической проблематике. При этом совершенно игнорировалась особенность их взаимоотношений — что именно микроистория служит той лакмусо­вой бумажкой, которая проверяет степень адекватности общетеоретических построений и моделей исторического развития. В результате одним из изъянов отечественной историографии остаётся сла­бая сопряжённость исторической теории и «практики жизни» рядовых людей. Учитывая современ­ную тенденцию развития исторической науки, переход от макроисторических исследований к микроисторическим, следует отметить, что проблема уровня жизни является одним из главных аспектов истории повседневности.

В рамках городской повседневности данная статья посвящена изучению семейных бюджетов рабочих, служащих и инженерно-технических работников угольной промышленности Центрального Казахстана. Выбор именно этой проблемы в качестве предмета исследования не случаен, так как структура денежных доходов, а также характер расходных статей семейного бюджета отражает уро­вень жизни населения.

При изучении уровня материального благополучия населения системообразующей основой слу­жат потребности людей, возникающие и реализующиеся в сфере потребления, где элементарной потре­бительской ячейкой является семья, выступающая в качестве организатора потребления отдельных её членов. Так как основная масса потребительских благ и оказываемых населению услуг принимает стоимостную форму, их переходу в сферу потребления предшествует формирование личных доходов, т.е. свою долю в общественном продукте население получает первоначально в виде доходов, в обмен на которые приобретаются необходимые материальные блага и предоставляются платные услуги.

В 1940-1950-е годы Центральным статистическим управлением СССР и статистическими управлениями в бывших союзных республиках регулярно обследовались семейные бюджеты рабочих и служащих, где подавляющее большинство составляли рабочие тяжёлой отрасли промышленности [1, л. 2]. В частности, по Карагандинской области, согласно материалам областного архива, местные органы статистического управления проводили обследования бюджетов рабочих и служащих семей, относящихся исключительно к угольной промышленности. Подобное ограничение не позволяло все­сторонне судить о доходах, расходах и потреблении всех социальных и профессиональных групп, занятых не только в сфере тяжёлой промышленности, но и в других отраслях народного хозяйства. Исследователь Б.Н.Казанцев отмечает, что Центральное статистическое управление СССР и кури­рующие партийно-государственные органы под разными предлогами откладывали решение назре­вавших задач, связанных с расширением и реорганизацией программ обследований бюджетов основ­ных социальных слоев и групп населения [2]. Этим и объясняется, что длительное время в стране не обследовались семейные бюджеты рабочих и служащих, занятых в пищевой, лёгкой, железнодорож­ной отраслях промышленности, а также в торговле, общественном питании, жилищно-коммунальном хозяйстве. Не обследовались и семейные бюджеты работников системы здравоохранения, образова­ния, научных и культурных учреждений, аппарата органов управления.

Отсутствие необходимых статистических сведений, характеризующих семейные бюджеты рабо­чих и служащих всех отраслей промышленности, создавали трудности исследователям проводить комплексный анализ уровня жизни населения в первые послевоенные годы.

В начале 1950-х годов бюджетная сеть обследования претерпела значительные изменения. В

1952    г. органами Центрального статистического управления СССР были приняты новые указания и инструкции по обследованию семейного бюджета рабочих и служащих, которые позволили существенно расширить категории обследуемых. Согласно новым указаниям Центрального статистического управления бюджетные обследования охватили следующие отрасли промышленности: черная металлургия, цветная металлургия, угольная, нефтяная, химическая, резиноасбестовая, машиностроитель­ная и металлообрабатывающая, промышленность строительных материалов, бумажная, стекольная и фарфоро-фаянсовая, деревообрабатывающая, текстильная, швейная, кожевенная, пищевкусовая, по­лиграфическая, меховая и обувная [3]. Для проведения анализа нами были использованы месячные, полугодовые и годовые бюджеты рабочих, служащих и инженерно-технических работников. Общее число обследуемых бюджетов — 1591 семья. Средний состав семьи составлял: у рабочих — 4,2 чело­века, служащих — 4 человека, инженерно-технические работники — 4,6 человека. Лица трудоспо­собного возраста (мужчины от 14 до 59 лет и женщины от 14 до 54 лет) составляли 56 %; лица несо­вершенного возраста (от 0 до 13 лет) — 41; лица пенсионного возраста — 3 %.

Важным показателем условия жизни той или другой группы промышленных рабочих является среднемесячный денежный доход на одного члена семьи. Размеры денежных доходов среди обсле­дуемых семей были различны. 3 % (46 семей) [4] имели доход на одного члена семьи менее 350 руб. в месяц. Наиболее многочисленной была группа среднеоплачиваемых — со среднедушевым доходом 351 — 500 руб. в месяц — 47 % (745 семей) [5]. Душевой доход в размере 501 — 750 руб. в месяц был у 24 % обследуемых, или у 377 семей [6]. Среднемесячных доход в размере от 751 до 1000 руб. на человека был у 23 % обследованных (369 семей) [7]. Наиболее высокий денежный доход — от 1001 руб. и выше на человека имели всего лишь 3 %, или 54 семьи [8].

Применявшиеся критерии отбора обследуемых (по уровню квалификации, половозрастному со­ставу семей) обеспечивали довольно высокую представительность данных о динамике денежных до­ходов и других показателях уровня жизни рабочих семей угольной промышленности. Так, из архив­ных материалов областного статистического управления следует, что совокупный денежный доход среднестатистической семьи у карагандинских рабочих увеличился с 1565,65 руб. в 1945 г. до 2534,23 руб. в 1953 г., т.е. за 8 лет на 62 % [9], у служащих с 1414,14 руб. в 1945 г. до 2723,42 руб. в 1953 г., т.е. на 92 % [10], у инженерно-технических работников с 2495,41 руб. в 1945 г. до 3996,00 руб. в 1953 г., т.е. на 60 % [11].

В 1945 г. среднемесячный размер заработной платы у служащих составлял 492 руб., тогда как у рабочих — 575 руб., у инженерно-технических работников — 1278 руб. [12]. В 1947 г. у служащих — 596 руб., рабочих — 683 руб., у инженерно-технических работников — 1350 руб. [13]. В 1949 г. у служащих — 644 руб., рабочих — 720 руб., и инженерно-технических работников — 1475 руб. [14].

Таким образом, за период с 1945 по 1949 гг. у обследуемых категорий мы наблюдаем рост сред­немесячного размера заработной платы. У рабочих она повысилась на 25 %, у служащих — на 30, у инженерно-технических работников — на 15. Однако диспропорция в размерах заработной платы между обследуемыми категориями сохранилась и в среднем составила: заработная плата служащих была в 1,2 раза ниже заработной платы рабочих и в 2,3 раза ниже заработной платы инженерно­технических работников. В начале 1950-х годов произошло выравнивание уровня заработной платы между рабочими и служащими. В 1953 г. среднемесячная заработная плата у рабочих составляла 800 руб., у служащих — 850 руб. [15]. Наиболее высокой, по-прежнему, оставалась заработная плата у инженерно-технических работников, которая в 1953 г. была в 2 раза выше заработной платы рабочих и служащих, и в среднем составляла 1650 руб. [15]. В целом среднемесячный уровень заработной платы по отношению к 1949 г. у рабочих поднялся на 11 %, у инженерно-технических работников — на 13, у служащих — на 38.

Статистические данные свидетельствуют, что рост заработной платы был связан со следующими причинами. В этот период были введены выплаты вознаграждений за выслугу лет и различного рода надбавки. Кроме того, шахтёрам, занятым на добыче коксующихся углей, были увеличены на 10 % тарифные ставки. В 1950 г. у шахтёров Караганды доплата за выслугу лет составляла почти 8 % в структуре фонда заработной платы, а премии за выполнение плана — 13,4 % [16].

Определённое влияние на повышение среднего уровня заработной платы оказывали структур­ные сдвиги в общей численности рабочих и служащих, обусловленные интенсивным развитием от­раслей тяжёлой индустрии и соответственно ростом численности работников с более высокой опла­той. В 1950-1953 гг. Карагандинская область занимала первое место по численности рабочих среди других областей. Удельный вес области по Казахской ССР составлял: в 1950 г. — 24,3 %, в 1951 г. — 23,2, в 1952 г. — 22,8, в 1953 г. — 23,0 % [17]. Согласно общереспубликанским данным заработная плата работников угольной промышленности, черной и цветной металлургии была выше, чем в сред­нем у работников промышленности республики, на 13-39 %. В этих отраслях было занято 27,5 % об­щего числа рабочих [17].

Для выяснения размера денежных доходов у рабочих, служащих и инженерно-технических ра­ботников угольной промышленности рассмотрим основные приходные статьи в семейном бюджете обследуемых в таблице 1.

Данные таблицы показывают, что основным источником денежных доходов обследуемых явля­лась заработная плата. В 1945 — 1947 гг. на долю заработной платы в среднем на одного члена семьи приходилось: у рабочих 83 % (504,38 руб.), у служащих — 78 (293,39 руб.), у инженерно-технических работников — 85 (686, 40 руб.). Значение заработной платы как решающего источника денежного дохода у обследуемых увеличилось после проведения в декабре 1947 г. денежной реформы и отмены карточной системы. В течение недели (с 16 по 22 декабря) гражданам предстояло обменять свои на­личные деньги из расчёта 10:1, т.е. 10 руб. старого образца на 1 руб. нового. При этом ставки зара­ботной платы и иных трудовых доходов были оставлены на прежнем, номинальном уровне. Из По­становления Совета Министров СССР и ЦК ВКП (б) от 14 декабря 1947 г. «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары» следует, что «при про-
ведении денежной реформы заработная плата рабочих и служащих, а также другие трудовые доходы всех слоёв населения не затрагиваются реформой и будут выплачиваться в новых деньгах в прежних размерах» [19]. Согласно архивным материалам в 1948-1953 гг. на долю заработной платы в среднем приходилось: у рабочих 93 % (522,24 руб.) от дохода на одного члена семьи, у служащих — 95 (562, 53 руб.), у инженерно-технических работников — 96 % (953,12 руб.). В течение исследуемого периода в семейном бюджете обследуемых удельный вес социальных пособий, пенсий и стипендий был незначи­тельный. Таблица 1 показывает, что в 1945-1953 гг. среднедушевой размер данного дохода составлял: у рабочих 3 %, у служащих — 2, у инженерно-технических работников всего 1 %. Резкий рост произошёл в 1946 г., который был связан с увеличением выплат пособий демобилизованным, семьям погибших воинов, инвалидам Отечественной войны, семьям военнослужащих, многосемейным и одиноким мате­риям [20]. В результате доля данного дохода в среднем на одного члена семьи составляла: у рабочих — 5 % (23,80 руб.), у служащих — 6 (22,70 руб.).

Годы

Категории

Заработная плата

Пенсии, пособия, стипендии

Поступления от продажи продуктов, вещей и от заработ­ка у отдельных граждан

Прочие поступ­ления

Итого

руб.

%

руб.

%

руб.

%

руб.

%

1945

Рабочие

374,1

83

0,86

0,2

54,02

12

18,31

4

447,29

Служащие

248,89

80

5,09

2

41,28

13

16,98

6

312,24

ИТР

899,77

93

-

-

67,80

7

-

-

967,57

1946

Рабочие

397,03

80

23,86

5

65,74

13

7,89

2

494,52

Служащие

276,49

80

22,70

6

43,31

12

6,67

2

349,17

ИТР

493,91

82

-

-

108,87

18

1,17

0,2

603,95

1947

Рабочие

742,01

86

7,00

0,8

97,98

11

18,10

2

865,09

Служащие

354,80

75

2,25

0,5

115,78

24

0,56

0,1

473,39

ИТР

665,52

80

6,60

0,7

124,13

14

42,92

5

839,17

1948

Рабочие

519,74

92

11,01

2

21,09

4

10,35

2

562,19

Служащие

461,70

94

24,17

5

1,14

0,2

6,59

1

493,60

ИТР

552,72

97

5,59

1

7,75

1

1,08

0,4

567,14

1949

Рабочие

873,47

96

5,96

0,6

4,57

0,4

20,84

2

904,84

Служащие

488,05

92

13,65

3

10,43

2

20,00

6

532,13

ИТР

1248,18

95

-

-

-

-

60,05

5

1308,23

1950

Рабочие

400,99

95

5,25

1

9,84

3

4,06

1

420,14

Служащие

590,15

95

10,25

2

10,25

2

7,77

1

618,42

ИТР

1455,91

99

8,13

0,5

5,81

0,3

4,60

0,3

1474,45

1951

Рабочие

434,98

90

19,10

4

19,21

4

6,93

1

480,22

Служащие

503,43

98

4,90

1

7,14

1

0,05

0

515,52

ИТР

640,07

95

9,74

1

20,65

3

0,038

0

670,50

1952

Рабочие

397,20

91

29,45

7

0,71

0,1

7,80

1

435,16

Служащие

662,84

98

4,86

0,7

-

-

8,13

1

675,83

ИТР

1240,93

93

49,05

4

29,74

3

17,44

1

1337,15

1953

Рабочие

507,11

92

26,46

5

0,25

0,04

17,04

3

550,86

Служащие

669,03

91

6,68

0,8

40,54

6

19,93

2

736,25

ИТР

1200,00

95

30,00

2

19,84

0,1

18,79

2

1268,63

Таблица 1

 

 

Примечание: Источник — [18].

В начале 1950-х годов государство стало оказывать широкую социальную помощь городскому населению. Предприятия и учреждения стали выделять своим сотрудникам денежные дотации на приобретение путёвок в санатории, дома отдыха, пионерские лагеря и т.д. Были увеличены премии за изобретения и техническое усовершенствование трудового процесса, за выполнение и перевыполне­ние плана, а также выплаты единовременных вознаграждений за выслугу лет [21]. В тяжёлые после­военные годы существенным дополнением реальных доходов части семей рабочих и служащих явля-
лись приусадебные участки и личное подсобное хозяйство, которые давали необходимые продукты питания (молоко, мясо, яйца, овощи, картофель), рассчитанные не только для личного потребления, но и для продажи. Согласно данным таблицы 1 в 1945-1947 гг. доля доходов по данной статье в среднем на одного члена семьи составляла: у рабочих — 12 %, у служащих — 16, у инженерно­технических работников — 13.

Отмена карточной системы на продовольственные и промышленные товары и переход к развёр­нутой торговле по единым государственным ценам вызвали резкое сокращение поступлений от про­дажи продуктов и вещей своего подсобного хозяйства. В частности, удельный вес данного дохода сократился: у рабочих с 11 % в 1947 г. до 0,04 — в 1953 г., у служащих с 24 % в 1947 г. до 6 — в 1953 г., у инженерно-технических работников с 14 % в 1947 г. до 0,5 — в 1953 г.

Таблица 2

Структура потребительских бюджетов рабочих, служащих и инженерно-технических работников угольной промышленности Центрального Казахстана в 1945-1953 гг.

(в среднем на одного члена семьи за месяц в руб.)

Расходные статьи

1945 — 1947 гг.

1948 — 1950 гг.

1951 — 1953 гг.

рабочие

служ.

ИТР

рабочие

служ.

ИТР

рабочие

служ.

ИТР

Весь денежный расход

руб.

504,43

416,53

719,14

592,92

479,08

962,01

510,37

608,11

735,47

%

100

100

100

100

100

100

100

100

100

В том числе:

Питание

руб.

273,01

242,49

337,86

291,91

247,56

325,72

214,51

210,70

220,27

%

54

58

47

49

52

34

42

35

30

Одежда, обувь, в том числе шитьё и починка

руб.

67,82

53,09

87,12

91,70

70,60

210,94

106,52

156,90

182,39

%

13

13

12

15

14

22

21

26

25

Хозяйственные вещи и мебель

руб.

8,23

1,41

5,17

31,83

21,93

43,17

23,67

20,19

48,04

%

2

0,3

0,7

6

5

4

5

3

7

Топливо и строи­тельные материа­лы

руб.

1,97

1,32

5,51

3,34

3,28

9,77

13,88

10,69

12,89

%

0,5

0,3

0,7

0,6

0,7

1

3

2

2

Культтовары, предметы гигие­ны и косметики

руб.

5,17

2,55

3,99

7,65

5,46

35,09

13,51

17,66

25,44

%

1

0,6

0,5

2

1

4

3

3

3

Нетоварные рас­ходы на культур­но-

просветительские нужды, лечение

руб.

5,47

3,78

5,91

3,22

2,95

6,92

8,87

8,86

9,68

%

1

1

1

0,5

0,6

0,7

2

1

1

Спиртоводочные изделия и табак

руб.

31,24

20,34

95,24

32,49

27,11

50,61

26,39

35,50

29,85

%

6

5

13

5

6

5

5

6

4

Товарные расхо­ды на своё под­собное хозяйство

руб.

16,13

24,79

25,94

35,39

19,72

113,85

13,38

19,65

41,58

%

3

6

4

6

4

12

3

3

6

Оплата жилища и

коммунальные

услуги

руб.

5,29

3,66

6,13

5,90

6,22

8,49

7,43

12,30

11,66

%

1

1

1

1

1

1

1

2

2

Расход на транс­порт и связь

руб.

0,12

0,86

0,98

1,48

0,91

3,98

4,51

7,48

7,14

%

0,02

0,2

0,1

0,3

0,2

0,4

0,8

1

1

Налоги, сборы и платежи

руб.

55,83

27,15

81,83

54,10

41,43

89,47

42,94

73,27

91,95

%

11

7

11

9

9

9

8

12

12

Г осударственный заём

руб.

19,47

25,35

35,95

30,48

24,94

45,82

25,91

27,74

45,45

%

4

6

5

5

5

5

5

5

6

Прочие расходы

руб.

14,68

9,74

27,51

3,43

6,97

18,18

8,85

7,17

9,13

%

3

2

4

0,6

1

2

2

1

1

Примечание: Источник — [22].

 

 

Для полного анализа семейного бюджета городского населения необходимо рассмотреть также и его расходную часть, которая в условиях жёсткой планово-распределительной системы хозяйствова­ния предопределялась размером доходов рабочих, служащих и инженерно-технических работников. О расходах городских семей на различные цели, в зависимости от уровня среднедушевого дохода, можно судить по данным таблицы 2.

Данные таблицы 2 показывают, что в 1947 г. на приобретение продовольственных товаров из­расходовалась большая часть денежных средств. Так, у рабочих в среднем на одного человека за ме­сяц расход по данной статье составлял 273,01 руб., или 54 % от общего расхода. У служащих средне­душевой расход на питание был выше и составлял 58 %, или 242,49 руб. Относительно низкое про­центное соотношение было характерно для инженерно-технических работников, которое составляло 47 %, или 337,86 руб. Преобладание данной статьи расхода в семейном бюджете обследуемых свиде­тельствовало об их низком уровне жизни. Положение усугублялось тяжелейшими последствиями войны и стихией, обрушившейся на сельское хозяйство в 1946 г. В результате засухи и неурожаев в СССР разразился продовольственный кризис, который затронул большую часть населения. Карточ­ная система, введённая в годы Великой Отечественной войны, стала своеобразным спасением для руководства страны, но среди населения вызывала общественное недовольство. Нормированное рас­пределение продуктов первой необходимости (хлеб, крупы, масло) не удовлетворяло потребности населения. Дневная норма отпуска хлеба по рабочей карточке I категории составляла всего 800 гр., а по карточке II категории — 600 гр. Нормы для служащих, иждивенцев и детей были ещё ниже и со­ставляли всего 400-450 гр. [23]. Цены на продукты, распределяемые по карточкам, были существенно ниже цен на те же продукты, приобретаемые на рынке или в специальных коммерческих магазинах. Так, пайковая цена пшеничного хлеба из обойной муки в апреле 1946 г. составляла 3,60 руб. за 1 кг., тогда как цена на колхозном рынке была 11,24 руб. [24].

Однако нормированное снабжение продовольственными товарами было настолько скудным по ассортименту и мизерным по размеру, что вынуждало людей приобретать необходимые продукты на рынке по значительно высоким ценам. Согласно статистическим данным в 1945-1947 гг. доля про­дуктов питания, приобретённых на колхозном рынке, в среднем составляла: у рабочих — 53 %, у служащих — 50, у инженерно-технических работников — 59 % [25].

После отмены карточной системы и установления единых цен на продовольственные товары до­ля расходов на питание у городских жителей незначительно сократилась. Если в 1948 г. у рабочих доля расхода составляла 50 % [26], в 1951 г. — 46 [27], то в 1953 г. — 42 [28]. Размер средств, ухо­дивших на питание в бюджете служащих в 1953 г. сократился до 33 % [29]., что было на 19 % ниже показателей 1948 г. У инженерно-технических работников доля данной статьи расхода в 1953 г. сни­зилась до 34 % [29], что было на 8 % ниже уровня 1948 г.

Сопоставление данных таблицы 2 приводит к выводу о том, что второй по значению расходной строкой семейного бюджета карагандинских трудящихся было приобретение одежды и обуви. В 1945-1947 гг. у рабочих, служащих и инженерно-технических работников на приобретение одежды и обуви уходило 13 % всех израсходованных за месяц средств, или 69,91 руб. в среднем на человека. В 1948-1950 гг. незначительное повышение наблюдалось в семейном бюджете рабочих и служащих, где расходы по данной статье в среднем составляли 14,5 %, или 81,15 руб. на одного человека. На приобретение готовой одежды и обуви больше денежных средств израсходовали инженерно­технические работники. Если в 1945-1947 гг. на эту цель в среднем израсходовалось 87,12 руб., или 12 % всех средств, то в 1948-1950 гг. — 210,94 руб., или 22 % на одного члена семьи. В 1951-1953 гг. среднедушевой расход по этой статье в семейном бюджете рабочих увеличился до 21 % и в абсолют­ном выражении составил 106,52 руб.; у служащих — до 26 %, или 156,90 руб.; у инженерно­технических работников — до 25 %, или 182,39 руб.

Из данных таблицы 2 видно, что расходы на приобретение мебели и хозяйственных вещей были достаточно скромными. В 1945-1947 гг. среднемесячный душевой расход по данной статье у всех обследуемых категорий был минимальный и в среднем составил: у служащих — 0,3 % (1,41 руб.), у инженерно-технических работников — 0,7 % (5,17 руб.), у рабочих — 2 % (8,23 руб.). В 1951— 1953 гг., по сравнению с 1945-1947 гг., доля данной статьи расхода увеличилась и в среднем на чело­века составила: у служащих — 3 %, или 20,19 руб., у рабочих — 5 %, или 23,67 руб., у инженерно­технических работников — 7 %, или 48,04 руб.

Бюджетная статистика свидетельствует, что употребление алкогольных напитков и табака было привычным атрибутом повседневной жизни многих рабочих и служащих. В 1945-1947 гг. среднеме­сячный расход на одного члена семьи по данной статье составлял: у рабочих — 31,24 руб., или 6 %, у служащих — 20,34 руб., или 5 %. У инженерно-технических работников расход по данной статье был значительно выше, чем у рабочих и служащих, и в среднем составлял 95,24 руб., или 13 %. В 1951­ - 1953    гг. в бюджете рабочих и служащих доля этой статьи расхода не изменилась, но у инженерно­технических работников снизилась на 9 % и в среднем составила 29,85 руб., или 4 %. Причинами для злоупотребления спиртным были разочарование, ощущение социальной нестабильности, острая не­удовлетворённость бытовыми условиями жизни, прежде всего издержками жилищной политики со­ветского государства. Теснота, неблагоустроенность жилья, антисанитария уже сами по себе порож­дали тягу к спиртному.

Следующей расходной статьёй семейного бюджета была оплата жилплощади и коммунальных услуг (табл. 2). В 1945-1947 гг. среднедушевой месячный расход по оплате данных услуг не превы­шал 1 % и в абсолютном выражении составлял: у рабочих — 5,29 руб., у служащих — 3,66 руб., у инженерно-технических работников — 6,13 руб. В 1951-1953 гг. данная статья расхода увеличилась: у рабочих — в 1,4 раза, у инженерно-технических работников — в 2 раза, у служащих — в 3 раза.

Определённую долю расхода в бюджете обследуемых составляли затраты на ведение подсобно­го хозяйства (табл. 2). Подобные затраты включали: покупку скота, птицы, а также кормов (сена, от­рубей, комбикормов, овса и т.д.), семян, рассады и сельскохозяйственного инвентаря, лекарства. За исследуемый период данная статья расхода в среднем за месяц составляла: у рабочих и служащих — 4 %, у инженерно-технических работников — 7 %.

Обязательной статьей расхода в семейном бюджете рабочих и служащих считалась покупка об­лигаций государственных займов. Государственные займы являлись важной статьёй доходов госу­дарственного бюджета. В 1948 г. на долю займов приходилось 24 % доходов госбюджета, в 1952 г. — 42 [30]. В послевоенные годы были выпущены так называемые Государственные займы восстановле­ния и развития народного хозяйства — первого (1946 г.), второго (1947 г.) и третьего (1948 г.) выпус­ков; с 1949 г. — Государственные займы развития народного хозяйства [30, 535-553].

Займы распространялись среди населения по специальной подписке, которая, несмотря на дек­ларацию её добровольного характера, являлась, по сути, обязательной. Правилом становились случаи вызова работников «для беседы» в местные парткомы, после чего оформлялась «добровольная» под­писка на заём. С теми, кто отказывался от подписки на заём вообще или подписывался на меньшую сумму, ответственные за размещение займа партийные и советские активисты работали индивиду­ально. После уговоров и угроз им удавалось добиваться 100 % подписки [31]. В семейном бюджете карагандинских рабочих и служащих среднемесячный расход на государственные займы был в 2 раза больше расходов, связанных с приобретением мебели, хозяйственных вещей, культтоваров и т.д. Со­гласно статистическим данным таблицы 2 в 1946-1947 гг. удельный вес данного расхода в семейном бюджете рабочих в среднем составлял 4 %, или 19,47 руб. на одного члена семьи. Тогда как доход от поступлений государственных займов (выигрыши по облигациям) в среднем составлял всего 0,2 %, или 1,5 руб. [32]. У служащих данная статья расхода в среднем составляла 6 %, или 25,35 руб., а до­ход от облигаций не превышал 2 руб. на человека и составлял всего 0,5 % [33]. В семейном бюджете инженерно-технических работников расход по государственным займам был в 1,5 раза больше в аб­солютном размере, чем у рабочих и служащих, и в среднем составлял 35,95 руб., или 5 %. Однако доход от выигрышей по облигациям составлял всего 1,6 руб. (0,2 %) [34]. Аналогичная диспропорция сохранилась и в последующие годы. Согласно данным таблицы 2 в 1948-1953 гг. доля среднемесяч­ного расхода у рабочих и служащих составляла 5 %, или 27,26 руб. на одного члена семьи, а доход — всего 0,5 % (2,5 руб.) [35]. У инженерно-технических работников доля расхода увеличилась до 6 % (45,63 руб.), тогда как доход составлял всего 0,3 %, или 3,70 руб. на одного члена семьи [36].

Принудительность и безвыигрышность облигаций сформировали в стране негативное отноше­ние населения к государственным займам. Автор анонимного письма, которое было адресовано в Со­вет Министров СССР в 1950 г. так описал общую ситуацию: «Я осмеливаюсь выразить слова спра­ведливости о том, чтобы займы нашей страны были более популярными. Когда проходит подписка на заём, то по радио услышать можно, что там и там подписываются единодушно. На деле же это не так: 50 % подписываются с сознанием долга перед родиной, 20 % с проведённой с ними агитационной работы, а 30 % это уже с нажимом организации и высшей администрации, к которым применяют да­же кой-какие запугивания. С одной стороны, происходит это из-за несознания граждан, а с другой стороны, для большинства займы являются одним из всех существующих налогов, так как облигации займов выплачиваем, выплачиваем, а что от них?» [30, 535-545].

Налоги, платежи и различные сборы занимали третью расходную строку семейного бюджета. В перечень данного расхода относились: налоги с холостяков, налоги от доходов со строений, скота;взносы по страхованию от несчастных случаев, страхованию имущества; плата за сохранение обли­гаций госзаймов в сберкассе, за регистрацию браков, разводов, рождения и т.д. [1, л. 67]. Согласно данным таблицы 2 в 1945-1953 гг. доля данной статьи расхода в семейном бюджете обследуемых была значительной и в среднем за месяц на одну душу составляла у рабочих и служащих 9 % (49,12 руб.), у инженерно-технических работников — 11 % (87,75 руб.). За исследуемый период доля статьи «прочие расходы» в семейном бюджете, включавшая непредвиденные расходы, денежную по­мощь родственникам, различные членские взносы, в среднем за месяц не превышала 2 % (табл. 2).

Таким образом, анализ состояния семейного бюджета рабочих, служащих и инженерно­технических работников Центрального Казахстана показал, что на протяжении исследуемого периода происходил постоянный рост заработной платы. Но при учёте семейных расходов по отношению к заработку трудящихся оказывалось, что сам размер был недостаточным для нормального обеспече­ния рабочей семьи всеми необходимыми продовольственными и непродовольственными товарами. Городские семьи были вынуждены прибегать к приработкам (патронирование детей, уборка помеще­ний, стирка белья и т.д.), денежным займам, получению пособий от общественных организаций и прочим способам пополнения своего бюджета.

На то, что бюджет городского населения Центрального Казахстана не обладал достаточной силой, указывает его внутренняя структура, где основное место отводилось питанию, расходы же на непродовольственные товары были недостаточными для того, чтобы дать бюджету более высокую оценку. Значительная часть денежных расходов была связана с выплатой налогов и покупкой облига­ций государственных займов. Это существенно снижало реальные доходы в семейном бюджете рабо­чих и служащих. Послевоенная неустроенность, социальная нестабильность стали причинами повы­шенного спроса на алкогольные напитки. Однако в начале 1950-х годов наблюдается улучшение си­туации. Доля потребления продуктов питания снизилась в процентном соотношении (при значитель­ном росте абсолютных размеров потребления пищевых продуктов). Изменение структуры расходов внутри группы непродовольственных товаров в начале 1950-х годов свидетельствовало о начале «об­лагораживания» структуры потребления: увеличились затраты на приобретение предметов гардероба, культтоваров, хозяйственных вещей и мебели. Приведённые выше выводы свидетельствуют о низком уровне жизни городского населения Центрального Казахстана в послевоенный период.

Список литературы

  1. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 66.
  2. Казанцев Б.Н. «Неизвестная» статистика уровня жизни рабочего класса // Социологическое исследование. — 1993. — № 4. — С. 3.
  3. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 39. Л. 1.
  4. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Л. 77; Д. 13. Л. 1.
  5. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Л. 6; Д. 13. Л. 48; Д. 28. Л. 1; Д. 38. Л. 103; Д. 33. Лл. 143. 187; Д. 180. Л. 20.
  6. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 13. Л. 24; Д. 33. Л. 137; Д. 38. Лл. 13, 71, 109; Д. 70. Лл. 3, 9, 48; Д. 181. Л. 151; Д. 193. Лл. 142, 145.
  7. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Л. 59; Д. 26. Лл. 3, 54; Д. 38. Л. 149.
  8. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 38. Л. 148; Д. 33. Л. 250; Д. 70. Л. 42.
  9. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Л. 6; Д. 181. Л. 151.
  10. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Л. 77; Д. 193. Л. 142.
  11. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Л. 59; Д. 193. Л. 145.
  12. ГАКО. Ф. 596. Оп. 5. Д. 33. Л. 3.
  13. ГАКО. Ф. 596. Оп. 5. Д. 39. Л. 1.
  14. ГАКО. Ф. 596. Оп. 5. Д. 52. Л. 53.
  15. ГАКО. Ф. 596. Оп. 5. Д. 113. Л. 1.
  16. Карагандинский угольный бассейн: Справочник. — М., 1962. — С. 350.
  17. Народное хозяйство КазССР. Статистический сборник. — Алма-Ата: Казгосиздат, 1957. — С. 17.
  18. Таблица составлена по: ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Лл. 6, 59, 77; Д. 13. Лл. 1. 24, 49; ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 26. Лл. 3, 54; Д. 28. Л. 1; Д. 33. Лл. 137, 143, 187, 250; Д. 38. Лл. 13, 71, 103, 109, 148-149; Д. 70. Лл. 3, 9, 42, 48; Д. 180. Л. 20; Д. 181. Л. 151; Д. 193. Лл. 142, 145.
  19. Постановление Совета Министров и ЦК ВКП (б) от 14.12.1947 г. № 4004 «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары» // Известия. — 1947. — 13 дек.
  20. ГАКО. Ф. 713. Оп. 1. Д. 8. Лл. 4-5.
  21. ГАКО. Ф. 18. Оп. 1. Д. 1555. Л. 54.
  22. Таблица составлена по: ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Лл. 6, 59, 77; Д. 13. Лл. 1, 24, 49; ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 26. ЛЛ. 3, 54; Д. 28. Л. 1; Д. 33. Лл. 137, 143, 187, 250; Д. 38. Лл. 13, 71, 103, 109, 148-149; Д. 70. Лл. 3, 9, 42, 48; Д. 180. Л. 20; Д. 181. Л. 151; Д. 193. Лл. 142, 145.
  23. ГАКО. Ф. 596. Оп. 1/8. Д. 79. Лл. 113, 114, 125.
  24. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 13. Л. 86.
  25. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 7. Лл. 6,59,77; Д. 13. Лл. 1,24,49; Д. 26. Лл. 3,24; Д. 28. Л.1.
  26. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 38. Л. 109.
  27. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 33. Л. 187.
  28. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 181. Л. 151.
  29. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 193. Л. 142.
  30. Советская жизнь. 1945-1953 / Сост. Зубкова Е.Ю., Кошелева Л.П., Кузнецова Г.А., Минюк А.И., Роговая Л.А.. — М.: РОССПЭН, 2003. — 720 с.
  31. Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность (1945 — 1953 гг.) / Е.Ю.Зубкова. — М.: РОССПЭН, 1999.— С. 79.
  32. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 13. Л. 49; Д. 26. Л. 3.
  33. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 13. Л. 1; Д. 28. Л. 1.
  34. ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 13. Л. 24; Д. 26. Л. 54.
  35. Подсчитано по: ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 33. Лл. 137, 143, 187. Д. 38. Лл. 71, 103, Лл. 109, 149; Д. 70. Лл. 9, 48; Д. 180. Л. 20; Д. 181. Л. 151; Д. 193. Л. 142.
  36. Подсчитано по: ГАКО. Ф. 596. Оп. 7. Д. 33. Л. 250; Д. 38. Лл. 13, 148; Д. 70. Лл. 3, 42; Д. 193. Л. 145.
Фамилия автора: К.К.Абдрахманова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика